Casual
РЦБ.RU
  • Авторы
  • Плотников Виталий, Председатель правления НПФ "Первый национальный пенсионный фонд"

  • Все статьи автора
  • Слепцов Алексей, Председатель совета негосударственного пенсионного фонда "Эрэл"

  • Все статьи автора
  • Тарасов Дмитрий, Партнер управляющей компании "ВИАЛЬДИ"

  • Все статьи автора

Рынок негосударственного пенсионного обеспечения: конкуренция или олигополия?

Сентябрь 2008

Интервью с председателем правления НПФ "Первый национальный пенсионный фонд" Виталием Плотниковым, председателем совета негосударственного пенсионного фонда "Эрэл" Алексеем Слепцовым, партнером управляющей компании "ВИАЛЬДИ" Дмитрием Тарасовым

21 июля 2008 г. Инициативной группой негосударственных пенсионных фондов и управляющих компаний было направлено открытое письмо министру здравоохранения и социального развития Российской Федерации Т. А. Голиковой, руководителю Федеральной службы по финансовым рынкам В. Д. Миловидову, министру экономического развития Российской Федерации Э. С. Набиуллиной и председателю совета Национальной Ассоциации Пенсионных Фондов К. С. Угрюмову. В послании было сказано, что рынок негосударственного пенсионного обеспечения в серьезной опасности — в очередной раз он готовится к испытанию на прочность теми нормативными документами государства, которые уже вступили или скоро вступят в действие. Отчасти поводом для возникновения письма стали недавно принятые поправки в пенсионное законодательство, значительно повышающие с 2009 г. нормативные требования в части размера имущества для обеспечения уставной деятельности (ИОУД) для НПФ.

Письмо вызвало довольно неоднозначную реакцию на рынке коллективных инвестиций: нашлось достаточно много участников рынка, готовых поддержать это обращение, в то же время Национальная Ассоциация Пенсионных Фондов (НАПФ), а также ряд крупных игроков пенсионного рынка положения данного письма сочли необоснованными.

О том, чем же было вызвано появление данного письма, какие процессы происходят на рынке пенсионного обеспечения, а также какие меры необходимо принять, чтобы рынок развивался более эффективно, мы попросили рассказать представителей Инициативной группы: председателя правления Первого национального пенсионного фонда Виталия Плотникова, председателя совета негосударственного пенсионного фонда "Эрэл" Алексея Слепцова и партнера управляющей компании "ВИАЛЬДИ" Дмитрия Тарасова.

КИ: Как бы Вы охарактеризовали состояние рынка негосударственного пенсионного обеспечения в настоящее время? Каковы его основные тенденции?

В. П. Состояние рынка пенсионного обеспечения можно рассматривать в нескольких аспектах: с позиции игроков, которые на нем работают, с точки зрения активности клиентов этих игроков и в некоторых других аспектах. Рынок услуг негосударственного пенсионного обеспечения в России по прошествии 15 лет с момента возникновения первых негосударственных пенсионных фондов все еще нельзя считать окончательно сформировавшимся. В систему негосударственного пенсионного обеспечения (НПО) вовлечено менее 10% трудоспособного населения, причем большинство участников этой системы — работники крупных корпораций, что, безусловно, не соответствует структуре занятости в стране. Региональная структура обслуживания существующих вкладчиков сильно смещена в сторону центра. Иными словами, рынок НПО, несмотря на серьезные успехи в развитии, пока еще находится в начале пути. Зрелость рынка можно будет определить в будущем по степени распространения услуг для средних, малых предприятий и для физических лиц, а также по уровню насыщенности предложения конкурентных пенсионных услуг в регионах.

В настоящее время наиболее актуально рассматривать рынок с позиции состояния его игроков. Анализ рынка показывает, что разные группы игроков чувствуют себя по-разному и, следовательно, оказывают различное влияние на рынок. Если обратить внимание на динамику роста пенсионных резервов, мы увидим постепенное замедление (рис. 1), но все-таки пока еще рынок растет, и темп роста пенсионных резервов превышает инфляцию (рис. 2).

