Casual
РЦБ.RU
  • Автор
  • Елисеев Георгий, Начальник Аналитического департамента ООО "ЕвразХолдинг"

  • Все статьи автора

Рост цен на сталь: риски инвестиций в секторе черной металлургии

Июль 2008


    С начала 2008 г. цены на сталь во всем мире растут с небывалой скоростью - практически вдвое за 6 мес. - быстрее, чем когда-либо в истории, и быстрее, чем выросли за этот же период цены на другие металлы, сырье и материалы, за исключением угля.

    Инвесторы пока воспринимают этот рост однозначно - в пользу металлургических активов, цены на которые до начала июля 2008 г. также последовательно росли, несмотря на общую нестабильность на фондовых рынках (рис. 1). Все это происходило, казалось бы, вопреки логике: в условиях "ипотечного кризиса", вызвавшего трудности в строительной отрасли в разных странах мира (строительство - крупнейший потребитель стального проката), на фоне серьезных проблем со сбытом у автостроительных гигантов (автостроение - также крупный потребитель стали), роста цен на нефть и энергию (что всегда обычно вело к снижению роста потребления и инвестиций, а следовательно, и спроса на сталь).
    В начале июля 2008 г. цены на акции металлургических компаний наконец стали снижаться: так, цены на акции американских стальных компаний упали 2 июля на 12-14%, впервые столь сильно с 2002 г. При этом никаких причин этому со стороны отрасли не было: финансовые результаты компаний улучшаются, эксперты ожидают продолжения роста цен на сталь, фьючерсные рынки подтверждают эти прогнозы. Что же случилось на рынке акций стальных компаний? Непосредственный предлог к июльскому падению цен - новость о трудностях автомобильного концерна GM, на наш взгляд, не объясняет такой реакции, так как трудности американских автогигантов - давно не новость. Более логичное объяснение: инвесторы собрались в отпуск и решили "забрать отпускные", выходя из наиболее подорожавших активов. Тем не менее следует задуматься, есть ли фундаментальные риски для инвестиций в акции металлургических компаний, нет ли причин для беспокойства в условиях чрезмерно быстрого роста цен на продукцию отрасли?

