Casual
РЦБ.RU
  • Автор
  • Темкин Марк, Главный исполнительный директор инвестиционно-банковского обслуживания ФК "УРАЛСИБ"

  • Все статьи автора

Этот кризис будет хуже 1998 г.

Январь 2009

Интервью с главным исполнительным директором инвестиционно-банковского обслуживания ФК "УРАЛСИБ" Марком Темкиным

Глава инвестиционно-банковского бизнеса ФК "УРАЛСИБ" Марк Темкин уверен, что этот кризис будет тяжелее своего предшественника 10-летней давности. Однако он считает, что инвестбанкиры без дела не останутся. Разочаровавшихся в рынке клиентов заменят новые, а на смену буму IPO придут сделки по слияниям и поглощениям. В беседе с журналом "Рынок ценных бумаг" Марк Темкин рассуждает о том, почему инвесторам не страшны политические риски и для кого 2008 г. стал поводом отметить потерянное десятилетие.

РЦБ: Марк Анатольевич, чему Вас научил кризис?

М. Т. Главный вывод — надо больше верить своим аналитикам. У нас был очень негативный прогноз на развитие событий в США, и следовало учесть его в полной мере. Наверное, нам просто было неловко кричать, что все плохо, когда рынок рос. Хороший пример — это глава крупнейшего в мире фонда PIMCO Билл Гросс, который последние несколько лет негативно высказывался по поводу перспектив экономики США. Или Уоррен Баффет, который говорил, что не покупает то, что не понимает. Прекрасный совет на самом деле — счастье в простоте. Нужно прислушиваться к голосу разума и не поддаваться влиянию необоснованных позитивных эмоций. Хотя я доволен работой риск-менеджмента в ФК "УРАЛСИБ". В коммерческом банке были сформированы достаточные ликвидные резервы. Что касается инвестбанка, мы были довольно консервативны и в продуктовой линейке, и в условиях ее предоставления, не увлекались деривативами, маржинальной торговлей. При моделировании стресс-сценария использовался опыт 1998 г. и ряда других лет, когда были сильные падения на рынке, — 1996 г., осени 1999 г., лета 2003 и весны—лета 2004 гг. И сейчас наша модель показала себя состоятельной.

РЦБ: Как выглядит тактика работы в условиях кризиса? Что делается для привлечения клиентов на падающем рынке?

М. Т. Мы сократили расходы и еще больше ужесточили политику риск-менеджмента. Быстрого улучшения ждать не следует. Думаю, что 2009 г. будет тяжелым для мировой экономики и России как ее неотъемлемой части. Для работы на падающем рынке нужно честно говорить клиенту о своих негативных оценках. Не стоит продавать клиентам идею "дна", потому что, где оно, неизвестно. Когда рынок растет, на него приходит много непрофессиональных людей, которые сделали состояние в других сферах. Новички думают: "Я тут работаю за операционную маржу 7%, тогда как можно купить Индекс РТС по 1100 и продать по 1900". Многие приходят именно с таким настроем, и ему не нужно поддаваться. Вот пример из реальной жизни. К нам обратилась компания с просьбой выступить организатором выпуска рублевого облигационного займа. Учитывая неидеальный баланс компании, мы оценили доходность в 16%, притом что это было еще до кризиса. Клиент нам не поверил, полагая, что данная ставка слишком высока. В итоге этот эмитент ушел от нас, но разместился все равно по 16%. Или был похожий случай: в октябре прошлого года другая компания предлагала нам выступить организатором их займа, уложившись в срок 2 мес., со ставкой размещения не выше 8,25%. Мы честно ответили, что это невозможно, потому что это уровень доходности, близкий к крупнейшим компаниям рынка долговых облигаций. Тогда нам привели мнение уважаемого инвестбанка, который утверждал, что такая доходность и срок вполне реальны. Мы предложили: пусть наши конкуренты в мандате на сделку возьмут на себя юридические обязательства разместить облигации в такой срок и с такой доходностью. В итоге мандат ушел к конкурентам. Обязательства они на себя не взяли, с работой не справились, и клиент вынужден был просить экстренной помощи в размещении облигационного займа. Теперь это наш верный и постоянный клиент. В таких ситуациях зачастую просто приходится жертвовать частью бизнеса сегодня ради репутации, а в долгосрочной перспективе это более ценный актив, чем получение сделки любой ценой.

