Casual
РЦБ.RU

Перспективы рефинансирования корпоративного долга РФ: расчет на государственные ресурсы

Ноябрь 2008
Стремительное распространение и глубина кредитного кризиса незамедлительно повлекли за собой повышение стоимости заимствований для всех категорий заемщиков, породив вопросы относительно способности российских корпоративных заемщиков рефинансировать свою задолженность.

В настоящий момент совокупный внешний долг российского корпоративного сектора составляет 440 млрд долл., а объем внешнего госдолга, включая задолженность правительства и ЦБ РФ, равен 40 млрд долл. Иными словами, суммарная внешняя задолженность РФ уступает по размерам международным резервам страны, которые на конец августа составляли 578,3 млрд долл.

Согласно нашим оценкам, в ближайшие 4 мес., т. е. с октября 2008 г. по январь 2009 г., российским корпоративным заемщикам предстоит погасить задолженность в размере 27,3 млрд долл. (при этом в следующие 12 мес. пики погашения приходятся на декабрь 2008 г. и март 2009 г.) (табл. 1). Эта сумма невелика, однако ее выплата может быть осложнена тем обстоятельством, что в течение большей части указанного периода публичный рынок ценных бумаг, скорее всего, останется недоступным для заемщиков. Пока единственным источником внешнего финансирования для российских компаний остается рынок синдицированных кредитов, и в ближайшие месяцы ситуация едва ли изменится. В нынешнем году объемы синдицированных кредитов росли быстрее, чем любой иной сегмент долгового рынка. Кроме того, с начала года объем привлеченных российскими компаниями синдицированных кредитов был на 1/3 больше, чем за аналогичный период прошлого года (без учета кредитов Роснефти). Ухудшение конъюнктуры кредитных рынков — как мирового, так и российского — повлекло за собой ужесточение условий кредитования и существенное повышение процентных ставок по синдицированным кредитам: в настоящий момент ставки для высококачественных заемщиков в среднем на 200 б. п. выше тех, по которым они могли привлекать кредиты еще несколько месяцев назад. Однако мы придерживаемся мнения, что рынок синдицированных кредитов будет по-прежнему открыт для ряда крупнейших российских компаний, особенно тех, которые удовлетворяют следующим критериям:

1) участие иностранного капитала;

2) ориентация на экспорт;

3) контроль над крупными денежными потоками на российском рынке.

Мы считаем также, что компании, контролируемые государством, скорее всего, не будут испытывать серьезных трудностей с рефинансированием долга на внешних и внутренних кредитных рынках. В сегменте компаний, не располагающих поддержкой со стороны сильных акционеров, мы выделяем заемщиков из сектора недвижимости, сельского хозяйства, розничной торговли и российские финансовые организации, поскольку их зависимость от долгового рынка весьма велика, а денежные потоки не могут обеспечить привлечение заимствований по выросшим ставкам.

Согласно нашим оценкам, общий объем долга российских компаний, который в ближайшее время будет вытеснен с внешнего долгового рынка (т. е. рынка синдицированных кредитов и еврооблигаций) составит около 3,5 млрд долл. Этот долг, вероятно, будет рефинансирован в основном за счет кредитов российских банков. При развитии событий по пессимистическому сценарию, в рамках которого иностранные банки снизят кредитные лимиты для России в целом, а рефинансирование будет возможно только при помощи открытых ранее кредитных линий, общий спрос на рублевую ликвидность со стороны заемщиков высокого и среднего кредитного качества может в ближайшие несколько месяцев достигнуть около 10 млрд долл. По состоянию на середину сентября объем временно свободных средств на счетах Федерального казначейства был достаточным для удовлетворения потребностей всех российских корпоративных заемщиков в рефинансировании — при условии, что Минфин разрешит использовать эти средства для рефинансирования долга, передав их крупнейшим российским государственным банкам (Сбербанку, ВТБ и Газпромбанку) для выдачи кредитов компаниям.

