Casual
РЦБ.RU
  • Автор
  • Гавриленко Анатолий, Президент Российского биржевого союза, председатель cовета директоров ЗАО "АЛОР ИНВЕСТ"

  • Все статьи автора

Важно помнить о репутации

Февраль 2009

Интервью с президентом Российского биржевого союза, председателем cовета директоров ЗАО "АЛОР ИНВЕСТ" Анатолием Гавриленко

Президент Российского биржевого союза Анатолий Гавриленко считает, что финансовый кризис приведет к оздоровлению в инвестиционном сообществе и подтолкнет биржевой товарный рынок к более эффективному развитию. В своем интервью он рассказывает о том, каковы причины финансового кризиса, почему в России становление биржевых рынков происходит так мучительно и что погубило Lehman Brothers.

РЦБ: Анатолий Григорьевич, первый вопрос о кризисе. Как он отразился на российском фондовом и товарном рынках?

А. Г. Влияние кризиса на фондовый рынок можно оценить по таким комплексным показателям, как индексы РТС и ММВБ. Они упали достаточно сильно — в 4—5 раз. Таким образом, очевидно, что финансовый кризис значительно затронул фондовый рынок, существенно снизилась общая капитализация рынка, уменьшилась стоимость компаний. Наш рынок, российские индексы и компании упали намного сильнее, чем многие зарубежные рынки и компании.

Биржевой же товарный рынок еще недостаточно развит, и делать какие-либо выводы о том, как на нем отразился кризис, пока рано.

РЦБ: Каковы основные уроки кризиса?

А. Г. Кризис не закончился и, вероятно, еще не прошел пиковую стадию. Извлекать какие-либо уроки из процесса, который еще не завершился, не имеет смысла.

РЦБ: Как бы Вы охарактеризовали текущее состояние биржевого товарного рынка? Какие факторы способствуют его развитию?

А. Г. Я смотрю на этот рынок с большой долей оптимизма. Сейчас он продолжает активно расти: осуществляется подготовка к запуску биржевого рынка нефти, формируется рынок зерна, в зависимости от ситуации с импортными пошлинами будут развиваться рынки цемента и металлов. Очень важно, что государство понимает важность биржевого товарного рынка для страны и осознает необходимость торговли товарами, которые мы производим за рубли и в России.

Таким образом, в качестве факторов, способствующих развитию товарного рынка, я бы выделил финансовый кризис и заинтересованность в развитии данного рынка со стороны государства.

РЦБ: Каким образом данный финансовый кризис отразился на вашей деятельности и как в АЛОРе произошла оптимизация?

А. Г. Финансовый кризис отразился на всех инвестиционных компаниях, в том числе и на АЛОРе. На мой взгляд, АЛОР последние 2—3 года перед кризисом почувствовал себя достаточно вольготно, и некоторые принципы, которые я закладывал при создании компании, перестали соблюдаться. Стало казаться, что можно жить не по средствам, что, зарабатывая условно 100 руб., можно тратить 150, потому что потом заработаешь 200. В принципе так бывает, но не надо этим увлекаться. Последнее время наша компания жила очень хорошо, мы начали снимать дорогие помещения, платить большие бонусы и т. д. Все это делалось в рамках рынка, и эти деньги возвращались. Однако меня это уже тогда настораживало, не как собственника, который хочет получить больше дивидендов, а как человека, который понимает, что эти комфортные условия не бесконечны, конъюнктура, которая наблюдалась на рынке, искусственна, потому что последние 1—2 года вся страна жила на деньги от больших цен на нефть. Я считаю, это моя вина, что я вовремя не объяснил своим менеджерам: хорошее имеет обыкновение заканчиваться.

В то же время ничего страшного не произошло. Благодаря нашей консервативной политике мы не брали кредитов, не инвестировали больше, чем зарабатывали, сохранили все средства своих клиентов. Конечно, нам пришлось отказаться от дорогих офисов, сократить бонусы и возвратиться к тем реалиям, которые существуют при цене нефти в 40 долл. за баррель. Как мне кажется, в этом есть и положительные моменты: компания от этого станет здоровее, ее политика — разумнее, а люди, которые приходили в нее заработать легкие деньги, сейчас ушли. И мне, как человеку, который создавал компанию с нуля, это даже нравится, так как она возвращается в рыночную форму. Кризис еще раз доказал, что тратить нужно ровно столько, сколько у тебя есть. Потому что когда ты начинаешь занимать и тратить больше, чем имеешь, с прицелом на будущие доходы, ты подвергаешь самого себя, компанию, своих сотрудников и клиентов большой опасности. И я очень рад, что менеджмент АЛОРа сумел это вовремя осознать.