Из чего складывается такая ситуация? Сначала развиваются крупные кэптивные фонды. Если сейчас посмотреть на рэнкинг НПФов, то на верхних строчках мы увидим наименования пенсионных фондов, созвучные с названиями крупных вертикально интегрированных холдингов. Все без исключения они представлены своими "кэптивами" на пенсионном рынке. Справедливости ради стоит отметить, что это абсолютно нормальное явление для пенсионного рынка, который только начинает развиваться. В принципе российский пенсионный рынок находится в русле общемировых тенденций, следуя общемировой практике, когда сначала крупные структуры запускают свои корпоративные пенсионные программы (такие, как Газпром, самая крупная компания в России, создавшая "Газфонд", крупнейший пенсионный фонд), потом за ними следуют менее крупные, средние и малые. Но по мере входа в пенсионную систему менее крупных работодателей нарастает диверсификация рынка в разрезе по клиентам. Сегодня рынок находится на неком переходном этапе, когда крупные корпоративные фонды, которые в течение последних 5—7 лет демонстрировали устойчивый рост, уже практически исчерпали свои ресурсы, так как любая корпоративная пенсионная программа предприятия рано или поздно достигает насыщения и в дальнейшем просто поддерживается. Таким образом, крупные кэптивные фонды в основном уже достигли поставленных перед ними целей. А что же происходит с остальными фондами, которые работают с менее крупными клиентами? Они продолжают работать, расти и развиваться. Если бы ситуация на рынке не была искажена неблагоприятной и агрессивной нормативной средой для работодателей, например практически полным отсутствием льгот по налогообложению, розничные региональные фонды демонстрировали бы намного более высокие темпы роста.

Чтобы проиллюстрировать процессы, происходящие сегодня на рынке НПО, мы условно разделили рынок на три группы: фонды, зарегистрированные в Москве, фонды, зарегистрированные в Санкт-Петербурге, и фонды остальных регионов (рис. 3). Таким образом, мы видим, что количество региональных фондов меньше, чем "столичных", что, в свою очередь, говорит о низкой насыщенности пенсионных услуг в регионах.

Мы решили также отдельно сравнить распределение по регионам средних и малых фондов (рис. 4).

Как видно на рис. 5, темпы роста пенсионных резервов московских фондов практически совпадают с темпами роста рынка в целом. Данное явление объясняется очень просто — в Москве зарегистрирован "Газфонд". Самым интересным открытием, которое было сделано в результате исследования фондов в региональном разрезе стала динамика фондов, зарегистрированных в Санкт-Петербурге.

Темп роста пенсионных резервов петербургских фондов "свалился" ниже темпов роста инфляции. Данный феномен достаточно интересен и требует дополнительного исследования. На рисунке показано, что наилучшие темпы роста демонстрируют региональные розничные фонды, хотя, как известно, ситуация и среда для развития пенсионных фондов в регионах намного сложнее.

Если посмотреть на темпы роста количества участников системы НПО (рис. 6 и 7), мы получим еще более наглядную картину: только региональные фонды в настоящее время продолжают расти высокими темпами. Санкт-Петербург показывает существенное снижение темпов роста, Москва растет одинаковыми темпами с "Газфондом".

Анализ 5-летней статистики основных показателей деятельности НПФ наглядно иллюстрирует тот факт, что категория региональных фондов (исключая НПФ, зарегистрированные в Москве и Санкт-Петербурге) с объемом пенсионных резервов менее 500 млн руб. является в настоящее время единственной группой, развивающейся устойчиво. Остальные группы показывают замедление развития и даже спад. Вышеуказанная группа малых и средних фондов обслуживает более 730 тыс. участников и управляет пенсионными резервами в объеме около 7,5 млрд руб. Цифры говорят сами за себя.

Таким образом, проведенный анализ свидетельствует, что в данный момент рынок уже перешел на этап, когда появились возможности для наращивания объемов розничных фондов. В то же время возникли и определенные сложности, в том числе в части нормативного регулирования рынка.