Рефинансирование внешнего корпоративного долга РФ в среднесрочной перспективе (до полугода) не вызывает у нас опасений. Недавно Правительство РФ выделило около 50 млрд долл. из золотовалютных резервов страны для целей рефинансирования внешнего корпоративного долга. Мы считаем, что этот объем средств достаточен для рефинансирования всего внешнего долга российских компаний в течение следующих 12 мес. при условии полного закрытия внешних рынков, что является весьма пессимистичным сценарием. Более вероятно, что рынки долговых ценных бумаг будут закрыты, однако рынок синдицированных кредитов станет в той или иной степени предоставлять рефинансирование крупнейшим российским компаниям.

Эмитенты рублевых облигаций испытают сильное давление, но риски массовых дефолтов остаются невысокими. По нашему мнению, в ближайшие несколько месяцев эмитенты рублевых облигаций испытают значительные трудности, поскольку им предстоит погашение облигаций или выплаты по офертам на общую сумму около 11,5 млрд долл. Высока вероятность того, что часть эмитентов не сможет рефинансировать задолженность по своим обязательствам на долговом рынке. Высокорисковый сегмент рынка рублевых облигаций в настоящий момент составляет около 1,5 млрд долл. Однако это не означает, что все эмитенты, вытесняемые с долгового рынка, непременно окажутся в состоянии дефолта — многие из них, возможно, будут поглощены более крупными игроками. Наш анализ кредитного профиля российских компаний показал, что у большинства заемщиков крайне ограниченны возможности обслуживания необеспеченного долга по текущим ставкам, которые могут доходить до 20—25% годовых. У нас почти нет сомнений, что российские банки предоставят средства для рефинансирования долга компаниям, располагающим значительным объемом основных средств и товарно-материальных запасов, однако прочие корпоративные заемщики могут стать объектами поглощения или обанкротятся. По нашей оценке, совокупный объем долговых обязательств, по которым наиболее высок риск дефолта, составляет около 300—500 млн долл.

Наибольший объем погашения (около 14 млрд долл.) в следующие 4 мес. приходится на банковский и финансовый секторы (табл. 2). В свете кризиса доверия, охватившего в последнее время российскую банковскую систему вследствие убытков, понесенных рядом финансовых агентов из-за недавних технических дефолтов по облигациям и резкого падения рынка акций, мы отдельно рассмотрели вопрос о рефинансировании оптовых обязательств российских банков. Меры, принятые в последнее время денежными властями для нормализации напряженной ситуации в банковской системе, решили проблему дефицита ликвидности лишь для 30 банков, допущенных к размещению временно свободных бюджетных средств, тогда как остальные должны привлекать ликвидность по весьма высокой ставке. Мы считаем наиболее уязвимыми частные банки, не имеющие иностранного акционерного капитала и долговых обязательств на внешнем рынке. Кроме того, мы отнесли к группе наиболее рисковых контрагентов банки с высокой долей портфеля ценных бумаг в структуре активов. Как показывают примеры "КИТ Финанса", Связь-Банка и "Ренессанс Капитала", наиболее вероятным сценарием реструктуризации долговых обязательств станет переход малых и средних финансовых институтов под контроль более крупных игроков, а также горизонтальная интеграция российской банковской системы. Мы считаем маловероятными дефолты 100 крупнейших российских кредитных учреждений по публичному долгу.

ДЕШЕВАЯ ЛИКВИДНОСТЬ УШЛА

Традиционные источники "длинных" денег иссякают. Основными путями финансирования российских заемщиков были и остаются кредиты российских банков, а также синдицированные кредиты иностранных (рис. 1). До недавнего времени эту роль играл также рынок рублевых облигаций (но в гораздо меньшей степени). Выпуск еврооблигаций остается доступным только избранным заемщикам — преимущественно тем, которые имеют квазисуверенный статус или ориентированы на экспорт, но доступ на этот рынок также открыт далеко не всегда: в последнее "окно", закрывшееся в конце июля, успели проскочить Северсталь и ТМК с выпусками еврооблигаций на сумму 1,25 млрд долл. и 600 млн долл. соответственно.