РЦБ: Какова стратегия компании на 2009 г.?

М. Т. Правильная стратегия — это не на один год. Вот у компании Wall-Mart стратегия на 30 лет. Нам тяжелее разрабатывать долгосрочную стратегию. Пока в стратегии ФК ничего не изменилось, кроме сроков. Мы планируем развиваться, исходя из того, что кризис будет более длительным и глубоким, чем многим кажется. Однако ни один кризис не длится вечно, тем более в современном стремительном мире. Этот кризис хуже, чем 1998 г. Тогда мир уже практически пережил последствия азиатского кризиса 1997 г., который до нас только докатился, и он носил в большей степени локальный характер. Я не хочу оценивать действия правительства Ельцина, которое тогда находилось под существенным давлением оппозиции и угрозой социального взрыва. Но я с большим уважением отношусь к Б. Н. Ельцину — он был одним из величайших людей, и многие из тех, кто его сейчас критикует, — это люди, которые состоялись благодаря его реформам. И еще Горбачев. Этими людьми нам были предоставлены возможности, а как мы ими воспользовались — претензии уже не к ним. В 1998 г. рубль рухнул, и сразу стало понятно, что это точка 0. Дальше можно было двигаться только наверх, потому что воспрял российский производитель. Российская нефть Urals стоила 7 долл./баррель. Куда уж ниже? Тогда же начался тренд на повышение стоимости сырья. Истоки же нынешнего кризиса находятся не в России. Кризис в мире жесточайший, и пока нет ни одного признака улучшения, только симптомы нарастающего ухудшения, как в Европе, так и в США. Теперь нужно ждать, когда в Штатах начнутся систематические улучшения, причем важно понять, за какими показателями следить. Похоже, мировая финансово-экономическая модель не может не претерпеть изменений. Некоторые аналитики предлагают отслеживать, когда же в США начнет расти спрос на недвижимость. Надо отметить, что рост благосостояния в США был вызван взрывным ростом стоимости активов, которые покупались за счет огромного кредитного "плеча", которое стало доступно американским домохозяйствам благодаря упрощению доступа к деньгам, их дешевизне и плохому качеству работы кредитных риск-офицеров, а точнее, всей системы, требовавшей от банков доходности, несмотря на низкие процентные ставки. Этот кредитный "пузырь" был многократно мультиплицирован с помощью многочисленных производных инструментов, которые покупали пенсионные фонды, страховые компании и инвестиционные фонды. Американский производитель стал существенно менее конкурентоспособен и тоже, кстати, не без помощи собственных же пенсионных фондов и профсоюзов.

По мере углубления кризиса капитализм все больше напоминает социализм. Свободный рынок становится условностью. Все оказывается слишком зарегулированым — квоты, дотации, государственная поддержка. Видимо, демократия и свободный рынок на данном этапе исключают друг друга. Кстати, абсолютная демократия и абсолютно свободный рынок вообще, как и все абсолютное, — чисто теоретические понятия. Америка и Китай существенно ближе к "дикому капитализму", чем Россия и Западная Европа. У нас более социальная страна, чем КНР. Там нет ни пенсий, ни пособий. Если рост ВВП в Китае упадет ниже 8%, начнется дикая безработица и каждый месяц будет появляться по 20 млн безработных. Без пособий и с престарелыми родителями без пенсий на попечении. Это не может не вызвать социальную и политическую напряженность, а мы знаем, как Китай решает такие вопросы. В Америке при таком сценарии тоже будет жарко. Однако, возвращаясь к ситуации в Штатах, я бы предпочел следить за всем, что касается уровня потребления.

Что же касается нашей стратегии, то, несмотря на все потрясения, продукты на рынке останутся те же. После 1998 г. слово "акция" тоже было ругательным, однако спустя какое-то время крупные фонды обратили свое внимание на дешевые российские активы.

