Casual
РЦБ.RU

Мировой финансовый рынок нуждается в регулировании

Август 2008

Наступившая эпоха глобализации существенно изменила современную экономическую картину мира. Она не только упростила международную торговлю и экономическое сотрудничество разных государств и народов, но и привела к невиданному притоку капитала на финансовые рынки. В результате колоссально разросшийся мировой финансовый рынок превратился, по сути, в самостоятельную систему, живущую по собственным законам. Влияние экономики на него становится все слабее, в то время как воздействие финансового рынка на мировые экономические процессы растет и, как показывает практика, часто носит негативный характер.

МИР МЕНЯЕТСЯ

В результате происходящих в мире глобализационных процессов из разрозненных ранее национальных финансовых рынков образовался единый общемировой рынок, где капитал свободно перемещается как через национальные границы, так и между различными видами рынков. Существенное упрощение доступа на организованные рынки вместе с изобретением массы производных биржевых инструментов привело к резкому росту операторов и оборотов на важнейших составляющих финансового рынка — рынках валют, акций, облигаций, биржевых товаров и недвижимости. Годовой оборот только рынка валют FOREX достиг в 2007 г. 800 трлн против 1,3 трлн долл. в 1979 г. Таким образом, оборот FOREX за неполные 30 лет вырос более чем в 600 раз. Обороты рынков акций и облигаций также увеличивались в последние десятилетия очень быстрыми темпами и в 2007 г. составили десятки триллионов долларов. Точные сведения по этим рынкам получить сложно, но, по разным источникам, их обороты достигли 60—80 трлн долл. для рынка акций и 80—100 трлн долл. для рынка облигаций (эти значения не учитывают торгов производными инструментами типа фьючерсов и опционов, обороты которых сегодня на порядки превышают аналогичные показатели по базовому активу). Оборот мирового рынка акций в последние годы превышает его капитализацию. Можно сказать, за год все акции в мире переходят в руки новых хозяев (ясно, что на практике этого не происходит со всеми акциями всех компаний, зато часть из них тысячекратно переходит из рук в руки). Такая активность купли-продажи на рынке акций — тоже явление последнего десятилетия. В начале 90-х гг. прошлого века годовой оборот мирового рынка акций составлял лишь около 10% от его капитализации.

Надо заметить, что общемировой ВВП все эти годы показывал куда более скромный рост — в среднем на 3—5% в год — и по разным подсчетам достиг в 2007 г. 53—54 трлн долл.

Столь мощный рост оборотов финансовых рынков, первоначально созданных для стимуляции экономического роста, указывает на то, что они перестали выполнять только эту функцию. Обороты финансовых рынков, на порядки превышающие объем производимого в мире продукта, не могут обеспечивать операторы, покупающие или продающие ресурсы, необходимые для реального бизнеса. Не способны формировать такие обороты и традиционные инвесторы, приходящие на рынок и уходящие с него раз в несколько лет. Единственное разумное объяснение такого ощутимого увеличения оборотов финансовых рынков — существенный рост объемов присутствующего на рынках спекулятивного капитала.

СПЕКУЛЯНТЫ РУЛЯТ

В последние годы на финансовых рынках наблюдается значительный рост числа игроков, т. е. операторов, пришедших на рынок с целью обогащения за счет изменения цен какого-либо актива. Их привлекла сюда мнимая легкость получения прибыли, в отличие от трудного и длительного процесса зарабатывания денег в реальной экономике.

Для того чтобы сколотить состояние, можно, например, придумать новую поисковую систему и организовать компанию Google, которая со временем сделает вас миллиардером. Однако это сложный процесс, требующий выдающихся способностей, огромных усилий, серьезных временных и финансовых затрат, а также удачи. С другой стороны, можно вовремя купить и продать акции той же Google или других компаний и заработать если не миллиарды, то миллионы, причем для этого вам (якобы) нужны лишь не очень большой начальный капитал и удача.

Или другой пример. Сегодня, чтобы заработать на том, что все больше людей предпочитают как средство передвижения личный автомобиль, совсем не обязательно строить нефтеперерабатывающий завод. Проще включиться в общую гонку по перекупке нефтяных фьючерсных контрактов, уже поднявшую цену на нефть с 25 долл. за баррель в 2003 г. до 145 долл. в июле 2008 г. (рис. 1).

