Casual
РЦБ.RU

Что нам готовит кризис

Ноябрь 2008

Интервью с главным экономистом ИБ "Траст" Евгением Надоршиным

Мировой финансовый кризис все глубже проникает в экономики как развитых, так и развивающихся стран, принося с собой крах крупнейших финансовых институтов, снижение курсов национальных валют и повсеместное замедление темпов экономического развития. О том, насколько сильно финансовый кризис затронет экономику России, каких значений достигнут основные макроэкономические показатели к концу года и следует ли ожидать обесценения рубля, мы попросили рассказать главного экономиста ИБ "Траст" Евгения Надоршина.

КЭ Евгений Равхатович, в последнее время все чаще появляется сравнение нынешнего финансового кризиса с кризисом 1998—1999 гг. Как Вы считаете, в чем сходство и в чем различие данных кризисов?

Е. Н. Если говорить о том, какие параллели можно провести между экономической ситуацией в 1998 г. и состоянием экономики в 2008 г., то они скорее "перпендикулярны" друг другу. В 1998 г. банковская система фактически не выполняла функции финансового посредника и не являлась кредитором реального сектора экономики. В то время большая часть экономической активности в финансовой сфере носила исключительно спекулятивный характер. Сегодняшняя ситуация прямо противоположная: финансовый сектор играет огромную роль в экономике страны, аккумулирует временно свободные денежные ресурсы и перераспределяет их между хозяйствующими субъектами, кредитует как краткосрочные, так и долгосрочные инвестиционные проекты. В настоящее время финансовый сектор РФ предоставляет потребителям услуги, вполне сопоставимые с теми, которые можно получить за рубежом. Принципиально отличается от 1998 г. и нынешняя ситуация, сложившаяся в реальном секторе экономики: если тогда производственно-экономическая система практически не зависела от финансового сектора и большинство компаний получали значительную выгоду от удешевления рубля, то сегодня все кардинально поменялось. В настоящее время очень высоки долговая нагрузка и зависимость предприятий и целых отраслей экономики от внешних кредитов. Поэтому в сложившихся обстоятельствах резкое снижение стоимости рубля не только не принесет реальному сектору экономики никаких выгод, но и причинит существенный ущерб, поскольку для многих компаний их долги, особенно внешние, могут стать неподъемной ношей, а резкое повышение ставок лишит их возможности делать заимствования. Единственное сходство, которое можно отметить, сравнивая эти два кризиса, — люди. В экономических реалиях 2008 г. они пытаются действовать так же, как делали это в 1998 г. В частности, в попытках сберечь средства они готовы свернуть часть весьма выгодного и рентабельного бизнеса, так как считают, что ситуация будет развиваться аналогично 1998 г. Очевидно, что подобные действия для бизнеса губительны.

КЭ Как Вы считаете, насколько глубоко финансовый кризис затронет реальный сектор экономики? Какие отрасли будут наиболее восприимчивы к кризису?

Е. Н. К сожалению, кризис сильно затронет российскую экономику. Как я уже отметил, сейчас зависимость реального сектора экономики от банковского кредитования и публичного рынка капитала очень высока. В сложившейся ситуации доступность и дешевизна заемных средств имеют для компаний большее значение, чем раньше. Отсутствие у компаний доступа к источникам финансирования может нанести им более крупный ущерб, чем высокие издержки. Что же касается отраслей экономики, то, скорее всего, дефицит заемных средств, вызванный кризисом, в большей или меньшей степени негативно повлияет на все секторы.

КЭ Как Вы оцениваете меры по поддержанию финансового сектора, предпринятые Правительством РФ? Все ли принятые действия были правильными, на Ваш взгляд?

