Casual
РЦБ.RU
  • Автор
  • Плотников Виталий, Председатель правления "Первого национального пенсионного фонда"

  • Все статьи автора

Пенсионный рынок ждет перемен

Декабрь 2008

Интервью с председателем правления "Первого национального пенсионного фонда" Виталием Плотниковым

Финансовый кризис, с треском обваливший российский фондовый рынок, также выявил ряд существенных проблем рынка негосударственного пенсионного обеспечения (далее — НПО). Пока российские индексы покоряли новые исторические максимумы, управляющие компании не придавали особого значения формулировкам и методикам, прописанным в законодательстве. Теперь же, когда результаты управления средствами негосударственных пенсионных фондов оказались в большинстве своем отрицательными, управляющие рискуют не пережить нынешний кризис. О том, как строится в текущих условиях взаимодействие пенсионных фондов с управляющими и какие изменения требуются рынку, чтобы с наименьшими потерями пережить кризис, мы попросили рассказать председателя правления "Первого национального пенсионного фонда" Виталия Плотникова.

КИ: Виталий Александрович, как бы Вы охарактеризовали нынешнюю ситуацию, сложившуюся на рынке коллективных инвестиций в области управления активами негосударственных пенсионных фондов?

В. П. Ситуация, которая в настоящее время наблюдается на рынке, очень сложная. Я бы даже назвал происходящие процессы системным кризисом, наступление которого было предопределено заранее. Система взаимоотношений УК и НПФов на законодательном уровне изначально была построена непрозрачно и нечетко. Когда фондовый рынок рос, данные проблемы не проявлялись, но, как только на рынке началось падение, несовершенство этой системы вышло на поверхность. Самая главная проблема, которая существует сейчас, — это законодательное требование о порядке определения результатов инвестирования средств пенсионных фондов (инвестиционного дохода). В настоящее время инвестиционный доход определяется по рыночной оценке активов, в результате чего возникает убыток, который управляющим компаниям покрыть нечем. До 2003 г. порядок был несколько иным и рыночная оценка активов при расчете дохода не учитывалась, поэтому вне зависимости от реальной стоимости активов фонда убытки не фиксировались и по мере роста стоимости инвестиционного портфеля ситуация нормализовывалась. Такой подход логичен, так как пенсионные деньги являются "длинными" и нет никакой необходимости фиксировать убытки на коротком промежутке времени. Тем более что в настоящее время не существует корректной возможности отразить какие-либо убытки на пенсионном счете клиента.

Как мне кажется, главная задача сейчас — исправить данную методологическую ошибку и не допустить повторения подобной ситуации.

КИ: Какие еще сложности существуют на пенсионном рынке и какие меры необходимо предпринять, чтобы рынок рос и развивался более эффективно?

В. П. Отмена переоценки активов — это острая потребность, но далеко не единственная проблема пенсионного рынка. Вся система, сложившаяся на пенсионном рынке, нуждается в определенной трансформации, поскольку те недоработки, которые существуют, могут в дальнейшем привести к куда более серьезным последствиям, нежели сложившаяся сегодня ситуация. Поэтому, как мне кажется, сейчас самый подходящий момент проанализировать систему негосударственного пенсионного обеспечения, выявить все ее несовершенства и постараться максимально их устранить.

Один из наиболее важных и необходимых шагов в настоящее время — создание полноценной системы страхования обязательств перед клиентами. К сожалению, существующая сейчас система страхования обязательств далека от совершенства и не является полноценной. Как бы парадоксально это ни звучало, но до недавнего времени страховые резервы было запрещено использовать на покрытие убытков. С 1 декабря 2008 г. данное ограничение снято, но все же проблема не решена в полной мере. Методика формирования страховых резервов построена таким образом, что пенсионным фондам очень сложно создавать их в достаточном объеме, поскольку объем поступающих от клиентов пенсионных фондов денежных средств увеличивает немедленно обязательства НПФ, но не приводит к автоматическому формированию страховых резервов, так как нет источника их образования. Источник же появляется лишь после получения дохода от инвестирования этих средств. Таким образом, формирование резервов, во-первых, сдвинуто во времени, во-вторых, получается, что источник формирования страховых резервов негарантированный, так как доход в различные периоды может быть разным или вообще отсутствовать, как, например, сейчас.