РЦБ: Как Вы считаете, в текущих экономических реалиях роль товарного рынка в экономике страны возросла?

А. Г. Я бы сказал, что роль товарного рынка должна возрасти и возрастет, когда этот рынок нормально заработает, потому что сейчас есть только его зачатки.

РЦБ: Как организованный товарный рынок может помочь экономике страны в текущих условиях?

А. Г. Товарный биржевой рынок — это механизм справедливого ценообразования. А справедливая цена отсекает то, с чем безуспешно борется наше государство — коррупцию. Когда цена понятная и прозрачная, нет никакого трансфертного ценообразования, необоснованного возмещения НДС и т. д. Я не считаю, что самая справедливая и прозрачная цена в мире — это биржевая цена, но ничего лучше капитализм пока не придумал. Пока есть анонимная торговля на биржевой площадке при наличии нормальной ликвидности, цена товара является объективной. Давайте вспомним ситуацию с ценами на цемент. В свое время в адрес Московской фондовой биржи, на которой проходили биржевые торги цементом, раздавалось много обвинений в том, что биржевая цена цемента искусственно завышается. Даже при том, что тогда на бирже продавцом выступал практически монополист, сформированная цена цемента была намного более справедливой, нежели любая другая. Рост цен был вызван объективными факторами, поскольку в стране наблюдался дефицит цемента и рос спрос на него со стороны строителей. На якобы завышенные цены на цемент долгое время списывали и рост стоимости недвижимости в стране. После того как государство пошло на введение нулевых импортных пошлин на цемент и на российский рынок получили доступ иностранные производители, стоимость данного продукта на бирже начала активно снижаться. Однако примечательно, что при этом цена недвижимости осталась прежней.

РЦБ: Что мешает активному развитию товарного рынка в России и какие меры, на Ваш взгляд, необходимо предпринимать для его развития?

А. Г. К сожалению, сейчас биржевой рынок очень политизирован и строится государством исходя из каких-то политических и личных приоритетов. Например, не совсем понятно, почему товарно-сырьевая биржа должна быть именно в Питере. Потому что кто-то с кем-то так договорился? Когда представители государства решают, где должен быть биржевой рынок, это уже не рыночный метод, а политический. Биржевой рынок должен быть там, где удобно продавцам и покупателям. При этом построение товарно-сырьевой биржи в Санкт-Петербурге обойдется в 2—3 раза дороже. Если раньше при высокой цене нефти наше правительство могло позволить себе излишние траты, то сейчас есть повод задуматься и обратиться к биржевым специалистам. За 15 лет в России сформировался класс специалистов по биржевому рынку, и руководству страны было бы полезно хотя бы иногда к ним прислушиваться. Но пока у государства есть деньги, оно все делает исходя из собственных предпочтений, а когда деньги закончатся, тогда оно возможно и обратится к биржевым специалистам за советом, как правильно выстроить биржевой товарный рынок. Примечательным является пример организации рынка FORTS, который формировался с нуля биржевыми специалистами без помощи чиновников и денежных вливаний государства. В результате сегодня FORTS по величине оборотов занимает 15-е место в мире.

РЦБ: Используют ли в России поставщики сырья и товаров возможности биржевого товарного рынка для хеджирования ценовых рисков?

А. Г. На товарном рынке, как и на фондовом, существует 2 основные категории игроков: спекулянты и хеджеры. Любой рынок начинается со спекулянтов, и как только они развивают его до определенного уровня, приходят хеджеры, потому что для них очень важны ликвидность и объемы рынка. Если хеджер поставляет несколько миллионов тонн товара и хочет застраховать свои риски, то ему нужно быть уверенным в том, что эти несколько миллионов тонн товара он может в течение дня купить или продать, для этого как раз и нужна ликвидность на рынке. На сегодняшний день российский биржевой товарный рынок — это рынок спекулянтов. Безусловно, на нем представлены реальные поставщики и покупатели, но для хеджеров данный рынок пока слабоват. Хотя определенные возможности для хеджирования на рынке, безусловно, уже есть.

