Casual
РЦБ.RU

Диверсификация бизнеса металлургических холдингов

Июль 2008

    Отечественные металлургические холдинги первоначально создавались только как металлургические предприятия, которые не планировали заниматься ничем, кроме выплавки металла и изготовления продукции из него. Все имевшиеся у будущих собственников средства тратились лишь на покупку металлургических заводов. Если кто-то из будущих хозяев и планировал приобретение других активов, то они также были связаны с металлургией - это были либо горно-обогатительные комбинаты, добывающие железную руду, либо угольные шахты и разрезы, которые поставляли коксующийся уголь. Никто даже не думал, что тем самым он диверсифицирует свой бизнес, речь шла о другом - обеспечить сырьем свой главный актив - металлургический завод.

    Идея приобретения других активов появилась гораздо позже, когда металлургический бизнес стал приносить хорошие доходы, часть которых можно было направлять на приобретение других компаний. При этом у предприятия оставались деньги на реконструкцию и техническое перевооружение главного актива - металлургического завода, так как многие объекты достались новым собственникам в не очень хорошем состоянии. Но и здесь речь шла скорее не о диверсификации, а об обеспечении основной деятельности предприятия. Так появился интерес к портам, через которые можно было вывозить произведенные металл и металлопродукцию на экспорт, к энергетическим мощностям, чтобы обеспечивать завод энергией, к небольшим предприятиям, изготавливающим присадки и добавки для выплавки различных сплавов.
    Настоящая диверсификация началась позже, когда денег у владельцев металлургических компаний стало еще больше, и они задумались о том, чтобы начать приобретать те предприятия, которые покупают продукцию их металлургических заводов. Таким образом решалось несколько задач: металлургический завод получал гарантированный сбыт своего товара, появлялась возможность переждать трудные времена, когда они наступали на рынке металлургии или купленного бизнеса, - "подкормить голодающее предприятие" финансовыми ресурсами от другого, да и доход собственника увеличивался, ведь теперь у него был не один финансовый ручеек, а два и больше.
    Полноценный процесс диверсификации начался в отечественной металлургической отрасли после 1998 г., когда металлургические компании, отправлявшие свою продукцию на экспорт, получили весомую выгоду от девальвации рубля. Начал расти спрос на основную продукцию и внутри страны, появились свободные деньги, вот тогда-то металлургические компании и обратили внимание на другие секторы экономики, в первую очередь - на технически близкое им машиностроение. Именно после дефолта Северсталь купила свои активы: Ульяновский автомобильный и Заволжский моторный заводы. Позднее ею же был куплен Коломенский завод, производящий тепловозы и электровозы. Тогда же большой пакет машиностроительных предприятий купил дружественный консорциум в составе "Сибирского алюминия", "Русского алюминия" и УГМК. В числе их приобретений были ГАЗ, "Автодизель", Ярославский завод дизельной аппаратуры, Тутаевский моторный завод, Ярославский завод топливной аппаратуры, Павловский автобусный завод, Ликинский автобусный завод, Голицинский автобусный завод, Канашский автоагрегатный завод, УралАЗ, Авиакор, "Волжские моторы", Абаканвагонмаш, Шадринский автоагрегатный завод, "Радиатор", Челябинский завод дорожных машин им. Колющенко, Челябинский кузнечно-прессовый завод, Тверской экскаваторный завод, "Брянский арсенал". Остальные металлурги тоже не отставали от своих коллег. ЕвразХолдинг приобрел Находкинский морской торговый порт, "Мечел" - Торговый порт Посьет.
    Первая волна приобретений завершилась в 2003 г., когда металлурги остановились и стали анализировать, что они приобрели, зачем и что можно с этим сделать. Скоро стало понятно, что сиюминутного результата от синергии основного бизнеса с приобретениями не будет. И тогда они стали выстраивать эти бизнесы как самостоятельные и независимые от металлургии. Конечно, если металлургический завод мог обеспечить новоприобретенный актив своей продукцией, то это происходило. В других случаях перед топ-менеджерами новых предприятий ставили задачу создать из них самостоятельные компании, способные генерировать прибыль и быть ликвидными, которые при необходимости можно продать. Часть активов действительно была впоследствии продана, но не по причине своей убыточности, а из-за своей очевидной уникальности и невозможности быть встроенной в бизнес владельца. Еще одной причиной, по которой предприятия продавали, стала политика. С 2000 г. многие бизнесмены почувствовали пристальное внимание государства к целым отраслям и отдельным активам, а после известных событий с одной крупной сырьевой компанией многие из них проявили "политическую волю и сознательность" и продали интересовавшие государство активы. За это им было позволено оставить себе часть ранее приобретенного. Эта оставшаяся часть постепенно становилась вполне самостоятельным бизнесом своих владельцев, нисколько не уступая их металлургическим предприятиям ни по своей стоимости, ни по денежному потоку, генерируемому ими. Примерами можно считать холдинг "Руспромавто" компании "Базовый элемент" и Северсталь-Авто, принадлежащий Северстали.
    Последний этап диверсификации металлургических холдингов пришелся на 2004 г., когда резко выросли цены на черные и цветные металлы и у металлургов появились свободные средства. Но поскольку к этому периоду все основные активы в машиностроении и других базовых отраслях уже были раскуплены, то приобреталось все остальное, что могло принести прибыль. Также данный период можно охарактеризовать тем, что, помимо просто приобретений, свободные средства металлургов вкладывались в создание "с нуля" новых проектов, а не просто в покупку у кого-либо бизнеса. В это время многие бизнесмены приобрели различные СМИ - печатные и электронные, было вложено немало средств в сельское хозяйство, в девелопмент, крупные приобретения были сделаны в сфере услуг, медицины, туризма. И если первые покупки в рамках диверсификации металлургического бизнеса были сделаны по принципу "Чего дают? Дайте два!", то последние уже совершались осмысленно, с тщательным анализом возможного предмета приобретения, с привлечением заемных средств, иностранных консультантов и т. д.
    По мере развития приобретенных активов многие бизнесмены передавали их в управление своим заместителям, которые по прошествии некоторого времени настолько "врастали" в них, что делали своему работодателю предложение об их выкупе (так называемый Management By-Out, MBO). Так, например, произошло и с компанией "Северсталь-Авто", которую выкупил Вадим Швецов, курировавший данный проект в качестве заместителя генерального директора Северстали. С момента выкупа компания провела ребрэндинг, заключила соглашения о партнерстве с иностранными автопроизводителями, вкладывает средства в свое техническое обновление и перевооружение.
    Владельцы других металлургических компаний также рассматривали возможность продажи части купленных в свое время активов, но до настоящего времени крупных продаж, подобных "Северсталь-Авто", не было. Возможно, это объясняется тем, что не все наемные менеджеры готовы на открытие собственного дела, а может, тем, что сами владельцы не желают расставаться со своими приобретениями.
    Диверсификация бизнеса металлургических холдингов - это процесс, который имел аналоги в зарубежных странах, но в его результате зарубежные металлургические компании пришли к тому, что ими были проданы все сторонние активы и оставлен лишь сам металлургический бизнес. То есть правильнее было бы говорить о диверсификации вложений владельцев металлургического бизнеса, чем о диверсификации самого бизнеса. Что касается владельцев металлургического бизнеса, то для них такие покупки в первую очередь являлись надежным способом сохранить свои вложения, избежав падений цен на рынке металла, и получить дополнительный источник дохода.