    Что вызвало рост цен на сталь?
    Рост цен на сталь - часть общего тренда роста цен на сырье и материалы, связанного с избыточной ликвидностью в мировой экономике последних лет и субсидированием потребления как в развитых, так и в развивающихся странах. Почему цены на сталь в 2008 г. растут быстрее, чем на другие сырьевые материалы? На наш взгляд, этому есть общие объяснения, связанные с масштабом мирового стального рынка и особенностями применения продуктов из стали, а также стечение обстоятельств, вызвавших бурный рост цен именно в 2008 г.
    Индустриализация Китая и других крупных развивающихся стран привела к росту строительства в этих странах и, как следствие, к росту потребления стали. Спрос развивающихся стран на машины и оборудование привел к оживлению экономики развитых стран, что также сопровождалось увеличением спроса на сталь. Кроме того, потребление в развитых странах стимулировалось монетарной политикой властей (включая и практически неограниченный доступ к потребительскому кредитованию в США, что и послужило непосредственной причиной кризиса ипотечного кредитования). Потребительский спрос в развитых странах покрывался за счет производства в развивающихся странах, в основном в Азии. Производство во многих развивающихся странах фактически субсидировалось через политику обменных курсов, налоговую и кредитную политику, через субсидии к ценам на топливо и энергию. Все это привело к росту инвестиций в основные фонды, а это и задействовало главные факторы роста потребления стали - рост объемов строительства и заказов на оборудование.
    Рост мирового спроса на сталь в 2002-2007 гг. в среднем в год составлял около 7,5%, в том числе в Китае - 16% в год, в мире - 4,4% в год. Рост мощностей в это же время происходил в основном только в Китае - рост производства на 22% в год в среднем, в остальном мире рост производства осуществлялся почти исключительно за счет увеличения загрузки мощностей и составлял в среднем 3,5% в год. В целом в мире рост производства составил в среднем 8,3% в год, а прирост мощностей оценивается в 7,3% в год. При этом постепенно росла загрузка мировых сталеплавильных мощностей (по имеющимся оценкам, с 82% в 2002 г. до 86% в 2007 г.). С учетом того что загрузка рассчитывается от номинальных мощностей, включая новые мощности на стадии запуска в Китае (т. е. заявленные, но еще не работающие в соответствии с проектом), а также принимая во внимание дефицит сырья, можно с уверенностью сказать, что эффективная норма загрузки мощностей по производству стали сегодня в мире выше 90%, что близко к предельно возможной.
    Таким образом, основной причиной роста цен на сталь является ситуация собственно на рынке стали - превышение спроса над предложением в условиях предельно высокой загрузки мощностей. Почему мощности не были своевременно увеличены? Отрасль, видимо, еще не полностью оправилась после 3 десятилетий выживания в условиях перепроизводства. К тому же, в 2005-2007 гг. стало очевидно, что рост потребления стали в Китае замедляется, а рост мощностей там продолжается прежними ударными темпами, и это вызвало опасения нового глобального перепроизводства. В этот период, когда отрасль уже зарабатывала достаточно, чтобы инвестировать в расширение мощностей, такие инвестиции по-прежнему представлялись достаточно рискованными.
    В 2006 г. "лишняя" китайская сталь действительно поступила на мировой рынок в невиданных масштабах. Еще 2 года ранее Китай, бывший чистым импортером стали, в один год стал крупнейшим экспортером (53 млн тонн), обогнав традиционных лидеров мирового стального экспорта - Японию и Россию. Тем не менее обрушения рынка не произошло, во многом за счет роста импорта в США и ЕС.
    В 2007 г. экспорт из Китая еще несколько подрос (70 млн тонн), несмотря на меры по его ограничению. Импорт стали из США сократился (за счет потребления накопленных за предыдущий год запасов), но сильный спрос в Европе и Азии без особых проблем поглотил и эти дополнительные объемы китайского экспорта. Во многих странах - традиционных экспортерах стали - России, Бразилии, Турции, Индии растущее внутреннее потребление в 2007 г. не позволило увеличить и даже удержать на прежнем уровне экспорт. К концу 2007 г. при минимальном за 2 года уровне запасов проката в США на мировом рынке сложилась напряженная ситуация. В начале 2008 г. небольшой дисбаланс в соотношении спроса и предложения мог привести к взрывному росту цен. Таким толчком для ценовой пружины стало снижение экспорта стали из Китая в январе-феврале 2008 г., связанное как с обычными сезонными факторами (празднование китайского нового года и каникулы), так и со стихийным бедствием - небывалыми морозами на юге Китая. Кроме того, сказались меры китайского правительства по ограничению экспорта стали. Так, в 2008 г. практически до нуля упал экспорт из Китая полуфабрикатов - слябов и квадратной заготовки.

