Casual
РЦБ.RU
  • Автор
  • Караханян Самвел, адвокат, президент коллегии адвокатов г. Москвы "Барщевский и Партнеры"

  • Все статьи автора

Трансфертное ценообразование и современные налоговые реалии

Август 2008

Правительство объявило войну трансфертному ценообразованию. После публичного разбирательства, которое премьер-министр Путин устроил металлургической компании "Мечел", министерство финансов обязалось к 15 сентября подготовить поправки в законы, затрагивающие вопросы трансфертного ценообразования. Главная цель властей — увеличить поступления в бюджет, чтобы компании не могли занижать реальную цену своей продукции и платили налоги с ее рыночной стоимости. Однако во всем мире трансфертное ценообразование — реальный механизм для более эффективного развития бизнеса, который применяют ведущие мировые корпорации.

Трансфертная цена — это цена на товары, работы, услуги, которая отличается от объективно сформированной рыночной (свободной) цены при совершении международных сделок.

Это нормативное определение трансфертной цены содержится в Протоколе об обмене информацией по контролю за трансфертным ценообразованием между налоговыми и таможенными органами государств ЕврАзЭС от 6 июня 2006 г.

Другими словами, трансфертные цены — это цены, отклоняющиеся от рыночных. Как правило, они используются внутри групп взаимозависимых компаний. Например, добывающая компания холдинга реализует продукцию сбытовой компании, входящей в тот же холдинг, по более низкой цене, а сбытовая компания в свою очередь реализует товар конечным потребителям уже по рыночной цене. Цена реализации продукции между компаниями и будет трансфертной.

Принято считать, что трансфертное ценообразование — это способ ухода от налогов. Действительно, существование в 1990-е гг. внутренних оффшоров позволяло существенно экономить на налогах, используя при расчетах трансфертную цену. Но трансфертное ценообразование, прежде всего, — это объективная потребность рынка и мощный стимул для развития экономики.

Представим себе промышленное добывающее предприятие. Весь цикл, от процесса добычи до реализации конечным потребителям, разделен на множество этапов, но за реализацию каждого из них отвечает единое руководство. Эффективность работы конкретного подразделения, например, сбыта, при такой организации бизнеса не ясна. Как следствие, сложнее отследить, на каких этапах реально формируется прибыль, какие подразделения необходимо реформировать, на какие слабые моменты в организации работы следует обратить внимание. Более того, в условиях централизованной системы управления затраты на координацию подразделений потенциально могут превысить доходы от деятельности всего предприятия.

Для решения этой проблемы и было изобретено трансфертное ценообразование. Его суть состоит в том, что все подразделения организации делятся на структурные бизнес-единицы, и каждое подразделение реализует товары, работы, услуги другому по определенной цене. Например, добывающая компания продает продукцию сбытовой. Перевод каждого из подразделений на контрактные отношения приводит к тому, что прибыль и рентабельность можно определить по всем направлениям бизнеса. Одновременно повышается мотивация каждого менеджера, отвечающего за конкретное направление. Менеджеры, стремясь увеличить прибыль своего подразделения, увеличивают прибыль компании в целом.

Контрактные отношения между подразделениями неизбежно приводят к внутрифирменным расчетам, которые невозможны без оценки стоимости передаваемой продукции. Цена, по которой продукция продается одним подразделением другому, получила название трансфертной цены, а процесс установления этой цены стал именоваться трансфертным ценообразованием.

Появление трансфертных цен в мире связано с 50—60 гг. XX века, поскольку именно в этот период начинают формироваться крупные транснациональные корпорации (ТНК). Уже к началу 1980-х гг. в США насчитывалось около 1,5 тыс. компаний, активно использующих трансфертное ценообразование.

К числу наиболее известных мировых компаний, применяющих трансфертные цены, относятся General Motors, General Electric, IBM, Toyota Motors и пр.

В российском законодательстве термин "трансфертная цена" не употребляется. Используется лишь понятие "рыночная цена", под которой понимается цена, сложившаяся при взаимодействии спроса и предложения на рынке идентичных (а при их отсутствии — однородных) товаров (работ, услуг) в сопоставимых экономических (коммерческих) условиях (ст. 40 Налогового кодекса РФ). Допустимое отклонение от рыночной цены, не грозящее организации налоговым преследованием, составляет 20% в сторону повышения или понижения.

