Casual
РЦБ.RU
  • Автор
  • Шмаков Андрей, Генеральный директор ОАО "Инвестиционная финансовая группа "ГЛЕНИК-М"

  • Все статьи автора

Когда мы нащупаем "дно"?

Январь 2009

Интервью с генеральным директором ОАО "Инвестиционная финансовая группа "ГЛЕНИК-М" Андреем Шмаковым

"Нынешний финансовый кризис — естественная стадия развития финансового рынка, и за спадом непременно последует рост", — отмечает генеральный директор ОАО "Инвестиционная финансовая группа "ГЛЕНИК-М" Андрей Шмаков. В своем интервью он рассказывает о том, каковы перспективы российского долгового рынка в текущих условиях, нужен ли в России мировой финансовый центр и почему не следует останавливать торги на биржах.

РЦБ: Андрей Вячеславович, как Вы оцениваете ожидания инвесторов? Есть ли те, кто уже готов вступить на российский рынок по существующим привлекательным позициям? Какие категории инвесторов сейчас присутствуют на рынке?

А. Ш. Текущая ситуация проредила сообщество участников рынка ценных бумаг, исключив значительный объем краткосрочных инвесторов, спекулянтов и участников, торговавших с использованием заемных активов. В условиях ослабления рубля по отношению к доллару США нерезиденты интенсивно выводили активы с российского фондового рынка.

По нашим наблюдениям, сегодня есть инвесторы, готовые вкладывать в российские фондовые активы. Это и физические, и юридические лица, российские и иностранные. Они нацелены на покупку преимущественно российских "голубых фишек", уровень цен на которые сейчас очень привлекателен. Хотя на рынке имеется небольшое количество новых спекулянтов, инвесторы в основном делают долгосрочные вложения — более чем на 1 год. Это понятно: по прогнозам, мировой финансовый кризис продлится около 1,5 лет. Значит, и наш финансовый рынок в данный период будет переживать серьезные трудности, что, безусловно, скажется на нашей экономической динамике: на следующий год в России ожидается заметное снижение темпов роста ВВП — с 7 до 4,1% в 2008 г. (согласно консенсус-прогнозу РБК). Прогнозы показывают, что в дальнейшем можно ожидать восстановления экономической динамики, стабилизации финансового и роста фондового рынков.

Говоря об интересе инвесторов к отечественному фондовому рынку, хотелось бы сослаться на опыт нашей компании. Например, сейчас мы ведем переговоры с крупным иностранным инвестором, готовым сделать значительные долгосрочные вложения в одну из российских ведущих "голубых фишек". Так что интерес к отечественным бумагам есть, мы это знаем и используем в работе.

РЦБ: В современных условиях ни фундаментальный, ни технический анализы не дают адекватных прогнозов. Как правильно оценить возможный курс акций?

А. Ш. Общим местом стало то, что биржевые курсы акций сейчас ничего не отражают, а фондовые индикаторы не показывают реального состояния компаний и экономики в целом. Ликвидность российского фондового рынка заметно снизилась, волатильность очень возросла. Это произошло потому, что, в частности, с рынка ушло значительное количество спекулянтов, игравших важную роль в поддержании ликвидности рынка. Соответственно, ценовая динамика фондового рынка не поддается анализу какими-либо формальными методами. В условиях паники возможно формирование любых ценовых уровней активов, даже ниже ликвидационной стоимости активов эмитента.

Сейчас может возникнуть необходимость оценить возможный курс акций при какой-либо конкретной сделке, о которой стороны договариваются напрямую. В этом случае, конечно, важен экономический и финансовый анализ конкретной компании. Надо учитывать и дополнительные факторы, принимать во внимание планы государства, политическую, а иногда даже геополитическую ситуацию.

РЦБ: На каком уровне Вы видите "дно" рынка и совпадает ли эта отметка с психологическими уровнями поддержи, на которые опираются инвесторы?

А. Ш. Психологические уровни пусть определяют психологи. На наш взгляд, рынок уже упал практически максимально. Кажется, бессмысленно падать дальше. А ценовые уровни в условиях высокой волатильности не оказывают ни поддержки, ни сопротивления. В условиях дефицита ликвидности ценовые уровни складываются не в результате действий инвесторов, а из-за панических настроений, неопределенности, связанных с финансовым кризисом.

Это значит, что "дно" будет формироваться не на каких-либо ценовых уровнях, мы его почувствуем при нормализации общей ситуации на денежно-кредитном рынке.