Рассуждения о том, что это движение вызвано ростом спроса на нефть в мире, особенно со стороны развивающихся стран во главе с Китаем и Индией, не выдерживают никакой критики. При среднегодовом увеличении ВВП ведущих стран на 2—3% в год, с учетом роста экономик Индии и Китая за последние 5 лет на 9—10% в год мировой спрос на нефть со стороны реальных потребителей не мог вырасти на 480%! Что же обеспечило такой стремительный взлет цен? Только массированные спекулятивные покупки. Рынок любезно подготовил для этого подходящий инструмент. Теперь не надо, как в стародавние времена, покупать нефть, доставлять ее и хранить в резервуарах для дальнейшей перепродажи. Торгуйте нефтяными фьючерсами, цена которых и определяет сегодня цену физической нефти. Секрет успеха таких спекуляций в том, что нефть в больших количествах, даже по существенно завышенным ценам, все равно будут покупать те же производители бензина. Они не станут останавливать производство, а просто переложат ценовой рост на карман автолюбителей.

Сомнительно, что при существующем уровне обеспеченности населения бензин и нефть будут покупать в прежних объемах при росте цен на нефть, скажем, до 500 долл. за баррель. Но этого и не надо. Разогнав цены до неких "приемлемых" уровней, спекулятивный капитал просто уйдет с этого рынка, переключившись, например, на золото или рис. А что же произойдет с "разогнанным" рынком после ухода основной массы спекулятивного капитала? Конечно, он начнет падать. Такую картину представляет график цен на никель, переживший "звездный взлет" в 2005—2006 гг. и потерявший затем за год более половины своей цены (рис. 2).

СТРАДАЕТ ЭКОНОМИКА

Цены на многих финансовых рынках стали сильно удаляться от своих фундаментально обоснованных уровней, ввиду того что их сегодня формируют спекулянты. Это не могло не оказать негативного влияния на реальную экономику.

Так, необоснованное увеличение цен последних лет на металлы и энергоносители, а в недавнее время — и на биржевые продовольственные товары подстегнуло рост инфляции в мировом масштабе. Инфляция даже в сравнительно защищенных развитых странах вышла на уровни многолетних максимумов, угрожая их и без того замедлившемуся экономическому росту. В развивающихся странах, где цены особенно зависимы от стоимости энергоносителей и продовольствия, она вообще зашкаливает (на Украине текущая инфляция достигла 30%, не говоря уже о слаборазвитых странах с рекордсменом в лице Зимбабве, где она составляет 2 млн процентов в год).

Большие проблемы реальному бизнесу доставляет и рынок конвертации валют FOREX. Действительно, как можно спланировать свой бизнес, работая в двухвалютном пространстве "доллар/евро", если цена этой пары может за 7 лет измениться почти на 100% (рис. 3)? Какова должна быть норма прибыли в бизнесе, чтобы он мог выдержать такие колебания в уровне конвертации валют?

Еще один свежий пример негативного влияния глобализированного финансового рынка на экономику — недавний кризис в секторе американских subprime. Несмотря на то что истоки возникших трудностей носили узко национальный и "секторный" характер, они уже привели к полномасштабному кризису мировой банковской системы и существенному падению цен на всех мировых фондовых рынках. Суть возникших проблем состоит в том, что кредиты, выданные в Америке заемщикам с низким уровнем доходов, были конвертированы в "красивые" долговые рыночные инструменты и разошлись огромным тиражом по всему миру. В результате локальный кризис американской ипотеки был мультиплицирован финансовым рынком и обернулся глобальным кризисом всей мировой финансовой системы. Потери от него только мировых банков (без учета потерь частных инвесторов) уже составили около 0,5 трлн долл. и, по некоторым прогнозам, могут достичь 1,5 трлн долл. Но эти издержки стали лишь частью случившихся в мире экономических неурядиц. Неопределенность и утрата доверия банков друг к другу привели к сокращению объемов кредитования, что, несомненно, усилит проблемы мировой экономики и затормозит темпы ее роста. Кризис также вызвал волну пессимизма на мировых рынках акций и облигаций, потери которых с августа 2007 г. уже измеряются десятками триллионов долларов.

КТО ОСТАНОВИТ МОНСТРА?

В настоящее время мировой финансовый рынок оторвался от экономического базиса и самостоятельно живет по своим собственным специфическим законам. Движение цен на нем все чаще стало определяться не фундаментальной ценой данного актива, а текущей конъюнктурой, которую формирует спекулятивный капитал. Конечно, продолжает действовать основной закон свободного рынка: движение цены определяется спросом и предложением. Однако превышение спроса на евро по отношению к доллару обусловлено сегодня не только и не столько переводом реальных долларовых активов в евро, сколько массированной скупкой евро операторами, играющими на повышение европейской валюты. Такие же перекосы можно констатировать сегодня и на многих других глобальных рынках, включая рынок нефти. В результате мы все чаще видим возникающие и лопающиеся "пузыри" то в одном, то в другом секторе мирового финансового рынка, что не может не оказывать негативный эффект на развитие мировой экономики.

