Casual
РЦБ.RU
  • Автор
  • Абдуллаев Ширвани, Cтарший аналитик по нефти и газу "Альфа-Банка"

  • Все статьи автора

Анализ факторов, оказывающих влияние на мировые цены на нефть в долгосрочной перспективе

Сентябрь 2008

ВВЕДЕНИЕ

Нефть — важнейший источник энергии для человечества, в основном потому, что это топливо для транспортных средств. Неудивительно, что цены на нефть находятся под столь пристальным вниманием не только профессиональных участников рынка, но и широкой общественности. За последние несколько лет цены на нефть взлетели с 25 долл. в 2002 г. до 147 долл. в июле 2008 г., после чего последовала корректировка до текущего уровня 115 долл. Вместе с тем, как показывает рис. 1, долгосрочный тренд реальных цен на нефть с 1861 по 1970 г. был нисходящим, а после инфляционного скачка в начале 1970-х гг. продолжил первоначальную динамику с середины 1980-х гг. по 2002 г. Что стоит за неоднозначной на первый взгляд динамикой цен на нефть? Почему в долгосрочном периоде она является нисходящей, а сейчас цены так сильно выросли? Что кроется за этими изменениями цены?

Рассмотрим следующие вопросы, которые во многом определяют динамику цен на нефть: баланс спроса и предложения, рыночные ожидания, геополитику и инфляцию. Следует обратить внимание на то, что они взаимосвязаны и оказывают друг на друга влияние, поэтому иногда изучать их по отдельности непросто.

БАЛАНС СПРОСА И ПРЕДЛОЖЕНИЯ

Согласно общепринятому в экономике мнению, в условиях конкурентного рынка решающую силу имеет баланс спроса и предложения. Цены повышаются, когда спрос растет быстрее предложения. Это не означает, что спрос и предложение имеют равное значение в установлении ценовых трендов на нефтяных рынках. В краткосрочной перспективе динамика цен на нефть определяется главным образом изменением спроса, а в долгосрочной — изменением предложения. Рынок нефти никогда не был полностью свободным, и поэтому применимость результатов построения какихлибо экономических моделей на основе специфических допущений, отличающихся от действительности, будет ограниченной.

Структура рынка нефти: история и текущая динамика

До окончания Второй мировой войны Соединенные Штаты обеспечивали себя нефтью и располагали олигополистической национальной нефтяной промышленностью. Такое положение просуществовало до 1970-х гг. После окончания войны и до 1972 г. 7 крупнейших мировых нефтяных компаний контролировали почти 80% поставок нефти за пределами Соединенных Штатов, исключая нефтяной рынок социалистических стран. Эти компании являлись инструментом проведения правительственной политики, направленной на обеспечение экономики достаточными и дешевыми источниками нефти.

Экономика, в свою очередь, строилась с учетом постоянного обеспечения дешевыми энергоносителями. Это могло быть достигнуто путем поддержания уровня избыточных производственных мощностей, гарантированного соответствующими военным присутствием и политическими альянсами. С 1948 по 1973 г. добыча нефти росла со среднегодовым темпом 7,5%. Избыточные мощности позволяли поддерживать кривую предложения в горизонтальном положении, а колебания спроса не оказывали существенного влияния на цены на нефть. Такая система работала достаточно успешно до начала 1970-х гг. (до усиления влияния ОПЕК и последовавших за ним национализации нефтяных активов и двух нефтяных кризисов, больно ударивших по мировой экономике).

Экономически развитые страны отреагировали на это созданием принципиально иной структуры спроса, основанной на большей эффективности использования энергоносителей и развитии потребления альтернативных источников энергии, будь то независимая от ОПЕК добыча или другие виды топлива. Это время также характеризуется отказом от использования энергоемких производственных технологий, что позволило в целом снизить энергоемкость экономик развитых стран.