Синдицированные кредиты

С начала 2008 г. российские компании привлекли почти на 1/3 больше синдицированных кредитов (на сумму 45 млрд долл.), чем за тот же период прошлого года, если не учитывать кредиты Роснефти (рис. 2). Однако с ухудшением конъюнктуры на внешних рынках и усилением "бегства в качество" стоимость привлечения синдицированных кредитов повышается, а лимиты на компании низкого кредитного качества пересматриваются в сторону понижения. Возможности по рефинансированию погашения еврооблигаций весьма ограничены даже у качественных заемщиков, поскольку для этого требуется увеличение лимитов на страну, что затруднено, среди прочего, российско-грузинским конфликтом на фоне глобального кризиса финансовой системы. Осенью российским компаниям предстоит погасить синдицированные кредиты в объеме около 9,4 млрд долл. Согласно нашим оценкам, около 7,4 млрд долл. приходится на кредиты, привлеченные заемщиками высокого кредитного качества, например Русалом, "Норильским никелем", Газпромом, Банком Москвы, РЖД, Альфа-Банком, ВымпелКомом, поэтому они с большой вероятностью будут или уже были рефинансированы. Остальной объем погашения (около 1,6 млрд долл.) приходится на кредиты, выданные компаниям с участием иностранного акционерного капитала или контролирующим крупные денежные потоки на российском рынке, так что эти кредиты, скорее всего, также будут рефинансированы на внешнем рынке. По нашим оценкам, обязательства на сумму около 340 млн долл. не удастся рефинансировать на рынке синдицированных кредитов.

Рынок еврооблигаций

Учитывая, что рыночная конъюнктура неблагоприятна для новых размещений, необходимость погашения корпоративных еврооблигаций создаст спрос на рублевую ликвидность. Общий объем выпусков еврооблигаций, которые предстоит погасить с октября по январь, составляет около 7,2 млрд долл., из которых 4,0 млрд долл., вероятно, будут рефинансированы при помощи иностранных банков, а необходимость погашения остальных выпусков, скорее всего, создаст спрос на рублевую ликвидность (рис. 3, 4).

Кредиты российских банков

Основными источниками внутренней ликвидности для банковской системы выступают депозиты и остатки на счетах корпоративных клиентов.

Поскольку ставки по депозитам населения имеют тенденцию к росту вслед за инфляцией, стоимость банковских кредитов также будет расти. Кроме того, низкие темпы роста депозитов населения с начала текущего года (особенно в свете текущего кризиса доверия) не позволяют российским банкам в полной мере компенсировать сокращение оптового фондирования, что также приводит к удорожанию ликвидности для корпоративных заемщиков. Наглядное тому подтверждение — недавнее повышение ставок (на 50 б. п.) по корпоративным кредитам Сбербанка, на долю которого приходится около 1/3 от общего объема банковских кредитов, выданных российскими банками. При этом необходимо обратить внимание на то, что стоимость фондирования Сбербанка (а также других крупных российских банков) на рынке синдицированных кредитов (предоставляемых иностранными банками) за последние 0,5—1 год выросла приблизительно на 100 б. п.

Остатки на счетах корпоративных клиентов служат существенным источником банковской ликвидности. Однако с замедлением скорости обращения денег в условиях роста процентных ставок этот источник также будет все больше иссякать. На увеличение остатков на счетах корпоративных клиентов рассчитывать не приходится, поскольку резко упавшие цены на нефть значительно сократили приток средств по счету текущих операций.

В условиях глобального кризиса долговых рынков в среднесрочной перспективе основным источником внутренней ликвидности, который будет компенсировать уменьшение доступности внешних долговых рынков, станут остатки на счетах Федерального казначейства (образовавшиеся в результате бюджетного профицита), а также средства госкорпораций, размещаемые на банковских депозитах на конкурсной основе. Учитывая, что большая часть бюджетных средств (совокупным объемом более 1,2 трлн руб.) была размещена на депозитах трех крупнейших госбанков (Сбербанка, Газпромбанка и ВТБ), в среднесрочной перспективе именно эти банки, по-видимому, станут основными кредиторами на российском рынке.

Внутренние резервные источники ликвидности представлены следующими механизмами:

  • размещение на депозитах коммерческих банков временно свободных остатков на счетах Федерального казначейства (более 1,5 трлн руб.). Если срок размещения составит около 1 года, то этот источник ликвидности может стать временной альтернативой фондированию на внешнем рынке;
  • РЕПО с ЦБ РФ под залог облигаций (600 млрд руб. под залог ОФЗ и 300 млрд руб. под залог корпоративных выпусков);
  • размещение средств госфондов ЖКХ и "Олимпстрой" на банковских депозитах (около 380 млрд руб.) — это источник среднесрочных средств;
  • валютные свопы с ЦБ РФ.