Также не совсем логичной выглядит обязанность формирования страховых резервов самими фондами: риски реализуют управляющие компании, а страхуются они НПФами за счет своих клиентов, что снимает ответственность с управляющих. Как мне кажется, каждый участник системы негосударственного пенсионного обеспечения должен страховать риски, возникающие непосредственно у него: инвестиционные риски должны страховать управляющие компании, актуарные риски по пожизненным рентам, технические риски и т. д. — пенсионные фонды. Необходимо взвесить значимость и риски каждого участника всей системы и, исходя из полученных результатов, трансформировать систему страхования. Возможно, имеет смысл сформировать систему, аналогичную системе страхования банковских вкладов. Если по каким-то причинам построить подобную систему страхования не удастся, имеет смысл вводить нормативные требования к каждому участнику системы НПО по объему капитала, соотнесенные с принятыми на себя данным участником обязательствами. Считаю, что на пенсионном рынке необходимо ввести требование о достаточности собственного капитала, аналогичное тому, которое уже много лет существует в банковской системе.

Таким образом, как только участник системы НПО принимает на себя обязательства, превышающие существующий норматив, он должен автоматически увеличить собственный капитал за счет взносов учредителей и акционеров, за счет полученной прибыли и т. д. При невозможности увеличить капитал необходимо ввести запрет на повышение обязательств, потому что в противном случае сильно возрастают риски данного участника, а, по сути, это риски участников системы НПО — клиентов пенсионного фонда.

На сегодняшний день в систему НПО вовлечено 11 млн человек, объем переданных ими средств составляет почти 550 млрд руб. Очевидно, что система выстроена некорректно. Сейчас допустимы случаи, когда управляющая компания, отвечающая лицензионным требованиям по собственному капиталу в 60 млн руб. и, следовательно, имеющая право управлять средствами НПФов, принимает на себя обязательства в несколько миллиардов рублей. Поэтому, как мне кажется, необходимо повышать ответственность управляющих компаний, так чтобы между пенсионными фондами и управляющими она распределялась более или менее равномерно.

Еще один способ решения данной проблемы, который может показаться радикальным, я бы предложил введение прообраза stop loss, т. е. законодательного требования, согласно которому будут суммироваться все обязательства управляющих компаний по договорам с пенсионными фондами. При падающем рынке, как только размер полученных по таким договорам расчетных убытков сравнивается с размером собственного капиталом УК, управляющий обязан "встать в деньги", в противном случае он уже не сможет покрыть полученные убытки.

Для того чтобы ликвидировать сложившуюся искусственную монополию на рынке управления пенсионными деньгами, необходимо вводить пенсионные фонды в состав профессиональных участников рынка ценных бумаг и предоставлять им право полностью управлять своими средствами. В соответствии с законодательством пенсионные фонды имеют право самостоятельно размещать средства на депозиты и инвестировать их в государственные ценные бумаги. При этом не совсем понятно, почему фондам, которые не являются профучастниками, разрешается управлять государственными ценными бумагами. По моему мнению, государственные бумаги — это такие же ценные бумаги, как и все остальные, и для управления ими требуются аналогичные знания и навыки. Как мне кажется, также нелогично позволять фондам самостоятельно размещать средства на депозитах банка, поскольку банк может обанкротиться и фонд потеряет свои средства, так как по законодательству пенсионные фонды не могут быть участниками системы страхования вкладов и в списке кредиторов будут стоять на одном из последних мест.

На мой взгляд, разрешение фондам автономно управлять своими средствами не приведет к тому, что все эти финансовые институты воспользуются данным правом. Управление активами требует значительных вложений, так как необходимо наличие хороших специалистов в этой области, установление программного обеспечения и прочих затрат, что может себе позволить далеко не каждый пенсионный фонд.

Еще один момент, который существенно затрудняет развитие пенсионного рынка, — некоммерческий статус пенсионных фондов. Придание фондам статуса коммерческой организации позволит им открыто заинтересовывать потенциальных инвесторов и будет способствовать формированию на пенсионном рынке полноценного сегмента M&A. В данном сегменте рынка необходим переток капитала от менее эффективных собственников к более эффективным. Это будет выгодно в первую очередь клиентам НПФов, поскольку они не должны отвечать за ошибки собственников или неэффективного менеджмента. Создание благоприятного инвестиционного климата на пенсионном рынке приведет к полноценному оздоровлению этого рынка, возникновению здоровой конкуренции и существованию на пенсионном рынке объективно необходимого в конкретный период времени количества игроков.

КИ: В настоящее время на рынке ведутся споры относительно того, что стоит понимать под принципом сохранности средств пенсионных фондов. Как оказалось, толкование управляющими и пенсионными фондами данного принципа, прямо указанного в законе, оказалось различным. Как Вы считаете, что подразумевал законодатель под термином "сохранность"?