На протяжении 1980-х и 1990-х гг. мировые нефтяные рынки характеризовались избыточным предложением, но нижняя граница цены на нефть была достаточно высока, чтобы стимулировать рост добычи вне стран ОПЕК.

К 1980 г. США создали альянсы со странами Персидского залива, в частности с Саудовской Аравией, в рамках которых обеспечивали им военную безопасность в обмен на взаимодействие с ОПЕК при принятии решений в области ценовой политики и объемов добычи. Основой этого соглашения стала комбинация поддержки своих компаний как производителей и дистрибуторов продаваемой нефти и установления отношений принудительного характера с компенсирующими производителями стран Персидского залива для стабилизации международных рынков.

Выход на арену Бразилии, России, Индии и Китая (группы стран BRIC) в течение последнего десятилетия снизил избыточный запас мировых нефтедобывающих мощностей. Война в Ираке, санкции против Ирана и спад нефтедобычи в России в постсоветский период также способствовали восстановлению баланса спроса и предложения.

Интересно, что с 1993 г. ежесуточный спрос увеличивался со стабильным темпом 1 млн баррелей/год (рис. 2).

Где мы сегодня?

Краткосрочный период отличается от долгосрочного тем, что в первом производственная мощность является более или менее фиксированной. В долгосрочной перспективе, напротив, отрасль может нарастить внушительную мощность за счет разработки новых месторождений и строительства новых нефтеперерабатывающих заводов. Краткосрочным периодом мы считаем отрезок времени примерно в 5 лет, а все, что лежит за его пределами, — долгосрочным периодом.

Важно, что в краткосрочном периоде расширение объема производства (добычи) в какой-то момент наталкивается на ограничение в виде максимального объема доступных производственных мощностей. В этот момент предложение перестает реагировать на дальнейшее повышение цены, что приводит к вертикальному "взлету" кривой предложения, как показано на рис. 3.

Спрос в краткосрочном периоде также не реагирует на изменение цен на нефть. Это связано с тем, что нефть используется, главным образом, как топливо для транспортных средств. И если в долгосрочном периоде может появиться внушительное количество новых топливосберегающих автомобилей или новых транспортных средств, работающих на альтернативных видах топлива, в краткосрочном периоде влияние этого фактора довольно ограниченно. Поэтому у краткосрочной кривой спроса крутой наклон (рис. 4).

Поскольку отрасль неспособна резко увеличить производственные мощности, кривая предложения остается относительно неподвижной. Поэтому в краткосрочной перспективе динамика цен определяется в основном сдвигами в кривой спроса: во время мирового экономического бума (см. рис. 4, Pb) цены на нефть растут, а во время глобальной рецессии падают (см. рис. 4, Pr).

Более того, когда объем производства (добычи) приближается к 100%-ной загрузке мощностей, а краткосрочная кривая предложения поднимается вверх, даже небольшое движение вдоль кривой спроса может привести к резкому изменению равновесной цены, так как углы наклона обеих кривых довольно крутые. Это объясняет, почему цены на нефть могут "выстрелить", как это произошло за последние годы, удвоившись или утроившись за 1—2 года. Также это делает понятным, почему они могут стремительно упасть.

ОПЕК наблюдала за ростом цен на нефть с тревогой, памятуя о болезненном опыте середины и конца 1980-х гг., когда спрос на нефть и, соответственно, цены отреагировали падением на кризисы 1970-х гг. Изменилось, однако, то, что спрос на нефть стал менее эластичным, особенно в краткосрочной перспективе. Более того, со стороны предложения не последовало какого-либо значимого ответа, направленного на сглаживание кривой предложения.