Названные источники вполне могут компенсировать отток спекулятивного иностранного капитала, а также обеспечить рефинансирование всего объема корпоративного долга российских компаний, вытесненных с внешнего рынка, однако стоимость рублевой ликвидности при этом будет оставаться высокой. По нашему мнению, в условиях высоких инфляционных рисков денежные власти чувствуют себя комфортно при краткосрочных ставках по рублевым средствам на уровне 7—8% для банков первого круга. Без притока иностранного капитала денежный рынок может надолго задержаться на этом уровне (при текущих уровнях ставок ЦБ РФ). Видимо, жизнь на государственные средства (ЦБ РФ, Минфина и госкорпораций) станет в среднесрочной перспективе обычным явлением.

Суммируя сказанное выше о каждом сегменте долгового рынка, мы получаем следующую схему рефинансирования российского корпоративного долга в базовом сценарии, когда рынки долговых ценных бумаг будут закрыты, а рынок синдицированных кредитов будет по-прежнему функционировать (рис. 5).

Стабилизационный план

Путина

Недавно Правительство РФ в лице премьер-министра Владимира Путина анонсировало ряд мер по стабилизации ситуации в финансовой сфере:

  • ЦБ РФ получит право предоставлять банкам кредиты без залога;
  • ЦБ РФ будет предоставлять средства Внешэкономбанку для погашения задолженности российских компаний перед иностранными кредиторами, привлеченной до 25 сентября 2008 г. Общий лимит средств в объеме 50 млрд долл. будет выделен из золотовалютных резервов (ЗВР);
  • ЦБ РФ может компенсировать банкам возможные убытки, понесенные в результате операций на рынке МБК.

Мы считаем заявленные меры весьма позитивными и полагаем, что они будут способствовать снятию напряженности не только в российской банковской системе, но и в нефинансовом секторе (который испытывает высокую потребность в рефинансировании долговых обязательств). Объем выделяемых средств из ЗВР РФ достаточен, чтобы рефинансировать весь внешний долг российских компаний в течение следующих 12 мес. С другой стороны, 50 млрд долл. — это всего лишь 8,6% от объема ЗВР РФ (составляющего около 578 млрд долл.), Кроме этого, появление альтернативных источников рефинансирования для российских заемщиков, скорее всего, должно быть положительно воспринято иностранными финансовыми институтами, предоставляющими синдицированные кредиты.

Возможность компенсации банкам убытков, понесенных на рынке МБК, на наш взгляд, следует понимать как продажу страховки со стороны ЦБ РФ, крупным банкам на случай неисполнения обязательств контрагента на рынке МБК.

ПЕРСПЕКТИВА РЫНКА РУБЛЕВЫХ ОБЛИГАЦИЙ

Короткая ликвидность существенно подорожала в результате оттока иностранного спекулятивного капитала (который определял низкую стоимость однодневных кредитов), а также антиинфляционной политики денежных властей (не заинтересованных в избытке дешевой рублевой ликвидности ввиду связанных с этим высоких инфляционных рисков) и возникшего кризиса доверия среди российских банков.

Мы не ожидаем снижения доходностей на рынке облигаций (в среднесрочной перспективе), что будет определяться следующими факторами:

