Casual
РЦБ.RU
  • Авторы
  • Коултон Брайан, Управляющий директор группы по суверенным рейтингам в регионе Европа, Ближний Восток и Африка Fitch Ratings

  • Все статьи автора
  • Райли Дэвид, Управляющий директор группы по суверенным рейтингам Fitch Ratings

  • Все статьи автора

Инфляция и риски для кредитоспособности стран с развивающейся экономикой

Сентябрь 2008

Резкое повышение инфляции, которое наблюдается в странах с развивающейся экономикой с середины 2007 г., увеличивает вероятность длительной нестабильности цен. В начале этого десятилетия снижение инфляции на развивающихся рынках сыграло важную роль в улучшении кредитоспособности стран региона. В статье проанализированы последствия роста инфляции для кредитоспособности стран с развивающейся экономикой. Прежде всего рассматривается связь между инфляцией и суверенными рисками на развивающихся рынках, а затем более детально изучены причины наблюдаемого резкого изменения инфляции и сложности, которые это может представлять для властей таких стран.

ИНФЛЯЦИЯ И КРЕДИТОСПОСОБНОСТЬ

Инфляция воздействует на различные аспекты кредитоспособности стран с развивающейся экономикой. Наиболее прямое влияние оказывается за счет воздействия на общую макроэкономическую стабильность и экономический рост. Высокая инфляция, как правило, является более волатильной, что, в свою очередь, связано с большей нестабильностью экономического роста (рис. 1 и 2). На фоне инфляционного шока невысокое качество кредитно-денежной политики может усилить волатильность экономической активности в среднесрочной перспективе, когда для стабилизации темпов инфляции, в конце концов, потребуются более значительные корректировки проводимой политики. Экономические корректировки, необходимые для предотвращения сохранения высоких темпов инфляции, могут оказаться болезненными даже для развитой экономики, о чем свидетельствует опыт США и Великобритании в 1970-х гг. после первого нефтяного шока.

Как отмечается в методологии Fitch о присвоении суверенных рейтингов (Sovereign Rating Methodology) от 12 октября 2007 г., макроэкономическая волатильность оказывает негативное влияние на допустимый уровень долга государства. Далеко не последнюю роль в этом играет тот факт, что экономическая нестабильность делает государственные финансы более уязвимыми к различным потрясениям. Это отражено и в высокой обратной корреляции между рейтингами и инфляцией (рис. 3). Эконометрические исследования Fitch и данные других источников также показывают взаимосвязь допустимого уровня долга и суверенной кредитоспособности с инфляционной динамикой.

Особенно большое значение имеют два аспекта влияния макроэкономической нестабильности на кредитоспособность: это валютные риски и банковские кризисы. Многие государственные долговые кризисы с середины 1990-х гг. были связаны с несостоятельностью валютного режима, предусматривающего привязку курса национальной валюты или жесткое управление валютным курсом. Такая несостоятельность, как правило, обусловлена непоследовательной макроэкономической политикой, не способной обеспечить продолжительный неинфляционный рост экономики на фоне различных резких изменений. Валютные кризисы могут быть губительны для государственных финансов и банковского сектора и приведут к расходованию средств государственных валютных резервов, так как власти попытаются ограничить снижение курса национальной валюты.

По данным МВФ, в последние 2 года фактически возросло число стран с развивающейся экономикой, в которых применяется режим с фиксированным курсом или скользящей привязкой валютного курса. В то же время увеличение валютных резервов на многих развивающихся рынках по-прежнему показывает очень высокий уровень вмешательства государства для ограничения колебаний валютного курса. С одной стороны, такие меры усиливают внешние позиции ликвидности государств и, соответственно, обеспечивают им более существенную поддержку на случай спекулятивного давления на валютный курс. С другой стороны, высокая и продолжающая расти инфляция свидетельствует о непоследовательности макроэкономикой политики, что в итоге ослабляет кредитоспособность стран с фиксированным или в высокой мере контролируемым валютным курсом.