Е. Н. Несмотря на то что с момента анонсирования данных мер в середине сентября возникла некоторая пауза, прежде чем они начали принимать более четкую и явную форму, и еще большая задержка возникла перед тем, как выделяемые средства дошли до их получателей, я бы охарактеризовал все принимаемые правительством меры как соответствующие сложившейся ситуации и правильные. В качестве отрицательных факторов следует назвать некоторую бессистемность и отсутствие единой логической линии. В настоящее время принципиально важно структурировать все антикризисные меры по приоритетам долгосрочной государственной политики. Необходимо понимать, что при неблагоприятной внешней конъюнктуре и ухудшении ее внутри страны невозможно помочь всем, кто окажется в трудном положении, — не хватит ресурсов. Вероятно, следует сгладить общую негативную ситуацию, стимулировать преимущественно те секторы и отрасли, которые планируется развивать и которые должны стать основополагающими при построении диверсифицированной экономики, этапы осуществления которой заложены в долгосрочной Концепции социально-экономического развития нашей страны.

КЭ Как Вы оцениваете политику ЦБ РФ в отношении курса рубля?

Е. Н. В период кризиса от политики государства зависит очень многое: если власти предпринимают адекватные и понятные шаги, то это существенно улучшает ситуацию, если нет, то это может серьезно усугубить проблемы. По моему мнению, до тех пор пока ЦБ РФ не решил обесценить рубль, политика регулятора выглядела вполне адекватной и разумной. В текущих условиях я считал и считаю поддержание стабильного курса рубля наиболее целесообразным использованием тех резервов, которые были накоплены за долгие годы. Еще 1—2 года назад высказывалось множество критических замечаний по поводу необходимости для России столь значительных золотовалютных резервов. Тем не менее действительность расставила все по своим местам, и наступил тот "черный день", когда эти ресурсы играют очень существенную роль в стабилизации как валюты, так и ситуации в экономике в целом.

К сожалению, совершенно непонятен шаг ЦБ РФ по обесценению рубля. На мой взгляд, никакой необходимости в этом не было. У ЦБ РФ было и остается достаточно резервов для того, чтобы не торопиться с обесценением национальной валюты, а принимать обдуманные решения. Тем более что падение национальной валюты на фоне паники может не только не сберечь резервы, но и ускорить вывод капитала из страны. Так и произошло: девальвация рубля спровоцировала очередную волну спроса на иностранную валюту и уже привела к тому, что на поддержание рубля ЦБ РФ потратил более 10 млрд долл. Это в дополнение к около 43 млрд долл. интервенций за октябрь. Репутации рубля как стабильной валюты нанесен серьезный урон, а выгоды от девальвации в масштабах экономики практически нет.

Даже несмотря на то, что ЦБ РФ уже приступил к обесценению национальной валюты, в этом году дополнительных шагов в этом направлении не предвидится. Мне кажется, что Банку России первого урока хватит — сейчас рубль дешевле удерживать на стабильном уровне. После того как паника уляжется, а ситуация с ценами на нефть хоть немного прояснится, то не исключено, что рубль может продолжить медленно дешеветь по отношению к бивалютной корзине и дальше, уже в 2009 г. Исходя из текущих тенденций, ожидается рост стоимости бивалютной корзины на 3—5% за 2009 г. В 2008 г. я пока больше ничего не жду, однако после недавних событий гарантировать не возьмусь ничего.

В отношении девальвации хотелось бы также отметить несколько важных моментов. Государство вложило значительные ресурсы в долгосрочные экономические проекты, которые значительная девальвация просто "перечеркнет", у многих компаний возникнут проблемы с платежами по внешнему долгу, они не смогут проводить рефинансирование на внутреннем рынке, публичный долговой рынок России просто прекратит свое существование. К тому же девальвация производит значительный негативный социальный эффект: сегодня кризис оказывает влияние в первую очередь на наиболее обеспеченные слои населения, девальвации переносит его и на остальных.

При разумной политике накопленных золотовалютных резервов, которые сейчас составляют около 480 млрд долл. против 12 млрд долл. в 1998 г., вполне хватит, чтобы поддерживать курс национальной валюты несколько лет. Если в этом вообще будет необходимость.