  • продолжается отток иностранного капитала с развивающихся рынков. В связи с погашением своих обязательств в долларах и иенах крупные иностранные инвесторы на фоне многомиллиардных списаний сокращают длинные позиции на развивающихся рынках, среди которых РФ выделяется возросшими геополитическими рисками. Кроме того, не следует забывать о погашении внешнего корпоративного долга (до конца года российским компаниям предстоит погасить внешний долг в размере около 14 млрд долл.);
  • отток капитала создает спрос на доллары и снижает спекулятивную привлекательность рубля, что не позволяет надеяться на приток иностранного спекулятивного капитала, по крайней мере в среднесрочной перспективе. На наш взгляд, притока спекулятивного капитала, обусловленного разницей текущих процентных ставок по рублю и валютной корзине (0,45 евро : 0,55 долл.) в размере около 400 б. п., ждать не следует, поскольку иностранные инвестиционные компании сворачивают carry-trading для погашения долларовых кредитов;
  • рост ставок и дисконтов по операциям междиллерского РЕПО на фоне закрытия лимитов по большинству контрагентов второго—третьего эшелонов приводит к сокращению маржинальных позиций на рынке облигаций, создавая давление продавцов на сколько-нибудь ликвидные выпуски. В настоящий момент из основных поставщиков краткосрочной ликвидности по сделкам РЕПО, в качестве которых ранее выступали госбанки и крупные "дочки" иностранных банков, на рынке остались только 3 крупнейших госбанка, предоставляющих ликвидность по ставке 15—20% годовых даже под залог качественных бумаг. Учитывая, что около 1/3 позиций (по объему) на рынке корпоративных облигаций было сформировано с "плечом", сохранение в течение продолжительного времени высоких ставок междилерского РЕПО (на 10 п. п. выше, чем еще 2 мес. назад) естественным образом обозначит новые уровни доходностей по бумагам, которые не могут служить залогом по операциям РЕПО с ЦБ РФ. При нормализации денежного рынка этот ориентир, по нашим оценкам, должен соответствовать премии в размере 300—400 б. п. к ставкам рыночного РЕПО по выпускам второго эшелона;
  • в обращении остается еще немало выпусков низкого кредитного качества, которые могут спровоцировать очередную волну кризиса доверия на российском финансовом рынке и, как следствие, распродажи наиболее ликвидных бумаг, независимо от кредитного качества их эмитентов. Общий объем находящихся в обращении рублевых бумаг третьего эшелона составляет около 20—30 млрд долл., из которых бумаги суммарным объемом 1,5 млрд долл. несут в себе самый высокий риск дефолта;
  • навес первичных размещений квазисуверенных эмитентов. Конечно, в настоящий момент первичный рынок облигаций "на замке", поэтому все размещения будут носить технический характер (как удобная форма секьюритизации банковских кредитов), однако с улучшением конъюнктуры (не в краткосрочной перспективе) не исключено, что некоторые высококачественные эмитенты попытаются предложить рынку новый риск. Общий объем выпусков высококачественных эмитентов (например, Сбербанка, ВТБ-Лизинга, Газпромбанка, Банка Москвы, Газпром-нефти, Газпрома, Роснефти), ждущих размещения на рублевом рынке, составляет около 370 млрд долл. При этом, по-видимому, только банки в силу своей высокой чувствительности к стоимости фондирования (поскольку возможность перекладывать возросшую стоимость фондирования на своих заемщиков у них достаточно ограниченна) не могут себе позволить агрессивно выходить на долговой рынок. Для нефинансовых корпоративных эмитентов само осуществление инфраструктурных проектов может оказаться более важным, чем стоимость их финансирования.

Стандарты выпуска рублевых облигаций должны быть пересмотрен

Нынешний финансовый кризис выявил незащищенность держателей рублевых облигаций. Эти бумаги превращаются в "пустышку", особенно если выпущены компаниями третьего эшелона через SPV. В отсутствие практики взыскания задолженности с эмитента или поручителя в случае дефолта по публичному долгу инвесторам в сложившейся теперь ситуации было проще избавиться от бумаг по любым ценам, чем втягиваться в судебные разбирательства, находясь в общей очереди кредиторов. Ожидается, что теперь инвесторы станут более требовательными к юридической защите своих прав и будут настаивать, чтобы стандарты выпуска рублевых облигаций соответствовали тем, по которым выпускаются еврооблигации. Правда, для этого ФСФР необходимо проделать огромную работу. Мы полагаем, что инвесторами были бы востребованы бумаги с обеспечением.