РЦБ: После дел "Уралкалия", "Мечела", размещения флота в Абхазии будут ли относиться к России по-другому?

М. Т. У нас была ситуация с ЮКОСом, однако инвестиционное сообщество по своей сути позитивно и помнит только хорошее. "Мечел" заплатил штраф — конфликт исчерпан. Кроме того, у инвесторов портфели диверсифицированы, и там очень много позиций. У каждого глобального фонда есть инвестиционная декларация, в которой есть место вложениям и на развивающихся рынках. И исключить оттуда Россию нельзя, можно лишь уменьшить ее вес в портфеле. Нужно диверсифицировать риски. В Штатах был "Энрон", а еще были CISCO, кризис "доткомов" и 11 сентября. 3 кризиса за 8 лет. Риски есть и на других развивающихся рынках, в Бразилии — это преступность, в Аргентине — дефолт, в Венесуэле — частичная национализация, в Тайланде — военный переворот. Китай очень жестко управляется, и никто не знает, будет ли там завтра существовать свобода предпринимательства. Индия обладает ядерным оружием и находится в конфликте с ядерным же Пакистаном. Задача инвестора — выявить риск и правильно его оценить.

РЦБ: Какие направления будут приоритетными для компании в 2009 г.?

М. Т. Если говорить о первичных рынках, то вряд ли в 2009 г. будет много IPO. Однако баланс многих российских компаний далек от оптимального. Они перегружены долгами. Чтобы компаниям выжить, им нужно идти на изменение структуры акционерного капитала, привлекать партнеров. Поэтому будет много сделок по слияниям и поглощениям и некоторое количество частных размещений. Часть компаний, находящихся в неплохом финансовом состоянии, не прочь выкупить с рынка собственные долги. Если говорить про долговой рынок, то те компании, которые не смогут обслуживать свои долги, будут их реструктурировать и конвертировать в коммерческие кредиты, обеспеченные залогами. На повестке дня и вопрос секьюритизации кредитных портфелей. Это ипотека, автокредиты, потребкредитование. Для компаний первого эшелона рынок долгов не закрыт. Бизнес сложных деривативов будет менее востребован, а рынок простых фьючерсов и опционов будет популярен у инвесторов. Уход тех клиентов, которые разочаровались в рынке или слишком много потеряли, будет частично компенсирован теми, кто сейчас решил войти в рынок, оценивая данное падение как уникальную возможность для инвестиций. В ситуации, когда мировые банки вынуждены сильно уменьшить объем своих операций на развивающихся рынках, мы будем востребованы. Сильный акцент у нас будет на сделках по слияниям и поглощениям в регионах. ФК "УРАЛСИБ" развивается по модели CIB, у нас очень сильный коммерческий банк с развитой сетью филиалов и внушительной клиентской базой, диверсифицированной как по регионам России, так и по отраслям. Для брокерского бизнеса больший вес, судя по всему, будет иметь российская база, хотя мы постоянно работаем и с международными институциональными инвесторами.

Вообще сейчас лучше наращивать клиентскую базу за счет новых клиентов, которые еще не разочаровались в рынке. Для фонда, оперирующего миллиардами, нет лучше времени для покупки, чем сильное падение. Например, если взять стоимость корзины РАО ЕЭС, то ее минимальная цена составляла 20 центов. Это уровень цен 1999 г., т. е. для инвесторов, которые ничего не делали, это потерянное десятилетие.

РЦБ: А что будет с "дочками" РАО?

М. Т. Стратегические акционеры будут, конечно, повышать эффективность компаний, лучше контролировать издержки, однако для миноритарных акционеров важно контролировать риски корпоративного управления. В ряде компаний возможны сценарии, при которых миноритарии окажутся с акциями компаний, являющихся центрами затрат, в то время как стратегический акционер будет фиксировать прибыль за контуром миноритарных интересов. Все компании разные, и надо концентрироваться в наиболее эффективных с точки зрения операционной рентабильности компаниях, где у миноритарных акционеров есть шанс поучаствовать в распределении стоимости, генерируемой этими активами.