Есть ряд причин, объясняющих это. Ресурсный национализм сузил возможности частного сектора нефтяной промышленности по увеличению предложения. Страны Залива не хотят сколько-нибудь заметно увеличивать добычу, хотя на словах и поддерживают эту идею. Кроме того, нефтедобывающие страны, похоже, решили максимизировать свою экономическую ренту за счет цен на нефть. В этом смысле ограничения, наложенные на зарубежные нефтяные компании российским правительством, являются выражением заранее обдуманной и разумной политики, проводимой в интересах государства. Не случайно российское правительство настаивает на развитии промышленности глубокой переработки нефти, которая обладала бы мощностями значительно выше уровня, необходимого для нужд внутреннего потребления. Нет никакого смысла нести расходы, связанные с защитой окружающей среды внутри страны, ради экспорта экологически чистого продукта, если выигрыш незначителен.

На что же надеются нефтедобывающие страны? Наш ответ — на налоги. Налогообложению подвергаются как сырая нефть на этапе продажи, так и деятельность нефтеперерабатывающих предприятий (рис. 5 и 6). Это означает, что экономическую ренту, образующуюся в нефтяном секторе, получают не только нефтедобывающие компании, но также компании и государственная казна стран-потребителей. Уже сейчас в Соединенных Штатах слышны призывы к отмене налога на бензин. Между тем в Европе цены на бензин настолько высоки, что создалась реальная угроза потребительского бунта. Интересно отметить, что при всей озабоченности проблемой инфляции в еврозоне снижений налогов на бензин, насколько нам известно, не было.

По оценке ОПЕК, общий объем налогов, собираемый в странах-потребителях, превышает выручку, получаемую производителями стран ОПЕК от добычи нефти, поставляемой в эти государства. По сути, это означает, что рост цен на нефть продолжится и в дальнейшем, не затрагивая спроса, в случае если структура экономической ренты от добычи нефти сдвинется в сторону производителей.

Наконец, создается впечатление, что при отсутствии предложения реальная цена на нефть будет расти до тех пор, пока не произойдет более или менее значимое падение спроса. Это уже происходит в США. Загрузка нефтеперерабатывающих мощностей в стране падает, что является признаком слабого спроса. Американцы стараются избавиться от неэкономичных автомобилей и заменить их меньшими, более экономичными. Этого будет трудно добиться в краткосрочном плане, но в долгосрочной перспективе американцы, занимающие первое место в мире по потреблению нефти на душу населения, будут вынуждены заменить свои внедорожники и пикапы на автомобили марки Honda Civic, поставить заслон на пути развития урбанизации, перепланировать свои города, увеличить инвестиции в развитие общественного транспорта и т. д.

Потребление энергоносителей на душу населения в странах развивающихся рынков очень мало, а во многих таких странах субсидируются расходы потребителей на приобретение бензина. Поскольку промышленное развитие стран BRIC продолжается, в будущем перспективы динамики спроса выглядят очень стабильными. Вполне возможно, что в то самое время, когда в США начнется непрерывное падение потребления энергоносителей, в странах развивающегося мира оно продолжит расти. Другими словами, мы не ожидаем разрушения спроса в связи с высоким уровнем цен на нефть. Скорее, снижение спроса в странах развитого мира, вызванное более экономным использованием энергоносителей, будет компенсировано ростом спроса в развивающихся странах в результате постепенного роста благосостояния населения (рис. 7—9).

ГДЕ МЫ БУДЕМ ЗАВТРА?

Геополитика

Текущий высокий уровень цен на нефть вновь пробудил интерес к разным сценариям Судного дня типа "пика нефтедобычи". Однако мы ощущаем отсутствие реалистичного взгляда на причины текущего "сжатия" баланса спроса и предложения.

На наш взгляд, за очень небольшой избыточный запас мощности нефтедобычи ответственна крайне враждебная и бескомпромиссная внешняя политика правительства США. Соединенные Штаты неверно истолковали свою роль доминирующей военной и экономической силы. Вместо обеспечения коллективной безопасности во всем мире и невмешательства во внутренние дела суверенных государств правительство США проводит агрессивную непоследовательную политику, сеющую рознь во имя собственного интереса. К сожалению, эта политика обернулась против самих США, нанеся урон государственным интересам этой державы.

