Casual
РЦБ.RU

Будущие права (требования): сущность и проблемы хозяйственного оборота

Февраль 2008


    В настоящее время имущественные права (требования) во много раз превышают по объему и распространению другие виды имущества, в том числе движимых и недвижимых вещей. Требования являются самым распространенным активом, поскольку все организации, даже не имея в собственности материальные предметы, например недвижимость, между тем заключают договоры, по которым им причитаются платежи за предоставление (товары, работы или услуги). Кроме того, требования можно использовать в качестве обеспечения исполнения обязательств (обеспечивающего актива) в хозяйственном обороте.

СУЩНОСТЬ ИМУЩЕСТВЕННОГО ПРАВА (ТРЕБОВАНИЯ) И ЕГО СПОСОБНОСТЬ К ГРАЖДАНСКОМУ ОБОРОТУ

    Для наполнения дефиниции "право (требование) кредитора по обязательству" ("имущественное право (требование)", "право требования") содержанием попробуем разобраться с его правовой сущностью.
    Любое имущественное право (требование) по своей природе исходит из обязательства (обязательственной сущности), которое состоит "в обязании конкретных лиц к определенному поведению, преследующему имущественную цель"1. Еще римскими юристами в Институциях Юстиниана обязательство понималось как "правовые путы, сила которых принуждает нас к исполнению в пользу какого-либо лица в соответствии с нормами нашей гражданской общины"2. Е. Годэмэ3 указывал, что обязательством "называется юридическое отношение, в котором одному лицу принадлежит право на действие другого лица". По мнению Д. Мейера4, обязательство - это "правовая связь, посредством которой одно лицо обязано в отношении другого к представлению, действию или воздержанию". Г. Шершеневич5 понимает природу обязательства как "такое юридическое отношение, из которого обнаруживается право одного лица на известное действие другого определенного лица". При этом Г. Шершеневич указывает, что "обязательство" может употребляться в различных значениях: в смысле а) обязанности пассивного субъекта; б) права активного субъекта; в) всего юридического отношения и г) акта, удостоверяющего существование подобного отношения.
    Итак, исходя из представленных соображений ведущих юристов, обязательство в широком смысле можно определить как правовую связь, юридическое отношение двух лиц. В соответствии с Гражданским кодексом РФ "В силу обязательства одно лицо (должник) обязано совершить в пользу другого лица (кредитора) определенное действие, как то: передать имущество, выполнить работу, уплатить деньги и т. п., либо воздержаться от определенного действия, а кредитор имеет право требовать от должника исполнения его обязанности"6. Как явствует из легального понятия обязательства, оно представлено в виде простейшей схемы, а именно: обязанности должника совершить действие (воздержаться от действия) и права (требования) кредитора, т. е. право (требование) кредитора не может существовать без соответствующего обязательства должника. На практике чаще всего обязательственное правоотношение является сложным, поскольку каждая из сторон выступает в качестве должника и кредитора одновременно (например, при купле-продаже, аренде (имущественном найме), подряде и т. д.)7.
    Следует заметить, что на начальных этапах развития римского частного права требования в обязательстве носили исключительно личный характер между должником и кредитором. При этом должник нес личную ответственность за неисполнение либо ненадлежащее исполнение своей обязанности. Римское право придерживалось принципа индивидуальности обязательств, считало обязательственное отношение сугубо личным, возникшим и имеющим силу только между определенными лицами, а потому изменение лиц - равносильным изменению самого обязательства.
    Впоследствии право кредитора превращается в имущественную ценность, включается в имущественную массу кредитора, оно может быть продано, обменено на иную имущественную ценность, внесено в качестве вклада в уставный капитал хозяйственного общества, передано в качестве отступного, заложено, на него можно обратить взыскание уже по долгам самого кредитора и т. д.8 Таким образом, с точки зрения римского права сущность обязательства состоит в личной связи, тогда как с современной точки зрения сущность его заключается в имущественном интересе, соединенном с обязательственным отношением.
    К. Победоносцев9 также называл право (требование) "личным правом". Но, несмотря на признание личного характера права (требования), К. Победоносцев сравнивает право (требование) кредитора к должнику с правом на вещь (res incorporalis), которая может служить предметом обращения - посредством перехода и передачи. В качестве примера интересно привести его рассуждения, не потерявшие своей актуальности по настоящий день: "Имея вещное право, человек обладает вещью, обладает имуществом, имеющим значение вещи. Имея личное право или требование, человек обладает в том или другом отношении личной способностью другого человека, его волей и деятельностью, так что может требовать от него личного или вещественного исполнения, может требовать себе службы лицом или вещью"10.
    Исходя из современного определения обязательства, закрепленного п. 1 ст. 307 ГК РФ, а также рассматривая перечень объектов гражданских прав, установленных ст. 128 ГК РФ, можно сделать вывод, что право (требование) кредитора к должнику является одним из тех имущественных прав, о которых идет речь в ст. 128 ГК РФ. При этом указанное право (требование) обладает гражданской оборотоспособностью, и в соответствии со ст. 129 ГК РФ может свободно отчуждаться или переходить от одного лица к другому, если оно не изъято из оборота или не ограничено в обороте. А обязательства, на основании которых возникает право требования кредитора к должнику, в соответствии с п. 2 ст. 307 ГК РФ возникают либо из договора, либо вследствие причинения вреда, либо по другим основаниям, указанным в ГК РФ.
    Итак, определившись с сущностью "права требования", перейдем к его уступке.
    В современном гражданском обороте права в обязательствах могут изменять свой субъектный состав, т. е. переходить от одного кредитора (цедента) к другому кредитору (цессионарию). При этом замена субъектов обязательства не влечет прекращения или изменения существа прежнего обязательства, поскольку новому участнику переходят права и обязанности предыдущего11. Переход прав (требований) кредитора к другому лицу входит в так называемый институт правопреемства гражданского права. Б. Б. Черепахин указывает, что "правопреемство есть переход субъективного права (в широком смысле - также правовой обязанности) от одного лица (праводателя) к другому (правопреемнику) в порядке производного правоприобретения (в соответствующих случаях - производного приобретения правовой обязанности)"12.
    Соответственно, правопреемство по объему передаваемых прав и обязанностей делится на универсальное (succession universalis) и сингулярное (succession singularis). При универсальном правопреемстве совокупность прав и обязанностей праводателя переходит к правопреемнику(ам) как единое целое13. При сингулярном правопреемстве могут передаваться отдельные права требования или отдельные обязанности (группы прав требований или группы обязанностей).
    В соответствии с п. 1 ст. 382 ГК РФ право (требование), принадлежащее кредитору на основании обязательства, может быть передано им другому лицу по сделке (уступке требования) или перейти к другому лицу на основании закона. Данной нормой устанавливаются 2 вида перехода прав кредитора к другому лицу: первый вид основан на сделке - это непосредственно "уступка требования" ("уступка права требования", "уступка права", "цессия"), второй - на законе - перемена кредитора в обязательстве на основании закона.
    Конвенция об уступке дебиторской задолженности в международной торговле (Нью-Йорк, 2001) устанавливает, что "уступка означает передачу по договоренности одним лицом (цедентом) другому лицу (цессионарию) договорного права, полностью или частично, или неделимого интереса в договорном праве цедента на платеж денежной суммы (дебиторской задолженности), причитающийся с третьего лица (должника)".
    Таким образом, в общем виде сделку цессии можно определить как действие первоначального кредитора (цедента) по отчуждению принадлежащего ему имущественного права в пользу другого лица - нового кредитора (цессионария), результатом которого является замена кредитора в обязательстве.

