Casual
РЦБ.RU
  • Автор
  • Фирсов Евгений, Руководитель зернового дивизиона АПК "Стойленская Нива"

  • Все статьи автора

Слишком много фуража

Сентябрь 2008

В закончившемся 2007/08 маркетинговом году на зерновом рынке России наблюдалось несколько примечательных особенностей, повлиявших на направление его развития. Для того чтобы корректно проанализировать ситуацию, сложившуюся на российском рынке зерна, необходимо учитывать специфику полученного урожая, непростое положение на мировом рынке и в конкурентной среде. Судя по всему, российских сельхозпроизводителей, как всегда, ждет немало трудностей.

Начать следует с краткого описания ситуации на мировом рынке, так как рынок российский довольно глубоко в него интегрирован. Если оперировать общими цифрами, то в мире ежегодно вырастает примерно равное количество пшеницы и риса (610 млн тонн пшеницы в 2007 г., 670 млн тонн в 2008 г.; 650 млн тонн риса в 2007 г., 666 млн тонн в 2008 г.), чуть больше — кукурузы (781 млн тонн в 2007 г., 780 млн тонн в 2008 г.), и на четвертом месте с очень большим отставанием находится ячмень (133 млн тонн в 2007 г., 146 млн тонн в 2008 г.). Доля России в мировом производстве пшеницы составляет примерно 8—8,5%, или около 50 млн тонн (в 2008 г. этот показатель вырастет до 57—60 млн тонн), и еще выращивается около 40 млн тонн других культур — ячменя, кукурузы, ржи и т. д.

Если же говорить о мировой торговле зерновыми, то лидирующей культурой, несомненно, является пшеница — 112 млн тонн в 2007—2008 гг., около 118 млн тонн в 2008—2009 гг. (18% от общего мирового производства), в то время как мировая торговля рисом составляет 4—4,5% от всего объема его производства, кукурузы — 11—12%. Причем около 90% мирового экспорта пшеницы формируют США, Канада, Австралия, Россия, Аргентина, Украина, Казахстан и страны ЕС. Особенности 2007/08 зернового года таковы, что в этот период неплохой урожай пшеницы был собран только в 3 странах: в США, России и Казахстане, остальные крупнейшие экспортеры столкнулись с проблемами погодно-климатического характера. Данное положение вещей пересеклось с другим очень важным аспектом — самыми низкими объемами переходящих запасов зерна в мире за последние 30 лет. Цены на мировом рынке стали интенсивно расти (более чем в 2 раза с июля по февраль). Россия, таким образом, оказалась в выгодной низкоконкурентной ситуации на экспортном рынке и получила шанс продать свою пшеницу с неплохой премией.

Как обычно, Россия начала экспортировать свою пшеницу, и темпы экспорта этого года существенно превышали показатели года предыдущего. Возник вопрос: при достижении какого уровня экспорта необходимо ввести ограничительные меры? Минсельхоз России с высокой степенью точности определил объем и, соответственно, дату введения ограничений на вывоз пшеницы. Таким образом, Россия смогла продать максимальное количество зерна на высоком внешнем рынке, не допустив при этом дефицита на внутреннем. Тем не менее после введения ограничения на экспорт зерна внутренние цены на пшеницу в России продолжили расти, на каком-то этапе даже превысив среднемировые, однако причиной этого роста не был дефицит зерна. Причиной, как ни странно, стали распродажи на интервенции дешевого государственного зерна — покупая интервенционную пшеницу по низким ценам, переработчики начали сильно переплачивать за зерно на открытом рынке, тем самым формируя у себя запасы по приемлемым средним ценам.

Однако начиная с середины апреля 2008 г. (а именно в этот период основные потребители зерна фактически сформировали у себя запасы сырья, достаточные для того, чтобы бесперебойно работать до нового урожая) цены на пшеницу стали стремительно снижаться.

Новый, 2008/09 зерновой год начался под влиянием совокупности других важных факторов:

1) высокий урожай пшеницы. Вследствие благоприятной ценовой конъюнктуры на зерно в прошедший период 2007—2008 гг. посевные площади под зерновые выросли в России примерно на 5%, в основном за счет сева пшеницы. Таким образом, площади сева пшеницы в России оказались самыми большими с 1982 г. А учитывая очень высокую урожайность, Россия в этом году соберет около 60 млн тонн пшеницы — наилучший показатель с 1978 г. В этой связи Минсельхоз объявил о начале закупочных интервенций — если не снять с рынка излишек зерна, цены на него обвалятся катастрофически. Что же касается вывоза зерна на экспорт, Россия сегодня имеет инфраструктурные ограничения, и вывоз более 18—20 млн тонн зерна в год пока является технически нереализуемой задачей;