Что касается мощности нефтедобычи, то политика относительно Ирана и Ирака лишила рынок, по крайней мере, 4 млн баррелей нефтедобычи в сутки. Провал в установлении стабильных политических отношений с Венесуэлой стоил рынку еще 1 млн баррелей/сутки. Безусловно, где-то и могли быть "плохие парни", с которыми невозможно было найти общий язык, но тотальную враждебность к политике США иначе как ее неадекватностью объяснить сложно.

Если говорить более конкретно, то текущие проблемы в отношениях с Россией очень показательны и являются результатом: 1) отсутствия уважения к историческим сферам ее влияния; 2) нежелания считаться с ее стратегическими интересами; 3) доминирующего и манипулирующего отношения, которое вызывает настороженность со стороны России.

Мир был поделен на "хороших парней": на тех, кто признает доминирование США, и на "плохих парней", или "государства-изгои", "оси зла", — страны, не согласившиеся с американским миропорядком и осмелившиеся отстаивать свои национальные интересы.

В настоящее время у нас нет проблем с предложением нефти. Технически мировой объем предложения нефти легко может быть увеличен на несколько миллионов баррелей в сутки всего за несколько лет. Однако есть проблема в плоскости мировой политики: установившийся мировой порядок перестал функционировать, и мы скатились до разговоров о "холодной войне".

Вероятно, было бы несправедливо винить только США во всех бедах. Распад Советского Союза и последовавшее почти 20-летние отсутствие России на мировой арене — это национальный позор. Вместо управляемого перехода от планово-административной экономики к рыночной страна погрязла в криминальной приватизации государственных активов, забыла о своих геополитических интересах, обрекла своих граждан на крайнюю нищету и потеряла миллионы человек. Неудивительно, что США почувствовали себя неуязвимыми.

Поэтому сейчас, когда Россия решила остаться империей, т. е. многонациональным открытым обществом, нам придется активнее защищать свои интересы. У нынешних руководителей страны верные идеи, но время крайне ограничено. Для любой империи одним из самых важных условий существования является наличие этнически нейтральной и привлекательной социально-экономической модели. У России таковая отсутствует: общество крайне поляризовано, наблюдается засилье коррупции на всех уровнях, экономика слаба и не диверсифицирована, а все секторы рынка находятся во власти монополистических структур. Выбор очевиден: мы либо формируем привлекательную социальную систему и становимся центром притяжения для соседних государств, либо ее не создаем и тогда теряем моральное право удерживать соседей в своей сфере влияния.

Наконец, России необходимо сделать еще один выбор: остаться поставщиком сырья для развитых стран или построить развитую экономику. В последнем случае необходимо максимизировать доходы от отраслей добычи природных ресурсов, чтобы реинвестировать их в создание наукоемкой промышленной экономики. Для этого потребуется устранение препятствий для предпринимательства, организация справедливых и свободных рынков внутри страны, обеспечение доступности капитала, контроль над банковской системой, устранение монополий и предоставление взрослому населению страны возможности для повышения образования и квалификации. Очевидно, что нынешняя ситуация неустойчива. Необходимо срочно приравнять коррупцию к государственной измене и начать соответствующее публичное обсуждение этого вопроса.

Геополитические вопросы чрезвычайно важны для долгосрочной динамики цен на нефть. Нынешняя система была создана Соединенными Штатами Америки для предоставления странам — импортерам энергоносителей контроля и доступа к дешевым источникам нефти. Китай и Индия проводят стремительную индустриализацию, поэтому им выгодны более низкие цены на товарно-сырьевых рынках. Таким образом, если Россия останется преимущественно поставщиком сырья, то нашими естественными союзниками будут экспортеры нефти — страны Ближнего Востока и Венесуэла. Если страна построит индустриальную экономику и снизит удельный вклад добывающих отраслей в национальное богатство, трения с государствами-импортерами если не исчезнут полностью, то ослабнут, а в лучшем случае возникнут равные конкурентные условия для недобывающей части экономики.