Отмирание сегмента бумаг третьего эшелона

Исходя из оценки кредитного профиля компаний из различных секторов, можно сказать, что большинство заемщиков располагают весьма ограниченными возможностями обслуживания необеспеченных долговых обязательств, стоимость которых в настоящий момент может составлять 20—25% годовых. Вероятно, компании, располагающие свободными от залога основными средствами, смогут привлечь рефинансирование в российских банках. Остальные же будут приобретены крупными игроками или объявят о своем банкротстве, поскольку долговые рынки ценных бумаг остаются закрытыми. Таким образом, через полгода на рублевом рынке практически не останется облигаций эмитентов низкого кредитного качества, общий объем которых в обращении сегодня оценивается в 15—20 млрд долл. С улучшением ситуации доступ на публичный рынок первыми получат эмитенты высокого кредитного качества.

РЕФИНАНСИРОВАНИЕ ДОЛГОВЫХ ОБЯЗАТЕЛЬСТВ РОССИЙСКИХ БАНКОВ: НАСКОЛЬКО ВЫСОКИ РИСКИ?

Рост недоверия практически отрезал банки второго—третьего круга от рынка МБК. В середине сентября текущего года российский банковский сектор в значительной мере ощутил на себе последствия недавних дефолтов на рынке облигаций и резкого падения рынка акций. При этом образовавшийся дефицит ликвидности можно лишь отчасти объяснить кредитным кризисом, разразившимся на внешних рынках. Среди основных причин дефицита ликвидности следует назвать рост недоверия банков-контрагентов друг к другу, что в свою очередь стало результатом неисполнения некоторыми банками обязательств по сделкам рыночного РЕПО. В итоге банки стали требовать друг от друга повышенной компенсации за риск контрагента. Кроме того, на ряд контрагентов кредитные лимиты крупных банков были полностью закрыты. Несколько крупных банков оказались в тяжелейшем положении, не смогли исполнить свои обязательства, и государство было вынуждено в экстренном порядке прийти им на помощь. В результате Связь-Банк, занимающий 19-е место в российской банковской системе по размеру активов, и входящий в топ-30 крупнейших российских банков "КИТ Финанс" перешли под государственный контроль. С одной стороны, то, что государство не осталось в стороне от проблем "Кит Финанса" и Связь-банка — отрадный факт, с другой — есть серьезные сомнения, что государство будет в состоянии оказать поддержку всем банкам, которые окажутся в положении вышеназванных кредитных учреждений. Вместе с тем существует вероятность, что к банкам, испытывающим финансовые затруднения, проявят интерес крупнейшие российские предприниматели.

Рублевая ликвидность только для избранных

Для преодоления дефицита ликвидности, почти полностью парализовавшего банковскую систему, денежные власти в экстренном порядке приняли следующие меры: снижение нормативов ФОР; рассрочка уплаты квартального НДС; ликвидация "ножниц Кудрина"; расширение списка банков, имеющих право на участие в аукционах по размещению бюджетных средств. Кроме того, из суммы бюджетного профицита было выделено около 1,5 трлн руб. для размещения на депозитах коммерческих банков сроком от 1 до 3 мес., правда, более 74% этой суммы было размещено на депозитах крупнейших госбанков (Сбербанка, Газпромбанка и ВТБ). В результате в настоящий момент лишь 30 избранных банков (имеющих доступ к бюджетным средствам) сформировали избыточную "подушку" краткосрочной ликвидности, в то время как остальные банки в большинстве своем остаются отрезанными от рынка относительно дешевых МБК. Видимо, банки второго—третьего круга надолго останутся без дешевого фондирования, если, конечно, в эту ситуацию не вмешаются денежные власти.

Рейтинговые агентства не дремлют

За прошедшие недели мы стали свидетелями того, как сначала S&P, а потом и Moody’s понизили прогнозы по рейтингу ряда российских банков с "Позитивного" на "Стабильный". Рейтинговые агентства объясняют свои действия последними событиями в банковском секторе РФ, которые могут отрицательно сказаться на возможностях привлечения банками фондирования и их финансовых показателях, а это делает вероятным снижение кредитных рейтингов банков в среднесрочной перспективе. В частности, агентства выделили в своих отчетах следующие факторы, негативно влияющие на кредитоспособность российских банков:

  • сильная зависимость от оптовых источников заимствования, которые резко сократились на фоне продолжающегося кризиса на внешнем рынке;
  • значительная концентрация банковских кредитных портфелей и доходов у относительно небольшого числа отдельных контрагентов;
  • перераспределение депозитов населения в пользу крупных банков может отрицательно сказаться на финансовой устойчивости малых и средних банков;
  • кризис доверия может повториться, что чревато увеличением числа банков, испытывающих проблемы с ликвидностью.