Содержание (развернуть содержание)
Факты и комментарии
А был ли кризис?
Металлургия: диверсификация, оптимизация, экспансия
Сегодня металлургия - одна из самых перспективных отраслей на фондовом рынке
Рост цен на сталь: риски инвестиций в секторе черной металлургии
Возможности и угрозы для российской металлургии
Норникель был слишком осторожен
Роковой апрель "Норильского никеля"
Сделки на рынке M&A: количество или качество?
Покупай, пока дешево
Диверсификация бизнеса металлургических холдингов
Система корпоративного управления ОАО "Северсталь"
Жажда стали
Чем крупнее - тем лучше
Металлическое Эльдорадо
Биржевые облигации: дебют состоялся
О некоторых проблемах развития российской финансовой системы
Российский рынок пока нуждается в опеке
Корпоративная культура оставляет желать лучшего
"Товарный синдром" российского рынка акций
Новые возможности российских компаний на американских рынках капитала
Конкурс годовых отчетов и сайтов. Текущие тенденции в раскрытии информации эмитентами
Профессия IR в законе

  • Статьи в открытом доступе
  • Статьи доступны на платной основе
Актуальные темы    
 Сергей Хестанов
Девальвация — горькое лекарство
Оптимальный курс национальной валюты четко связан со структурой экономики и приоритетами денежно-кредитной политики. Для нынешней российской экономики наиболее логичным (и реалистичным) решением бюджетных проблем является девальвация рубля.
Александр Баранов
Управление рисками НПФов с учетом новых требований Банка России
В III кв. 2016 г. вступили в силу новые требования Банка России по организации системы управления рисками негосударственных пенсионных фондов.
Варвара Артюшенко
Вместе мы — сила
Закон синергии гласит: «Целое больше, нежели сумма отдельных частей».
Сергей Майоров
Применение blockchain для развития биржевых технологий и сервисов
Распространение технологий blockchain и распределенного реестра за первоначальные пределы рынка криптовалют — одна из наиболее дискутируемых тем в современной финансовой индустрии.
Все публикации →
  • Rambler's Top100