ПОНЯТИЕ, ВИДЫ И ПРАВОВАЯ ПРИРОДА БУДУЩИХ ТРЕБОВАНИЙ

    Юридическое обоснование будущего права приобретает свою значительную актуальность в связи с потребностью рыночного оборота в специфических сделках финансирования, в том числе в сделках по секьюритизации активов и факторингу. Как уже было указано, в реальной действительности хозяйственного оборота права требования во много раз превышают по объему и распространению другие виды имущества, в том числе движимых и недвижимых вещей.
    Высказывается мысль, что права требования являются самым распространенным активом, поскольку все организации, даже не имея в собственности материальные предметы, например недвижимость, заключают договоры, по которым им причитаются платежи за то или иное предоставление (товары, работы или услуги)14. Еще больший имущественный объем составляют будущие права требования. Среди юристов распространено мнение, что правовое регулирование уступки требования (в том числе и будущего) особенно актуально, так как оно способно "обогатить всю экономику страны" в целом15.
    Понятие "будущие требования" или "будущие права требования" достаточно широки для их смыслового толкования. Кроме того, в правовой литературе эти понятия используются без точного определения их содержания и в различном смысле16. Поэтому для уяснения его юридического содержания попробуем проанализировать схожие и пересекающиеся по смыслу термины и словосочетания, которые встречаются в трудах юристов: "существующее" ("несуществующее") и "будущее", "созревшее" и "несозревшее" право (требование).
    Слово "существование" ("существовать") в основном значении понимается как "наличествовать, иметься, быть". Гражданский кодекс Российской Федерации достаточно обширно трактует данное слово17. В отношении денежных требований п. 1 ст. 826 ГК РФ определяет существующее требование как исключительно такое денежное требование, срок платежа по которому уже наступил, при этом существующее денежное требование должно быть определено в договоре таким образом, чтобы можно было идентифицировать это требование в момент заключения договора. Из буквального толкования такой формулировки закона следует, что к существующим (денежным) требованиям нормы о финансировании под уступку денежных требований ГК РФ18 относит лишь те денежные требования, срок платежа по которым уже наступил, а также такие денежные требования, по которым:

