Casual
РЦБ.RU
  • Автор
  • Пискулов Дмитрий, Председатель Комитета Национальной валютной ассоциации (НВА) по профессионализму, этике и образованию, старший советник ICAP plc London, канд. экон. наук

  • Все статьи автора

Деривативы российских банков в 2008 г.: результаты исследования НВА

Октябрь 2008

МЕТОДОЛОГИЯ ИССЛЕДОВАНИЯ

В марте—сентябре 2008 г. Национальная валютная ассоциация (НВА), объединяющая свыше 70 банков, бирж и брокерских компаний, активно работающих на валютном, денежном и срочном рынках, провела очередное, третье годовое исследование операций с производными финансовыми инструментами (деривативами) российских коммерческих банков на начало 2008 г. (т. е. еще до начала полномасштабного финансового кризиса). На сегодняшний день это единственные в России статистические данные, консолидированно описывающие рынок банковских деривативов в нашей стране. (Банк России сегодня публикует статистику только по валютным конверсионным срочным операциям, однако обходит вниманием быстро растущий рынок процентных деривативов.)

Результаты исследования докладывались на международных конференциях: журнала FOW Derivatives World Russia в Москве 17 сентября 2008 г., а также Derivatives in Russia в Лондоне 23 сентября 2008 г., организованной ЕБРР при участии 4 профессиональных ассоциаций, занимающихся проблематикой деривативов (ISDA, НВА, АРБ и НАУФОР).

В опросе приняло участие свыше 30 банков и инвесткомпаний, совокупная доля которых в общем обороте срочных, деривативных операций на межбанковском рынке, по нашим оценкам, превышает 95%. Предметом исследования стал рынок всех срочных сделок, как заключаемых российскими банками-резидентами внутри страны (сделки типа "резидент-резидент", или так называемые оншорные сделки, onshore transactions), так и трансграничных сделок российских банков с зарубежными коллегами (типа "резидент—нерезидент", или cross-border transactions).

Методология исследования в основном базировалась на аналогичных исследованиях мирового валютного и срочного рынка, проводимых 1 раз в 3 года Банком международных расчетов (г. Базель). В частности, основной упор был сделан на статистику оборотов (дневных, месячных) по срочным сделкам, а не на статистику незакрытых сделок (notional amounts). Кроме того, для отнесения сделок к внутрироссийским был использован принцип страны нахождения торгового подразделения (trading/sales desk), вне зависимости от того, в какой юрисдикции данные обороты по сделкам были поставлены на баланс ("забукированы", booked). Применение этого методологического принципа позволило получить более объективные данные об оборотах рынка и снять основное противоречие исследования, связанное с операциями "дочек" зарубежных банков в России: многие из них имеют в России трейдеров и "сейлзов", которые, ведя переговоры и продажи с другими банками или клиентами, фактически участвуют в заключении срочных сделок внутри страны, однако в связи с налоговыми, юридическими или бухгалтерскими проблемами вынуждены учитывать их на балансе головной конторы за рубежом (чаще всего в Лондоне). Поэтому срочные сделки с российским рублем (рублевыми деривативами), заключенные международными банками друг с другом за пределами России (так называемые oффшорные сделки, offshore transactions), учтенные на балансе этих банков также за рубежом, в материал нынешнего исследования НВА не вошли.

ДАННЫЕ ПО ГЛОБАЛЬНОМУ РЫНКУ ДЕРИВАТИВОВ

Рассмотрим данные по операциям с деривативами в мире на конец 2007 г., чтобы лучше представлять их распределение по видам базовых активов (табл.1).