С инвестпрограммами сейчас все будет неидеально, но в долгосрочной перспективе произойдет именно так, как прогнозировало правительство и реформаторы РАО ЕЭС. Мощности сильно изношены, и без дополнительных инвестиций РАО несло в себе серьезные риски для российской экономики. Сейчас генерирующие мощности разошлись по структурам, крайне заинтересованным в их стабильной работе и переоборудовании. Конечно же, часть программ будет отложена. Но Чубайс вряд ли смог бы завершить эту реформу, если бы она не был востребована.

РЦБ: Как Вы оцениваете действия мировых властей во время кризиса?

М. Т. Сложно судить о действиях властей, потому что рушатся все основы мирового финансового порядка, заложенные еще в 1944 г. В США и Китае кризис начал развиваться с весны 2007 г. Хотя большинство считает точкой отсчета август, когда один из крупнейших банков BNP Paribas заявил о списании своих фондов, инвестировавших в производные инструменты, привязанные к недвижимости в США. Но началось все именно весной 2007 г. со снижения цен на недвижимость и ухудшения статистики дефолтов по ипотечным кредитам. Наверное, американским властям надо было действовать жестче, а не просто накачивать экономику деньгами. Сейчас в США министр финансов Полсон говорит, что выделенных властями 700 млрд долл. хватит лишь для того, чтобы спасти финансовую систему. Многим кажется, что подобное резкое изменение стратегии преодоления кризисов — признак слабости — это не так. Кризисов, подобных текущему, мир не видел. Примеров и опыта нет. Вовремя осознанная ошибка и ее признание — шанс на победу.

Переходя к G20, можно сказать, что там не хватает конкретики. Определенные меры по глобальному регулированию приняты, но их недостаточно, а следующая встреча назначена на апрель 2009 г. При текущих темпах развития кризиса может быть уже поздно. Я все-таки оптимист и считаю, что за последние десятилетия США и другие страны стали существенно богаче, экономика гибче, технологии прогрессивнее, люди образованнее. В 1929 г. уже один раз не договорились, и закончилось все Второй мировой войной. Тогда США и Европа пытались исповедовать протекционизм, сейчас из-за глобализации закрыться от окружающего мира невозможно. Нельзя скатываться к протекционизму и создавать барьеры для движения капитала и для производителей. Было бы смешно, если бы Штаты начали поддерживать "Крайслер" и "Форд" и выживать со своего рынка "Тойоту".

Вспомним 1943 г., когда происходила конференция стран — участниц антигитлеровской коалиции в Тегеране. Когда Рузвельт сказал Сталину, что второму фронту быть, Сталин потребовал ясности в двух вопросах: дата и фамилия генерала, который будет командовать операцией, потому что имя генерала означало начало взаимодействия. Если эту ситуацию перевести на G20, то я думаю, что основной процесс пойдет после встречи, на более приватных переговорах.

РЦБ: Как Вы оцениваете практику остановки торгов с точки зрения превращения Москвы в мировой финансовый центр?

М. Т. Останавливают торги на всех биржах. В Лондоне тоже есть остановка на 5 мин., чтобы провести аукцион и погасить панику. В Штатах приостанавливают торги на фьючерсах, когда они падают ниже определенного уровня. У нас уже было около 30 остановок за 40 торговых дней, и этот процесс нужно зарегламентировать. Что касается мирового финансового центра в Москве, он и так уже существует в той или иной мере. Многие крупнейшие финансовые институты так или иначе представлены в Москве, причем не в виде представительств, а в качестве полноценных банков. Объемы торгов на российском фондовом рынке были большими, и по этому показателю среди стран с развивающейся рыночной экономикой мы были на 2-м месте после Кореи.

РЦБ: То есть мы еще отыграем торги у Лондона, куда переместились игроки из-за постоянных остановок торгов в России?