  • денежное требование оформлено договором;
  • денежное требование определено таким образом, чтобы можно было его идентифицировать в момент заключения договора;
  • существует правовая обязательственная связь между кредитором и должником, исходя из которой должник обязан произвести определенные действия в отношении кредитора, но лишь при наступлении определенного срока исполнения;
  • наступил срок исполнения денежного требования (наступила дата, к которой должник обязан произвести действия в отношении кредитора);
  • денежное требование не исполнено (должник не выполнил свою обязанность к дате исполнения требования).
        Отнесение законом к "существующим" денежным требованиям только тех прав, которые уже "созрели" (т. е. по которым наступил срок исполнения) носит, на наш взгляд, нецелесообразно ограниченный характер, поскольку правовая обязательственная связь между должником и кредитором до момента исполнения должником своих обязанностей уже установлена (т. е. уже существует). Л. Новоселова по этому поводу указывает следующее: "Существование обязательств, исполнение которых поставлено в зависимость от наступления срока, является аксиомой. Достаточно указать на нормы ст. 314 ГК РФ, устанавливающие правила определения срока исполнения обязательства. Если бы не существовало разрыва между моментом возникновения права требования и моментом, когда обязанность должна быть исполнена, то не было бы самого обязательства как состояния, правоотношения, не было бы долга"19.
        Возьмем простейший пример возникновения права требования кредитора к должнику на возврат суммы займа в случае заключения и исполнения между ними соответствующего договора (см. рисунок). Итак, к примеру, должник и кредитор договариваются о том, что кредитор обязуется передать в собственность заемщику деньги, а заемщик (должник) обязуется возвратить кредитору такую же сумму денег (сумму займа). Так как договор займа относится гражданским законодательством к реальным договорам20, то логично, что обязательственная связь (основное обязательство должника возвратить сумму займа кредитору) возникнет лишь с того момента, когда кредитор предоставит сумму займа должнику. Возникшему обязательству должника, естественно, корреспондирует право кредитора требовать надлежащего исполнения обязательства должником (право требования) по возврату суммы займа.
        Таким образом, право требования возврата суммы займа у кредитора по отношению к должнику возникает с момента передачи денег в заем должнику. При этом период времени между предоставлением суммы займа и датой платежа (датой возврата) суммы займа - период фактического использования должником суммы займа, или так называемый период "созревания" права требования. М. Брагинский определяет "несозревшие права" как "права, по которым не наступил срок требования"21, а "срок исполнения служит ограничителем во времени: только с его истечением у кредитора возникает право требовать исполнения, а у должника - обязанность исполнить обязательство"22. Во время "созревания" права требования кредитора нельзя сказать о его небытии или несуществовании. Напротив, право требования кредитора уже существует, поскольку обязанность должника вернуть сумму займа в будущем уже возникла. Однако должник обязан возвратить сумму займа кредитору лишь в обусловленный момент времени или при наступлении заранее установленных обстоятельств, поэтому в этот момент право требования кредитора хоть и существует, но носит ограниченный, "несозревший" характер. Право требования кредитора "созревает" в момент наступления обусловленного момента времени или при наступлении заранее установленных обстоятельств. Соответственно право требования не существует у кредитора, если непосредственно не возникло соответствующее обязательство должника. Например, право требования вернуть сумму займа не возникает до самого момента передачи кредитором в пользу должника суммы займа, даже несмотря на уже подписанный между ними договор займа.
        Что касается будущих прав требований, то традиционная цивилистика сталкивается с трудностями при решении вопроса об их существовании и оборотоспособности. Так, в соответствии со ст. 384 ГК РФ, если иное не предусмотрено законом или договором, право первоначального кредитора переходит к новому кредитору в том объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода права. Исходя из этой нормы, М. Брагинский делает вывод о "еще одном ограничении передаваемых прав: нельзя передать другому право, которое возникнет в будущем, поскольку объем передаваемых прав, как следует из указанной статьи, определяется на момент передачи. Из этого вытекает и то, что нельзя передать право, которое уже не принадлежит кредитору"23. Этот вывод, на наш взгляд, является достаточно спорным.
        Во-первых, указанная норма ст. 384 ГК РФ24 носит диспозитивный характер, так как содержит в себе формулировку, предоставляющую сторонам права выбора: "если иное не установлено законом или договором". То есть, исходя из буквального толкования закона, стороны могут в договоре определить объем и условия передаваемого в будущем права, которое на момент заключения договора не существует. При этом с момента возникновения (или рождения) такого права оно переходит приобретателю в заранее определенном объеме и на заранее определенных условиях.
        Во-вторых, п. 1 ст. 826 ГК РФ устанавливает, что предметом уступки, под которую предоставляется финансирование, может быть и право на получение денежных средств, которое возникнет в будущем (будущее требование). Такое будущее требование, являющееся предметом уступки, должно быть определено в договоре клиента с финансовым агентом таким образом, который позволяет идентифицировать указанное будущее требование не позднее чем в момент его возникновения.
        В-третьих, действующее законодательство в ряде случаев прямо регламентирует сделки, имеющие предметом исполнения будущее право: п. 6 ст. 340 ГК РФ устанавливает возможность залога требований, которые залогодатель приобретет в будущем; п. 2 ст. 455 ГК РФ предусматривает возможность заключения договора купли-продажи в отношении товара, который продавец приобретет в будущем. При этом согласно п. 4 ст. 454 ГК РФ положения о купле-продаже применяются к продаже имущественных прав, если иное не вытекает из содержания или характера этих прав. То есть в том случае, если основанием сделки уступки права (требования) является соглашение о его купле-продаже, то соответствующие нормы ГК РФ о купле-продаже могут быть применены к возникшим между цедентом и цессионарием отношениям.