Приведенное определение рыночной цены используется в налоговых отношениях. Но и трансфертное ценообразование напрямую связано с налоговыми платежами, и применительно к российским реалиям оно получило негативную окраску.

Отчасти это связано с нашумевшим делом ЮКОСа и использованием так называемых внутренних оффшоров. Как указывается в принятых судебных актах, ОАО НК "ЮКОС" продавало ЗАО "ЮКОС-М" нефть по цене 750 руб. за тонну. Далее, выступая комиссионером, от своего имени и по поручению ЗАО "ЮКОС-М" оно продавало нефть на экспорт по цене за тонну уже более 4 тыс. руб. Эта организация, зарегистрированная на территории, где действовал льготный режим налогообложения, существенным образом экономила налоговые платежи.

Так, в Постановлении Арбитражного суда г. Москвы от 26 мая 2004 г. по делу № А40-17669/04-109-241 указано: "ѕв ходе судебного разбирательства установлено, что организации, зарегистрированные на территориях со льготным режимом налогообложения и связанные с ОАО НК "ЮКОС", заключали с ОАО НК "ЮКОС" либо с зависимыми от него организациями договоры комиссии (агентские договоры) на приобретение товарной сырой нефти. Далее ОАО НК "ЮКОС" (как комиссионер или агент) передавало нефть на переработку нефтеперерабатывающим заводам, зависимым от ОАО НК "ЮКОС", или реализовывало нефть покупателям. Кроме договоров комиссии на приобретение нефти, оформлялись договоры купли-продажи, по условиям которых ОАО НК "ЮКОС" продавало организациям, зарегистрированным на территориях с льготным режимом налогообложения, нефть из ресурсов своих добывающих компаний. При этом ОАО НК "ЮКОС" продавало нефть ЗАО "ЮКОС-М" по цене 750 руб. за тонну. Далее ОАО НК "ЮКОС" уже как комиссионер продавало данную нефть от своего имени и по поручению ЗАО "ЮКОС-М" на экспорт по цене за тонну уже более 4 тыс. руб.

Из этого следует, что заключение данных договоров имело целью не извлечение ОАО НК "ЮКОС" прибыли, а, напротив, создание видимости получения прибыли организацией, зарегистрированной на территории, где действовал льготный режим налогообложения, с тем чтобы не уплачивать с данной прибыли налоги".

В российском законодательстве нет запрета на применение трансфертных цен. Согласно ст. 421 и ст. 424 Гражданского кодекса РФ стороны могут производить расчеты по договорам по любой цене.

Однако для целей налогообложения должна быть принята во внимание рыночная цена сделки. Иначе говоря, продукция может быть поставлена по цене в 10 раз ниже или выше рыночной, но налоги должны быть уплачены с рыночной цены товара (при этом допустимое отклонение от нее составляет 20%).

До принятия Налогового кодекса РФ вместо рыночной цены критерием служила себестоимость товара, запрещалась реализация по ценам ниже фактической себестоимости. В принципе это не препятствовало применению трансфертных цен, так как можно было продавать продукцию по ценам, покрывающим себестоимость, но значительно отличающимся от рыночных.

Споры, связанные с трансфертным ценообразованием, существуют не только в сфере налоговых отношений. Иногда от применения трансфертных цен страдают миноритарные акционеры компаний, входящих в холдинг. В результате применения трансфертного ценообразования вся прибыль холдинга может концентрироваться в одной компании, а акционеры добывающей компании при очевидной рентабельности производства в целом лишаются дивидендов.

Так, компаниям ОАО "Мечел" и ОАО "Угольная компания “Южный Кузбасс”" их акционеры предъявили иски о взыскании 2 648 731 000 руб. убытков (дело № А40-54689/06-137-465).

На судебном заседании акционеры указывали, что действиями компаний причинены убытки, поскольку, используя свой контроль над ОАО "Разрез “Красногорский”", они вынуждали его к реализации добываемого угля другим участникам холдинга по трансфертным ценам, значительно ниже рыночных цен. В результате продажи угля по трансфертным ценам, устанавливаемым ОАО "Мечел" внутри холдинга, ОАО "Разрез “Красногорский”" недополучило 2 648 731 000 руб., являющихся упущенной выгодой. Данная прибыль, по утверждению акционеров, была перераспределена в пользу ОАО "Мечел" через ООО "ТД “Мечел”" и компанию "Мечел Трейдинг АГ" (Швейцария) (100%-ная доля уставного капитала которых принадлежит ОАО "Мечел"), осуществлявших реализацию угля третьим лицам, не входящим в холдинг.