Банковскому кризису часто предшествует период макроэкономического дисбаланса, связанный с быстрым ростом кредитования, наличием "мыльного пузыря" цен на активы и укреплением реального валютного курса. Эти факторы лежат в основе макропруденциального индикатора, который был разработан Fitch в качестве раннего сигнала о возможном банковском кризисе1. Указанные факторы связаны не только с перегревом экономики, но и с инфляцией, поскольку средние темпы инфляции для стран с индикатором MPI3 (что означает высокий риск), согласно последнему отчету Fitch, действительно выше, чем средние темпы инфляции в странах, имеющих индикаторы MPI1 или MPI2. Кроме того, при прочих равных условиях высокая инфляция вызывает укрепление реального валютного курса, что потенциально приводит к ослаблению платежного баланса. Более того, меры кредитно-денежной политики в ответ на инфляцию могут усилить риски системного банковского кризиса. Неспособность повысить процентные ставки при росте инфляции может привести к снижающимся или отрицательным реальным краткосрочным процентным ставкам, что усиливает риски "мыльного пузыря" по ценам на активы. А очень значительное повышение процентных ставок, которое может потребоваться, если центральный банк не успевает с ответными мерами по инфляции, потенциально создает давление на слабые банки.

Сохранение в течение длительного времени высокой инфляции также может привести к более высокой индексации и долларизации, когда использование национальной валюты в качестве средства накопления сокращается. Большой объем депозитов в иностранной валюте в стране может стать причиной оттока иностранных активов банковской системы и "бегства" капитала при кризисе. Долларизация и индексация снижают эффективность кредитно-денежной политики и ограничивают гибкость реальной заработной платы. Страны, в структуре долга которых основное место занимает долгосрочный долг в национальной валюте с фиксированной ставкой, в целом пользуются преимуществами за счет инфляции (так как реальная стоимость долга снижается). Однако гораздо в большей степени такая ситуация характерна для структуры госдолга стран с развитой, а не развивающейся экономикой. Многие развивающиеся рынки в прошлом прошли через попытки снизить долговую нагрузку за счет инфляции.

Недавнее смещение акцента на развивающихся рынках на выпуск долговых обязательств в национальной валюте (преодоление старых убеждений) может подвергнуться негативному влиянию со стороны высокой и волатильной инфляции, что будет способствовать потере доверия к кредитно-денежной политике. Международные инвесторы, вкладывающие средства на развивающихся рынках в инструменты в национальной валюте, вероятно, будут гораздо больше внимания уделять волатильности инфляции и процентных ставок, чем инвесторы, которые предпочли инструменты, номинированные в твердой валюте. Если инфляция выйдет из-под контроля, это может привести к распродаже активов на внутренних рынках и ухудшению платежного баланса, так как начнется отток средств иностранных инвесторов. В стране может наблюдаться снижение активности как иностранных, так и внутренних инвесторов, вложивших средства в более длинные долговые обязательства, номинированные в национальной валюте, что обусловит рост краткосрочных заимствований, а также повышение риска рефинансирования и процентного риска для госфинансов. Кроме того, в странах с развивающейся экономикой может повыситься рыночный риск, если по мере роста процентных ставок на внутреннем рынке будет проводиться больше заимствований в иностранной валюте. Наглядным примером является недавний опыт Шри-Ланки, где после повышения темпов инфляции произошло сокращение сроков погашения госдолга и увеличение госзаимствований в иностранной валюте.

В более долгосрочной перспективе высокая и неустойчивая инфляция также оказывает отрицательное влияние на потенциал экономического роста, так как искажает бизнес-планы и инвестиционные решения и накладывает на домохозяйства издержки, связанные с их попытками оградить свои средства от инфляции, включая сокращение наличных сбережений, а на компании — издержки, связанные с обновлением прайс-листов и т. п. при изменении цен. Возможен рост реальных долгосрочных процентных ставок, если держатели облигаций начнут требовать премию в качестве защиты от инфляционной неопределенности, в то время как высокие номинальные процентные ставки, необходимые в среде с высокой инфляцией, приведут к увеличению минимальной доходности, ожидаемой от инвестиций. Помимо этого, высокая инфляция может исказить ценовые сигналы и привести к неправильному распределению ресурсов и стимулировать инвестиции в реальные активы как средство защиты против инфляции.