        Между тем, как мы уже указывали выше, закон не совсем верно, по нашему мнению, определяет существующие требования, как, например, только те денежные требования, срок платежа по которым уже наступил. Исходя из буквального толкования ст. 826 ГК РФ не совсем понятно, какие конкретно денежные требования закон понимает под будущими, используя достаточно широкую и неточную формулировку "права на получение денежных средств, которые возникнут в будущем". При толковании указанного определения будущего требования во взаимосвязи с определением существующего требования, мы вынуждены сделать вывод о том, что под будущими требованиями законодатель понимает лишь так называемые "несозревшие" денежные требования, т. е. те, которые уже фактически существуют, но по которым не наступил срок исполнения обязательств (платежа) должником.
        В связи с этим существуют разные подходы в определении сущности будущих требований. Согласно одному из них (в настоящее время встречающемуся уже довольно редко) будущим признается право требования с ненаступившим сроком исполнения. При таком подходе допустимость цедирования (уступки) будущих прав требования не вызывает сомнений, поскольку противное предположение неизбежно приводит к явно нелогичным последствиям.
        Действительно, между моментом возникновения и моментом исполнения обязательства, как правило, имеется некоторый временной разрыв, в течение которого обязательство существует собственно как правоотношение, образуя правовую связь кредитора и должника25. В соответствии с другим подходом (в настоящее время превалирующим) будущим признается право требования из обязательства, еще не возникшего на момент заключения соглашения о цессии26.
        Мы придерживаемся мнения, в соответствии с которым под будущими требованиями понимаются именно права по обязательствам, которые в момент их идентификации не возникли.
        Таким образом, можно выделить следующие права, по возможности применив к ним общие характеристики (на примере договора займа):
        1) между должником и кредитором еще не заключен договор займа (право требования кредитора к должнику не существует; возможно заключение в будущем договора займа между должником и кредитором и предоставление кредитором должнику суммы в заем, т. е. в будущем возможно возникновение права требования кредитора к должнику);
        2) должник и кредитор уже заключили договор займа, однако кредитор еще не передал сумму займа должнику (право требования кредитора к должнику не существует; возможно с большей степенью уверенности возникновение в будущем права требования кредитора к должнику в связи с тем, что между ними уже заключен договор займа и кредитор намеревается передать должнику оговоренную сумму в заем, а должник готов ее принять);
        3) кредитор передал должнику оговоренную сумму в займ, однако срок возврата суммы займа должником кредитору еще не наступил (право требования кредитора к должнику существует, но не может быть реализовано кредитором, поскольку не наступил срок исполнения; кредитор сможет предъявить свое право требования к исполнению должнику после наступления даты возврата должником суммы займа кредитору);
        4) кредитор передал должнику оговоренную сумму в заем, наступила дата возврата суммы займа должником (право требования кредитора к должнику существует; право требования может быть реализовано кредитором в полном объеме);
        5) должник погасил сумму займа перед кредитором (право требования кредитора к должнику не существует).
        Итак, попробуем резюмировать характеристику прав требований, возникающих в представленных ситуациях:
        1) можно говорить о возможном будущем праве требования кредитора к должнику; на данный момент времени право требования не существует;
        2) можно говорить о возможном будущем праве требования кредитора к должнику; на данный момент времени право требования не существует;
        3) существующее, несозревшее право требования кредитора к должнику;
        4) существующее, созревшее право требования кредитора к должнику;
        5) не существующее, утратившее свою силу право требования кредитора к должнику27.
        Будущее право требования всегда носит вероятностный характер, оно может либо возникнуть, либо не возникнуть вовсе. Однако в отношении отдельных кредиторов, учитывая особенность и характер их предпринимательской деятельности, можно с достаточно большой уверенностью утверждать, что у указанных кредиторов в будущем возникнут права требования определенного рода к физическим или юридическим лицам: например, деятельность оператора связи (кредитор) по отношению к своим абонентам (должники); деятельность кредитной организации (кредитор) по выдаче кредитов по отношению к своим клиентам или будущим клиентам (должники); деятельность коммунальной организации (кредитор) по отношению к потребителям и будущим потребителям коммунальных услуг (должники); деятельность торговой организации (кредитор) по продаже товаров своим клиентам и будущим клиентам (должникам) и т. д.
        Высокая степень вероятности возникновения будущих прав требований кредитора к третьим лицам - должникам, в том числе, подтвержденная историей хозяйственной деятельности кредитора, в международной практике может быть использована соответствующим кредитором (оригинатором) для целей секьюритизации своих будущих прав требований (future flow securitization). Секьюритизация будущих прав требований в общем виде подразуемевает финансирование деятельности оригинатора путем выпуска ценных бумаг, обеспеченных будущими поступлениями от должников .
        В настоящее время в России достаточно успешно реализуется этап развития секьюритизации существующих прав требований, связанный с выпуском ипотечных ценных бумаг (Mortgage Securitisation). В отношении необходимости совершенствования последующих этапов развития секьюритизации, в том числе и уже будущих прав требований, активно высказываются представители как бизнес-сообщества, так и государственной власти. Между тем развитию секьюритизации будущих прав требований мешают не до конца разрешенные проблемы признания существования будущих прав требований в принципе, их оборотоспособности, а также возможности органичного включения будущих прав требований в отечественную правовую систему.