    Рост цен на металлургическое сырье
    Немаловажной причиной роста цен на сталь является рост цен на металлургическое сырье - железорудное сырье, коксующийся уголь и кокс, лом и ферросплавы. По установленным недавно ценам на 2008 г. по годовым контрактам между поставщиками из Бразилии и Австралии и потребителями в Азии и Европе, рост бенчмарк-цен составил по разным категориям сырья и по различным направлениям от 65 до 96,5% (FOB). Спотовые цены на руду в Китае остались на прежнем высоком уровне и с учетом выросших цен годовых контрактов превышают их уже не в 1,9-2,3 раза, а на 40-60% (с учетом фрахта, с базисом C&F Китай). Коксующийся уголь, на цену которого оказали сильное влияние перебои в портах Австралии зимой 2007/2008 г., подорожал в 2,5 раза (Австралия FOB), цены на лом выросли в 2 раза, на разные виды ферросплавов - в 1,5-2 раза.
    В среднем для "модельного" производителя стали с доменным/конвертерным переделами, расположенного в Азии и импортирующего сырье, по предварительным расчетам, сырьевая составляющая себестоимости производства 1 тонны стального проката (горячекатаный лист - HRC) выросла с примерно 415 долл. в конце 2007 г. до около 690 долл. в июле 2008 г., т. е. на 65%. Для производителей стали в электропечах на ломе себестоимость сырья увеличилась в среднем на 95% - с 440 до 850 долл. за тонну стали (рис. 2). В расчеты не включены расходы на электроэнергию, газ и другое топливо, которые, естественно, также подорожали. Отношение сырьевых издержек к индексу цены на готовый прокат для производителей с доменным и конвертерным переделами сохранилось на уровне 60-65%, для переплавщиков лома в электропечах выросло с 67 до 75%.
    Таким образом, на примере модели видно, что расходы на сырье выросли пропорционально цене на сталь, и дополнительный доход от роста цен в большой степени перешел в сырьевой сектор. В дальнейшем, в течение года, в связи с фиксацией цен на железорудное сырье для крупных потребителей в Азии и Европе (годовые цены устанавливаются с 1 апреля, но договоренности по цифрам в этом году были достигнуты только в июне) доля металлургического передела в распределении дохода с ростом цен на сталь немного повысится. Естественно, в каждом конкретном случае отклонения от нашей модели в плане как средней цены продаж готовой продукции, так и издержек на сырье могут быть весьма существенными. Российские производители стали, не импортирующие сырье в массовом масштабе и не зависящие от сырьевых монополистов, а также в основном вертикально интегрированные в собственное производство сырья, имеют очевидные преимущества. Производители премиальных нишевых продуктов также смотрятся более уверенно.
    Вопрос о том, стал ли причиной роста цен на сталь именно рост сырьевых цен либо наоборот, сродни вопросу о первичности курицы либо яйца. Поскольку именно растущий спрос на конечные продукты, производимые из стали, является главной причиной роста спроса на все промежуточные продукты, включая прокат, сталь, чугун, сырье. Скорее всего, именно спрос на продукты из стали и рост цен на сталь являются первопричинами подъема цен на сырье и последующего перераспределения появившегося дополнительного дохода в пользу сырьевых отраслей.
    Растущий спрос на сталь не сопровождался заблаговременным расширением производства железорудного сырья и коксующихся углей, что и привело к взлету цен на сырье. В мире нет дефицита железорудных ресурсов и угля, но объемы инвестиций в разработку ресурсов, несмотря на впечатляющий прирост добычи в последние годы, оказались меньше темпов прироста спроса. Дополнительными факторами, способствовавшими росту цен на сырье, являются узкие места мировой транспортной инфраструктуры и высокая концентрация (фактически монополизация в секторе морского экспорта железной руды) в отрасли.
    Дополнительным фактором, толкающим вверх цены на сырье, номинированные в долларах США, является снижение курса доллара относительно валют стран-экспортеров - Австралии, Бразилии, Индии, ЮАР, России.
    Считается, что рост цен на сырье имеет спекулятивную составляющую, так как в условиях слабого доллара и слабеющего фондового рынка, кризисного рынка недвижимости спекулянты перекладывают средства в сырье. Для каких-то сырьевых товаров с развитыми системами торговли деривативами это, вероятно, действительно так.
    В отношении стали картина пока не так очевидна: фьючерсные рынки на некоторые из продуктов находятся сегодня в зачаточном состоянии и пока не демонстрируют достаточной ликвидности. Металлургическое сырье практически не представлено на биржевых площадках. Поэтому единственным доступным инструментом для инвестиций в сектор являются акции и долговые инструменты сырьевых и сталелитейных компаний, а не их продукты.