Для дальнейшего анализа результатов здесь можно отметить 2 примечательных момента: во-первых, в общем объеме неистекших деривативов (notional amounts) в мире львиная доля (более 88%) приходится на внебиржевые OTC-инструменты (оver-the-сounter) (в основном межбанковские), тогда как роль биржевых инструментов существенно ниже (во многом это связано с более короткими сроками обращения биржевых инструментов), а по целому классу активов вообще отсутствует, например по кредитным деривативам. Во-вторых, максимальный объем приходится на процентные деривативы, имеющие значительные сроки до погашения, тогда как роль валютных неизмеримо скромнее. Еще один момент, заслуживающий внимания: объемы кредитных деривативов растут намного быстрее других, например, только за 2007 г. их доля в общем объеме всех деривативов выросла с 5,5 до 9,7%, обогнав таким образом даже традиционные валютные конверсионные инструменты. Данное обстоятельство, очевидно, связано с начавшимся в прошлом году финансовым кризисом, повлекшим за собой переоценку кредитных рисков контрагентов.

ОСНОВНЫЕ ИТОГИ ИССЛЕДОВАНИЯ НВА

Вкратце основные результаты и выводы исследования 2008 г. можно охарактеризовать следующим образом: сегодня мы наблюдаем быстрое развитие срочного рынка и рынка производных финансовых инструментов. В частности:

1) бурный рост оборотов срочного рынка, особенно по валютным (более чем в 5 раз), товарным инструментам и на акции (более чем в 20 раз);

2) увеличение числа участников-банков, заключающих сделки с деривативами и срочными инструментами, в том числе по новым видам базовых активов. Так, если в 2007 г. сделки с процентными деривативами указали всего 11 банков, то в 2008 г. — уже более 20;

3) появление новых видов деривативов, в том числе на новые виды базовых активов. В 2008 г. российскими банками были впервые заявлены операции с кредитными деривативами, а также с процентными опционами;

4) перераспределение долей между чисто российскими банками и "дочками" международных банковских структур: доля последних начала снижаться.

Распределение оборотов срочных инструментов по базовым активам более традиционно для России (табл. 2, рис. 1) и отражает ее исторические реалии: по-прежнему абсолютное большинство сделок (почти 90%) приходится на валютные (foreign exchange) деривативы, следующее место занимают деривативы на акции (5,8%) и процентные инструменты (2,8%). Деривативы на облигации и товары идут далее по списку, но особенно примечательно, что на рубеже 2007—2008 гг. на российском рынке впервые отмечены кредитные деривативы (причем на Западе это наиболее бурно растущий рынок, в том числе на имена российских эмитентов).

Операции с деривативами и структурированными продуктами (так называемый финансовый инжиниринг), которые относятся к элите сложных финансовых инструментов, предполагают наличие в соответствующих знаний, опыта работы и квалификации дилеров и руководства банков, утвержденных процедур заключения, исполнения и учета сделок, методик риск-менеджмента. Ведущее место в процессе импорта в Россию этих технологий традиционно занимали западные банки, представленные своими дочерними структурами.

Однако примечательно, что за прошедший год доля "дочек" международных банков в объеме банковских срочных сделок и деривативов снизилась более чем на 20%, что обусловлено увеличением оборота по валютным инструментам (в частности, свопам) крупных российских банков (табл. 3).

По более сложным процентным деривативам доля западных банков традиционно выше, многие российские банки (даже очень крупные) по-прежнему не понимают их преимуществ, не используют данный инструмент для своего риск-менеджмента и не предлагают его клиентам.

ВАЛЮТНЫЕ ФОРВАРДЫ И ДЕРИВАТИВЫ

Рассматривая статистику валютных конверсионных срочных сделок и деривативов (табл 4.), в первую очередь необходимо отметить сильно выросшие за год среднемесячные обороты банков-респондентов (с 48,6 млрд до 263 млрд долл./ мес.). Среди инструментов произошла смена лидера: вместо валютных форвардов (аутрайт) первое место заняли валютные свопы, доля которых выросла вдвое: 51% в 2008 г. против 25% годом ранее (в том числе за счет биржевых валютных фьючерсов). Доля валютных опционов по-прежнему мала, хотя и выросла с 1,3 до 1,9%, что объясняется проблемами в налогообложении операций с этим инструментом.

Сделки с форвардными валютными инструментами продемонстрировали в 2007 г. некоторое уменьшение сроков (выросла доля сделок до 1 мес.) (табл. 5).