Отказывая в удовлетворении иска акционеров, суд указал следующее: "В соответствии со ст. 6 ФЗ “Об акционерных обществах” акционеры дочернего общества вправе требовать возмещения основным обществом убытков, причиненных по его вине дочернему обществу. Убытки считаются причиненными по вине основного общества только в случае, когда основное общество использовало имеющиеся у него право и (или) возможность в целях совершения дочерним обществом действия, заведомо зная, что вследствие этого дочернее общество понесет убытки.

Из представленных в дело доказательств не следует, что ОАО “Мечел” определял ценовую политику Разреза, давал указания по выбору контрагентов при заключении договоров на реализацию угля в заявленный истцами период. Истцы не подтвердили, что Разрез предпринимал какие-либо меры для получения прибыли, которую он не получил, как они считают, по вине ответчика.

Истцом не представлено убедительных доказательств, что ОАО “Мечел” использовало имеющееся у него право и (или) возможность в целях совершения Разрезом действия, заведомо зная, что вследствие этого Разрез понесет убытки". (Решение Арбитражного суда г. Москвы от 3 сентября 2007 г. по делу № А40-54689/06-137-465.)

Постановлением ФАС Московского округа от 14 января 2008 г. № КГ-А40/13892-07 данное решение оставлено без изменения.

В настоящее время правовое регулирование трансфертных цен осуществляется на международном уровне — посредством заключения соглашений об избежании двойного налогообложения и на национальном уровне — посредством норм внутригосударственного налогового законодательства. При этом регулирование трансфертных цен сводится к тому, что перед налоговыми органами стоит цель не искоренить трансфертное ценообразование, а выяснить, приводит ли оно к минимизации налоговых обязательств.

На уровне международного сообщества ОЭСР для этих целей был разработан так называемый "принцип вытянутой руки" (arms length principle), суть которого состоит в следующем. Взаимозависимые компании (компании холдинга, например) в своих отношениях применяют цены, отличные от рыночных, независимые же компании (находящиеся друг от друга "на расстоянии вытянутой руки") применяют рыночные цены. Государство, в свою очередь, корректирует такие нерыночные цены так, как если бы компании были независимыми.

Этот принцип нашел свое воплощение на уровне международных соглашений и внутринациональных норм. Большинство Соглашений об избежании двойного налогообложения содержат статьи о корректировке прибыли ассоциированных предприятий.

Так, в ст. 9 Соглашения между Правительством РФ и Правительством Великобритании от 15 февраля 1994 г. указывается, что возможно доначисление налогов в случаях, когда ассоциированные предприятия договаривающихся государств применяют цены, отличные от рыночных цен. Данное правило сформулировано следующим образом: "Если одно Договаривающееся Государство включает в прибыль предприятия этого Государства — и, соответственно, облагает налогом, — прибыль, в отношении которой предприятие другого Договаривающегося Государства было подвергнуто налогообложению в этом другом Государстве, и включенная таким образом прибыль является прибылью, которая была бы зачислена предприятию первого упомянутого Государства, если бы отношения между двумя предприятиями были бы такими же, как между независимыми предприятиями, то тогда это другое Государство произведет соответствующую корректировку начисленного в нем налога на эту прибыль".

В российском законодательстве регулированию трансфертных цен посвящена ст. 40 Налогового кодекса РФ.

Согласно указанной норме налоговые органы вправе в определенных случаях проверять правильность применения цен по сделкам и в случае отклонения от рыночных цен по идентичным (однородным) товарам, работам, услугам более чем на 20% доначислять налоги и пени, как если бы результаты сделки были оценены исходя из применения рыночных цен.

Но такой контроль в сфере трансфертного ценообразования налоговые органы вправе осуществлять только по следующим основаниям:

  • между взаимозависимыми лицами;
  • по товарообменным (бартерным) операциям;
  • при совершении внешнеторговых сделок;
  • при отклонении более чем на 20% в сторону повышения или понижения от уровня цен, применяемых налогоплательщиком по идентичным (однородным) товарам (работам, услугам) в пределах непродолжительного периода времени.