М. Т. Основная причина — не остановки торгов, а кризис доверия. Отсутствие лимитов на российских игроков и инфраструктурные институты, такие как биржи, депозитарии и т. д. Плюс рублевые риски, от которых западные инвесторы предпочитают избавляться. И еще изменение законодательства, которое рассматривает сделку с бумагами, не задепонированными заранее на бирже, как короткую продажу, которая теперь запрещена. То есть, к собственному сожалению, западные инвесторы оказались отрезанными от рублевой ликвидности собственными риск-менеджерами и изменениями законодательства. Думаю, это временное явление, хотя для российских игроков ситуация проще. Мы можем без проблем покупать бумаги на биржах в Лондоне и в Нью-Йорке. Когда рынок падает, там дешевле, растет — дороже. Естественно, что ликвидность квазиобъединенной площадки Москва—Лондон—Нью-Йорк до проблем, вызванных кризисом, была выше, чем каждой них по отдельности.

РЦБ: Каковы основные риски для российской экономики на ближайшие 2 года?

М. Т. Риск в том, что гигантский "пылесос" американского потребления сломался и не работает. Китай больше не поставляет туда свою продукцию в прежнем объеме, Индия — сервисы, а Россия — ресурсы. То есть главной базы для мирового роста теперь нет. Политика накачивания экономики деньгами за счет гигантской эмиссии закончилась. Раньше было все просто. GM штампует автомобили, они плохо покупаются, тогда GM банк даром дает кредиты для покупки автомобилей и т. д. Теперь "пузырь" лопнул. Для нас главные риски — это падение спроса на сырье, а внутренний рынок развит в недостаточной степени. Поэтому мы рассчитываем на меры со стороны правительства, направленные на стимулирование внутреннего спроса. Идея инфраструктурного строительства, которая сейчас выдвигается, уже опробована во время Великой депрессии, протестирована и американцами, и немцами.

Также есть риск полной замены частной инициативы государственным регулированием. К этому подталкивает само развитие ситуации, когда во многих случаях именно государство становится главным спасателем. Однако выход из кризиса, на наш взгляд, лежит в правильном соотношении мер по улучшению регулирования экономики и мер по поддержке частной инициативы. Иными словами, в период кризиса крайне важно активнее проводить рыночные реформы и поддерживать предпринимательскую инициативу, а не увлекаться попытками восстановления плановой экономики. Российские президент и премьер-министр в своих последних заявлениях четко сказали, что в задачи государства не входит усиление госкапитализма. Мы полностью разделяем такую позицию, тем не менее считаем, что в области продвижения реформ рынка и экономики прогресс пока явно недостаточен.

Еще один риск — риск неправильного использования имеющихся у государства ресурсов и, как следствие, серьезного ослабления финансового положения России.

В первые недели развития острой фазы кризиса все правительства сделали немало дорогостоящих ошибок: достаточно вспомнить отказ американцев поддержать Lehman Brothers. Ошибки неизбежны, поскольку нет опробованных рецептов и четкого понимания, как бороться с нынешним кризисом. Важно, чтобы эти ошибки не были слишком дорогостоящими, не привели к опустошению госрезервов, к массовому бегству от национальной валюты и капитала из страны, к долларизации экономики. Мы все это уже видели 10 лет назад и повторять опять не хотим. В этой связи особенно важно, что это все также хорошо известно российским денежным властям и правительству, которые уже неоднократно заявляли, что не хотят повторять ошибки недавнего прошлого.



  • Статьи в открытом доступе
  • Статьи доступны на платной основе
Актуальные темы    
 Сергей Хестанов
Девальвация — горькое лекарство
Оптимальный курс национальной валюты четко связан со структурой экономики и приоритетами денежно-кредитной политики. Для нынешней российской экономики наиболее логичным (и реалистичным) решением бюджетных проблем является девальвация рубля.
Александр Баранов
Управление рисками НПФов с учетом новых требований Банка России
В III кв. 2016 г. вступили в силу новые требования Банка России по организации системы управления рисками негосударственных пенсионных фондов.
Варвара Артюшенко
Вместе мы — сила
Закон синергии гласит: «Целое больше, нежели сумма отдельных частей».
Сергей Майоров
Применение blockchain для развития биржевых технологий и сервисов
Распространение технологий blockchain и распределенного реестра за первоначальные пределы рынка криптовалют — одна из наиболее дискутируемых тем в современной финансовой индустрии.
Все публикации →
  • Rambler's Top100