2) учитывая сокращение переходящих запасов зерна в мире до минимального значения за последние несколько десятков лет, ЕС и США в 2007 г. сняли ограничения по использованию сельхозземель (правила ведения сельского хозяйства в ЕС обязывали выводить из оборота 10% пахотных земель, примерно 8% сельхозземель в США также были выведены из сельхозоборота). Благодаря этим действиям, а также благоприятным погодным условиям урожай зерна в мире существенно вырос;

3) России гораздо тяжелее в этом году на экспортных рынках — у всех основных экспортеров, кроме, пожалуй, США, Аргентины и Казахстана, потенциал реализации зерна вырос по сравнению с прошлым годом. Основными рынками сбыта российского зерна являются страны Северной Африки и Ближнего Востока — сюда же продают свое зерно ближайшие конкуренты России — Украина и ЕС, которые имели проблемы с урожаем в ушедшем году и избыток зерна в наступившем;

4) пожалуй, самый важный фактор — качество сегодняшнего урожая российской пшеницы. Дело в том, что вследствие специфических погодных условий доля фуражной пшеницы в общем урожае этой культуры катастрофически высока. И это при том, что она не является сколько-нибудь значимой экспортной культурой. Внутрироссийские цены на фуражную пшеницу обвалились за 4,5 мес. более чем в 2 раза. Государство в конце мая 2008 г., когда еще нельзя было сделать никаких прогнозов по соотношению фуражной и продовольственной группы в намечающемся урожае, заявило о своих намерениях приобрести в интервенционный фонд около 7 млн тонн, из них 2 млн тонн фуражного зерна. Сейчас обвал цен поддерживается еще и тем, что государство, уже видя катастрофическую ситуацию с фуражным зерном, не спешит пересмотреть соотношение фуражной и продовольственной пшеницы в откупаемых объемах и даже не дает рынку никаких намеков на это. Примечательно, что пока продовольственная пшеница не нуждается в поддержке цены, за первые дни интервенционных торгов аграрии имели техническую возможность продать государству около 320 тыс. тонн продовольственной пшеницы, фактически же продали чуть более 1,4 тыс. тонн.

Сегодняшняя ситуация на рынке зерна имеет свои плюсы и минусы, причем некоторые плюсы в перспективе могут превращаться в минусы и наоборот. Для понимания преимуществ и недостатков необходимо представлять те цели и задачи (порой противоречащие друг другу), которые стоят сегодня перед государством:

1. Сдерживание инфляции внутри России — чем дешевле зерно, тем ниже цены на продовольствие.

2. Увеличение создаваемой добавленной стоимости на своей налоговой территории — чем дешевле зерно, тем активнее будет развиваться отечественное животноводство и, соответственно, снижаться зависимость РФ от импорта мяса. Хотя и у снижения зависимости от импорта тоже есть различные стороны.

Для наглядности приведем гипертрофированный пример. Россия не производит какао-бобы или апельсиновый сок — вполне биржевые товары. Теоретически, наверное, можно выращивать и то и другое, только это будет нелогичным с точки зрения экономики, поскольку существенно дешевле импортировать. Не столь гротескна, а потому не так очевидна другая ситуация: свинина в Бразилии или Китае имеет меньшую себестоимость, хотя бы потому, что там не надо тратиться на обогрев помещений. Но полностью импортировать свинину только потому, что где-то существуют лучшие климатические условия ее производства, так же нецелесообразно, как и выращивать у себя какао. Существуют понятия продовольственной безопасности. Однако и полностью запретить ввоз импортного мяса неразумно — без конкуренции извне эффективность отрасли сразу существенно упадет. Таким образом, наиболее разумным представляется импорт сельскохозяйственной продукции в Россию ровно в том количестве, которое позволит держать в тонусе отечественного производителя, заставит его постоянно стремиться к повышению эффективности.

Два приведенных выше фактора могли бы лежать в основе политики сдерживания цен на зерно. Теперь рассмотрим фактор, требующий повышения цен.