Ранее налоговые органы пытались обосновать использование нерыночных цен, указывая на взаимозависимость компаний. Однако ст. 40 НК РФ позволила обойти эти ограничения, устранив прямую зависимость между сбытовой и производящей компаниями. В настоящее время наиболее часто используется основание, связанное с отклонением цен на 20% по идентичным (однородным) товарам.

Судебных споров, связанных с доначислением налогов вследствие неприменения рыночной цены сегодня много. Однако выиграть их налоговым органам практически невозможно. Дело в том, что закон возлагает обязанность доказывания несоответствия применяемых цен рыночным на налоговый орган, с чем у последнего обычно возникают затруднения. Исключение составляют случаи очевидного занижения цены (например, в 5—10 раз), но и такие случаи — редкость.

Использование трансфертного ценообразования, безусловно, способствует наиболее эффективному развитию бизнеса. При этом полезным будет соблюдение некоторых правил, позволяющих минимизировать налоговые риски:

1) лица, применяющие трансфертное ценообразование, по возможности не должны быть аффилированными;

2) лица, применяющее низкие трансфертные цены при продаже товаров, не должны продавать эти же (идентичные) товары по рыночным ценам;

3) трансфертная цена не должна отклоняться более чем на 20%;

4) если нельзя избежать отклонения трансфертной цены, следует позаботиться о доказательствах ее обоснованности.

В частности, такими доказательствами для продавца могут быть: покупка продукции покупателем на условиях 100%-ной предоплаты и в объемах, больших, чем иные покупатели; наличие у сторон договоров на долгосрочное сотрудничество и поставку и пр.

Высокая трансфертная цена с позиции покупателя может быть обоснована тем, что продавец предоставил существенную отсрочку по оплате, обязуется осуществить доставку товара за свой счет, предоставил повышенный гарантийный срок и пр.

В целом, анализ законодательства и судебной практики позволяет сделать вывод, что использование трансфертного ценообразования в настоящее время осуществляется достаточно свободно. Единственное, о чем следует позаботиться налогоплательщику, — это о доказательствах обоснованности применяемых цен. При этом эффективные способы подобного доказывания уже в достаточной мере выработаны существующей практикой.


Содержание (развернуть содержание)
Факты и комментарии
РЦБ-CASUAL-3: Бурятия, Монголия. Игра на новом уровне
Совершенствование контроля за деятельностью управляющей компании
Квазирынок псевдоуслуг: междепозитарные мосты и схемы
В ожидании защиты
Система доверенных услуг как инструмент развития инфраструктуры финансового рынка
Консолидация и повышение капитализации российской финансовой инфраструктуры
Страхование на фондовом рынке: проблемы и перспективы
Секьюритизировать станет проще
Жизнь после кризиса: три вопроса к рейтинговым агентствам
Обслуживание накоплений для жилищного обеспечения военнослужащих
Уровень просрочки не критичен
Как нам реорганизовать электронный документооборот на рынке коллективных инвестиций
Мировой финансовый рынок нуждается в регулировании
Сертифицированные связи: перспективы стандартизации профессии специалиста по связям с инвесторами
Трансфертное ценообразование и современные налоговые реалии
Ограничения на приобретение акций иностранными инвесторами в зарубежных странах
Бизнес - неопределенный объект оценки
Восток - дело тонкое
Тенденции мировой энергетики

  • Статьи в открытом доступе
  • Статьи доступны на платной основе
Актуальные темы    
 Сергей Хестанов
Девальвация — горькое лекарство
Оптимальный курс национальной валюты четко связан со структурой экономики и приоритетами денежно-кредитной политики. Для нынешней российской экономики наиболее логичным (и реалистичным) решением бюджетных проблем является девальвация рубля.
Александр Баранов
Управление рисками НПФов с учетом новых требований Банка России
В III кв. 2016 г. вступили в силу новые требования Банка России по организации системы управления рисками негосударственных пенсионных фондов.
Варвара Артюшенко
Вместе мы — сила
Закон синергии гласит: «Целое больше, нежели сумма отдельных частей».
Сергей Майоров
Применение blockchain для развития биржевых технологий и сервисов
Распространение технологий blockchain и распределенного реестра за первоначальные пределы рынка криптовалют — одна из наиболее дискутируемых тем в современной финансовой индустрии.
Все публикации →
  • Rambler's Top100