Инфляция, стоимость доллара и цена на нефть

В нашем анализе динамики цены на нефть мы постарались сделать экскурс в историю, с тем чтобы выявить ситуации, которые помогли бы нам объяснить текущий рост цены на нефть выше уровня, соотносимого с фундаментальными показателями предложения и спроса. Текущая ситуация удивительно напоминает ту, которая сложилась в начале 1970-х гг., когда потерпела крах Бреттон-Вудская валютная система. В соответствии с соглашением о ее создании, подписанным в 1944 г., обменные курсы валют были привязаны к цене на золото в размере 35 долл./унцию, что, в сущности, укрепило положение доллара США как резервной мировой валюты. Система работала более или менее исправно, обеспечивая стабильность мировой экономической системы до конца 1960-х гг.

Вьетнамская война и отказ президента США Линдона Джонсона финансировать ее путем повышения налогов привели к ухудшению торгового баланса США. Казначейство печатало доллары для финансирования войны, и в начале 1970-х гг. было выпущено долларов больше, чем требовалось для поддержания мировой ликвидности на уровне, первоначально предусмотренном системой. Это подорвало доверие к доллару в мировом масштабе, что вызвало падение его стоимости по отношению к другим валютам и безудержную инфляцию. От Бреттон-Вудской системы было решено отказаться в пользу нового режима, основанного на свободно плавающем валютном курсе. Следом пришли бурные 1970-е гг.: высокие цены на товары, нефтяные кризисы и пиковый уровень инфляции в 1983 г. Следует отметить, что неконтролируемый рост денежной массы предшествовал последующему взлету цен на товары. Другими словами, высокие цены на товары не являются источником инфляции, а наоборот: рост денежной массы сверх требований, обеспечивающих нормальный уровень ликвидности, ведет к высокому росту цен на товары.

Действия Пола Волкера, предпринятые в период 1978—1983 гг., когда он повысил учетные ставки, что оказало угнетающее воздействие на мировую экономику, позволили восстановить ценовую стабильность и взять под контроль инфляцию. В последующие годы аналитики, характеризуя де-факто новый режим регулирования валютных курсов, стали применять термин "Бреттон–Вудс II". При этой системе странам с развивающейся экономикой, например Японии, а позднее Китаю, был предоставлен доступ на рынок США в обмен на добровольное обязательство финансировать покрытие дефицита государственного бюджета США путем покупки и владения американскими казначейскими ценными бумагами. Это было выгодным для обеих сторон, так как позволяло периферийным экономикам восстановить свой капитал, и, в то же время, дало возможность США поддерживать курс доллара, несмотря на хронический дефицит торгового баланса. Такая система оказалась вполне устойчивой, так как обеспечивала поддержание долларовой массы в обращении на уровне, сопоставимом с ростом денежных ликвидных средств, который требовался для развивающейся мировой экономики.

Далее последовала ускоренная подготовка и начало войны в Ираке 2000—2003 гг. Вновь мы сталкиваемся с войной, финансирование которой производилось не за счет повышения налогов. Что же явилось источником огромных денежных средств, требовавшихся для ведения военных действий? Печатный станок Казначейства (рис. 10).

Несмотря на публичные заявления американских официальных лиц о сохранении устойчивости доллара и ценовой стабильности, США проводят весьма свободную финансовую политику. ИПЦ на основные товары, исключая продукты питания и энергоносители, рассматривается как основной объект экономической политики. Существует очевидное свидетельство того, что при расчете этого показателя в значительной степени занижается уровень инфляции (рис. 11). В отличие от других центральных банков, для расчета роста потребительских цен Федеральная резервная система использует довольно гибкие и постоянно меняющиеся правила. Колебания цен активов и соответствующих денежных потоков полностью игнорируются при разработке ответных мер финансовой политики.

