Casual
РЦБ.RU
  • Автор
  • Саватюгин Алексей, Директор департамента финансовой политики Министерства финансов РФ

  • Все статьи автора

Государство своевременно отреагировало на кризис

Январь 2009

Интервью с директором департамента финансовой политики Министерства финансов РФ Алексеем Саватюгиным

Директор департамента финансовой политики Минфина России Алексей Саватюгин рассказал журналу "Рынок ценных бумаг" о том, какие меры государство приняло для выхода из кризиса, как спасали рынок РЕПО и почему госбанки оказались более ответственными, чем частные банки.

РЦБ: Алексей Львович, как государство отреагировало на кризис?

А. С. Я считаю, что государство своевременно отреагировало на кризис. В кратчайшие сроки была решена проблема на рынке РЕПО, который в середине сентября пребывал в тяжелейшем положении, особенно если вспоминать о том, в какой ситуации оказались крупнейшие игроки этого рынка. Эта проблема решалась в оперативном режиме, и могу сказать, что совещания по расшивке неплатежей проходили даже по ночам. В конечном счете ситуацию удалось исправить. Был своевременно принят закон о государственной гарантии вкладов до 700 тыс. руб., который позволил вселить в людей уверенность в сохранности их сбережений и предотвратил изъятие вкладов с депозитов. Кроме того, были разработаны процедуры по санации обанкротившихся банков при участии Агентства по страхованию вкладов, когда благодаря средствам, выделенным государством на поддержку банковской системы, удалось избежать ситуации, которая сложилась в 1998 г. В кратчайшие сроки были приняты важные для финансового рынка документы, среди которых — документ о выходе на фондовый рынок Банка России. Кроме того, приняты меры по обеспечению банковской системы ликвидностью, а с целью содействия реальному сектору экономики правительство заявило о поддержке 295 системообразующих предприятий. Это госгарантии по кредитам, субсидирование процентных ставок, реструктуризация налоговых платежей и другие меры.

РЦБ: Как повлияет на российский фондовый рынок участие Банка России? В других странах нет таких прецедентов?

А. С. Это происходит по-разному. В других странах есть свои институты, и курс национальной валюты устанавливается на внебиржевом рынке, на FOREX, а не на бирже, как в России. В подавляющем большинстве стран нет такого понятия, как "валютная биржа". Участие Центрального банка на фондовом рынке обусловлено совершенно нормальной и понятной ситуацией. ЦБ РФ дает кредиты банкам и берет залоги в виде ценных бумаг, которые находятся у него в Ломбардном списке. Если эти кредиты не возвращаются, у Центробанка остаются облигации. Что он должен делать с ними? Продавать. И вот для этого ему и нужен допуск на биржу. Он может продавать их через брокеров, но это значит, что надо платить комиссию. Центральный банк должен быть уверен в надежности своих контрагентов. Почему бы тогда не допустить ЦБ РФ на биржу, если это находится в рамках законодательства, контролируется с точки зрения манипулирования рынком, инсайдерской информации?

РЦБ: Когда же вступит в силу Закон об инсайдерской информации, который обсуждается уже несколько лет?

А. С. Закон написан, одобрен и, скорее всего, в начале текущего года будет принят. Согласен, он принимался долго, но проблем уже нет.

РЦБ: Государство выделило средства на поддержку банковского сектора через крупнейшие госбанки, однако до мелких и средних банков эти деньги не дошли. Государство недосмотрело?

А. С. До одних мелких банков деньги действительно не дошли, а до других дошли. Мы не можем давать указания крупным банкам, кого именно надо кредитовать, какие устанавливать лимиты на контрагентов, кого финансировать, а кого нет, потому что и Сбербанк, и ВТБ, и Газпромбанк — это коммерческие предприятия. У каждого из них есть частные акционеры, которые считают прибыль. В отличие, например, от Внешэкономбанка, представляющего собой некоммерческую организацию. И естественно, каждый банк имеет свои процедуры риск-менеджмента, которые были ужесточены в кризисный период, что является нормальной реакцией. Потому что участился невозврат, растет риск контрагентов, и непонятно, кому давать деньги. Это объясняется тем, что некоторые небольшие банки не готовы раскрывать информацию о своем финансовом состоянии. Мы регулярно встречаемся с представителями крупных банков, отслеживаем ситуацию, которая сейчас стала исправляться. Наверное, многие банкиры сначала слишком жестко подошли к ужесточению риск-менеджмента. И это понятно, потому что неприятная ситуация, которая могла бы случиться во время кризиса с каким-либо из крупных банков, имела бы негативные последствия не только для этой финансовой организации, но и для всей банковской системы.

Сейчас государство увеличивает гарантии, берет на себя определенные риски. Мы готовы гарантировать кредиты многим предприятиям и допускать банки из второй сотни к беззалоговым кредитам ЦБ РФ. Поэтому крупные банки, к которым следует отнести государственные банки, намерены сейчас увеличивать кредиты. В ноябре абсолютный прирост кредитования только по ВТБ составлял около 8%. Это хороший показатель даже в спокойные времена.

РЦБ: То есть сейчас главными кредиторами реального сектора экономики станут госбанки?

А. С. Сбербанк, ВТБ и Россельхозбанк — одни из самых крупных российских банков. В первую пятерку крупнейших банков страны входят 3 банка с контрольным пакетом государства.

РЦБ: Как Вы оцениваете перспективы огосударствления экономики? В залоге у ВЭБа и ВТБ находятся большие пакеты акций других частных компаний. Не появится ли у государства соблазн оставить эти бумаги у себя?

