Casual
РЦБ.RU
  • Автор
  • Докучаева Елена, Генеральный директором ЗАО "Секвойя Кредит Консолидейшн"

  • Все статьи автора

Уровень просрочки не критичен

Август 2008

Интервью с генеральным директором ЗАО "Секвойя Кредит Консолидейшн" Еленой Докучаевой

С развитием потребительского кредитования растет и уровень просроченной задолженности. Некоторые СМИ говорят о критическом положении банков, которые, по их словам, не могут справиться с тем объемом просроченной задолженности, которую они накопили. О реальном положении дел в этой сфере мы попросили рассказать генерального директора ЗАО "Секвойя Кредит Консолидейшн" Елену Докучаеву.

РЦБ: Елена Анатольевна, на Ваш взгляд, какой объем просроченной задолженности у российских банков? В какую сумму можно оценить весь объем просроченной задолженности в банковской системе страны?

Е. Д. Уровень просроченной задолженности у различных банков существенно различается в зависимости от их кредитной политики. Есть банки, у которых она может достигать почти 20%. Что касается общего объема просроченной задолженности, то, по данным Центрального Банка РФ, на 1 января 2008 г. в России физическим лицам было выдано кредитов на общую сумму 3,14 трлн руб. Тогда же объем просрочки по потребительским кредитам перешагнул рубеж в 100 млрд руб. Это составляет 3,3% от суммы всех выданных на эту дату кредитов.

РЦБ: Считаете ли Вы уровень просроченной задолженности критическим?

Е. Д. На наш взгляд, уровень просроченной задолженности по всей отрасли не является критическим. Но, несмотря на это, работа с просрочкой — важная часть деятельности банков, напрямую влияющая на доходность кредитования. Сейчас кредиторы понимают, что разумнее регулярно проводить профилактику возникновения просроченной задолженности, чем доводить ее показатели до критического уровня.

РЦБ: Как рассчитывается просроченная задолженность?

Е. Д. Банки предоставляют ЦБ РФ сведения о просроченной задолженности. На основе этой информации Центробанк публикует данные о просрочке банков в открытом доступе.

РЦБ: Почему на рынке можно услышать вполне аргументированные, но в то же время сильно различающиеся мнения об уровне просрочки у российских банков?

Е. Д. Здесь необходимо разграничивать данные о просроченной задолженности, которые банки предоставляют в ЦБ РФ, и те показатели, которые они в действительности считают просрочкой. Внутренняя политика банка по работе с просроченной задолженностью зависит от его финансового состояния и принципов работы с клиентами. Некоторые банки считают просрочкой платеж, который заемщик, например, задержал всего на 1 или 2 дня. В других банках проблемными считаются те кредиты, платежи по которым не производились 30 и более дней.

РЦБ: Многие эксперты говорят, что показатель просроченной задолженности по РСБУ и МСФО рассчитывается по-разному. Так ли это?

Е. Д. Да, это так. Российская отчетность, в отличие от МСФО, учитывает просроченную задолженность, образовавшуюся в разные периоды, по разным видам ссуд одновременно. Из-за этого показатель невозвратов ставится в зависимость, в частности, от динамики роста розничного портфеля. Например, в ситуации, когда банк активно ежемесячно наращивает объемы кредитования, а затем наступает стабилизация, задолженность по "хорошим" кредитам со временем гасится, а невозвращенные кредиты продолжают "висеть", их доля увеличивается. Еще одно отличие: по российским стандартам просроченной признается задолженность, возврат которой задержан более чем на 1 день, а по международным — срок определяется политикой каждого банка.

РЦБ: Какой метод расчета показателя просроченной задолженности Вы считаете наиболее объективным?

Е. Д. Говорить об объективности РСБУ или МСФО не совсем корректно, так как у каждого метода есть свои особенности. С одной стороны, МСФО дает банку возможность учитывать свою внутреннюю политику, с другой, в ЦБ РФ банки предоставляют отчетность по РСБУ. Некоторые банки рассчитывают просрочку, используя параллельно оба инструмента.