    Перспективы дальнейшего роста цен на сталь
    Для того чтобы рост цен прекратился, необходимо, чтобы предложение соответствовало спросу. Рынок действует, и во всем мире уже создаются дополнительные мощности. В течение 2-4 лет они будут введены в строй. Производство стали в Китае, вероятно, достигнет к 2010-2012 гг. 700-750 млн тонн (в 2007 г. - 489 млн тонн). Амбициозные планы роста есть у индийских компаний: производство стали в Индии вырастет с сегодняшнего уровня около 60 млн тонн до 200 млн тонн к 2020 г., а, может быть, и раньше. Существенно вырастет экспортное производство стали в Бразилии. Активно строятся сталеплавильные мощности на Ближнем Востоке и в Иране. В России мощности объявленных проектов, включая расширение производства и новостройки, с учетом выбытия устаревших мощностей составляет прибавку в 2008-2012 гг. 36,5 млн тонн, на Украине - 21,5 млн тонн. Строительство новых металлургических комбинатов планируется даже в США.
    Не менее внушительны планы сырьевых компаний, которые существенно расширяют производство металлургического сырья. Однако, для того чтобы обеспечить растущий спрос, необходимо время для осуществления этих инвестиций. В стальном секторе действует своего рода мультипликатор спроса: чтобы произвести дополнительное количество стали, нужно произвести для этого оборудование, построить здания, дороги, морские суда и терминалы, т. е. употребить на эти цели еще какое-то дополнительное количество стали, таким образом, дефицит стали порождает дополнительный дефицит стали. Тем не менее через 2-4 года фундаментальные причины дисбаланса между спросом и предложением будут устранены за счет роста предложения.
    Более важными, на наш взгляд, являются вопросы, насколько эластичен спрос и велик ли риск того, что наращивание предложения приведет к новой фазе перепроизводства перед лицом сократившегося спроса, как уже неоднократно случалось в истории отрасли. Для многих потребителей рост цен на сталь представляет собой действенную угрозу для бизнеса. Особенно чувствительны к такому росту контракторы по проектам с согласованной сметой, например поставщики металлоконструкций для строительных проектов, производители труб для трубопроводных проектов и т. д. Во многих секторах потребители стали не могут переносить издержки на своих покупателей. Так, производители автомобилей в США и Европе практически не могут этого себе позволить. Не исключено, что в условиях столь быстрого роста цен какие-то чувствительные проекты могут быть приостановлены и заморожены, возникнет отложенный спрос. Это может привести к некоторой коррекции цен на сталь во втором полугодии 2008 г., хотя спрос и предложение не приведут к равновесию в долгосрочном плане.
    Применение стали настолько широко, что во многих секторах спрос практически неэластичен. В мире сегодня производится и потребляется более 1,3 млрд тонн в год, никакой другой материал - потенциальный заменитель не производится в таких объемах. Поэтому перспективы замещения стали другими материалами весьма ограничены. Рост цен на сталь активизирует поиск таких заменителей. Достаточно успешно со сталью конкурируют некоторые изделия из пластика (трубы для ЖКХ), алюминия. В строительстве возможны решения, не требующие использования стали, - строительство из дерева, пеноблоков и т. п. Но магистральным направлением замещения в последние годы и в обозримом будущем будет замена обычной стали на более качественную, что подразумевает меньший объем стали, необходимый для решения конкретных задач. В Китае такой подход применяется даже в отношении арматуры - высокопрочная низколегированная ванадием или ниобием сталь позволяет сократить потребность в арматуре при том же объеме строительных работ на 10-15%. Такие же подходы практикуются в машиностроении.
    Неэластичность спроса на сталь также связана с незначительной долей стали в общей себестоимости многих продуктов. Например, в строительстве расход арматурной стали на 1 кв. м жилья составляет 55 кг, а с учетом дополнительных помещений и сопутствующей инфраструктуры - около 75 кг/кв. м, т. е. при цене арматуры 1500 долл./тонн затраты на сталь составляют около 110 долл. на 1 кв. м, что несопоставимо с уровнем цен на жилье в панельных домах, например, в Москве. Другой пример: автомобилестроение, где при расходе стали 600-1000 кг на легковой автомобиль и при цене автолиста 1,600-2,500 долл./тонн, себестоимость стали составляет 960-2,500 долл. на автомобиль, т. е. занимает заметную долю в себестоимости только малобюджетных автомобилей, и т. п.
    Отрасли, производящие продукты из стали, в целом достаточно успешно переносят выросшие в связи с ростом цен на сталь затраты на своих потребителей. Например, по данным "Металл-эксперта", разница в ценах металлотрейдеров на стальной подкат и на производимые из него трубы в Центральном регионе России в первые 6 мес. 2008 г. даже несколько увеличилась (цены на штрипс выросли с 16 тыс. до 24 тыс. руб. за тонну, а на сварные трубы - с 23 тыс. руб. до 32 тыс. руб.).
    Тем не менее стальной рынок имеет цикличный характер, и каждый подъем когда-то сменяется падением. Основной риск для рынка стали - возможное общее падение потребления и инвестиционного спроса вследствие рецессии в экономике. До сих пор, несмотря на углубляющийся кризис subprime loan, даже в США потребление стали не сокращается (сокращается видимое потребление, но не реальное потребление, включающее расход накопленных ранее запасов), а на рынке очевиден дефицит по многим позициям продуктов из стали. Частично это объясняется тем, что финансовый кризис совпал с минимумом складских запасов и снижением импорта стали в США. Другая причина в том, что кризис пока затронул преимущественно сектор жилищного строительства, в котором в США применяется мало стали. Напротив, активно использующее сталь строительство промышленных, инфраструктурных и торговых объектов в США не прекращается и даже растет: низкий курс доллара открывает неплохие перспективы для производственного сектора в США.
    Последствия текущего финансового кризиса пока до конца не проявились. Очевидно, что кризис уже привел к некоторому снижению потребления стали, во-первых, из-за прекращения финансирования путем выпуска банками многих стран бондов для привлечения финансовых ресурсов с международных рынков. Пример - Казахстан, где произошла остановка строек в связи с зависимостью банковской системы страны от международных финансовых рынков. Во-вторых, в результате сокращения потребления в целом в США и во всем мире из-за потерь финансового сектора, удорожания кредитов, возможного спада производства.
    Тем не менее стальной сектор, в отличие от многих других отраслей, в большей степени защищен от негативных тенденций развития мировой экономики, значительно меньше подвержен рискам замещения и вместе с сектором металлургического сырья может рассматриваться в определенном смысле как "безопасная гавань" для инвесторов.

