Casual
РЦБ.RU
  • Автор
  • Кауфман Эдуард, Руководитель инвестиционного бизнеса "Альфа-Банка"

  • Все статьи автора

Консервативная стратегия - страховка от кризиса

Январь 2009

Интервью с руководителем инвестиционного бизнеса "Альфа-Банка" Эдуардом Кауфманом

Руководитель инвестиционного бизнеса "Альфа-Банка" Эдуард Кауфман объясняет журналу "Рынок ценных бумаг", почему во время бурного роста на рынке банк придерживался консервативной стратегии и как почувствовал надвигающийся кризис. В своем интервью он также рассказывает о том, сколько будет стоить нефть и почему Москва не станет международным финансовым центром.

РЦБ: Г-н Кауфман, какие выводы Вы сделали, работая в условиях кризиса?

Э. К. Это достаточно нетипичный кризис, далеко не последний, и не следует его сравнивать с дефолтом в России в 1998 г. Скорее его можно соотнести с кризисом "доткомов" (dot.com). В настоящий момент мы наблюдаем кризис, связанный с концом периода высоких цен на сырье. Глубину кризиса определило совпадение двух факторов. Во-первых, subprime loans — в Америке было очень просто получить кредит, поэтому его смогли получать те люди, которые реально не смогли бы его оплатить. Те банки, которые потеряли на этом рынке триллионы долларов, активно пользовались производными финансовыми инструментами, т. е. сложилась такая ситуация, что банки потеряли больше, чем весь объем кредитования subprime loans. Во-вторых, благодаря деятельности рейтинговых агентств рынок поверил в надежность ипотечных ценных бумаг с рейтингом triple A. Инвесторы доверяли им больше, чем cash, хотя это самый надежный инструмент. Значительное количество инвесторов было вовлечено в операции с этими бумагами, которые перепродавались и закладывались. Возник эффект "пирамиды", что и вызвало такие разрушительные последствия в американской экономике.

В текущей ситуации я вижу сходство с кризисом "доткомов", когда компания Yahoo стоила больше, чем British Airways. Хотя у Yahoo был доход всего лишь в десятки миллионов долларов, но как говорили инвесторы: "У них высокий потенциал". Сразу же возникает вопрос: "А где деньги?". Когда это осознала большая часть инвесторов, начался кризис. Сегодня рынок попал в такую же ситуацию, только по оценке ипотечных бумаг.

Кроме того, усугубили кризис высокие цены на сырье (уголь, металлы, нефть). Рост цен на нефть все оправдывали снижением ее запасов и увеличением спроса, появились теории о "гиперциклах" роста экономики. Однако когда-то стоимость нефти в 150 долл./баррель казалась нереальной, а сейчас 45 долл. выглядят неправдоподобно низкой ценой, которая может еще упасть до 35 долл. Нужно время, чтобы найти баланс между рынками и ценами на товары.

В такой ситуации наш банк действовал осторожно. Рынок был чересчур "горячим", и мы понимали, что потребительские кредиты ненадежны, поскольку не достаточно тщательно проверялись те люди, которым их выдавали. Оценка нашего баланса показала, что собственный портфель банка за первое полугодие прибавил 30%, однако потребительские кредиты "просели" на 10%, и мы пересмотрели стратегию. Обычно нам было проще и дешевле в качестве инструмента привлечения средств использовать еврооблигации, чем депозиты. Но в определенный момент возникло чувство, что рынок закрывается и становится менее доступным. В то время когда другие банки финансировали операции с облигациями и синдикацией, мы изменили политику и вернулись к более стандартным методам привлечения средств, таким как депозиты и средства от стабильных корпоративных клиентов.

РЦБ: Как Вы думаете, верно ли предположение, что в России с помощью финансовых институтов не умеют работать с рисками, т. е. не налажен качественный риск-менеджмент, и это усугубило кризис?

Э. К. Конечно, когда рынок "горячий" и дает высокую доходность, никто не думает о рисках. Всех интересует возможность получить высокую маржу с помощью большого "плеча". "Альфа-Банк" является одним из самых консервативных банков, у нас очень маленькие объемы использования производных инструментов и операций РЕПО, так как наш основной бизнес — работа с инвесторами и корпоративными клиентами.

Год назад нас обвиняли в чересчур консервативной политике и в том, что мы не используем все возможности заработать. Сегодня стало понятно, что благодаря этому мы потеряли гораздо меньше.

РЦБ: Какова стратегия развития вашего банка на 2009 г., который, по прогнозам, будет очень тяжелым?