РЦБ: Недавно МЭР и Комитет по коллекторской деятельности АРБ подготовили законопроект "О коллекторской деятельности". Вы его поддерживаете? Какие у него недостатки? Какие проблемы в законодательном регулировании коллекторской деятельности Вы считаете основными и самыми сложными? Как, на Ваш взгляд, их нужно решать?

Е. Д. Законопроект в его нынешнем виде представляет собой ряд законодательных инициатив и предложений, изложенных, скорее, в качестве концепции, нежели в форме готового законодательного акта. Эти материалы требуют существенных поправок и дополнений, так как в представленном виде не учитывают логику развития коллекторского бизнеса и не способствуют дальнейшему укреплению цивилизованного рынка коллекторских услуг в России.

Данная версия законопроекта абсолютно не описывает права должника. Кстати, исчерпывающий перечень прав должников, получивший одобрение профессионального сообщества, содержится в Хартии профессиональных коллекторских агентств Российской Федерации. В ее подписании 26 мая 2007 г. приняли участие представители крупнейших российских и зарубежных коллекторских агентств.

В указанном законопроекте также должна быть предусмотрена возможность получения коллекторским агентством наличных средств от должников в счет погашения долга перед кредитором — в целях расширения доступа должников к каналам платежей и укрепления их прав. Кроме того, не следует давать частным лицам статус коллекторов — это прямая угроза рынку. Сбор долгов требует соблюдения конфиденциальности информации, страхования профответственности, жесткого контроля работы. Частное лицо не может обеспечить надлежащее выполнение этих требований. Необходимо установление норм относительно уставного капитала. Возможность присвоения частным лицам статуса коллектора неминуемо приведет к резкому снижению качества коллекторских услуг и падению доверия к участникам российского рынка. От этого пострадают все, особенно небольшие и только что вышедшие на рынок компании.

В законопроекте также должны быть определены требования к СРО, которая будет по ясным критериям устанавливать соответствие организации статусу коллекторского агентства.

Для того чтобы закон был рабочим и мог реально регулировать рынок коллекторских услуг, он должен учитывать все особенности деятельности по профессиональному взысканию долгов и обеспечивать основы дальнейшего развития цивилизованной отрасли.

РЦБ: Как вы относитесь к законопроекту "О банкротстве физических лиц", который был внесен Минэкономразвития на рассмотрение в Госдуму?

Е. Д. Введение института банкротства физических лиц повлияет на всех. Такой закон необходим, но если он не будет детально проработан, то осложнит жизнь, прежде всего, кредиторам. Это подсказывает международный опыт: когда в 1970-е гг. в США вышла первая версия закона о банкротстве физических лиц, процедура банкротства была проста, и люди часто прибегали к ней, чтобы не платить по своим долгам, что создало угрозу для всей финансовой системы. Тогда банки стали организовывать службы кредитных советников, задачей которых было убеждать заемщиков в нецелесообразности банкротства и в необходимости выплаты всех кредитов.

Российский законопроект отчасти учитывает этот опыт: в нем предъявляются жесткие требования к ситуации, в которой человек может объявить себя банкротом. Но и эта версия таит в себе некоторые проблемы. Законопроект подразумевает, что для объявления себя банкротом должнику нужно обратиться в арбитражный суд. Также должен быть нанят временный управляющий, работа которого, разумеется, должна быть оплачена. Если сам кредитор хочет объявить банкротом своего должника, то он несет эту финансовую нагрузку, иначе обязанность оплаты возлагается непосредственно на должника, что не имеет смысла, да и невозможно в условиях серьезных финансовых проблем. Выход для должника из этой ситуации — самому стать для себя управляющим, что является нонсенсом. Физическое лицо не сможет организовать и провести юридически сложную процедуру банкротства или оздоровительного периода. Более того, объявление банкротства — лишь временный выход для должника. Оно означает, что все активы, которые у него есть, будут распроданы, а деньги поделены между кредиторами. Должник будет освобожден от долгов, но у него практически ничего не остается, кроме испорченных репутации и кредитной истории, невозможности занимать определенные должности, брать кредит в течение 5 лет и т. д.