Наконец, последствия инфляции могут создать политическое и социальное давление. Неожиданная инфляция вызывает произвольное перераспределение дохода от тех, кто предпочитает накапливать средства, к заемщикам. Население с невысоким доходом, как правило, имеет меньше возможностей защитить себя от роста цен, особенно при повышении цен на продукты питания, и жители городов с низким доходом больше всего страдают от такой инфляции, что может создавать риски политической нестабильности. Недавние инфляционные шоки уже вызывали социальные волнения во многих странах в связи с ростом цен на продукты питания. Политическое давление во многих случаях может привести к росту субсидий или сокращению импортных пошлин на продукты ценой бюджетных средств.

ТЕКУЩИЙ ИНФЛЯЦИОННЫЙ ШОК

В прошлом году в большинстве стран с развивающейся экономикой отмечался резкий рост инфляции. Как показано на рис. 4, средневзвешенная инфляция индекса потребительских цен (далее — ИПЦ) в 20 крупнейших странах с развивающейся экономикой повысилась с 4,5% в марте 2007 г. до 6,9% в марте 2008 г. В результате инфляция в таких странах вернулась на уровни 2002 г., сведя на нет 5 лет ее снижения. С начала 2007 г. годовой показатель инфляции ИПЦ повысился в 58 из 67 стран с развивающейся экономикой, которым присвоены рейтинги Fitch. Медианные темпы роста составили 3,3 п. п. Темпы инфляции повышаются во всех странах с развивающейся экономикой, но наиболее высокие темпы роста отмечаются в странах СНГ, на Ближнем Востоке и в Северной Африке (рис. 5).

Сила инфляционного давления на развивающихся рынках и тот факт, что инфляция также повышается в странах Большой семерки примерно на 1 п. п. с начала 2007 г., указывают на влияние общемировых факторов, обусловливающих рост цен. По данным МВФ, в I кв. этого года мировые цены (в долларах США) на энергоносители и продукты питания повысились на 65 и 43% соответственно. Высокий рост мировых цен на энергоносители не является чем-то новым. В 2004 и 2005 гг., когда инфляция ИПЦ в странах с развивающейся экономикой находилась на низком уровне и снижалась, он составил около 40%. Однако недавнее повышение мировых цен на продукты питания является нетипичным. В 2000—2006 гг. рост цен на продукты питания в среднем составлял лишь 5%. За этот период лишь в отдельных случаях пик роста на непродолжительное время достигал примерно 15—25%. Наблюдаемый в последнее время рост цен, без сомнения, самый значительный с начала 1970-х гг., хотя на тот момент он приближался к отметке 130%.

Высокие цены на продукты питания оказали более существенное прямое воздействие на инфляцию ИПЦ на развивающихся рынках из-за значительного веса продуктов питания в корзинах ИПЦ. Как показано на рис. 6, доля продуктов питания в ИПЦ составляет около 60% в странах с развивающейся экономикой с низким уровнем доходов, включая Нигерию, Украину, Шри-Ланку и Ямайку, и приблизительно от 30 до 40% в более богатых странах с развивающейся экономикой, таких как Китай и Россия. Это контрастирует с показателями США и Европы — от 10 до 15%. Согласно данным ООН, развивающиеся рынки в совокупности лишь в небольшой мере являются чистыми импортерами первичных продовольственных товаров благодаря наличию крупных чистых экспортеров продуктов питания в Азии и Латинской Америке. В то же время крупные чистые импортеры продуктов питания в Африке в большей степени подвержены воздействию глобальных тенденций в области цен на продукты питания.

При том что 70% роста инфляции на развивающихся рынках (по оценкам МВФ) в 2007 г. будет обусловлено более высокими ценами на продукты питания, вполне понятно, что органы, ответственные за проведение кредитно-денежной политики в странах с развивающейся экономикой, могут посчитать, что они являются "невинными жертвами" глобальных событий за пределами их контроля. Несмотря на вероятность того, что спрос со стороны развивающихся рынков играет важную роль в повышении мировых цен на продовольствие, центральные банки стран с развивающейся экономикой, пожалуй, имеют мало возможностей повлиять на цены на пшеницу, рис и т. п. на мировых рынках.