Упоминавшаяся выше возможность понижения кредитных рейтингов ряда банков усугубит ситуацию для кредитных учреждений, испытывающих финансовые трудности.

Кто находится в зоне повышенного риска?

Согласно нашим оценкам, с октября нынешнего по январь будущего года российским банкам предстоит рефинансировать свои обязательства, привлеченные в форме оптового фондирования (синдицированные кредиты, еврооблигации и рублевые облигации) общим объемом 13,9 млрд долл. Мы условно разделили все банки, которым предстоит исполнить свои обязательства в течение рассматриваемого периода, на 4 основные категории в зависимости от возможностей рефинансирования, при этом не приводя названий банков, чтобы не усугублять положение тех из них, которые могут испытывать трудности в условиях продолжающегося кризиса.

Группа I: Государственные банки. На эту группу приходится основной объем обязательств, подлежащих рефинансированию c октября 2008 г. по январь 2009 г. (около 3,6 млрд долл.). При этом данную группу банков можно считать наиболее защищенной от рисков рефинансирования благодаря широким возможностям привлечения средств на рынке синдицированных кредитов даже при ужесточающихся условиях кредитования. Отметим, что в настоящий момент на долю госбанков приходится около 60% от общего объема вкладов физических лиц, однако не следует считать, что это существенно повышает для них риски рефинансирования, так как они наиболее надежны с точки зрения размещения средств населения. За 10 лет, минувших с 1998 г., российское правительство смогло восстановить доверие большинства российских граждан к банковской системе и теперь приложит все усилия, чтобы это доверие не было вновь подорвано. Например, недавно было принято решение об увеличение страхового возмещения по банковским вкладам физлиц с 400 тыс. руб. до 700 тыс. руб. Кроме того, при развитии событий по наихудшему сценарию госбанки всегда смогут рассчитывать на поддержку государства, в частности в виде средств, выделяемых из суммы бюджетного профицита для погашения их внешнего долга.

Группа II: Банки с участием сильных иностранных акционеров. Для данной категории банков доступ на рынок синдицированных кредитов определяется наличием сильных иностранных акционеров, которые могут в случае необходимости предоставить банкам субординированные займы, а также прибегнуть к прямым вливаниям в их капитал.

Группа III: Частные банки, которым в настоящее время открыты кредитные линии на рынке синдицированных кредитов (кроме первых двух групп). У банков данной группы есть определенные шансы рефинансировать свои еврооблигационные займы на рынке синдицированных кредитов. Тем не менее в случае сокращения лимитов синдицированного кредитования для этих банков они могут столкнуться с весьма серьезными проблемами.

Группа IV: Частные банки (остальные). Общий объем обязательств, рефинансируемый банками в форме долговых ценных бумаг в рассматриваемый период, мы оцениваем на уровне около 663 млн долл., из которых основная часть приходится на рублевые облигации (593 млн долл.). В настоящее время проблема рефинансирования стоит для этой группы наиболее остро, поскольку входящие в нее банки отрезаны практически от всех источников оптового рефинансирования.

Основные риски рефинансирования сосредоточены в группах III и IV. При этом в сложившейся рыночной ситуации этому риску наиболее подвержены банки, использующие следующие бизнес-модели, способные существенно усугубить их позицию по ликвидности:

  • в структуре активов доминирует портфель ценных бумаг. Помимо возможных убытков от переоценки портфеля ценных бумаг, а также рисков дефолта, возросших у ряда эмитентов облигаций, в нынешней ситуации основные проблемы, с которыми, возможно, столкнутся банки данной категории, могут быть связаны с проведением операций междилерского РЕПО, о чем упоминалось выше. Подтверждением этому служит судьба "КИТ Финанса" и Связь-Банка. Добавим, что среди российских банков, входящих в топ-100, в рассматриваемую категорию попадает еще ряд участников. Поэтому мы не исключаем, что и другие кредитные учреждения могут столкнуться с проблемами, аналогичными тем, с которыми столкнулись 2 вышеназванных банка;
  • депозиты физлиц составляют значительную долю в структуре пассивов. Хотя мы не ожидаем массового оттока депозитов населения из банков, о чем уже говорилось выше, не исключено перераспределение депозитов населения в пользу государственных банков в случае обострения кризиса доверия (что может произойти в случае банкротства одного из банков, входящих в топ-200). При подобном развитии событий некоторые частные банки, у которых более ограниченные возможности рефинансирования, могут серьезно пострадать и столкнуться с разрывами в позициях по ликвидности.