Следует отметить, что все вышеупомянутые показатели относятся исключительно к рынку добровольного пенсионного обеспечения, не включая обязательного пенсионного страхования, поскольку это новый продукт, существующий на рынке всего несколько лет. Можно лишь отметить, что этот продукт развивается в русле тех же тенденций, как и рынок в целом, за тем лишь исключением, что в данном сегменте рынка нет или пока нет доминирования "Газфонда".

А. С. На мой взгляд, в настоящее время рынок негосударственного пенсионного обеспечения находится в фазе перехода от программы кэптивно-корпоративного пенсионного обеспечения к развитию так называемой розничной составляющей бизнеса. В настоящее время в свете последних изменений законодательства все участники рынка поняли, что в ближайшие годы значительные перспективы связаны с рынком обязательного пенсионного обеспечения, особенно с учетом софинансирования накопительной части пенсии граждан. В последние 2 года на этом рынке заявили о себе именно розничные некэптивные пенсионные фонды. Корпоративные же фонды в основном ориентированы на развитие социальных программ пенсионного обеспечения работников своих материнских организаций. Поэтому хотелось бы остановиться именно на рынке обязательного пенсионного страхования и софинансирования накопительной части трудовой пенсии граждан. Мы считаем, что этот рынок находится только на этапе своего становления и далек от насыщения. В настоящее время рынок насыщен не более чем на 10%. Существенным конкурентным преимуществом региональных розничных фондов является умение работать с "улицей", что создает значительные перспективы развития малых и средних фондов.

Говоря о будущем российского пенсионного рынка, стоит отметить, что в настоящее время существует два различных сценария развития ситуации. Согласно первому сценарию нормативное регулирование рынка будет строиться в ключе тех мер, которые принимаются сейчас, в результате чего на рынке останется около 20 реально работающих фондов, что в конечном счете приведет к окончательной олигополизации рынка НПО. Второй вариант развития событий, на который мы и надеемся, — это развитие конкурентного жизнеспособного рынка, рост и развитие региональных розничных фондов, ориентированных в первую очередь на создание и продвижение наиболее качественных и приемлемых для населения продуктов.

Д. Т. Как мне кажется, состояние рынка в настоящий момент можно охарактеризовать всего одной емкой фразой: рынок нуждается в инвестициях. При этом я бы не стал делить его на рынок НПО, рынок управляющих компаний и т. д., а предпочел бы рассматривать РКИ в целом. На этом рынке существует один неделимый рубль, перетекающий от одного финансового института к другому, и финансовые институты, в том числе негосударственные пенсионные фонды, должны бороться за этот рубль. А для этого на рынке должны присутствовать определенные условия: способность, возможность и мотивация. Возможность для развития рынка и привлечения этого рубля есть, и в настоящее время она измеряется десятикратным потенциальным увеличением: из 140 млн человек 70 млн потенциально могут быть вовлечены в системы НПО, при этом из них в настоящее время в систему вовлечено лишь 10%. Что касается способности, т. е. готовности фондов реализовывать свои программы, то сейчас мы подошли к тому моменту, когда фонды не только готовы, но и в состоянии активно работать на рынке, о чем свидетельствует рост финансовых показателей, а значит, и возрастающий интерес к данному бизнесу. Остается последнее условие — мотивация, т. е. готовность инвестора вкладывать в этот бизнес деньги. Потенциально пенсионный бизнес и пенсионный капитал являются движущей силой экономики, поскольку "длинна" денег в 20—30 лет позволяет активно использовать их для развития реального сектора экономики страны, например для строительства дорог. Довольно сложно найти бизнесмена, готового инвестировать средства в такой проект, поскольку период его окупаемости составляет около 20—30 лет. Однако это идеальный вариант для вложений средств НПФов. И это именно то, что необходимо пенсионному фонду, — прогнозируемый постоянный денежный поток. Данную мотивационную составляющую я считаю наиболее важной в настоящее время. Необходимо создание таких рыночных условий, которые бы позволили привлекать деньги в пенсионный бизнес, именно как в бизнес с большой буквы.