По мнению Fitch, рост инфляции на развивающихся рынках вряд ли является следствием лишь резкого изменения предложения. Значительная часть стран с развивающейся экономикой одновременно испытывает инфляционное давление, вызванное фундаментальными экономическими факторами. У более крупных стран с развивающейся экономикой, которые рассчитывают показатели базовой инфляции (ИПЦ за вычетом цен на продовольствие и энергоносители), с августа 2007 г. наблюдается значительное увеличение этих показателей, в отличие от Великобритании, США или стран еврозоны. Инфляционное давление существенно усложняет задачи, стоящие перед органами, отвечающими за проведение кредитно-денежной политики на развивающихся рынках в условиях повышения мировых цен на продукты питания.

Обусловленные фундаментальными экономическими факторами инфляционные сложности, с которыми сталкиваются страны с развивающейся экономикой, можно подразделить на две категории. Прежде всего, ряд стран, включая несколько европейских стран с развивающейся экономикой, в течение последних 2—3 лет сталкиваются с сочетанием сильного притока капитала, быстрого роста объемов кредитования и внутреннего спроса, сокращения предложения на рынке рабочей силы и увеличением дефицита счета текущих операций. Такая ситуация, несомненно, свидетельствует о перегреве экономики, что находит отражение в увеличении базовой инфляции и высоком росте цен активов.

Во-вторых, во многих странах, являющихся экспортерами сырьевых товаров, включая государства — члены Совета по сотрудничеству стран Персидского залива и Россию, наблюдается увеличение экспортных доходов, которое способствует росту валютных резервов, так как обменному курсу не позволяется расти в той мере, как это диктует рынок. Воздействие увеличения валютных резервов на внутреннюю денежную массу во многих случаях не компенсируется стерилизационными мерами, отчасти отражая отсутствие подходящих финансовых инструментов и недостаточную глубину рынков капитала. Такая ситуация стимулирует рост объемов внутреннего кредитования. Кроме того, часть дополнительных налоговых поступлений, обусловленных более высокими доходами от экспорта сырьевых товаров, расходуется внутри страны, о чем свидетельствует увеличение дефицита ненефтяного бюджета, и это также способствует усилению давления, связанного с перегревом экономики.

В более общем плане центральные банки многих стран с развивающейся экономикой принимают решение препятствовать номинальному удорожанию национальной валюты в условиях положительного сальдо счета текущих операций и нетто-притока иностранного капитала в частный сектор экономики. В то же время в тех случаях, когда на развивающихся рынках имеет место рост равновесного реального обменного курса (например, из-за перманентного улучшения условий торговли, связанного с более высокими ценами на сырьевые товары), данная политика подразумевает, что повышение реального обменного курса будет происходить за счет увеличения внутренних цен.

СЛОЖНОСТИ В ОБЛАСТИ КРЕДИТНО-ДЕНЕЖНОЙ ПОЛИТИКИ

Даже в отсутствие вышеупомянутого инфляционного давления ответные меры в рамках кредитно-денежной политики в случае резких изменений в области предложения являются проблематичными, поскольку, чтобы принять решение о том, следует ли ослабить или ужесточить проводимую кредитно-денежную политику, центральным банкам необходимо определить, являются ли такие изменения постоянными или временными. С точки зрения центрального банка, осуществляющего инфляционное таргетирование, было бы неправильным ужесточать политику, если резкое изменение цен на продовольственные товары рассматривается как временное явление, поскольку в таком случае инфляция впоследствии опустится до уровней, имевших место до резкого повышения цен, по мере снижения цен на продукты питания. И, напротив, если более высокий рост цен на продовольственные товары носит длительный характер, то необходимо незамедлительное ужесточение проводимой политики. В промежуточном случае, при однократном ступенчатом росте цен (временном усилении инфляции) на продукты питания, правильной реакцией будет ужесточение политики в достаточной степени, чтобы предотвратить второй виток воздействия на заработную плату и базовую инфляцию.