Вообще, к нынешнему состоянию рынка мы относимся как к естественной стадии его развития. Фондовый рынок — это неотъемлемая часть современной рыночной экономики, поэтому он неизбежно восстановится.

РЦБ: Каковы возможности внутренних инвесторов для поддержания отечественного рынка и будут ли они его поддерживать?

А. Ш. Сам инвестор не ставит сейчас перед собой задачу поддержать отечественный рынок, для него важнее выбрать приемлемые ценовые уровни для инвестирования и грамотно распределить капитал, причем не только между отраслями и эмитентами, но и по времени инвестирования.

Конечно, если государство и крупные кредитные организации помогут внутренним инвесторам, то последние поддержат наш рынок своей активностью. До кризиса 60% инвесторов на российском рынке были нерезидентами, в основном спекулянтами. Они ушли. Теперь надо поддержать оставшихся инвесторов.

Причем я имею в виду не только и не столько прямую финансовую поддержку. Настал момент, когда следует оперативно улучшать инвестиционный климат в стране. Важные шаги в этом направлении уже делаются: мы видим их, например, в налоговой сфере. Правительство предлагает поправки в Налоговый кодекс — отменить налог на доходы для физических лиц, инвестирующих в ценные бумаги на длительный срок. Этого шага мы давно ожидали.

Нас беспокоит тенденция, возникшая в последние месяцы, — российский фондовый рынок снова перетекает в Лондон. Обороты российских бумаг там сейчас выше, чем в Москве, а еще совсем недавно на отечественные биржи приходилось 70% оборота. Есть целый комплекс причин этого. Одна из них — очень частые остановки торгов акциями на российских биржевых площадках. Представляется целесообразным расширить границы изменения фондового индекса, при которых происходит остановка. При падении это могут быть как минимум 15—20% для акций, для корпоративных облигаций такие ограничения вообще не нужны. В случае роста рынка планка может быть выше. Да нужно ли вообще ее вводить?

Продолжительность остановки рынка, возможно, надо ограничить только текущим торговым днем.

ФСФР хорошо известны эти проблемы. В настоящее время, насколько мне известно, служба работает над изменением своих норм в указанном выше направлении. Но нужно ли ждать 2009 г., чтобы ввести их в действие? Такие нововведения, на наш взгляд, нужны немедленно.

РЦБ: Сегодня много говорится о том, что долговой рынок мертв. Как Вы оцениваете жизнеспособность российского рынка долгов? Есть ли возможности для размещения облигаций?

А. Ш. Ситуация на рынке корпоративных облигаций, действительно, непростая. Есть проблемы со спросом, особенно на активы, не принимаемые в РЕПО Центральным банком. По состоянию на декабрь 2008 г. можно насчитать свыше 40 технических дефолтов, а просроченная задолженность превысила 15 млрд руб. Ставки по облигациям первого эшелона увеличились до 15—18 %, по облигациям второго эшелона — до 30–35%. Это практически уровень рентабельности бизнеса, и на таких условиях привлекать дополнительные средства просто не целесообразно.

Представляется, что российское государство должно поддержать рынок этих инструментов. Подобный опыт существовал в дореволюционной России. Тогда власти гарантировали выплату процентов по облигациям обществ, в деятельности которых они были заинтересованы (прежде всего это касалось железнодорожных компаний, фактически это были инфраструктурные облигации). А чтобы ограничить возможности недобросовестных махинаций, правительство достаточно жестко контролировало этот рынок, давая разрешения на выпуск облигаций только тем акционерным обществам, которые публиковали отчеты о своей деятельности в течение не менее 3 лет.

Есть и современные примеры. С 2005 г. в Казахстане были приняты поправки в закон о рынке ценных бумаг, согласно которым стал возможен выпуск инфраструктурных облигаций. Государство предусматривает многоуровневую систему защиты интересов держателей этих долговых бумаг и предоставление им определенных гарантий.

Сейчас наше правительство движется в правильном направлении. Премьер-министр Владимир Путин, выступая на съезде "Единой России", сказал, что принято решение разрешить компаниям для финансирования строительства особо значимых, крупных объектов выпускать инфраструктурные облигации под гарантии Российской Федерации и Внешэкономбанка. Ряд крупных российских компаний уже объявили о планах выпуска этих бумаг.

Такие надежные облигации могут заинтересовать не только российских, но и зарубежных инвесторов.

РЦБ: Как Вы оцениваете перспективу создания в России мирового финансового центра и становления рубля как мировой резервной валюты? Какие в этом плюсы и минусы?