Кредитный кризис в США был вызван неконтролируемым ростом банковского кредитования, который продолжался с 2003 по 2007 г. (рис. 12). И чтобы преодолеть этот кризис, ФРС принимает на свой баланс неликвидные активы сомнительного качества, такие как ценные бумаги, обеспеченные залогом недвижимости, в обмен на дополнительные ликвидные средства. Перечень активов, принятых ФРС, был расширен до включения студенческих ссуд, долгов по кредитным карточкам и автокредитов.

Несмотря на усилия по поддержанию уровня ликвидности в экономике, банки США следуют более строгой кредитной политике. Одновременно с сужающимся торговым балансом с рынка уходит ликвидность, что ведет к укреплению доллара и коррекции цен на нефть. Это может указывать на то, что рынок дисконтирует глобальное замедление экономики, сопровождающееся банкротствами банков, кредитным кризисом и дефляционным эффектом, несмотря на усилия Бернанке избежать именно такого сценария развития событий. Мы уже наблюдаем падение потребительских расходов в США, снижение реальных доходов населения и резкий скачок сбережений.

По всей вероятности, ФРС США сделает все возможное, чтобы стимулировать рост экономики, а это будет означать дальнейший рост государственного долга США и ослабление доллара. Пока неизвестно, что именно произойдет, но правительство США фактически неплатежеспособно, а его доступ к новому капиталу во многом зависит от готовности иностранцев принять постоянно растущий долг США. Наконец, война в Ираке еще не закончена. Она уже обошлась в целое состояние, а ко времени окончания может оказаться еще дороже. Все это указывает на то, что рост денежной массы в США еще не закончен. Стоимость доллара США в настоящее время не может быть определена, поэтому цены на нефть и другие реальные активы могут возобновить свой рост.

Хотелось бы подчеркнуть, что рост денежной массы предварял текущий рост цен на товары, что, как и в 1970-х гг., выходит за рамки уровня, логично объясняемого соотношением предложения и спроса.

Мы ожидаем, что возврат к ценовой стабильности произойдет в случае смены власти в Вашингтоне, возможно, после завершения иракской войны. Первоначально это должно выразиться в дальнейшем обесценении доллара с последующим значительным ужесточением денежно-кредитной политики.

Долгосрочная цена на нефть

Потенциально в мире существует множество дополнительных мощностей по добыче нефти: новые месторождения в Бразилии, потенциальное возобновление добычи в Ираке и Иране, активная добыча тяжелой нефти в Канаде и Венесуэле, более эффективное извлечение нефтяных ресурсов в России. Повышение цены приводит к более экономному использованию нефти и замедлению роста спроса, а также стимулирует к использованию новых альтернативных технологий. Поэтому в долгосрочной перспективе кривая предложения нефти сначала поднимается, но затем выравнивается и становится относительно горизонтальной, как показано на рис. 11. В любом случае, долгосрочный спрос практически не оказывает влияния на долгосрочную цену нефти. Как показано на рис. 13, в долгосрочной перспективе цена остается более или менее стабильной (P1 и Р2), независимо от кривой долгосрочного спроса (D1 и D2), несмотря на то, что в случае с D2 спрос намного больше.

Фактическая рыночная цена в будущем (например, через 5 лет) может сильно отличаться от текущей долгосрочной равновесной цены. Во-первых, через 5 лет в цене будут отражены как краткосрочные условия на тот момент, так и долгосрочные тенденции. В частности, если в мире на тот момент будет экономический бум, то фактическая цена, скорее всего, будет выше долгосрочной цены, а если рецессия — ниже долгосрочной.