Принятие решения о том, к какой категории относится текущее резкое изменение цен, — сложная задача из-за высокой и растущей волатильности мировых цен на сырьевые товары. По оценкам Fitch, наиболее вероятен промежуточный случай, т. е. мы испытываем единовременное изменение уровня цен на продовольствие, обусловленное производством биологического топлива и спросом со стороны развивающихся рынков, а также более высокой стоимостью факторов производства в энергетике. В то же время моменты неопределенности в любом случае являются значительными: в плане роста цен многие страны вводят экспортные ограничения, запасы продовольствия невысоки, а приток финансовых средств в сырьевой сектор значительно увеличился; в плане снижения цен для предложения продовольственных товаров характерна существенно более высокая эластичность цен, чем в энергетике или металлургии, а увеличение цен на продовольственные товары в 2007 г. в значительной мере отражало временные перебои с предложением.

Степень, в которой центральным банкам удастся предотвратить вторичное воздействие на базовую инфляцию, зависит от убедительности принимаемых антиинфляционных мер и от наличия инфляционного давления, обусловленного фундаментальными экономическими факторами, в экономике определенной страны на момент соответствующих резких ценовых изменений. Как отмечалось выше, такое давление, похоже, имеет место во многих странах на развивающихся рынках, и это отличает их от стран с развитой экономикой, большинство из которых испытывают синхронизированное замедление роста, связанное с динамикой в жилищном и потребительском секторах и последствиями рецессии в США. Кроме того, недавние исследования МВФ указывают на то, что, в отличие от стран с развитой экономикой, на развивающихся рынках воздействие на инфляцию резкого изменения цен на продукты питания носит устойчивый характер.

Кроме того, органы, отвечающие за проведение кредитно-денежной политики, на развивающихся рынках не пользуются доверием, которым располагают эти институты в странах с развитой экономикой. Кредитно-денежная политика в странах с развивающейся экономикой с начала десятилетия претерпевает изменения. Наблюдается увеличение официального или фактического использования режимов инфляционного таргетирования, а также, в последние несколько лет, возобновление применения фиксированной привязки обменного курса. Такие меры вводились при благоприятных условиях глобальной дефляции, однако сейчас сталкиваются с первым реальным испытанием на фоне более сложной инфляционной ситуации в мире. Несколько стран на развивающихся рынках, которые официально применяют инфляционное таргетирование, в настоящий момент имеют темпы инфляции на 5—6 п. п. выше медианы целевого значения и существенно за пределами целевого диапазона. В ЮАР разрыв между фактическим и целевым уровнем инфляции является наиболее высоким за последние 5 лет, а в Чили — самым значительным с момента официального принятия инфляционного таргетирования в 1999 г. (см. таблицу). На фоне роста инфляции Индонезия недавно пересмотрела в сторону повышения целевой уровень инфляции, и осенью ее примеру может последовать Турция.

В сочетании с тем фактом, что страны с развивающейся экономикой имеют недолгую историю значительно более высокой инфляции в середине 90-х гг. ХХ в. (в январе 1995 г. 20 крупнейших стран с развивающейся экономикой имели средневзвешенную годовую ставку инфляции в 99%), существует повышенный риск быстрого роста инфляционных ожиданий частного сектора в ответ на увеличение темпов инфляции ИПЦ. Это усиливает преимущества от принятия быстрых ответных мер со стороны центральных банков на развивающихся рынках, чтобы завоевать доверие и предотвратить сохранение высоких темпов инфляции, которое могло бы привести к увеличению макроэкономической волатильности в среднесрочной перспективе.

ПОКАЗАТЕЛЬ УЯЗВИМОСТИ К РЕЗКИМ ИНФЛЯЦИОННЫМ ИЗМЕНЕНИЯМ

С учетом перечисленных рисков Fitch разработало комплекс показателей, чтобы попытаться измерить степень, в которой страны являются уязвимыми к резким инфляционным изменениям, приводящим к более широкой макроэкономической нестабильности. В дополнение к инфляционной динамике сюда входят показатели, цель которых — измерить степень возможного воздействия негативной инфляционной истории на ожидания (историческая волатильность инфляции); давление, обусловленное перегревом экономики страны (включая сальдо счета текущих операций и рост кредитования частного сектора); изменение кредитно-денежной конъюнктуры (включая динамику процентных ставок и обменного курса), а также значимость для государства внутренних рынков государственного долга.