Нельзя сказать, что мировая элита в лице таких организаций, как G8, МВФ, Всемирный банк, и правительств ведущих держав не замечает того, что "не все в порядке в Датском королевстве". Однако пока действия ограничиваются громкими заявлениями, например, по окончании недавнего саммита G8 — о "сильной озабоченности ростом цен на сырье, особенно на нефть и продукты питания, поскольку они угрожают экономической стабильности во всем мире". Или традиционным провозглашением всех американских администраций "приверженности политике сильного доллара" (особенно забавно это звучит при существующих уровнях конвертации американской валюты). Впрочем, ни реального механизма, ни ресурсов для того, чтобы повлиять на того монстра, в которого превратился сегодня свободный рынок, у соответствующих мировых институций действительно нет. Средства, которые могут потратить сегодня все ведущие центробанки мира на интервенцию на рынке FOREX, несоизмеримы с его оборотами, превышающими 3 трлн долл. в день. Даже в 90-е гг. прошлого века, когда FOREX был существенно слабее и центробанки активно предпринимали попытки интервенции, они часто заканчивались неудачей.

Судя по всему, единственный способ ограничить влияние спекулятивного капитала на формирование цен на финансовых рынках — введение элементов регулирования. И прежде всего это следовало бы сделать на рынках жизненно важных активов типа энергоносителей и продовольствия. Несомненно, давно уже назрела и необходимость корректировки современной Ямайской валютной системы, не допускающей никаких ограничений при формировании рынком курса свободно конвертируемых валют.

То, что соответствующие меры пока не предпринимаются, можно объяснить многими причинами. Возможно, соответствующие мировые институты еще не полностью осознали, какую опасность может нести в себе полная свобода на стратегически важных для мировой экономики рынках. Вероятно, мировой экономической элите не хватает согласия в том, что и как следовало бы "подправить" на современных финансовых рынках. А может быть, это не делается и потому, что пойдет вразрез с основным тезисом современного мироустройства: свободный рынок является самым эффективным способом организации экономики. Ведь признание неверности указанного тезиса может повлечь за собой очень серьезные политические последствия и, как говорил один известный герой известного фильма, "На это я пойтить не могу".




Содержание (развернуть содержание)
Факты и комментарии
РЦБ-CASUAL-3: Бурятия, Монголия. Игра на новом уровне
Совершенствование контроля за деятельностью управляющей компании
Квазирынок псевдоуслуг: междепозитарные мосты и схемы
В ожидании защиты
Система доверенных услуг как инструмент развития инфраструктуры финансового рынка
Консолидация и повышение капитализации российской финансовой инфраструктуры
Страхование на фондовом рынке: проблемы и перспективы
Секьюритизировать станет проще
Жизнь после кризиса: три вопроса к рейтинговым агентствам
Обслуживание накоплений для жилищного обеспечения военнослужащих
Уровень просрочки не критичен
Как нам реорганизовать электронный документооборот на рынке коллективных инвестиций
Мировой финансовый рынок нуждается в регулировании
Сертифицированные связи: перспективы стандартизации профессии специалиста по связям с инвесторами
Трансфертное ценообразование и современные налоговые реалии
Ограничения на приобретение акций иностранными инвесторами в зарубежных странах
Бизнес - неопределенный объект оценки
Восток - дело тонкое
Тенденции мировой энергетики

  • Статьи в открытом доступе
  • Статьи доступны на платной основе
Актуальные темы    
 Сергей Хестанов
Девальвация — горькое лекарство
Оптимальный курс национальной валюты четко связан со структурой экономики и приоритетами денежно-кредитной политики. Для нынешней российской экономики наиболее логичным (и реалистичным) решением бюджетных проблем является девальвация рубля.
Александр Баранов
Управление рисками НПФов с учетом новых требований Банка России
В III кв. 2016 г. вступили в силу новые требования Банка России по организации системы управления рисками негосударственных пенсионных фондов.
Варвара Артюшенко
Вместе мы — сила
Закон синергии гласит: «Целое больше, нежели сумма отдельных частей».
Сергей Майоров
Применение blockchain для развития биржевых технологий и сервисов
Распространение технологий blockchain и распределенного реестра за первоначальные пределы рынка криптовалют — одна из наиболее дискутируемых тем в современной финансовой индустрии.
Все публикации →
  • Rambler's Top100