РЦБ: Как Вы считаете, станет ли нынешний кризис катализатором для более эффективного развития биржевого рынка товаров?

А. Г. Безусловно, станет. Когда на рынке дефицит денег, это становится дополнительным стимулом для более активных действий. Как мне кажется, желание не умереть с голоду намного сильнее, чем желание заработать второй миллион. Поэтому кризис должен подтолкнуть государство и участников рынка к энергичным действиям по его развитию.

РЦБ: Как Вы считаете, каковы перспективы развития биржевой торговли цветными металлами в РФ?

А. Г. В России производится много различных цветных металлов, и перспективы у биржевой торговли данным товаром, безусловно, есть. Но не хотелось бы, чтобы для этих целей создавалось большое количество новых бирж, так как это будет нерентабельно, нерыночно и экономически нецелесообразно.

Рынок производных инструментов никому сейчас не нужен, кроме участников данного рынка. Государство еще до конца не понимает возможности этого рынка и относится к нему с большим подозрением и опасением. А поскольку сейчас наша экономика — это в основном государственные предприятия, которые делают то, что велит государство, крупных государственных компаний, таких как Газпром, Роснефть, на рынке производных инструментов нет. Фьючерсы на акции Газпрома есть, а самого Газпрома, как организации, на срочном рынке нет. Однако бояться может позволить себе частный инвестор, но не государство, у которого есть все рычаги регулирования. В свое время в результате падения доллара с 32 до 24 руб. государство потеряло колоссальные деньги на экспорте вооружений. Возможность захеджировать валютные риски была, но государство просто не знало, как это сделать.

РЦБ: Насколько, по Вашему мнению, в развитии биржевого товарного рынка в настоящее время заинтересованы финансовые институты?

А. Г. Финансовые институты напрямую заинтересованы в развитии данного рынка. Безусловно, это зависит от стратегии каждой компании, от наличия специалистов по биржевому товарному рынку, от того, предусматривается ли развитие данного направления стратегией финансового института. Однако в целом данный рынок интересен финансовым институтам. На сегодняшний день их сотрудники — самый просвещенный слой бизнеса, они умеют все: проводить IPO, организовывать сделки по слиянию и поглощению, оценивать компании и многое другое. И то, что финансовый кризис начался с фондового рынка, вовсе не означает, что финансовые институты пострадали больше всего. Больше всего пострадала экономика, а финансовые и особенно инвестиционные институты, которые проводили разумную политику на рынке, пострадали меньше, так как у них нет производства, они не выдают кредитов, а есть только знания и умения.

РЦБ: Как Вы оцениваете шаги правительства по выходу из кризиса? Не угрожает ли нам тотальное огосударствление?

А. Г. Смотря что следует понимать под тотальным огосударствлением. Если под данным понятием мы имеем в виду, что государство в стране может все, то у нас и сейчас тотальное огосударствление. Сейчас государство может подавить любую компанию. Не верю, что хоть одна компания может пойти против государства и выиграть. Плохо это или хорошо, я не могу сказать. Возможно, на данной стадии развития экономики так и нужно. Безусловно, это не совсем рынок. В России и фондовый, и биржевой товарный рынки развиваются с трудом, потому что это единственные инструменты, которые по своей природе требуют очень высокого уровня развития демократии в бизнесе, в отличие от любой другой отрасли. Государство сейчас очень сильно влияет на все отрасли экономики в нашей стране. Любая компания, чтобы чего-то добиться, вынуждена договариваться с государством. Финансовая же компания сама выбирает, какие акции покупать, и, если государство будет противодействовать покупке бумаг российских компаний, они купят акции американских компаний. Поэтому наличие развитого финансового рынка — это определенный уровень развития демократии в стране.

РЦБ: Будут ли еще слияния и поглощения в инвестсообществе? Кто выживет после кризиса?