В. П. Как мне кажется, данный принцип следует рассматривать прежде всего с позиции здравого смыла. Прежде всего необходимо определиться, кому изначально принадлежали переданные управляющим деньги. Они принадлежали не управляющему и не фонду, а предприятиям и гражданам — клиентам фонда. Если рассматривать понятие "сохранность" с точки зрения конечных бенефициаров управления, все встанет на свои места. Сохранность — от слова "сохранить", и человек, передавший средства пенсионному фонду, рассчитывает на то, что по истечении определенного периода времени получит их обратно. Если он передал в фонд, например, 100 руб., то по окончании срока вложения он хочет получить не 50 руб. и не 10 руб., а 100 руб.

Существует и более сложное толкование этого понятия, о котором вообще сегодня почему-то забыли. Согласно данному толкованию, сохранность есть сохранение покупательной способности переданных в пенсионный фонд денежных средств. Таким образом, при вложении 100 руб., допустим, на 3 года при ежегодной инфляции 12% клиент должен получить 136 руб. и позволить себе такое же количество материальных благ, что и на 100 руб. 3 года назад. По моему мнению, нам необходимо стремиться именно к данному толкованию термина "сохранность". Поскольку потребитель услуг пенсионных фондов передает свои средства на достаточно длительный срок, который может достигать 20—30 лет, он должен быть уверен, что по окончании срока действия договора пенсионного обеспечения покупательная способность переданных фонду средств сохранится. Именно эту цель он преследует, и именно этого результата он должен достичь.

В сложившихся условиях с учетом того, что в данном случае речь идет о коротком временном интервале в год, мы стремимся хотя бы сохранить номинал переданных управляющим компаниям средств. При этом другого более или менее логичного толкования термина "сохранность", помимо перечисленных выше, я не знаю.

В настоящее время сложилась весьма непростая ситуация как для управляющих компаний, так и для пенсионных фондов. Подходит к концу срок действия договоров доверительного управления между управляющими и НПФами. Руководители фондов, не желающие продлевать срок действия данных договоров, во избежание наступления персональной ответственности просто обязаны подать иск на управляющего с требованием вернуть средства. При этом велика вероятность того, что управляющая компания в результате исполнения всех своих обязательств обанкротится. Как ни парадоксально, этот вариант для пенсионного фонда является худшим, так как, не являясь физическим лицом, фонд окажется в хвосте очереди кредиторов. Вывод: незамедлительно изменять правила учета финансовых результатов, что поможет управляющим и фондам выйти из тупика. В дальнейшем же необходимо последовательно проводить системные изменения, как минимум исключающие повторение сделанных ошибок, как максимум улучшающие всю систему НПО в целом.


Содержание (развернуть содержание)
Итоги V Федерального инвестиционного форума
Репутация, которой верят
Посткризисная экономика: какая она?
Мировой финансовый кризис и дефолты российских эмитентов
Квалифицированный инвестор: первые шаги и перспективы
Обзор рынка квалифицированных инвесторов за 2008 г. (IMAC review results 08)
Оферта: допустить нельзя отказать?
Пенсионный рынок ждет перемен
Изменения Закона "Об инвестиционных фондах" в правовых актах финансового регулятора
Перспективы ЗПИФов недвижимости в условиях нестабильности финансовых рынков
Непрямые инвестиции в недвижимость: выбирая между домом и паем
Инвестиции в защиту
Инфраструктура рынка коллективных инвестиций и изменения в законодательстве в условиях кризиса
От кого застрахован регистратор? Ab exterioribus ad interiora
Залог стабильности экономики
Об инвестициях на основании бюджетных кредитов субъектов Федерации за счет средств, полученных от облигационных займов
История и состояние государственного долга Республики Карелия
Инновации при организации размещения и обращения государственных облигаций Санкт-Петербурга
Рынок муниципальных и субфедеральных заимствований
Пути совершенствования правового регулирования государственных и муниципальных заимствований

  • Статьи в открытом доступе
  • Статьи доступны на платной основе
Актуальные темы    
 Сергей Хестанов
Девальвация — горькое лекарство
Оптимальный курс национальной валюты четко связан со структурой экономики и приоритетами денежно-кредитной политики. Для нынешней российской экономики наиболее логичным (и реалистичным) решением бюджетных проблем является девальвация рубля.
Александр Баранов
Управление рисками НПФов с учетом новых требований Банка России
В III кв. 2016 г. вступили в силу новые требования Банка России по организации системы управления рисками негосударственных пенсионных фондов.
Варвара Артюшенко
Вместе мы — сила
Закон синергии гласит: «Целое больше, нежели сумма отдельных частей».
Сергей Майоров
Применение blockchain для развития биржевых технологий и сервисов
Распространение технологий blockchain и распределенного реестра за первоначальные пределы рынка криптовалют — одна из наиболее дискутируемых тем в современной финансовой индустрии.
Все публикации →
  • Rambler's Top100