Casual
РЦБ.RU
  • Автор
  • Данкевич Евгений, Управляющий директор Финансовой корпорации "Открытие"

  • Все статьи автора

В России кризис не закончится, пока гаишники берут взятки

Февраль 2009

Интервью с управляющим директором Финансовой корпорации "Открытие" Евгением Данкевичем

Управляющий директор "Открытия" Евгений Данкевич уверен, что Россия не начнет процветать, пока не прекратятся поборы на дорогах. Он сожалеет о том, что за 10 "жирных" лет мы так и не научились продавать за границу ничего, кроме нефти, которую даже не пытаемся перерабатывать. А товарный рынок и вовсе оказался не нужен ни государству, ни даже самим игрокам, многие из которых до сих пор не освоили принятые на Западе инструменты. Правда, не все мрачно – по мнению Е. Данкевича, на "дне" кризиса мы уже побывали. Почему мы так сильно "упали", он рассказал в интервью журналу "Рынок ценных бумаг".

РЦБ: Евгений Леонидович, как бы Вы охарактеризовали текущее состояние биржевого товарного рынка?

Е. Д. Как зачаточное. На мой взгляд, серьезного биржевого товарного рынка в России пока не существует. Есть попытки создать отдельные сегменты биржевого товарного рынка, в разной степени безуспешные.

РЦБ: Чем Вас не устраивают наши биржевые площадки? Что им необходимо для эффективного развития?

Е. Д. На МФБ, где торгуют цементом и удобрениями, обороты очень незначительные. Что касается цемента, это просто биржевая торговля товаром, причем под жестким давлением ФАС на "Евроцемент".

Давайте определимся, что мы называем биржевым товарным рынком. Спотовая торговля товарами на бирже — позапрошлый век, но стране, видимо, сейчас это нужно.

Возьмем организацию торгов газом в Санкт-Петербурге. Меня удивляет позиция Газпрома. Зачем ему биржа? В чем заключается функция биржи? Это поддержание гарантии исполнения и открытости торгов. На бирже даже Газпром не может продать товар одному участнику по меньшей цене, чем другому, но ему это невыгодно. Без участия же Газпрома газовая биржа будет просто местечковой площадкой на 5% независимых производителей. Всем остальным не требуется свободное и прозрачное ценообразование. Те, у кого хорошие договоренности с Газпромом, и так купят газ по выгодной цене. Те, у кого плохие, не купят, но их мало и они слабые. Видимо, открытость нужна только государству, которое пытается усиленно протолкнуть идею создания нефтегазовых бирж.

Что касается гарантий, то в сырьевых отраслях этот вопрос не стоит. Либо ты веришь Газпрому, либо нет. Конечно, можно попытаться его "кинуть", но тогда эта структура больше никогда не продаст вам газ. Кроме того, Газпром всегда требует предоплату. То есть ему эта функция биржи тоже не нужна.

Если брать другие отрасли — например, торговлю сахаром, — то там гарантия поставки необходима, потому что в России даже весьма крупные структуры не брезгуют отказом от обязательств. Другой вопрос, как обеспечить гарантии. Не знаю, как это делает МФБ, у меня большие сомнения в рыночности этого механизма. Обеспечить гарантии можно только депонированием средств. Но это сильно повышает косты на всю эту историю, что сейчас особенно важно. Даже на таких олигополических рынках, как сахарный, идет борьба между необходимостью обеспечить гарантии сделок и желанием сэкономить на стоимости этого процесса, так что бурного прогресса нет. Плюс еще налоговые вопросы, проблемы обеспечения качества товара, монополия на "трубу" в нефтегазовой сфере.

Проблем у товарных бирж множество, и кто-то должен быть заинтересован в том, чтобы их уладить, но непонятно, кто. Если бы чудом в России появилась развитая сахарная биржа, пусть даже и не дешевая, за 3 мес. все основные участники этого рынка оказались бы именно там. Это как если бы "Жигули" вдруг стали выпускать с ABS и подушкой безопасности, дороже, чем сейчас, то 50% клиентов стали бы их покупать. Но ведь их берут и в нынешней комплектации! А наши биржи — это как "Жигули" без ABS. Они и так всех устраивают. Никто не хочет выступать маркетмейкером и т. д.