Данные табл. 4 и 5 свидетельствуют об увеличении доли валютных свопов и укорачивании сроков. Это можно объяснить тем, что в условиях затрудненного доступа к прямому внешнему и внутреннему финансированию в начале 2008 г. банки стали чаще генерировать рублевую ликвидность за счет долларовых и евро активов путем проведения коротких валютных свопов.

Разбивка по валютным парам в срочных конверсионных операциях (рис. 2, 3) также традиционна и в целом соответствует значениям, сложившимся на кассовом рынке: здесь доминирует пара "доллар—рубль", однако доля доллара снижается в пользу евро (73% в 2008 г. против 83% в 2007 г.), на втором месте "евро—доллар" (12,7%) и "евро—рубль" (11,2%).

Большинство срочных валютных сделок заключается на собственную позицию (85,4%), доля клиентских сделок — менее 15%.

Относительно способа заключения сделок следует отметить, что более 2/3 сделок (или 70,7%) заключается банками напрямую друг с другом в двустороннем порядке, и лишь 29,3% — через посредников (биржи и междилерские брокерские фирмы). Среди последних можно назвать имена, хорошо известные профессионалам рынка: ММВБ, GFI, НФБК, ICAP, Chicago Mercantile Exchange (CME), Tradition, ContiCap.

КАССОВЫЕ ОПЕРАЦИИ МЕЖБАНКОВСКОГО КРЕДИТОВАНИЯ И РЕПО

Перед тем как рассматривать срочные процентные инструменты, обратимся к данным по кассовому рынку межбанковских кредитов, полученным от банков-респондентов. Следует еще раз напомнить, что приводимые данные отражают состояние рынка на начало 2008 г., до кризисных событий августа—октября 2008 г., когда взаимные кредитные лимиты банков были сокращены, а обороты этого рынка существенно снизились.

Дневной оборот российского рынка необеспеченных МБК (unsecured interbank loans) крупнейших операторов на начало 2008 г. превышал в эквиваленте 26 млрд долл. против 2—3 млрд долл. в начале 2000-х гг. (по данным Банка России) (табл. 6). При этом дневной оборот, приходящийся на отдельные банки, варьируется от 30 млн до более 4 млрд долл. в день.

По срокам сделок уже третий год подряд наблюдалось увеличение дюрации кредитования на период от 1 до 3 мес. за счет сокращения сроков сверхкоротких однодневных денег. Доля коротких однодневных кредитов типа overnight или tom-next сократилась на 10% — с 88 до 78% (табл. 7).

Исследование НВА касалось в том числе, растущего рынка РЕПО российских банков. В общем объеме операций банков по привлечению и размещению денежных ресурсов в рамках механизмов управления ликвидностью доля сделок РЕПО составила 23% (против 21% на начало 2007 г.). Среди контрагентов лидируют банки-резиденты (50%), затем Банк России через ММВБ (37%) и банки-нерезиденты (13%). Сделки РЕПО проводятся с различными ценными бумагами: 62% — с корпоративными ценными бумагами (рублевыми облигациями и акциями) российских эмитентов, 29% — с государственными суверенными и муниципальными ценными бумагами и лишь 9% — с суверенными облигациями других стран. Почти 85% операций РЕПО проводится в российских рублях и лишь 13% — в долларах.

ПРОЦЕНТНЫЕ ИНСТРУМЕНТЫ И ДЕРИВАТИВЫ

Теперь рассмотрим данные непосредственно по процентным деривативам. Зарождение данного рынка в России относится к 2006 г., когда у банков и брокеров появились регулярные котировки в ряде инструментов, на рынке появились новые имена. Очевидно, что его потенциал роста огромен (достаточно вспомнить, что во всем мире процентные деривативы существенно превышают объемы валютных инструментов (см. табл.1)), но в России его сдерживают юридические и налоговые проблемы.

Несмотря на трудности, происшедшие за последний год с лишним, изменение тренда рублевых процентных ставок побуждает экономических агентов все чаще прибегать к инструментам страхования процентного риска — процентным деривативам. Мы видим, что темпы роста оборотов велики: за последние годы среднемесячные объемы операций банков-респондентов выросли в несколько раз (табл. 8).