А. С. В то же время существует ряд сложностей для привлечения инвестиций в пенсионный бизнес. Некоммерческий статус НПФ является основополагающим при формировании того "лица" пенсионного рынка, которое мы видим сегодня. Рыночное развитие не происходит без инвестиций, которые невозможны без ожидания инвесторами выгоды, а прямое извлечение выгоды инвесторами из НПФов невозможно по Закону. Из ответа НАПФ на открытое письмо следует, что фондам, не отвечающим требованиям по размеру имущества, необходимо заняться поиском инвесторов, однако на деле с учетом некоммерческого статуса НПФов и отсутствием возможности регистрации инвесторов фондов привлечение инвестиций выглядит весьма сомнительной перспективой. В настоящее время налоговая служба новых учредителей НПФов не регистрирует, факт прихода в фонд нового инвестора или увеличения совокупного вклада учредителей подтверждается лишь внутренним документом фонда, что в свою очередь создает для потенциальных инвесторов дополнительные риски.

КИ: В русле каких тенденций будет развиваться рынок НПО в ближайшие 2—3 года?

В. П. Если не предпринимать никаких шагов, рынок будет развиваться так же, как и развивается сейчас, и розничные фонды займут свою нишу, постепенно увеличивая долю своего присутствия на рынке НПО. В настоящее же время, ужесточая нормативные требования, рынок искусственно направляют в несколько иное русло, ставя под вопрос существование средних региональных НПФов. Таким образом, если нормативное регулирование отрасли будет осуществляться в том же ключе, что и сейчас, такой перспективный сегмент рынка, как региональные розничные фонды, может и вовсе прекратить свое существование, что в свою очередь затормозит развитие всего рынка НПО и негативно скажется на развитии пенсионной системы. В случае введения "запретительных" норм, под которые подпадают даже не десятки, а свыше 100 средних и малых фондов России, может быть уничтожен весь положительный эффект, созданный десятилетиями упорного труда всего рынка негосударственного пенсионного обеспечения. Общеизвестно, что крупные корпоративные фонды не ставят своей целью обслуживание граждан.

Среди наших учредителей есть крупный частный французский пенсионный фонд, который функционирует на французском пенсионном рынке уже более 60 лет. Из общения с нашими европейскими коллегами мы выяснили, что французский рынок развивался похоже: сначала доминировали крупные кэптивные фонды, но спустя 20—30 лет они ушли в тень, а многие даже передали свои пенсионные программы розничным частным фондам.

Сегодня важно понимать, что, когда услуга предлагается на развитом конкурентном рынке, она, возможно, не будет являться очень дешевой, но будет оптимальной для клиента по соотношению цены и качества. Это аксиома рынка.

Если же мы сейчас "уничтожим" небольшие пенсионные фонды, рынку НПО будет причинен существенный ущерб: исчезнет конкурентная среда, необходимая и государству, и потребителям, произойдет сужение рынка труда вследствие уменьшения количества игроков рынка, ухудшится качество предоставляемых НПФами услуг, произойдет сужение рынка других профучастников (управляющих компаний, специализированных депозитариев, аудиторов, актуариев и т. д.), поскольку кэптивные фонды, как правило, обслуживаются аффилированными организациями, остальные рыночные игроки потеряют своих клиентов.

КИ: С 1 июля 2008 г. вступили в силу поправки в пенсионное законодательство, ужесточившие лицензионные требования для НПФов. В частности, минимальный размер имущества для обеспечения уставной деятельности (ИОУД) теперь установлен на уровне 100 млн против прежних 30 млн руб. Как Вы считаете, с чем связано такое резкое увеличение размера ИОУД? Как это отразится на рынке?