А. Ш. Руководство страны не меняет некоторые свои важные планы, в том числе те, в реализации которых важную роль играет отечественный фондовый рынок. Прежде всего это относится к созданию в России международного финансового центра (МФЦ). На этот счет уже есть решение президента. Россия держит курс на формирование МФЦ, это осознанная необходимость. Если мы его не построим, то значительные потоки финансовых ресурсов пойдут мимо нас, в финансовые центры других стран.

Что касается превращения рубля в конвертируемую валюту, то надо сказать, что тема эта не новая. В начале 2000-х гг. уже обсуждалась идея создания единого валютного пространства стран СНГ. Тогда в Россию приезжал "отец евро", Нобелевский лауреат Роберт Манделл и "благословил" этот проект. Рубль, безусловно, мог бы стать сначала региональной (на постсоветском пространстве), а потом и свободно конвертируемой валютой. А вот статус мировой резервной валюты (безусловно, дающий стране существенные преимущества, но и накладывающий на нее серьезные обязательства, — см. пример США) еще надо заслужить. Для этого наша экономика еще не созрела, сначала она должна существенно измениться, модернизироваться.

Обсуждая проблему создания в России МФЦ, нельзя не затронуть один важный вопрос — снятие некоторых ограничений на допуск иностранных ценных бумаг на российский рынок. Вопрос связан не только с реализацией конкретных планов по созданию МФЦ в России, но и с задачей увеличения ликвидности российского фондового рынка.

В 2007 г. возникла возможность выпускать российские депозитарные расписки (РДР). В 2008 г. в Государственной думе РФ прошло первое чтение законопроекта, разрешающего прямой допуск иностранных ценных бумаг на фондовый рынок России.

Первое чтение показало, что законопроекту требуются серьезные доработки. Вот лишь одна из них. Согласно предложенному проекту круг бумаг, которые могут быть допущены к торгам на российских биржах, весьма узок. Возможен допуск бумаг только тех 34 стран, которые входят в ФАТФ. Вместе с тем если мы обратимся к практике Лондонской фондовой биржи, то увидим, что в основном режиме (в международном секторе) там торгуются бумаги Люксембурга, Кипра, Виргинских островов, Бермудских островов и т. п.

Непонятно, почему мы должны отказываться от дополнительной ликвидности. Тем более если речь идет о компаниях из стран, находящихся в зоне российских интересов, — Киргизии, Узбекистана, Таджикистана, Монголии, с которыми у нашей страны давние налаженные связи.

Представляется, что было бы неправильно выбрасывать этот широкий круг эмитентов из списка допущенных к торгам в России. Этим мы только дадим преимущество нашим зарубежным конкурентам.

РЦБ: Будет ли кризис способствовать созданию культуры риск-менеджмента в российских финансовых институтах?

А. Ш. В российской экономике технология управления рисками стала развиваться со времен кризиса 1998 г. Развитие риск-менеджмента коснулось прежде всего банковского сектора и было направлено на контроль над возникновением кредитного риска. Финансовые институты начали активно формировать специальные подразделения по комплексному управлению рисками. Создание структуры управления рисками в финансовых институтах часто вызвано желанием соответствовать требованиям рейтинговых агентств или стремлением повысить привлекательность для иностранных инвесторов. Наличие специального подразделения по контролю над рисками позитивно влияет на имидж компании и улучшает ее публичный рейтинг.

Нынешний кризис стал катализатором "работы над рисками". Наши регуляторы занялись этой проблемой, и в компаниях осознают, что бизнес не может успешно развиваться без комплексного контроля над рисками, возникающими в процессе деятельности.



  • Статьи в открытом доступе
  • Статьи доступны на платной основе
Актуальные темы    
 Сергей Хестанов
Девальвация — горькое лекарство
Оптимальный курс национальной валюты четко связан со структурой экономики и приоритетами денежно-кредитной политики. Для нынешней российской экономики наиболее логичным (и реалистичным) решением бюджетных проблем является девальвация рубля.
Александр Баранов
Управление рисками НПФов с учетом новых требований Банка России
В III кв. 2016 г. вступили в силу новые требования Банка России по организации системы управления рисками негосударственных пенсионных фондов.
Варвара Артюшенко
Вместе мы — сила
Закон синергии гласит: «Целое больше, нежели сумма отдельных частей».
Сергей Майоров
Применение blockchain для развития биржевых технологий и сервисов
Распространение технологий blockchain и распределенного реестра за первоначальные пределы рынка криптовалют — одна из наиболее дискутируемых тем в современной финансовой индустрии.
Все публикации →
  • Rambler's Top100