Разбивка процентных деривативов по видам инструментов (табл. 9) за прошедший год свидетельствует о росте популярности инструмента рублевых процентных свопов (single currency interest rate swap) (44%) при одновременном снижении доли процентно-валютных свопов (cross-currency swaps), являющихся гибридной формой процентных и валютных деривативов, с 47 до почти 22%. На фоне бурного роста процентных свопов снизилась доля биржевых процентных фьючерсов (с 27 до 18%). Примечательно, что по сравнению с 2007 г. в 2008 г. появился инструмент форвардных кредитов, а также впервые были зафиксированы сделки с процентными опционами.

Сроки, на которые заключаются процентные деривативы, существенно длиннее сроков валютных инструментов (табл. 10). При этом аналогично валютным инструментам в прошлом году дюрация процентных инструментов также выросла, особенно в период свыше 1 года (максимальные сроки — до 12—15 лет).

Говоря о других показателях этого рынка, необходимо выделить валютную разбивку процентных инструментов: 62% составляют рублевые инструменты, 27% — в долларах США и лишь 11% — в евро. Контрагентами при заключении данных инструментов для российских банков являются в основном банки-нерезиденты (71%), предоставляющие необходимые котировки и экспертизу, и биржи (20%), тогда как доля отечественных банков весьма скромная — всего 9%.

ИНФОРМАЦИОННЫЕ И ЮРИДИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ

Российские банки все активнее используют индикатор краткосрочных рублевых процентных ставок MosPrime Rate, рассчитываемый ежедневно Национальной валютной ассоциацией. 3-месячное значение ставки MosPrime используется 82% респондентов при платежах по процентным деривативам. Примерно 2/3 банков используют MosPrime также в качестве основы при установлении внутренних ставок по кредитным и депозитным продуктам для клиентов.

Популярность ставки, признанной российским рублевым аналогом ставки LIBOR, растет во всем мире. В январе 2008 г. она была признана Международной ассоциацией свопов и деривативов (ISDA) в качестве единственной справочной ставки по рублевым кредитам и включена в Определения 2006 г. (ISDA 2006 Definitions). Происшедшее в августе 2008 г. увеличение числа панельных (котирующих) банков с 8 до 10 повысило репрезентативность и надежность ставки MosPrime в качестве процентного ориентира, что особенно актуально в условиях разворачивающегося мирового финансового кризиса.

Исследование НВА также впервые дало ответ на вопрос о юридических двусторонних договорах, используемых российскими банками при заключении сделок как друг с другом, так и с клиентами. Как и предполагалось, большинство банков используют международную форму рамочного договора ISDA (ISDA 2002 Master Agreement), а также собственные разработки, которые конкурируют друг с другом, выходя за пределы операций конкретного банка (табл. 11).

ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ РОССИЙСКОГО РЫНКА ДЕРИВАТИВОВ

Мы отметили, что срочный рынок растет, появляются новые инструменты и увеличивается количество игроков. Все это происходит не благодаря, а вопреки юридической и регулятивной среде, основные инфраструктурные проблемы которой хорошо известны и пока не решены. При этом очевидно, что только максимально развитый срочный рынок, дополняющий его кассовый сегмент, может адекватно обслуживать потребности российской экономики и банковского сектора в снижении общего уровня финансовых рисков.

Существенным прогрессом в начале 2007 г. стало принятие Госдумой Закона о новой редакции ст. 1062 Гражданского кодекса РФ, вводящей судебную защиту беспоставочных срочных сделок (деривативов), — этот шаг законодателей был положительно оценен как внутри страны, так и в мировом финансовом сообществе.