РЦБ: Получается, что наши товарные биржи существуют только сами для себяѕ

Е. Д. Почти так, потому что биржи развиваются только за счет своих собственных усилий. Пример — это то, как РТС развивает торговлю сахаром. Биржа вкладывает свои средства в развитие этого процесса. Хотя, по идее, сами торговцы сахаром должны прийти на биржу в поисках новых инструментов.

РЦБ: Что нужно, чтобы наши участники рынка доросли до западного уровня?

Е. Д. Развитие экономики, законодательства и многое другое. Что нам нужно для того, чтобы появились хорошие дороги?

РЦБ: Перестать воровать.

Е. Д. Да, и еще чтобы гаишники перестали брать взятки. Знаете, когда у нас появится биржевой товарный рынок? Когда гаишники перестанут брать взятки на каждом углу. Во многом все зависит от усилий государства. Когда у властей появятся воля и желание развивать товарные биржи, то эти усилия будут небесполезны. И у РТС, и у НТБ есть шансы на создание мощных товарных бирж.

РЦБ: Используют ли в России поставщики сырьевых товаров возможности биржевого товарного рынка для хеджирования ценовых рисков?

Е. Д. В очень малой степени. Чтобы люди использовали методы страховая рисков, должны быть соответствующие инструменты и умение ими пользоваться. Нужно понимать, что хеджирование — не панацея, не всем оно нужно. Это тоже некая мода. Когда subprime начинался, уверен, что на людей, которые в этом не участвовали, показывали пальцем и говорили: "Они много теряют". Почему на Западе все хеджировались? Потому что корпорации акционерные и им нужно отчитываться. И есть правило — необходимо страховаться. Если ты не захеджировался, значит, неправильно ведешь бизнес. И можно сколь угодно объяснять, что это тебе не нужно, тебя не поймут в силу правил ведения бизнеса. Кредит будет стоить дороже и т. д.

Вообще, страховать риски нужно 1 компании из 10, потому что обычно полученные от этого результаты не стоят произведенных затрат. Бывает, что оно неприемлемо или неэффективно. Часто ситуация, в которой никто не хеджируется, кроме тебя, может привести к твоей неконкурентоспособности. Например, на шоссе стоит знак 60 км/ч. Все едут со скоростью 120 км/ч, а ты — с положенными 60. Ты выигрываешь от того, что тебя не остановит гаишник, а их он может остановить. Но всех не задержат, а ты в итоге доедешь в 2 раза медленнее других. Так же и со страхованием рисков. Может быть, деньги не потеряешь, но и много не заработаешь.

Рассмотрим хеджирование валютных рисков. Например, участник внешнеэкономической деятельности хочет захеджировать поставки. Ему прогнозируют, что евро на конец года будет стоить 52 руб., и он начинает задумываться, нужно ли ему страхованию рисков вообще.

Конечно, есть еще и другие инструменты — опционы и т. д.

РЦБ: В свое время они дорого обошлись "КИТ Финансу".

Е. Д. Это тоже упрощенный подход. Сомневаюсь, что ситуация, которая произошла с "КИТ Финансом", — следствие только их опционной стратегии и путов на 1600 по РТС. Насколько я знаю, проблема была как раз в том, о чем мы уже говорили, — в размере позиции.

РЦБ: Производные инструменты на какие активы сейчас наиболее популярны и почему?

Е. Д. Есть нефть и сахар на РТС, есть зерно на НТБ — это все, что существует. Сложно судить, когда рынка практически нет. Возьмем физических лиц, которые должны создавать ликвидность на рынке, спекулянтов. Для них не существует нормальных механизмов налогообложения для игры на товарном рынке, игры на фьючерсах. Мелкие спекулянты — это кровь рынка, но их на него не пускают. Однако крупные игроки не могут существовать без мелких.

РЦБ: Последние несколько лет эксперты и правительство много говорили о важности данного рынка, но ситуация не сильно изменилась. Как Вы считаете, с чем это связано и станет ли нынешний кризис катализатором для более эффективного развития биржевого рынка товаров?

Е. Д. Вопрос сложный, непонятно, с чем мы выйдем из кризиса. Нельзя исключать, что в корне изменится мировая структура торговли товарами. Надо понять, насколько наша страна готова модернизироваться. Если все будет продолжаться как сейчас, то экономика России развалится.

РЦБ: То есть мы по-прежнему останемся страной "невидимого экспорта", как ее назвал глава одного из крупных американских банков?