Для формирования индекса использовались 8 равновесных индикаторов.

Темпы инфляции — процентное изменение инфляции ИПЦ за 12 мес. по апрель 2008 г. (или по последнюю имеющуюся дату).

Изменение темпов инфляции — последняя ставка инфляции минус ставка инфляции 12 мес. ранее. В то время как темпы инфляции могут различаться даже в тех странах, где имеется небольшое число крупных дисбалансов, являясь отражением различных кредитно-денежные режимов, изменение инфляции будет связано с давлением со стороны избыточных мощностей (и резких изменений предложения), в особенности если инфляционные ожидания основываются на предыдущей истории или являются адаптивными.

Волатильность инфляции — среднеквадратическое отклонение годовых темпов инфляции ИПЦ в 1995—2007 гг.

Сальдо счета текущих операций как процент от ВВП в 2007 г. используется в качестве показателя давления, обусловленного перегревом экономики страны, на что указывает разрыв между внутренними сбережениями и инвестициями, хотя данный показатель также будет отражать воздействие на условия торговли цен на сырьевые товары.

Кредитование частного сектора (% от ВВП в 2007 г). относительно тенденции. Данный показатель является составной частью макро-пруденциальных индикаторов Fitch, рассматриваемых в отчетах "Системные риски в банковском секторе" (Bank Systemic Risk Report). Отношение объемов кредитования частного сектора к ВВП измеряется относительно тенденции, определяемой с использованием фильтра Ходрика—Прескотта.

Реальные краткосрочные ставки рефинансирования — номинальные процентные ставки за вычетом последнего показателя темпов инфляции ИПЦ.

Изменение индекса кредитно-денежной конъюнктуры с середины 2007 г. Данный индекс сформирован на основании изменения номинальных краткосрочных процентных ставок (в процентных пунктах) плюс умноженное на 0,5 увеличение номинального эффективного обменного курса. Номинальный эффективный обменный курс рассчитан на основе изменения обменного курса относительно 20 крупнейших торговых партнеров, взвешенного по доле экспорта.

Внутренний государственный долг как процент от ВВП служит показателем риска того, что более высокая инфляция может оказать негативное воздействие на отношение зарубежных и внутренних инвесторов к внутреннему рынку облигаций и отражает уязвимость государственных финансов к резким изменениям внутренних процентных ставок.

По каждому из этих индивидуальных индикаторов Fitch создало рэнкинговые списки имеющих рейтинги суверенных эмитентов с развивающихся рынков (с позициями от 1 до 73, при этом номер 1 указывает на наиболее высокую уязвимость), а также объединенный список, обобщающий позиции стран по всем 8 индикаторам.

5 из 10 наиболее уязвимых стран — это европейские страны с развивающейся экономикой, в том числе страны СНГ, Балтии и Балкан. Украина имеет самый неблагоприятный суммарный показатель в регионе, что отражает инфляционную динамику и проводимую кредитно-денежную политику. Fitch недавно изменило прогноз по рейтингам Украины с "Позитивного" на "Стабильный", что отражает обеспокоенность увеличением инфляции и недостаточными мерами в рамках кредитно-денежной политики, включая отсутствие у властей четкого номинального ориентира по инфляционным ожиданиям. Россия, очевидно, является наиболее уязвимой среди стран БРИК. Турция также фигурирует среди первых 25 (наиболее уязвимых) стран. В то же время вселяет оптимизм тот факт, что в настоящий момент, несомненно, происходят необходимые макроэкономические корректировки, и давление, обусловленное перегревом экономики, ослабевает в странах Балтии и Казахстане, о чем свидетельствуют сокращение квартальных темпов роста ВВП, темпов роста объемов кредитования, а также улучшение сальдо счетов текущих операций. В то же время инфляция является запаздывающим индикатором, который еще не начал улучшаться, и пока сохраняется неопределенность относительно того, к какому итогу придут эти страны.