Основными препятствиями, мешающими развитию рынка деривативов в России в начале 2008 г., в порядке убывания важности (от 10 до 0 баллов) банками-респондентами названы следующие: законодательные и юридические проблемы — 7,9 балла против 8,0 в 2007 г. (отсутствие положений о ликвидационном неттинге при банкротстве как кредитных организаций, так и предприятий вообще; отсутствие единой договорной базы межбанковского срочного рынка); налоговые проблемы — 6,9 балла (6,4 в 2007 г.); проблемы учета (отсутствие единой методики и рекомендаций Банка России, особенно для более сложных процентных деривативов) — 6,8 балла против 5,8 балла в 2007 г. Отсутствие поддержки со стороны правительства, по мнению участников, — менее важная проблема — всего 4,0 балла.

В 2008 г. в сфере решения вышеуказанных проблем наметились существенные прорывы. Среди них можно выделить меры, принимаемые как профессиональным сообществом, так и государственными органами, в частности:

  • под эгидой 3 профессиональных ассоциаций (НВА, АРБ и НАУФОР) продолжается разработка типового рамочного Соглашения о срочных сделках (деривативах), идеология и архитектура которого базируется на ISDA Master Agreement. Предполагается, что в 2009 г. после одобрения основными регуляторами (ФСФР и Банком России) данный договор будет рекомендован рынку как российский аналог соглашения ISDA, существенно адаптированный под российское право;
  • Правительство РФ в лице ФСФР разработало и внесло в Госдуму РФ ряд законопроектов, призванных решить некоторые препятствия срочного рынка, в частности изменения в Законы о несостоятельности (банкротстве) организаций, в том числе кредитных, а также изменения в Налоговый кодекс РФ с целью усовершенствовать налогообложение срочных сделок. Насколько это будет успешным — покажет время.

Вышеописанные меры внушают надежды на дальнейшее развитие рынка. 55% банков-респондентов выразили оптимизм, указав что "ситуация с проблемами улучшилась", при этом никто не указал, что "ситуация ухудшилась". Это показатель того, что участники ожидают дальнейшего роста рынка в русле общепризнанных международных тенденций. Посмотрим, какие коррективы в эту модель внесет нынешний финансовый кризис.






Содержание (развернуть содержание)
Развитие регулирования биржевой торговли
Конфликты на финансовых рынках: пути разрешения. Неисполнение сделок РЕПО на финансовых рынках
Законодательное обеспечение срочных сделок
Финансово-правовое регулирование своповых соглашениий
Экономика РФ и Запад: экономические последствия конфликта
Проблемные моменты налогового учета операций хеджирования
Срочный рынок и доверительное управление: возможности и риски
Российские производные для иностранных инвесторов
Деривативы российских банков в 2008 г.: результаты исследования НВА
Использование опционов FORTS в создании стратегий хеджирования портфелей российских акций в условиях высокой волатильности
Производные инструменты на основе Индекса ММВБ
Инвестиции в золото и основные факторы, влияющие на его цену
Рынок нефти: как поймать золотую антилопу?
Особенности организации клиринга на биржевом рынке производных инструментов
Эволюция торговли деривативами в России: последние изменения, нововведения и проблемы рынка
Поставки по фьючерсам на пшеницу на Национальной товарной бирже

  • Статьи в открытом доступе
  • Статьи доступны на платной основе
Актуальные темы    
 Сергей Хестанов
Девальвация — горькое лекарство
Оптимальный курс национальной валюты четко связан со структурой экономики и приоритетами денежно-кредитной политики. Для нынешней российской экономики наиболее логичным (и реалистичным) решением бюджетных проблем является девальвация рубля.
Александр Баранов
Управление рисками НПФов с учетом новых требований Банка России
В III кв. 2016 г. вступили в силу новые требования Банка России по организации системы управления рисками негосударственных пенсионных фондов.
Варвара Артюшенко
Вместе мы — сила
Закон синергии гласит: «Целое больше, нежели сумма отдельных частей».
Сергей Майоров
Применение blockchain для развития биржевых технологий и сервисов
Распространение технологий blockchain и распределенного реестра за первоначальные пределы рынка криптовалют — одна из наиболее дискутируемых тем в современной финансовой индустрии.
Все публикации →
  • Rambler's Top100