3. Для стремительного развития животноводства в России нужны не только "мягкие" цены на зерно, в первую очередь, нужно само зерно. Развитие растениеводства (как интенсивное, так и экстенсивное) невозможно в условиях низких цен на зерно. Соответственно, мы можем столкнуться с непропорциональным развитием животноводства и растениеводства — животноводам может не хватить сырья для кормов. Кроме того, существуют важные глобальные факторы, ведущие к росту цен на зерно. Во-первых, существующая тенденция постоянного превышения потребления над производством приостановлена всего на 1—2 года благодаря выводу земель в ЕС и США из консервации. Во-вторых, не стоит забывать, что до 40% всей мировой кукурузы производят США, треть ее перерабатывают в биоэтанол. Причем если еще 4 года назад на производство топлива уходило 40,7 млн тонн кукурузы, то в 2008 г. эта цифра выросла до 100,4 млн тонн. Тем самым США ощутимо поправляют свой топливный баланс и, что более важно, подстегивают мировую инфляцию. По большому счету, не важно, сколько стоит потребляемая Америкой нефть, главное то, сколько стоит нефть в сравнении с другими товарами. А один из самых эффективных способов разогнать инфляцию — обеспечить рост цен на зерно. Таким образом, понятно, что в дальнейшем США будут только наращивать переработку кукурузы в биоэтанол, тем самым сокращая предложение на мировом рынке зерна, следовательно, повышая его стоимость. И здесь очень значима глобальная роль России, учитывая тот факт, что возделываем мы чуть больше половины пригодных для этого сельхозземель. У России огромный потенциал развития растениеводства как в экстенсивном, так и в интенсивном плане, и противостоять глобальному росту цен на продовольствие в мире можно, увеличивая собственное производство, а это, в свою очередь, невозможно в условиях низких цен на зерно. Следует также отметить, что развитие растениеводства без развития инфраструктуры вывоза зерна на экспорт может привести к обвалу цен внутри страны.

Однако без оперативных действий вряд ли удастся обойтись — растениеводство очень сильно зависит от погодных условий. Мы снова вернулись к сегодняшней ситуации с огромным урожаем фуражной пшеницы. Такое ее количество не востребовано ни внутренним, ни внешним рынками. Абсолютно очевидно, что майские планы закупок государством 2 млн тонн фуража не способны остановить обвал цен, следствием которого сегодня может служить существенное отставание темпов сева будущего урожая от прошлогодних. Очень хочется надеяться, что это всего лишь календарное отставание, а не сокращение посевных площадей. Хотя вряд ли эти надежды оправдаются, ведь к началу третьей декады августа озимых посеяно меньше, чем в аналогичный период любого из годов, начиная с 2001 г. С чем же столкнутся животноводы в следующем году? Логично ожидать от Минсельхоза объявления об увеличении объемов закупаемой фуражной пшеницы, однако на конец августа 2008 г. никаких сигналов о наличии таких планов рынком не получено.


Содержание (развернуть содержание)
Регулирование товарного рынка должно быть прозрачным и комплексным
Фьючерсы на сельхозпродукцию в России
Международная биржа на Неве
Анализ факторов, оказывающих влияние на мировые цены на нефть в долгосрочной перспективе
Создание биржевого рынка сахара в России
Цены еще будут расти
Слишком много фуража
Биржевые контракты - основа долгосрочных финансовых планов
Про нефть и не только
Рынок спекулянтов
Нефть: полный вперед!
Расцвет цветной металлургии
Торжество "черного золота"
Инвестиции в производные инструменты на товарные активы
Влияние мирового продовольственного кризиса на развитие биржевой торговли
Поможет ли фондовый рынок аграрному сектору?
Повышение надежности расчетов при исполнении поставочных контрактов
Инфляция и риски для кредитоспособности стран с развивающейся экономикой
Состояние финансового рынка России
Новая реальность рынка рублевых облигаций
Инициатива государства по организации биржевой торговли газом: текущая ситуация, проблемы и перспективы
Как "разобраться" с ПИФами

  • Статьи в открытом доступе
  • Статьи доступны на платной основе
Актуальные темы    
 Сергей Хестанов
Девальвация — горькое лекарство
Оптимальный курс национальной валюты четко связан со структурой экономики и приоритетами денежно-кредитной политики. Для нынешней российской экономики наиболее логичным (и реалистичным) решением бюджетных проблем является девальвация рубля.
Александр Баранов
Управление рисками НПФов с учетом новых требований Банка России
В III кв. 2016 г. вступили в силу новые требования Банка России по организации системы управления рисками негосударственных пенсионных фондов.
Варвара Артюшенко
Вместе мы — сила
Закон синергии гласит: «Целое больше, нежели сумма отдельных частей».
Сергей Майоров
Применение blockchain для развития биржевых технологий и сервисов
Распространение технологий blockchain и распределенного реестра за первоначальные пределы рынка криптовалют — одна из наиболее дискутируемых тем в современной финансовой индустрии.
Все публикации →
  • Rambler's Top100