Наиболее вероятным сценарием развития событий является консолидация банковской системы РФ, при которой крупные банки станут выкупать более мелкие.

Дефолты средних банков, имеющих публичные обязательства на внешнем рынке, маловероятны. Дефолт любого среднего по размеру банка, имеющего обязательства на внешнем рынке (привлеченные в форме синдицированных кредитов или еврооблигаций), может побудить международные рейтинговые агентства к снижению кредитных рейтингов целого ряда российских банков (в первую очередь тех, чьи рейтинги находятся на пересмотре). Снижение рейтингов автоматически приведет к сокращению крупными иностранными финансовыми институтам кредитных лимитов на российский банковский сектор, в результате чего большинство средних по величине банков могут оказаться полностью отрезанными от внешних источников фондирования. Возникнет цепная реакция, при которой дефолт одного банка произведет разрушительное воздействие на всю российскую банковскую систему. Остается надеяться, что российское правительство осознает всю серьезность ситуации и предпримет необходимые шаги для разрешения локального кризиса доверия. Наиболее вероятным сценарием развития событий является консолидация банковской системы РФ, при которой крупные банки станут выкупать более мелкие (представляющие для них стратегический интерес), а малые банки будут сливаться друг с другом. Кроме того, представляется, что все большую роль для малых банков будет играть рефинансирование в ЦБ РФ под залог кредитных портфелей. Если наше предположение, описанное выше, верно, то действия ЦБ РФ (в роли страховщика для банков) полностью восстановят рынок МБК. В результате процесса консолидации банковской системы ожидается, что число российских банков сократится до 300, т. е. станет почти в 4 раза меньше, чем сейчас.







Содержание (развернуть содержание)
К чему приведет финансовый кризис
Долг Москвы: итоги 2008 года
Относительная кредитоспособность регионов РФ
Кредитоспособность российских регионов
Особенности субфедеральных и муниципальных займов и дефолта по ним
Субфедеральные и муниципальные облигации в Ломбардном списке
Рынок долгов: смена приоритетов
Перспективы рефинансирования корпоративного долга РФ: расчет на государственные ресурсы
Дефолты на российском долговом рынке: случайность или закономерность?
Итоги января - сентября 2008 г.: чего ждать от рынка корпоративных, субфедеральных и муниципальных облигаций
Автомир
Адмирал-Лизинг
Бахетле
Возрождение
Газэнергопромбанк
ГЛОБЭКС
Интурист
Камская долина
КД авиа
Нижнекамскнефтехим
ОГК-6
АПК "ОГО"
Русский международный банк
Северо-Западный Телеком
ТрансТехСервис
Уралсвязьинформ
ЦентрТелеком
Южная телекоммуникационная компания

  • Статьи в открытом доступе
  • Статьи доступны на платной основе
Актуальные темы    
 Сергей Хестанов
Девальвация — горькое лекарство
Оптимальный курс национальной валюты четко связан со структурой экономики и приоритетами денежно-кредитной политики. Для нынешней российской экономики наиболее логичным (и реалистичным) решением бюджетных проблем является девальвация рубля.
Александр Баранов
Управление рисками НПФов с учетом новых требований Банка России
В III кв. 2016 г. вступили в силу новые требования Банка России по организации системы управления рисками негосударственных пенсионных фондов.
Варвара Артюшенко
Вместе мы — сила
Закон синергии гласит: «Целое больше, нежели сумма отдельных частей».
Сергей Майоров
Применение blockchain для развития биржевых технологий и сервисов
Распространение технологий blockchain и распределенного реестра за первоначальные пределы рынка криптовалют — одна из наиболее дискутируемых тем в современной финансовой индустрии.
Все публикации →
  • Rambler's Top100