В. П. Несмотря на то что данное ограничение не затрагивает "Первый национальный пенсионный фонд", мы полностью разделяем и поддерживаем позицию средних и малых пенсионных фондов, считающих, что новые требования к размеру ИОУД слишком жесткие и не отвечают реальным потребностям рынка. Я не вижу объективных обоснований для установления суммы ИОУД в 100 млн руб. для всех фондов вне зависимости от видов и объемов осуществляемой ими деятельности. Следует также понимать, что с учетом инфляции данную величину в любом случае придется пересматривать, а внесение изменений в федеральные законы, как известно, — довольно сложная и длительная процедура. Нам видится наиболее логичным и правильным опыт страхового и банковского рынка, когда объем собственного капитала соотносят с объемом принятых на себя обязательств. То есть, когда размер собственного капитала представляет собой некий процент от объема имеющихся у организации обязательств. Если посмотреть на рэнкинг банков, которых в настоящее время около 1000, мы увидим в нем и игроков с активами 20—30 млн руб. Это банки с действующими лицензиями, просто у них ограничен круг доступных банковских продуктов. Например, они не имеют права на обслуживание физических лиц, не могут войти в систему страхования вкладов и осуществлять еще ряд банковских операций, но в том сегменте, в котором им выдана лицензия, это абсолютно полноценный финансовый институт, который нашел свою нишу и рентабельно в ней существует.

Д. Т. На банковском рынке, например, существует такое понятие, как достаточность собственного капитала, есть нормативы достаточности этого капитала. Таким образом, если это крупный игрок, его собственный капитал должен быть больше, нежели у средних и мелких игроков. Причем и недостаточное, и избыточное обеспечение капитала одинаково вредны: с одной стороны, на рынке всегда есть определенные риски, и при наступлении кризисной ситуации банку будет просто нечем платить по своим обязательствам, c другой — избыточный собственный капитал погружает компанию в слишком комфортное состояние, что не позволяет ей адекватно реагировать на процессы, происходящие на рынке.

В. П. Аналогичная ситуация наблюдается и на страховом рынке, где также существуют как очень крупные игроки, такие как Росгосстрах, так и совсем небольшие компании с активами менее 30 млн руб. Возникает вопрос: почему же на пенсионном рынке регулирование строится вопреки той логике, которая присутствует на всем остальном финансовом рынке? Для того чтобы рынок нормально функционировал, его игроки должны понимать и прогнозировать хотя бы на краткосрочный период политику государства и цели, которыми эта политика продиктована. Сейчас мы не понимаем, чем обоснован на пенсионном рынке уход от стандартов, уже принятых всем остальным финансовым рынком по какой формуле высчитывалась эта абсолютная величина в 100 млн руб. и чем вызвано ее появление в законе.

В настоящее время на рынке особенно активны кэптивные фонды, которые пока доминируют по денежным показателям. В то же время их интересы объективно не совпадают с интересами розничных фондов. Необходимо создать условия, которые позволят игрокам, занимающим различные ниши, устойчиво развивать свой бизнес. И если обратить внимание на предложения, изложенные в письме, вы не найдете там призыва отказаться от увеличения ИОУД. В письме содержится намного более конструктивное предложение: пойти по пути разделения лицензий. То есть, если фонд планирует заниматься всеми видами деятельности по пенсионному обеспечению, ИОУД должен составлять, например, 100 млн руб., а если только частью — меньше.

А. С. Мне бы хотелось также отметить, что требование к ИОУД в 100 млн руб. для всех категорий фондов выглядит по меньшей мере странно. Логично предположить, что объем обязательств у крупных фондов в несколько, а то и в десятки раз превышает объемы обязательств средних и малых фондов, и для них величина в 100 млн руб. — просто капля в море по сравнению с объемами принятых ими обязательств, в то время как для маленьких фондов эта сумма является пока просто непосильной. Следует отметить, что добросовестность и надежность фонда не находятся в прямой зависимости от его размера, проблемы с платежеспособностью бывают и у крупных, и крупнейших игроков. А если вспомнить историю развития, например, банковского рынка, то в период кризиса банковской системы не смогли исполнить свои обязательства именно крупнейшие игроки рынка, в то время как множество малых и средних банков пережили кризис и выполнили все свои обязательства перед клиентами.