В Азии Вьетнам и Шри-Ланка выделяются как единственные страны региона в первой десятке рэнкинга уязвимости, в то время как Малайзия, Тайвань и Филиппины демонстрируют невысокий риск. Обращает на себя внимание тот факт, что в первой десятке отсутствуют более крупные экономики Латинской Америки, при этом Бразилия и Перу появляются во второй половине списка, а Мексика - ближе к концу (наименьшая уязвимость). Наиболее уязвимой является Ямайка, а Венесуэла входит в первую двадцатку. Среди африканских стран, расположенных к югу от Сахары, неблагоприятные позиции имеет Гана, что отражает высокий уровень инфляции и риски, обусловленные перегревом экономики. В число 25 наиболее уязвимых стран входят Кения и ЮАР. В случае с ЮАР это обусловлено риском перегрева, о котором свидетельствуют разрыв между фактическими показателями и тенденцией по кредитованию частного сектора, а также дефицит счета текущих операций. Рейтингуемые Fitch государства - члены Совета по сотрудничеству стран Персидского залива в целом не выглядят особенно уязвимыми, однако имеют невысокие позиции в области кредитно-денежной конъюнктуры в связи с привязкой курса национальной валюты к доллару (что подразумевает снижение номинальных эффективных процентных ставок) и низкими процентными ставками в США. Что касается стран из других регионов, то невысокие показатели имеет Египет, что отражает высокие темпы инфляции, мягкую кредитно-денежную политику и значительный объем внутреннего государственного долга.

Следует подчеркнуть, что перечисленные индикаторы не предназначены служить заменой традиционному рейтинговому анализу Fitch, а, скорее, являются средством выявления относительного риска того, что инфляционная динамика вызовет более широкую экономическую волатильность, которая потенциально может отрицательно сказаться на кредитоспособности. То, окажет ли подобная волатильность в конечном итоге воздействие на рейтинги, будет определяться Fitch путем проведения комплексного анализа кредитоспособности, включая оценку структурных экономических факторов, бюджетных и внешних финансов, а также политического риска. В завершение следует отметить, что инфляционная динамика и денежная конъюнктура - это быстро изменяющиеся переменные, и Fitch будет отслеживать показатели уязвимости по мере их изменения.





Содержание (развернуть содержание)
Регулирование товарного рынка должно быть прозрачным и комплексным
Фьючерсы на сельхозпродукцию в России
Международная биржа на Неве
Анализ факторов, оказывающих влияние на мировые цены на нефть в долгосрочной перспективе
Создание биржевого рынка сахара в России
Цены еще будут расти
Слишком много фуража
Биржевые контракты - основа долгосрочных финансовых планов
Про нефть и не только
Рынок спекулянтов
Нефть: полный вперед!
Расцвет цветной металлургии
Торжество "черного золота"
Инвестиции в производные инструменты на товарные активы
Влияние мирового продовольственного кризиса на развитие биржевой торговли
Поможет ли фондовый рынок аграрному сектору?
Повышение надежности расчетов при исполнении поставочных контрактов
Инфляция и риски для кредитоспособности стран с развивающейся экономикой
Состояние финансового рынка России
Новая реальность рынка рублевых облигаций
Инициатива государства по организации биржевой торговли газом: текущая ситуация, проблемы и перспективы
Как "разобраться" с ПИФами

  • Статьи в открытом доступе
  • Статьи доступны на платной основе
Актуальные темы    
 Сергей Хестанов
Девальвация — горькое лекарство
Оптимальный курс национальной валюты четко связан со структурой экономики и приоритетами денежно-кредитной политики. Для нынешней российской экономики наиболее логичным (и реалистичным) решением бюджетных проблем является девальвация рубля.
Александр Баранов
Управление рисками НПФов с учетом новых требований Банка России
В III кв. 2016 г. вступили в силу новые требования Банка России по организации системы управления рисками негосударственных пенсионных фондов.
Варвара Артюшенко
Вместе мы — сила
Закон синергии гласит: «Целое больше, нежели сумма отдельных частей».
Сергей Майоров
Применение blockchain для развития биржевых технологий и сервисов
Распространение технологий blockchain и распределенного реестра за первоначальные пределы рынка криптовалют — одна из наиболее дискутируемых тем в современной финансовой индустрии.
Все публикации →
  • Rambler's Top100