    Риски административного регулирования
    В условиях роста цен страдают потребители. Пытаясь защитить потребителя и в рамках борьбы с инфляцией, правительства стараются задействовать имеющиеся у них инструменты для ограничения роста цен. Естественно, административные и полуадминистративные меры помочь не могут, так как не создают достаточного предложения для удовлетворения спроса. Тем не менее есть примеры таких попыток регулирования: в Сирии в 2008 г. полностью остановились стройки, после того как правительство страны запретило местным трейдерам повышать цены на стальную арматуру. В результате цены несколько сократились, но не в Сирии, а в Ливане, куда хлынул поток арматуры со складов сирийских металлоторговцев_
    Опыт применения механизмов регулирования внешней торговли с целью ограничить вывоз продукции из страны и насытить внутренний рынок в принципе может дать кратковременный эффект. Опыт такого регулирования есть у Китая, Индии и других стран. Отмена возврата НДС экспортерам по ряду продуктов в Китае, а также прямые экспортные пошлины действительно приводят к краткосрочному насыщению внутреннего рынка и поддержанию внутренних цен на уровне ниже мировых. Такая картина наблюдается в Китае и в настоящее время, рост цен на внутреннем рынке с начала 2008 г. составил около 30% при среднемировом в 74%. Практика показывает, что расхождение внутренних и экспортных цен позволяет производителям преодолевать выставленные барьеры, и в конце концов создает такой соблазн экспортировать, что производители готовы вообще забыть про внутренний рынок. Как правило, такие меры дают отложенный эффект - когда действенность барьеров падает, происходит ускоренный рост экспорта, как бы компенсирующий период временного его снижения.
    Опыт Индии и других стран тоже не слишком удачный. Дело в том, что вертикально интегрированные производители, характерные для этой страны, в случае изменения конъюнктуры на мировом рынке и установления барьеров для экспорта конкретных продуктов могут менять экспортную политику - отправлять на экспорт больше или меньше готового проката либо сырья, чугуна или стальных полуфабрикатов. То есть по принципу "не чучелом, так тушкой" сталь или железосодержащее сырье все равно окажутся за границей, если это более выгодно. Политика ограничений экспорта может быть эффективна, если такие ограничения вводятся на все продукты по цепочке. Однако в этом случае есть риск "выплеснуть с водой ребенка", т. е. повредить традиционному экспорту и потерять рынки. Этот риск весьма велик для российских производителей стали, так как емкость внутреннего рынка России составляет сегодня чуть больше половины от производимой в стране стали. Экспорт составляет около 30 млн тонн. Если выставить перед экспортом запретительные барьеры, то металлургическим компаниям России придется сокращать производство чуть ли не вдвое, а, если барьеры будут ограничительными, это может привести к вытеснению российского экспорта с внешних рынков конкурентами - компаниями из Украины, Китая и многих других стран.
    Среди других методов, применяющихся правительствами для ограничения роста цен, - коллективные обещания производителей не поднимать отпускные цены либо не увеличивать экспорт в течение какого-то времени. В Индии в 2008 г. были установлены такие договоренности между правительством и несколькими крупными компаниями - производителями стали. Однако рост цен не прекратился, так как в стране работают тысячи мелких частных трейдеров, находящихся между производителем и конечным потребителем. Эти трейдеры никому ничего не обещали и с удовольствием забрали себе неожиданно на них свалившийся дополнительный доход от искусственно заниженных отпускных цен.
    Таким образом, риски регулирования рынка и применения административных рычагов не в пользу металлургических компаний нельзя полностью сбрасывать со счетов, но неэффективность имеющихся инструментов настолько очевидна регулятору, что вряд ли подобная политика будет активно применяться без исключительно настойчивого лоббирования со стороны заинтересованных отраслей.