Что касается коллекторов, то, как известно, основная их работа происходит на досудебном этапе (тогда как банкротство реализуется по решению суда). В этом случае коллекторские агентства, как своеобразная альтернатива кредитным советникам, будут привлекаться банками к взысканию на досудебном этапе еще более активно, поскольку всем сторонам намного выгоднее досудебное решение вопроса о возврате долга.

РЦБ: На финансовых рынках в настоящее время сложилась крайне неблагоприятная конъюнктура. Публичных сделок по секьюритизации очень мало. В то же время у банков на балансах скопилось много выданных кредитов, в том числе просроченных. К концу 2007 г. наметилась тенденция к продажам подобных активов. В этом году на рынке осуществлялись такие сделки? По какой схеме они проходят? Насколько велики шансы среднего банка продать в условиях кризиса ликвидности свою просроченную задолженность?

Е. Д. Рождение и бурное развитие рынка купли-продажи неработающих активов — одно из главных достижений 2007 г. У банков появилась потребность избавиться от накопившейся задолженности — в прошлом году совокупный портфель долгов, выставленный на продажу, достиг примерно 700—800 млн долл. Количество подобных сделок постоянно растет. В 2008 г. уже было проведено много тендеров, и сейчас можно предположить, что общее количество сделок по переуступке прав требования будет больше, чем в 2007 г. Вероятно, основная часть подобных сделок будет совершена ближе к концу года, когда кредиторам придет время подводить итоги работы. При осуществлении такой сделки продавец должен адекватно оценивать портфель "плохих" долгов, который он выставляет на продажу. Нередко мы сталкиваемся со слишком завышенными ожиданиями продавцов, которые в действительности не соответствуют реальной стоимости портфеля.

РЦБ: Как Вы оцениваете качество выданных кредитов в России с точки зрения риска возникновения просрочки?

Е. Д. Потребительскому кредитованию в России уже почти 10 лет. За это время банки набрались серьезного опыта, на который они могут опираться. Качество выдаваемых кредитов с каждым годом растет. Банки предъявляют к заемщикам все более высокие требования, совершенствуют систему скоринга и в целом уделяют больше внимания работе с клиентом до выдачи кредита. Однако четкая координация действий и простая система обмена информацией между кредиторами, бюро кредитных историй и коллекторскими агентствами могла бы заметно улучшить качество оценки рисков при выдаче займа.

РЦБ: Как Вы оцениваете перспективы банковского ритейла в России? Насколько он прибыльный?

Е. Д. Потребительское кредитование — самый прибыльный банковский продукт. Но, в то же время, он несет в себе большие риски. Пока эти риски покрываются за счет все еще высоких комиссий. Но для того, чтобы сохранить высокую прибыльность и далее, особенно в ситуации, когда у банков также растут расходы на фондирование выдаваемых кредитов, необходимо научиться работать с просроченной задолженностью. Сегодня все чаще банки осознают необходимость профилактики просроченной задолженности и передают на аутсорсинг коллекторам все более "свежие" долги. Если не произойдет какого-то серьезного финансового кризиса, рынок кредитования физических лиц будет продолжать расти. Банки будут стремиться как можно дольше удержать заемщиков в качестве своих клиентов, они будут предлагать новые продукты и сервисы, а также стараться сделать условия кредитования более прозрачными для заемщиков. По прогнозам экспертов рынка, кредитоспособность населения к концу 2010 г. составит 700 млрд долл., а объем банковских кредитов вырастет до 250 млрд долл. Намечается тенденция сокращения доли потребительских и увеличения доли ипотечных кредитов в 7 раз, кредитных карт — в 3 раза. Кроме того, активно будет развиваться такое направление кредитования, как "короткие деньги на короткий срок" (до 25 тыс. руб. на 2 мес.). Также начнется постепенное становление института банкротства физических лиц, который будет призван оказывать консультационную поддержку заемщикам, оказавшимся в затруднительном финансовом положении.

РЦБ: Какой процент из общего объема просроченной задолженности составляют кредиты, выданные мошенникам?

Е. Д. Ответить на этот вопрос однозначно очень сложно. Дело в том, что портфели, которые клиенты передают в работу, очень разные. Если говорить об общем долговом портфеле агентства, то в нем, по самым приблизительным подсчетам, около 5% кредитов, выданных мошенникам.