А. С. У государства нет цели оставить у себя пакеты акций компаний, которые оно получило. Это делается для того, чтобы наши предприятия могли перекредитоваться.

РЦБ: Как Вы оцениваете политику постепенной девальвации рубля Центробанком?

А. С. Я понимаю руководство Центробанка, выбравшего такую тактику, т. е. объяснения представителей Банка России, который девальвирует рубль, очевидны — они борются с оттоком капитала.

РЦБ: Не проще ли было сделать это сразу, как в 1998 г.?

А. С. А вы думаете, что тогда это было удачное решение? В результате нынешней политики монетарных властей в стране нет паники и нет массового изъятия вкладов. Да, на рынке было некоторое напряжение, связанное с оттоком средств с банковских депозитов в октябре. Но уже в ноябре серьезного оттока вкладов населения из банков не наблюдалось. Было перекладывание из рублевых депозитов в валютные, но это ни в коем случае не изъятие средств. Деньги не выносили пачками и не засовывали под подушку. То есть панику удалось предотвратить. Это не 1998 г., не 1994 г. и даже не 2004 г., когда около отделений банков стояли очереди за наличностью.

По поводу валютной курсовой политики даже среди независимых экспертов нет единого мнения, что лучше — разовая шоковая девальвация или свободное плавание рубля, т. е. управляемая постепенная девальвация или жесткий фиксированный курс. Сколько существует международных аналитических обзоров по монетарной политике в России, столько и разных мнений. Есть "плюсы" и есть свои "минусы". Сейчас априори мы не можем сказать, какая политика оптимальна, как надо действовать. Потом, через несколько лет, все будут очень умными и станут говорить: "Ага, мы вас предупреждали!".

Все дело в том, что аналитики рассматривают ситуацию с точки зрения макроэкономической теории. Или же с той точки зрения, что они сами являются инвесторами и им выгодна та или иная политика. В то же время государственный чиновник вынужден принимать во внимание целый ряд вопросов, учитывать не только гипотетическую модель функционирования макроэкономики, но и ситуацию в социальной сфере, поведение вкладчиков и юридических лиц. Нужно держать наличные средства для выплаты пенсий, заработных плат. А этого аналитики обычно не учитывают.

РЦБ: Как Вы можете оценить качество риск-менеджмента в государственных и коммерческих структурах?

А. С. Как правило, в государственных структурах более консервативный подход к оценке рисков при принятии инвестиционных решений. И, кстати, Сбербанк — самый крупный банк — достаточно консервативен в своей политике. Он не раздавал кредиты кому попало, как это делали некоторые частные банки, у которых под честное слово можно было получить кредит без обеспечения, без поручительства. Так обстояло дело с потребительскими кредитами. Государственные банки не позволяли себе такого, несмотря на то, что теоретически они могли быть менее консервативными и могли проводить менее рискованную политику. Потому что они могли быть уверены в том, что за их спиной государство, которое всегда их поддержит. Но они оказались более ответственными.

В целом во всем мире риск-менеджмент немного подкачал — и в российских банках, и в американских, и в европейских.

РЦБ: Как отразилось введение биржевых облигаций на российском долговом рынке?

А. С. Принятие закона о биржевых облигациях позволяет, например, РЖД или АИЖК выпускать ценные бумаги по упрощенной процедуре и допускает их к торговле на бирже без регистрации их проспекта ФСФР, многомесячных согласований и т. д. Банки смогут купить облигации на бирже, причем это бумаги хорошего эмитента с суверенным рейтингом, со 100%-ной государственной собственностью, т. е. у эмитента отсутствует риск. Можно купить эти облигации и заложить в Банке России под кредит. Это хорошее обеспечение. Сейчас проблема банков в том, что портфель ценных бумаг, который они могли заложить, исчерпан. Все уже заложено для пополнения ликвидности. В нынешних условиях биржевые облигации могут стать новым инструментом для залога в ЦБ РФ. "Плюс" еще в том, что крупные компании получат от размещения биржевых облигаций денежные средства для финансирования своих проектов. Это тот редкий случай, когда всем должно быть хорошо.

РЦБ: Теперь настало время и для инфраструктурных облигаций?

А. С. Это облигации, выпущенные под определенный проект. Если по корпоративным облигациям эмитент несет ответственность всеми своими денежными потоками, то по инфраструктурным облигациям он отвечает только конкретным проектом. Выпуск инфраструктурных облигаций — хорошая идея. Тем более что наше государство на протяжении последних лет вкладывало сравнительно много средств в инфраструктурные проекты.



  • Статьи в открытом доступе
  • Статьи доступны на платной основе
Актуальные темы    
 Сергей Хестанов
Девальвация — горькое лекарство
Оптимальный курс национальной валюты четко связан со структурой экономики и приоритетами денежно-кредитной политики. Для нынешней российской экономики наиболее логичным (и реалистичным) решением бюджетных проблем является девальвация рубля.
Александр Баранов
Управление рисками НПФов с учетом новых требований Банка России
В III кв. 2016 г. вступили в силу новые требования Банка России по организации системы управления рисками негосударственных пенсионных фондов.
Варвара Артюшенко
Вместе мы — сила
Закон синергии гласит: «Целое больше, нежели сумма отдельных частей».
Сергей Майоров
Применение blockchain для развития биржевых технологий и сервисов
Распространение технологий blockchain и распределенного реестра за первоначальные пределы рынка криптовалют — одна из наиболее дискутируемых тем в современной финансовой индустрии.
Все публикации →
  • Rambler's Top100