    Выводы
    Рост цен на сталь объясняется глобальным дисбалансом спроса и предложения, и долгосрочная стабилизация цен будет возможна при достижении равновесия путем либо увеличения предложения (которое происходит в настоящее время, но требует инвестиций и времени - 2-4 года), либо сокращения спроса. Сокращение спроса на сталь может быть следствием сильной рецессии мировой экономики, если она наступит. Пока финансовые проблемы, связанные с кризисом ипотечного кредитования в США и трудностями финансового сектора во всем мире, не смогли переломить тенденции роста потребления стали в мире. Стальной сектор, в отличие от многих других отраслей, в большей степени защищен от негативных тенденций развития мировой экономики. Инвестиции в расширение мощностей через 2-4 года позволят стабилизировать цены на рынке стали.
    Спрос на сталь во многих сферах применения неэластичен, что допускает рост цен без существенного сокращения спроса. Возможность замещения стали другими материалами ограничена. В некоторых сферах потребления слишком быстрый рост цен может привести к остановке и замораживанию проектов. Это может привести к краткосрочной коррекции цен во второй половине 2008 г., но с последующим продолжением их роста.
    Существует риск перетекания повышения стоимости в сектор металлургического сырья: рост цен на коксующийся уголь и лом опережает рост цен на сталь; цены на железорудное сырье с учетом фиксации цен в годовых контрактах в первые 6 мес. 2008 г. выросли пропорционально росту цен на сталь. В более выгодном положении относительно рисков перетекания стоимости находятся вертикально интегрированные производители, имеющие собственное производство сырья (к их числу относится большинство российских сталелитейных компаний), и нишевые производители премиальных продуктов.
    Существует риск вмешательства государства с целью ограничить рост цен и регулировать внутренние рынки стран. Практика показывает, что такие попытки редко бывают успешными и имеют краткосрочный эффект. Очевидна неэффективность таких мер, а их долгосрочные последствия могут быть негативными для рынка (отток инвестиций из отрасли, который не позволит увеличить предложение), поэтому в случае проведения рациональной политики такие меры приниматься не будут.




Содержание (развернуть содержание)
Факты и комментарии
А был ли кризис?
Металлургия: диверсификация, оптимизация, экспансия
Сегодня металлургия - одна из самых перспективных отраслей на фондовом рынке
Рост цен на сталь: риски инвестиций в секторе черной металлургии
Возможности и угрозы для российской металлургии
Норникель был слишком осторожен
Роковой апрель "Норильского никеля"
Сделки на рынке M&A: количество или качество?
Покупай, пока дешево
Диверсификация бизнеса металлургических холдингов
Система корпоративного управления ОАО "Северсталь"
Жажда стали
Чем крупнее - тем лучше
Металлическое Эльдорадо
Биржевые облигации: дебют состоялся
О некоторых проблемах развития российской финансовой системы
Российский рынок пока нуждается в опеке
Корпоративная культура оставляет желать лучшего
"Товарный синдром" российского рынка акций
Новые возможности российских компаний на американских рынках капитала
Конкурс годовых отчетов и сайтов. Текущие тенденции в раскрытии информации эмитентами
Профессия IR в законе

  • Статьи в открытом доступе
  • Статьи доступны на платной основе
Актуальные темы    
 Сергей Хестанов
Девальвация — горькое лекарство
Оптимальный курс национальной валюты четко связан со структурой экономики и приоритетами денежно-кредитной политики. Для нынешней российской экономики наиболее логичным (и реалистичным) решением бюджетных проблем является девальвация рубля.
Александр Баранов
Управление рисками НПФов с учетом новых требований Банка России
В III кв. 2016 г. вступили в силу новые требования Банка России по организации системы управления рисками негосударственных пенсионных фондов.
Варвара Артюшенко
Вместе мы — сила
Закон синергии гласит: «Целое больше, нежели сумма отдельных частей».
Сергей Майоров
Применение blockchain для развития биржевых технологий и сервисов
Распространение технологий blockchain и распределенного реестра за первоначальные пределы рынка криптовалют — одна из наиболее дискутируемых тем в современной финансовой индустрии.
Все публикации →
  • Rambler's Top100