Государству следует учитывать, что при неоднородности российского населения малые фонды нужны ничуть не меньше, а может, даже больше, чем крупные. По сути, двигаясь по пути уничтожения, региональных малых и средних НПФов, мы уменьшаем доступность пенсионных услуг для населения, что идет вразрез с основополагающими принципами проводимой в стране пенсионной реформы. В ситуации, когда отдельные категории граждан ограничены в возможностях в современных условиях государственного пенсионного обеспечения, небольшой рыночный НПФ может быть прекрасным дополнением, а порой и альтернативой в формировании их пенсионного будущего.

Подписанное нами открытое письмо есть не что иное, как призыв государства и профессионального сообщества к диалогу, в результате которого будет определен комплекс мер, способствующих эффективному развитию пенсионного рынка и созданию адекватных условий для функционирования всех его участников. Мне не совсем понятна политика государства, поскольку я считаю, что в первую очередь оно должно быть заинтересовано в благосостоянии своих граждан. Вполне очевидно, что чем больше на рынке надежных, хорошо работающих игроков, тем доступнее и качественнее будут услуги, предлагаемые гражданам пенсионными фондами.

В. П. Открытое письмо затрагивает еще один достаточно интересный момент — сделки по слиянию и поглощению на рынке НПФов. Если посмотреть на какой бы то ни было рынок (банковский, страховой, товарный и т. д.), мы увидим достаточно высокую активность участников в сегменте M&A. Это нормальное рыночное явление, в результате которого происходит переток капитала и замена менее эффективного бизнеса более эффективным, что позволяет бизнесу поддерживать себя в форме. На рынке НПФов сделки M&A также вполне вероятны, но, скорее всего, только в открытом сегменте. При этом такая сделка выгодна обеим сторонам — и продающей, и покупающей, поскольку в противном случае она бы просто не состоялась. Наличие активности в сегменте M&A в первую очередь свидетельствует о здоровом состоянии рынка, на котором такие сделки осуществляются. При этом по непонятным мне причинам слияниям и поглощениям на пенсионном рынке иногда придается оттенок чего-то предосудительного, что, на мой взгляд, является неверным. Почему, когда один банк покупает другой банк, это хорошо, а когда один фонд покупает другой фонд — это плохо? Одним из предложений инициаторов письма было как раз создание прозрачных условий для совершения сделок M&A на пенсионном рынке. И если сейчас и государственные органы, и крупные игроки на рынке предрекают малым фондам неминуемую гибель, склоняя их как раз к совершению подобных сделок, возникает вполне резонный вопрос: кто и как купит такие фонды? Причем за этот год не зафиксировано ни одной завершенной сделки по слиянию и поглощению пенсионных фондов. В настоящее время на пенсионном рынке средний срок сделки слияния и поглощения от ее начала и до момента завершения составляет год. При этом на каждом этапе сделки покупатель принимает на себя колоссальные риски, не имея уверенности в том, будет ли она доведена до конца. Причина такого положения дел — полное отсутствие нормативного обеспечения подобных сделок на пенсионном рынке. Мы, совершая подобные сделки, опираемся лишь на одну статью Гражданского кодекса. Хотя общеизвестно, что ГК РФ — это не документ для ведения бизнеса, а основополагающий, фундаментальный документ, положения которого нуждаются в раскрытии и уточнении посредством специальных законов и подзаконных актов.

Отсутствие нормальных рыночных условий приобретения пенсионных фондов приводит к тому, что фонды подчас просто не могут найти покупателя для совершения взаимовыгодной сделки.

Д. Т. Помимо того, что наличие на рынке сделок M&A является одним из наиболее значимых признаков здоровья рынка, это еще и индикатор стоимости компании, некое зеркало, позволяющее игрокам рынка оценить стоимость своего бизнеса и бизнеса партнера.