КЭ Как Вы оцениваете принятие Закона "О дополнительных мерах для укрепления стабильности банковской системы в период до 31 декабря 2011 г." и, в частности, передачу отдельных функций по регулированию и контролю банковского сектора Агентству по страхованию вкладов? Способны ли данные меры помочь укреплению российской банковской системы?

Е. Н. Впечатление от принятых мер пока неопределенное, в полной мере можно будет их оценить лишь тогда, когда они начнут работать. Безусловно, они способны помочь российской банковской системе. Государство предоставляет весьма широкие полномочия различным экономическим агентам для стабилизации банковской системы: это и выдача беззалоговых кредитов, и индивидуальное установление лимитов, и возможность предоставлять банкам иную помощь. Таким образом, вектор государственной политики направлен на всестороннюю помощь банкам и поддержание стабильности и надежности банковской системы. Как мне кажется, в ближайшее время следует ожидать процесса консолидации банковской системы в сегменте средних и крупных банков. Вопрос в том, какими средствами и с какой скоростью этот процесс будет проходить.

КЭ Когда и на каком уровне фондовый рынок достигнет "дна" и начнется его восстановление?

Е. Н. В настоящее время на рынке наблюдается большая волатильность, что очень затрудняет построение каких-либо прогнозов. Даже если верить оптимистичным прогнозам, согласно которым рынок уже прошел "дно" и в дальнейшем его ожидает рост, это вовсе не означает, что в будущем на рынке не будут отмечаться падения, причем глубокие. Собственно, после "подарка" ЦБ РФ одно из падений мы уже видели. Поручиться за то, что "дно" пройдено, я не готов, по крайней мере сейчас. При этом я действительно полагаю, что самый тяжелый период для финансового сектора уже позади.

КЭ Как Вы считаете, какова будет динамика стоимости нефти в ближайшие полгода?

Е. Н. Это достаточно сложный вопрос, поскольку в настоящее время спрогнозировать динамику стоимости нефти трудно. Возможно, 150 долл./баррель — спекулятивно высокая цена, а 60 долл./баррель — спекулятивно низкая. Не исключаю, что в 2009 г. стоимость нефти в среднем будет составлять примерно 70 долл./баррель. Поскольку на мировых рынках сейчас преобладают нервозные настроения, экономические агенты не способны адекватно реагировать на происходящие в мире события и принимать взвешенные решения, волатильность на сырьевых рынках будет оставаться высокой. В то же время стоимость барреля нефти в 2009 г. на уровне 70 долл. не должна вызвать больших проблем для бюджета России и счета текущих операций. Безусловно, ожидать значительного притока валюты и существенного профицита бюджета не следует, но при подобной конъюнктуре ситуация складывается вполне нормальная. Необходимо также понимать, что значительный профицит или дефицит бюджета — это все-таки аномальное явление, как правило, бюджет стремятся сделать как можно более сбалансированным.

КЭ Каков Ваш прогноз инфляции в 2008 г.? Какие факторы в настоящее время оказывают большее влияние на ее повышение?

Е. Н. Полагаю, что к концу года инфляция составит около 13,5 %. Большая часть нашего импорта, в том числе продуктового, идет через еврозону, соответственно, рассчитывается в евро, которое, как известно, дешевеет. Кроме того, в Европе сейчас сокращается потребительский спрос, автоматически должно произойти снижение цен у оптовых поставщиков, а вслед за оптовыми ценами могут снизиться и розничные. Очевидно, что данный фактор может привести к изменению уровня инфляции к концу года. В 2009 г. с учетом снижения стоимости нефти возможно уменьшение инфляционного давления со стороны энергетического фактора на цены. В сентябре цена нефти упала приблизительно на 20%, в октябре — примерно на такую же величину. Это снизит стоимость нефтепродуктов, затем химии и нефтехимии, что в свою очередь окажет определенное воздействие на цены в машиностроении и т. д. Также необходимо учитывать наплыв дешевых потребительских товаров из Китая, Европы и США, что также может побудить российских производителей к снижению цен. Правда, эту картину несколько портит девальвация национальной валюты, которую допустил ЦБ РФ. Хотя, по нашим прогнозам, даже умеренное снижение стоимости национальной валюты не помешает инфляции в 2009 г. быть ниже, чем в 2008 г., но едва ли 12%-ный прирост цен покажется низким.