Е. Д. Я считаю, что в том виде, в котором сейчас все происходит, у страны долгосрочных шансов нет. Попробую пояснить: на страновом уровне все как в бизнесе — тоже существует конкуренция. Есть такое хорошее выражение: "Чтобы стоять на месте, нужно очень быстро бежать". Другими словами, чтобы сохранять свою рыночную долю, нужно достаточно быстро развиваться, потому что все остальные тоже не бездействуют. Нельзя сказать, что в России все разваливается, но если посмотреть вокруг, в частности на Китай, можно сделать вывод, что мы в какой-то момент остановились, тогда как другие продолжали бежать.

Власть должна показать свою волю, доказать, что она хочет изменений. Например, когда подоходный налог снизили до 13%, бизнес сразу начал "обелять" зарплаты. А ведь до этого шага было столько пустых разговоров о собираемости налогов.

И если бы государство решило модернизировать страну и покончить с коррупцией, ему также пришлось бы с чего-то начать. Мне кажется, что начинать надо с гаишников. Может быть, это покажется смешнымѕ

РЦБ: На самом деле все очень серьезноѕ

Е. Д. Можно просто сказать: со следующего месяца у нас меняется 80% личного состава ГИБДД, потому что они все равно ничего не регулируют. И от водителей требовать жесткого соблюдения правил и перестать взятки брать. Возможно, результат продержится полгода—год, и потом люди снова найдут способы давать взятки, но это будет настолько показательным мероприятием, что все поймут: власть хочет добиться чего-то правильного.

РЦБ: Допустим, с гаишниками решили. А что делать с экономикой? В какие отрасли вкладывать деньги, чтобы перестать зависеть только от экспорта нефти?

Е. Д. Климат у нас плохой, поэтому себестоимость рабочей силы высокая. И мы не можем сравниться с индийцами, китайцами и малазийцами, которые живут в плетеной корзиночке, едят рис, одежду не покупают, отопление им тоже не нужно. Я уж не говорю о том, что китайцы работают по 15 часов.

РЦБ: У нас такое вряд ли можно представить.

Е. Д. Не согласен. Так трудиться могут и у нас. Другой вопрос — высокие затраты, т. е. никакой легкой промышленности у нас быть не может. У нас могут быть отрасли, которые требуют высокой квалификации, высокотехнологичные производства. Это путь Европы. Там тоже холодно, но Германия продолжает оставаться крупнейшим экспортером в мире за счет станков, оборудования и технологий. А мы чем хуже?

РЦБ: Мы сильно отстали. Вы предлагаете идти по китайскому пути, копируя чьи-то достижения? Китайцы просто брали чужие лекала и таким образом развивали легкую промышленность.

Е. Д. Нам нужно идти по этому пути, но только в области технологий. Вот, например, автопром. Мы очень удобно расположены с точки зрения логистики. Сельское хозяйство надо развивать. Климат позволяет, площадей много, и я считаю, что министр сельского хозяйства Гордеев действует в правильном направлении. Плюс образование и финансы, но здесь все упирается в юридическую плоскость. Давайте вообще начнем с самого простого. Мы нефть добываем, почему же мы ее не перерабатываем? У нас нет ни одного современного НПЗ.

РЦБ: А как Вы в этой связи оцениваете решения правительства по выходу из кризиса?

Е. Д. Финансовые власти очень неплохо себя зарекомендовали, в частности, ЦБ РФ. Пока все нормально.

РЦБ: И политика постепенной девальвации Вам тоже нравится?

Е. Д. Да. Мне кажется, что в какой-то момент она могла быть менее постепенной. Девальвация нужна экономике страны. Как ее проводить? Можно по 0,5% в день, чтобы все привыкли. Можно шоково. Пока ЦБ РФ действует верно. Но следует понимать, что все зависит от нефти. Она попыталась вырасти в начале года, но не смогла. Хотя на конец года фьючерсы торговались по 55 долл./баррель.

РЦБ: А когда мы достигнем "дна"?

Е. Д. С вероятностью 50% "дно" мы уже прошли. Второй вопрос, когда же начнется рост? Думаю, что нескоро. С позиции краткосрочного инвестора мне ситуация видится именно так. Тем не менее я считаю нынешние уровни привлекательными для покупки акций.

РЦБ: Что Вы купили?