Во-вторых, в долгосрочной кривой предложения со временем происходят сдвиги. Все, что повышает затраты на добычу — рост зарплат, цен на оборудование и строительство, стоимости геологоразведочных работ, а также колебания курсов валют — также подталкивает долгосрочную кривую предложения вверх. И наоборот, инновации в управлении, новые технологии и другие факторы снижения затрат оказывают на нее давление сверху. Таким образом, если долгосрочная кривая предложения через год будет выше текущей кривой, то цена нефти будет следовать другому долгосрочному тренду с более высокой траекторией.

РЫНОЧНЫЕ ОЖИДАНИЯ

Цена на нефть отражает краткосрочные и долгосрочные ожидания рынка относительно спроса и предложения, геополитической ситуации и инфляции. Участники рынка не располагают надежными экономическими данными, и к тому же развитие технологий и политической ситуации сложно предсказать. Поэтому ожидания рынка очень часто меняются, что делает сложным прогнозирование цен на нефть. Возможная система текущих ожиданий игроков представлена в таблице.

ВЫВОДЫ

Для прогнозирования долгосрочных цен на нефть необходимо учитывать множество параметров, причем зачастую противоречивых. Здесь могут помочь качественные экономические данные и отраслевая статистика, однако такую информацию получить сложно. Футуристическое прогнозирование политических и экономических событий и оценка эффекта от возможных технологических прорывов очень сложны. Поэтому прогнозирование цен на нефть всегда будет бесконечным интерактивным процессом.

Наконец, даже несмотря на то, что прогнозы цен на нефть сложны и, как многие утверждают, всегда неверны, это не означает, что мы не должны заниматься прогнозированием. Наиболее продуктивный подход — это разработка нескольких сценариев и определение своих действий в каждом конкретном случае.

Мнения, выраженные в статье, принадлежат автору и не отражают официальную позицию Альфа-Банка.

Автор выражает благодарность главному стратегу Альфа-Банка Рональду Смиту за помощь при подготовке этой статьи.







Содержание (развернуть содержание)
Регулирование товарного рынка должно быть прозрачным и комплексным
Фьючерсы на сельхозпродукцию в России
Международная биржа на Неве
Анализ факторов, оказывающих влияние на мировые цены на нефть в долгосрочной перспективе
Создание биржевого рынка сахара в России
Цены еще будут расти
Слишком много фуража
Биржевые контракты - основа долгосрочных финансовых планов
Про нефть и не только
Рынок спекулянтов
Нефть: полный вперед!
Расцвет цветной металлургии
Торжество "черного золота"
Инвестиции в производные инструменты на товарные активы
Влияние мирового продовольственного кризиса на развитие биржевой торговли
Поможет ли фондовый рынок аграрному сектору?
Повышение надежности расчетов при исполнении поставочных контрактов
Инфляция и риски для кредитоспособности стран с развивающейся экономикой
Состояние финансового рынка России
Новая реальность рынка рублевых облигаций
Инициатива государства по организации биржевой торговли газом: текущая ситуация, проблемы и перспективы
Как "разобраться" с ПИФами

  • Статьи в открытом доступе
  • Статьи доступны на платной основе
Актуальные темы    
 Сергей Хестанов
Девальвация — горькое лекарство
Оптимальный курс национальной валюты четко связан со структурой экономики и приоритетами денежно-кредитной политики. Для нынешней российской экономики наиболее логичным (и реалистичным) решением бюджетных проблем является девальвация рубля.
Александр Баранов
Управление рисками НПФов с учетом новых требований Банка России
В III кв. 2016 г. вступили в силу новые требования Банка России по организации системы управления рисками негосударственных пенсионных фондов.
Варвара Артюшенко
Вместе мы — сила
Закон синергии гласит: «Целое больше, нежели сумма отдельных частей».
Сергей Майоров
Применение blockchain для развития биржевых технологий и сервисов
Распространение технологий blockchain и распределенного реестра за первоначальные пределы рынка криптовалют — одна из наиболее дискутируемых тем в современной финансовой индустрии.
Все публикации →
  • Rambler's Top100