А. Г. Безусловно, слияния и поглощения в инвестиционном бизнесе будут, так же как и в любом другом бизнесе. Это нормальные рыночные сделки, когда сильные игроки поглощают слабых, менее эффективный бизнес сменяется более эффективным. Выживет в результате кризиса сильнейший, мудрейший и осторожнейший. Никаких особых секретов тут нет. Почему "погорела" компания Leman Brothers? Потому что на каждый собственный рубль у нее было 34 привлеченных рубля. Важно играть, но не заигрываться.

Мне кажется, что причина нынешних проблем кроется также в цинизме, который пришел с Запада и преобладает сейчас в финансовой отрасли. Когда рынок создается, он строится специалистам на идейных началах и рыночных основах. Потом специалисты, основавшие рынок, сменяются другими, которые приходят на все готовое и не знают, как это создавалось. Эти новые люди начинают заигрываться, потому что не помнят, что из 100 создававшихся компаний выжило всего 2, а 98 погибли. А так как эти люди не знают, почему эти компании погибли, они начинают играть на рынке и повторять ошибки этих 98 компаний. Цинизм заключается и в том, что сейчас компания, обанкротившая своих клиентов, считает себя полностью правой. Наш российский бизнесмен-циник делает все в рамках закона, но от этого он не перестает быть циником. И это страшно. Поэтому, как мне кажется, сейчас особое значение приобретает репутация. Можно оставить своих клиентов без денег, сделав все по закону, но репутацию при этом сохранить не удастся. Сейчас можно занимать ведущие строчки в рейтингах и одновременно иметь нулевую репутацию. Именно поэтому все оперируют рейтингами, а про репутацию предпочитают молчать.

Следует помнить, что бизнес-лидер — это не тот, кто возглавляет самую крупную компанию, а тот, кто о чем говорит, то и делает, и делает, что говорит; тот, кто работает не ради получения денег любой ценой, а для того, чтобы люди стали жить лучше, а наш мир — прекрасней.


Содержание (развернуть содержание)
Итоги конференции "Финансовые риски - 2009. Работа над ошибками"
Биржевой товарный рынок: вопреки, а не благодаря
Биржевой рынок зерна. Преодолевая препятствия
В России кризис не закончится, пока гаишники берут взятки
Важно помнить о репутации
Электроэнергия осваивает биржу
Межрыночный анализ российских рынков
Хлебный фьючерс
ETF и сертификаты как удобные инструменты долгосрочного инвестирования
Нефть и Россия: взгляд в ближайшее будущее
Удобрения. Сырьевой бум закончился
Налогообложение операций с финансовыми инструментами срочных сделок: проблемы и перспективы
Регулирование рынка ценных бумаг в ЕС - возможность использования подходов
Инвестиционный налоговый кредит как источник софинансирования инфраструктурных проектов
Спасательный узел
Долговая политика Москвы в 2009 году
Проблемы сохранения финансовой устойчивости и кредитоспособности субъектов РФ в условиях экономического кризиса
Перспективы государственных заимствований и государственного долга Санкт-Петербурга на 2009-2011 годы
Кредитный рейтинг Московской области
Рынок субфедеральных и муниципальных облигаций: время сжатия
Возможности финансирования капитальных вложений регионов и муниципалитетов

  • Статьи в открытом доступе
  • Статьи доступны на платной основе
Актуальные темы    
 Сергей Хестанов
Девальвация — горькое лекарство
Оптимальный курс национальной валюты четко связан со структурой экономики и приоритетами денежно-кредитной политики. Для нынешней российской экономики наиболее логичным (и реалистичным) решением бюджетных проблем является девальвация рубля.
Александр Баранов
Управление рисками НПФов с учетом новых требований Банка России
В III кв. 2016 г. вступили в силу новые требования Банка России по организации системы управления рисками негосударственных пенсионных фондов.
Варвара Артюшенко
Вместе мы — сила
Закон синергии гласит: «Целое больше, нежели сумма отдельных частей».
Сергей Майоров
Применение blockchain для развития биржевых технологий и сервисов
Распространение технологий blockchain и распределенного реестра за первоначальные пределы рынка криптовалют — одна из наиболее дискутируемых тем в современной финансовой индустрии.
Все публикации →
  • Rambler's Top100