Е. Д. "Префы" "Сургута" и "Северо-Западного Телекома", несколько ОГК, причем на самом низу, Газпром, Сбербанк, ЛУКОЙЛ. Я покупаю все равными долями через равные промежутки времени. Сейчас приобрел ценные бумаги "Русгидро" в 2 раза дешевле, чем они стоили до кризиса.

РЦБ: Разве у Вас не было проблем с фондом инвестиций в электроэнергетику?

Е. Д. Ни для кого не секрет, что энергетика упала в среднем в 12 раз. С фондовым рынком же в целом не все в порядке.

РЦБ: Почему ВТБ выбрал именно вас?

Е. Д. Когда весь мир говорит, что инвестбанков уже нет, мы пытаемся развивать этот бизнес. К тому же мы всегда были достаточно прозрачной структурой, в отличие от многих.

РЦБ: В вашей компании произошла оптимизация?

Е. Д. Конечно, мы немного реструктуризировали бизнес, что также связано с резким расширением бизнеса за счет приобретения коммерческого банка. Массовых сокращений нам удалось избежать, но мои подчиненные осознают, что им придется работать больше за меньшие деньги.

РЦБ: Бонусы будут?

Е. Д. Небольшие бонусы планируются.

РЦБ: Какие ошибки допустил риск-менеджмент инвесткомпаний?

Е. Д. Никаких ошибок не было. Любой бизнес, связанный с собственной позицией, особенно если она большая, основан на неких статистических предположениях, в том числе если речь идет о crash-сценариях. Если строить свой бизнес, исходя из того, что возможно все, то вы вообще ничего не создадите. Ваш заработок — это принятие риска. А то, что произошло в мире, вообще не укладывается ни в какие предположения. Вероятность такого кризиса была ноль целых ноль десятых. Если бы риски запретили открывать позиции, не было бы бизнеса. Так что к риск-офицерам претензий нет. Есть некоторые вопросы к стратегическому руководству и аналитикам.

РЦБ: Погубила жадность?

Е. Д. В общем, да. Но жадность — это двигатель бизнеса. Скажем так: погубила чрезмерная жадность.


Содержание (развернуть содержание)
Итоги конференции "Финансовые риски - 2009. Работа над ошибками"
Биржевой товарный рынок: вопреки, а не благодаря
Биржевой рынок зерна. Преодолевая препятствия
В России кризис не закончится, пока гаишники берут взятки
Важно помнить о репутации
Электроэнергия осваивает биржу
Межрыночный анализ российских рынков
Хлебный фьючерс
ETF и сертификаты как удобные инструменты долгосрочного инвестирования
Нефть и Россия: взгляд в ближайшее будущее
Удобрения. Сырьевой бум закончился
Налогообложение операций с финансовыми инструментами срочных сделок: проблемы и перспективы
Регулирование рынка ценных бумаг в ЕС - возможность использования подходов
Инвестиционный налоговый кредит как источник софинансирования инфраструктурных проектов
Спасательный узел
Долговая политика Москвы в 2009 году
Проблемы сохранения финансовой устойчивости и кредитоспособности субъектов РФ в условиях экономического кризиса
Перспективы государственных заимствований и государственного долга Санкт-Петербурга на 2009-2011 годы
Кредитный рейтинг Московской области
Рынок субфедеральных и муниципальных облигаций: время сжатия
Возможности финансирования капитальных вложений регионов и муниципалитетов

  • Статьи в открытом доступе
  • Статьи доступны на платной основе
Актуальные темы    
 Сергей Хестанов
Девальвация — горькое лекарство
Оптимальный курс национальной валюты четко связан со структурой экономики и приоритетами денежно-кредитной политики. Для нынешней российской экономики наиболее логичным (и реалистичным) решением бюджетных проблем является девальвация рубля.
Александр Баранов
Управление рисками НПФов с учетом новых требований Банка России
В III кв. 2016 г. вступили в силу новые требования Банка России по организации системы управления рисками негосударственных пенсионных фондов.
Варвара Артюшенко
Вместе мы — сила
Закон синергии гласит: «Целое больше, нежели сумма отдельных частей».
Сергей Майоров
Применение blockchain для развития биржевых технологий и сервисов
Распространение технологий blockchain и распределенного реестра за первоначальные пределы рынка криптовалют — одна из наиболее дискутируемых тем в современной финансовой индустрии.
Все публикации →
  • Rambler's Top100