РЦБ: Когда банк передает вам в работу пул просроченной задолженности, какой процент из него обычно не удается урегулировать в досудебном порядке? И какой процент в среднем составляют кредиты, по которым коллекторы не могут не только вернуть долг, но и возместить ущерб?

Е. Д. Более 80% взысканных агентством долгов возвращены в досудебном порядке. В большинстве случаев ни кредитор, ни заемщик не заинтересованы доводить дело до суда. Решение о прекращении работы с долгом всегда принимает сам кредитор после выполнения агентством определенного комплекса мер по его взысканию. Но есть особый ряд долгов, по которым целесообразно работать в течение нескольких лет. В нашем агентстве есть услуга, которая предполагает длительное сопровождение долга — в течение 3—5 лет. За это время жизненная ситуация человека может измениться к лучшему, и тогда агентство, которое постоянно контролирует этот долг, имеет возможность своевременно среагировать и напомнить должнику об обязательстве погасить задолженность.

РЦБ: Недавно была поднята проблема выдачи кредитов недееспособным гражданам. Насколько она серьезна и с чем связана: с мошенничеством или недобросовестностью кредитора?

Е. Д. Действительно, в последнее время участились случаи выдачи кредитов недееспособным гражданам. Банкиры и коллекторы сходятся во мнении, что получить кредит такой гражданин может только в результате мошенничества. Одним словом, подобное предоставление кредита — очередная мошенническая схема.

РЦБ: Как Вы оцениваете перспективы коллекторского бизнеса в России?

Е. Д. Российский коллекторский бизнес имеет хорошие перспективы. В России кредиторы только несколько лет назад стали приходить к осознанию того, что передача просроченной задолженности на аутсорсинг коллекторскому агентству — цивилизованный подход к решению проблемы с "плохими" долгами. Можно сказать, что насыщение рынка еще не произошло, так что у профессиональных агентств есть хорошие возможности для развития и увеличения портфелей. Кроме того, следует отметить, что на сегодняшний день объемы просроченной задолженности растут быстрее, чем объемы кредитования — так, темп прироста объемов кредитования за 2007 г. составил около 75%, а темп прироста объемов просрочки — примерно 95%. К сожалению, у нас еще очень мало компаний, которые действительно понимают все тонкости и особенности этого бизнеса, а также роль информации и важность ее анализа для агентства. Вот почему пока трудно говорить об эффективности работы коллекторов в России. Большинство коллекторских агентств имеют слишком маленький опыт и сами еще только учатся работать с просрочкой.

РЦБ: Не секрет, что у служб безопасности не так много легальных возможностей проверять клиентов банка. Как Вы думаете, насколько серьезно может снизить риски менеджмент банка при кредитовании, если он будет пользоваться только легальными способами получения информации? Насколько эффективна система проверки заемщиков в российских банках?

Е. Д. Это, скорее, вопрос работы всей финансовой системы в целом. Дело в том, что на данный момент не до конца налажена система обмена информацией между участниками рынка кредитования. Крупные банки, разумеется, уже имеют собственные базы с данными о заемщиках. Своими базами обладают и крупные коллекторские агентства. Но доступ к информации о заемщиках все еще ограничен. Кроме того, большую роль играет и вид кредита. Если речь идет, например, об ипотеке, данные заемщика проверяются гораздо более тщательно, чем при выдаче экспресс-кредита.

РЦБ: Останутся ли на рынке ритейла средние региональные банки?

Е. Д. Останутся. Преимуществом региональных банков является скорость в принятии решений и, кроме того, адаптация к условиям местного рынка, для которого они создают специальные продукты. Хотя в будущем конкурировать с крупными московскими и иностранными игроками, устремившимися в регионы, им будет все сложнее, да и стоимость ресурсов у региональных банков явно выше. Думаю, что тенденция покупки средних игроков крупными продолжится.

РЦБ: В каком сегменте кредитования самый большой объем невозвратов?