Э. К. Стратегия останется прежней: качественные аналитические исследования и проекты в тех секторах, где мы обладаем сильной экспертизой, совместная работа с нашим корпоративным банком. Естественно, мы рассматриваем возможности развития новых финансовых продуктов, которых не было в России из-за отсутствия большого рынка. Надо создавать фундаментальную базу (система рисков, программное обеспечение) для новых продуктов, только это позволит эффективно реализовывать планы. Раньше другие банки были впереди, но теперь инвестор не хочет покупать их неликвидные продукты, а у нас есть возможность продолжать строительство своей базы. Инвесторы рассматривают нас не как простую брокерскую компанию, а как часть крупного универсального банка и большой стабильной финансовой группы.

РЦБ: Какую инвестиционную стратегию вы будете предлагать инвесторам в начале 2009 г.?

Э. К. Акции стоят очень дешево. Если вы долгосрочный инвестор, то следует покупать акции госкомпаний и компаний нефтегазового сектора (Сбербанка, Газпрома, ЛУКОЙЛа), как наиболее ликвидных компаний. Компании смогут погасить задолженности, конечно, прибыль ожидается уже не в тех объемах, но она будет. С учетом текущей конъюнктуры такие секторы, как ритейл и металлургия, не очень прибыльны, поэтому при определении объекта инвестирования следует выбирать не по секторам, а непосредственно рассматривать каждую компанию как обособленный объект, опираясь на конкретные финансовые показатели.

РЦБ: Рынок IPO в 2009 г. оживет или процесс восстановления окажется более долгим?

Э. К. Я думаю, что пока акционеры не готовы продать часть своего бизнеса слишком дешево, так как оценка компаний рынком не отвечает их интересам. С другой стороны, при недоступности кредитов возможно с помощью размещения акций привлечь необходимый объем капитала, но все-таки не следует ожидать каких-либо сделок в первом полугодии. Для инвесторов облигации с доходностью в 20—30% выглядят намного привлекательнее акций, поэтому долговой рынок сохранит свою роль, несмотря на кризис.

РЦБ: Нужно ли пересматривать мировую финансовую модель?

Э. К. Очевидно, что текущая система не отвечает сложившимся реалиям. Она была результатом американо-британских договоренностей, но мир кардинально изменился. Экономика под действием мировой интеграции должна меняться адекватно быстро.

РЦБ: Сейчас активно обсуждается создание мирового финансового центра в России. Как Вы оцениваете такую возможность?

Э. К. В текущей ситуации я нахожу это невозможным, так как необходимо несколько лет, чтобы доказать, что в России адекватная инфраструктура, отвечающая требуемым нормам. Под инфраструктурой я понимаю не только материальные объекты, но и эффективную юридическую основу, работу органов власти и регуляторов. Это все необходимо, поскольку российский рынок потерял доверие инвесторов из-за непонятной и непрозрачной системы приостановки торгов. Также следует определиться с вопросами государственного регулирования бирж (какой орган будет контролировать работу профучастников) и объединения бирж.

РЦБ: Как Вы оцениваете роль системообразующих банков как проводников ликвидности в условиях кризиса и роль монетарных властей по спасению экономики?

Э. К. Это необходимая мера. Рынок капитала закрыт, поэтому монетарным властям приходится вливать ликвидность через банки. Наш банк получает средства, до нас они доходят, и мы уже активно кредитуем реальный сектор. Конечно, ставки большие из-за высокой стоимости денег.

Естественно, невозможно удовлетворить все заявки на средства, потому их получают только те, кто сможет эффективно работать с ними.

РЦБ: Каковы основные риски, складывающиеся сейчас для российской экономики?

Э. К. Очевидные риски — это низкие цены на нефть и газ. Но основной, на мой взгляд, — это риск инфляции, так как в России выпущено на рынок значительное количество ликвидности в связи с большими проектами и кризисом. Инфляция — серьезный риск, в условиях кризиса этот процесс наиболее опасен, поскольку может поставить крест на некоторых отраслях. Государство должно осторожно стимулировать экономику — это не только наука, но и искусство.



  • Статьи в открытом доступе
  • Статьи доступны на платной основе
Актуальные темы    
 Сергей Хестанов
Девальвация — горькое лекарство
Оптимальный курс национальной валюты четко связан со структурой экономики и приоритетами денежно-кредитной политики. Для нынешней российской экономики наиболее логичным (и реалистичным) решением бюджетных проблем является девальвация рубля.
Александр Баранов
Управление рисками НПФов с учетом новых требований Банка России
В III кв. 2016 г. вступили в силу новые требования Банка России по организации системы управления рисками негосударственных пенсионных фондов.
Варвара Артюшенко
Вместе мы — сила
Закон синергии гласит: «Целое больше, нежели сумма отдельных частей».
Сергей Майоров
Применение blockchain для развития биржевых технологий и сервисов
Распространение технологий blockchain и распределенного реестра за первоначальные пределы рынка криптовалют — одна из наиболее дискутируемых тем в современной финансовой индустрии.
Все публикации →
  • Rambler's Top100