КИ: Какие меры, на Ваш взгляд, необходимо принять, чтобы рынок негосударственного пенсионного обеспечения развивался и рос более эффективно?

В. П. Одной из таких мер я бы назвал законодательное введение для НПФов принципа разделения лицензий, с тем чтобы различные требования к размеру и структуре ИОУД применялись к различным видам пенсионных услуг, оказываемых конкретным НПФом. Это позволит разным НПФам выбрать и занять подходящую для себя нишу на рынке без увеличения риска для конечного потребителя.

А. С. Мы также предлагаем продлить срок переходного периода еще на 3 года, в течение этого времени создать нормативную базу, позволяющую построить цивилизованный и легитимный рынок слияний и поглощений негосударственных пенсионных фондов, который учитывал бы как интересы малых и средних негосударственных пенсионных фондов, так и граждан. Также необходимо реформировать систему страхования исполнения обязательств НПФов перед вкладчиками. Приемлемым направлением реформирования могло бы стать нечто аналогичное системе страхования вкладов в банковской сфере.

Д. Т. Необходимо сделать публичными и прозрачными процессы создания и утверждения нормативных правил регуляторами рынка, учитывающие интересы и мнения всего профессионального сообщества, а не только кэптивных НПФов. Сделать законодательно обязательным и публичным процесс проведения тендеров по размещению пенсионных резервов и накоплений негосударственными пенсионными фондами среди управляющих компаний. Ввести законодательные ограничения (сверху) по доле размещаемых средств НПФов в одной управляющей компании.

Вектор нашего движения заложил Президент России Дмитрий Медведев 31 июля 2008 г., когда выступил в поддержку малого и среднего бизнеса с призывом перестать его "кошмарить". Вот и мы говорим: "Хватит “кошмарить” малые и средние НПФы!".




Содержание (развернуть содержание)
Обновленный рынок
Рынок негосударственного пенсионного обеспечения: конкуренция или олигополия?
НПФы - организации социального обеспечения, а не финансовые пирамиды
О возможных вариантах оптимизации отчетности на РКИ
Администрирование паевых инвестиционных фондов. Выдача, обмен и погашение инвестиционных паев
Регистраторы, депозитарии, специализированные депозитарии как операторы персональных данных
Администрирование паевых инвестиционных фондов.
Информационные технологии для паевых фондов
Новые инвестиционные стратегии управляющих компаний
Инвестиции в недвижимость и девелопмент
Инвестиции в корпорации (прямые и венчурные)
Инвестиции в иностранные активы
Инвестиции в долговые инструменты
Инструменты срочного товарного рынка: новые возможности для инвестиционных фондов
Костюм, сшитый по размерам клиента: новые торговые идеи для инвесторов
Вложения в паи зарубежных фондов
Выбор УК: ПИФы для квалифицированных и неквалифицированных инвесторов
Управление активами в период высокой инфляции
Управление пенсионными накоплениями: жажда перемен
Создание и функционирование ЗПИФов в условиях нового нормативного регулирования

  • Статьи в открытом доступе
  • Статьи доступны на платной основе
Актуальные темы    
 Сергей Хестанов
Девальвация — горькое лекарство
Оптимальный курс национальной валюты четко связан со структурой экономики и приоритетами денежно-кредитной политики. Для нынешней российской экономики наиболее логичным (и реалистичным) решением бюджетных проблем является девальвация рубля.
Александр Баранов
Управление рисками НПФов с учетом новых требований Банка России
В III кв. 2016 г. вступили в силу новые требования Банка России по организации системы управления рисками негосударственных пенсионных фондов.
Варвара Артюшенко
Вместе мы — сила
Закон синергии гласит: «Целое больше, нежели сумма отдельных частей».
Сергей Майоров
Применение blockchain для развития биржевых технологий и сервисов
Распространение технологий blockchain и распределенного реестра за первоначальные пределы рынка криптовалют — одна из наиболее дискутируемых тем в современной финансовой индустрии.
Все публикации →
  • Rambler's Top100