Е. Д. Самый большой объем невозвратов — по потребительским кредитам и кредитным картам. Эти долги, по нашим оценкам, могут составлять до 50—60% от общей суммы задолженности в портфелях коллекторских агентств. Очевидно, что преобладание названных типов долгов обусловлено как массовостью кредитования по этим продуктам, так и доступностью данных услуг широким слоям населения.

РЦБ: Как Вы оцениваете уровень невозвратов на российском ипотечном рынке?

Е. Д. Проблемных долгов по ипотечным кредитам немного. Во-первых, это связано с тем, что в России ипотечное кредитование пока не очень развито. Во-вторых, люди, которые все-таки взяли ипотечный кредит, более внимательно и ответственно относятся к его погашению, так как жильем рисковать не хотят. На этапе выдачи кредита банки проверяют таких заемщиков особенно тщательно. Более того, банки заинтересованы в том, чтобы клиент, взявший ипотечный кредит, выплачивал его до конца срока кредитования. В этой связи, передавая такие долги на аутсорсинг в коллекторское агентство в случае возникновения небольшой просрочки, банки скорее хотят вернуть должника в график платежей, нежели взыскать с него всю сумму сразу.

РЦБ: Каковы основные причины невозвратов?

Е. Д. Основная причина невозвратов — слабо развитая кредитная культура и низкая финансовая грамотность населения: часто заемщики не понимают, что кредит не только дает дополнительные возможности, но и накладывает дополнительные обязательства. В России, к сожалению, многие считают, что кредит — это "легкие деньги". Около 40% граждан планируют свои расходы лишь на месяц, столько же — не планируют в принципе. План расходов более чем на год имеют лишь 2% россиян. В то же время, средний срок потребительского кредита — год—два. В течение этого времени возможны изменения в личной финансовой ситуации — могут появиться дополнительные расходы, связанные с положительными (свадьба, рождение ребенка) или отрицательными (болезнь, потеря работы, развод) событиями. Поэтому, прежде чем взять кредит, необходимо распланировать свой бюджет с учетом ежемесячных выплат в счет погашения долга.


Содержание (развернуть содержание)
Факты и комментарии
РЦБ-CASUAL-3: Бурятия, Монголия. Игра на новом уровне
Совершенствование контроля за деятельностью управляющей компании
Квазирынок псевдоуслуг: междепозитарные мосты и схемы
В ожидании защиты
Система доверенных услуг как инструмент развития инфраструктуры финансового рынка
Консолидация и повышение капитализации российской финансовой инфраструктуры
Страхование на фондовом рынке: проблемы и перспективы
Секьюритизировать станет проще
Жизнь после кризиса: три вопроса к рейтинговым агентствам
Обслуживание накоплений для жилищного обеспечения военнослужащих
Уровень просрочки не критичен
Как нам реорганизовать электронный документооборот на рынке коллективных инвестиций
Мировой финансовый рынок нуждается в регулировании
Сертифицированные связи: перспективы стандартизации профессии специалиста по связям с инвесторами
Трансфертное ценообразование и современные налоговые реалии
Ограничения на приобретение акций иностранными инвесторами в зарубежных странах
Бизнес - неопределенный объект оценки
Восток - дело тонкое
Тенденции мировой энергетики

  • Статьи в открытом доступе
  • Статьи доступны на платной основе
Актуальные темы    
 Сергей Хестанов
Девальвация — горькое лекарство
Оптимальный курс национальной валюты четко связан со структурой экономики и приоритетами денежно-кредитной политики. Для нынешней российской экономики наиболее логичным (и реалистичным) решением бюджетных проблем является девальвация рубля.
Александр Баранов
Управление рисками НПФов с учетом новых требований Банка России
В III кв. 2016 г. вступили в силу новые требования Банка России по организации системы управления рисками негосударственных пенсионных фондов.
Варвара Артюшенко
Вместе мы — сила
Закон синергии гласит: «Целое больше, нежели сумма отдельных частей».
Сергей Майоров
Применение blockchain для развития биржевых технологий и сервисов
Распространение технологий blockchain и распределенного реестра за первоначальные пределы рынка криптовалют — одна из наиболее дискутируемых тем в современной финансовой индустрии.
Все публикации →
  • Rambler's Top100