КЭ Финансовый кризис привел к значительному увеличению активности центральных банков большинства стран. Как это отразится на валютной и денежно-кредитной политике этих государств? Продолжится ли мировая тенденция усиления роли государства в регулировании экономики?

Е. Н. Сложно ответить, это полностью зависит от государства. В истории экономик как развитых, так и развивающихся стран отмечались подобные прецеденты, когда в периоды сильнейшего экономического спада государство предпринимало действия по увеличению своего влияния на экономику и частичной национализации. Однако данные меры обычно носили временный антикризисный характер. Не вижу никаких оснований для того, чтобы государство впоследствии не смогло отказаться от некоторых вынужденно приобретенных активов, поскольку при нормальных условиях данные активы способны вполне эффективно функционировать в частном секторе. При этом государство вполне может извлечь выгоду от их продажи. Вероятно, в ближайшее время докризисная либеральная модель экономики все же будет немного скорректирована. Однако, как мне кажется, принципиальный вопрос заключается не в том, сколько активов окажется в результате у государства, а в том, как должно строиться регулирование мировой экономической и финансовой систем. Действительность показала, что применяемый сейчас подход ("каждый сам за себя") нежизнеспособен и не может решить возникшие проблемы. К сожалению, крупнейшие мировые финансовые институты не имеют ни возможностей, ни полномочий, чтобы разрешить существующие проблемы. Какую собственность и в каком объеме будут "держать" государства многих стран, зависит прежде всего от того, какое "лицо" будет у мировой финансовой системы.


Содержание (развернуть содержание)
Российская электроэнергетика в долгосрочной перспективе
Управление рисками на срочном рынке в условиях нестабильности финансовых систем
Деривативы и кризис: миф и реальность
Что нам готовит кризис
Уроки кризиса: совершенствуйте работу советов директоров
РОСНАНО: инструмент инновационного развития России
Кризис и госкорпорации
Экономическая политика российского правительства во время кризиса: принципы, приоритеты и шаги
Государство во время кризиса, или слон в посудной лавке
Рефинансирование ЦБ РФ: расширение границ
IR объявляет охоту на инвесторов
Investor Relations: новая парадигма в условиях кризиса на мировых финансовых рынках
Позиционирование бизнеса в период кризиса
Современные формы дистанционной подготовки специалистов финансового рынка
В стране невыученных уроков, или история с арифметикой
Развитие строительства и ритейла в условиях кризиса
Металлургия: начнется ли падение после резкого взлета?
Акции девелоперов
Поиск оптимальных решений по привлечению финансирования бизнеса при неблагоприятной рыночной конъюнктуре
Российский рынок корпоративных облигаций: основные тенденции 2008 г.

  • Статьи в открытом доступе
  • Статьи доступны на платной основе
Актуальные темы    
 Сергей Хестанов
Девальвация — горькое лекарство
Оптимальный курс национальной валюты четко связан со структурой экономики и приоритетами денежно-кредитной политики. Для нынешней российской экономики наиболее логичным (и реалистичным) решением бюджетных проблем является девальвация рубля.
Александр Баранов
Управление рисками НПФов с учетом новых требований Банка России
В III кв. 2016 г. вступили в силу новые требования Банка России по организации системы управления рисками негосударственных пенсионных фондов.
Варвара Артюшенко
Вместе мы — сила
Закон синергии гласит: «Целое больше, нежели сумма отдельных частей».
Сергей Майоров
Применение blockchain для развития биржевых технологий и сервисов
Распространение технологий blockchain и распределенного реестра за первоначальные пределы рынка криптовалют — одна из наиболее дискутируемых тем в современной финансовой индустрии.
Все публикации →
  • Rambler's Top100