        (Продолжение следует.)


    • Рейтинг
    • 0
    Добавить комментарий
    Комментарии (4):
    трахарь
    20.01.2010 19:44:07
    аццтой
    упячка!
    20.01.2010 19:44:52
    Серфим прон? АДИН111111 ОНТОЛЕ КАК БЭ НЕГОДУЭ
    Людмила
    12.04.2016 13:57:01
    Отличная статья. Но, могли бы ответить, возникло или "несозрело" право требование у бывшего участника общества, который подал заявление о выходе из общества со всеми вытекающими отсюда обязанностями у общества относительно выплаты действительной стоимости доли, однако, общество заявило о реорганизации. Вопрос в контексте ст. 60 ГК РФ?!
    Баян
    07.07.2016 16:19:10
    Но вот интересный момент: законно ли требование кредитора к должнику вернуть "долг", когда кредитор передаёт должнику не своё имущество, а долговые обязательства четвёртых лиц перед третьими, учитывая, что выдаваемые (передаваемые) должнику (клиенту) долговые обязательства, образовались в момент передачи имущества должника третьим лицом - четвёртому, если учесть, что имущество должника было присвоено третьим лицом?
    Содержание (развернуть содержание)
    Факты и комментарии
    Взгляд на российский рынок и рынки СНГ в 2008 г.
    В состоянии высокой волатильности
    Российская ипотека растет и развивается
    Перспективы российского рынка ипотечного кредитования в 2008 г.
    Американский кризис subprime-кредитов и его влияние на российский рынок
    О кризисе ликвидности и важности адекватного раскрытия информации
    Развитие системы ипотечного жилищного кредитования в Томской области
    Секьюритизация ипотечных активов путем эмиссии облигаций с залогом закладных
    Будущие права (требования): сущность и проблемы хозяйственного оборота
    Мировая экономика. Жизнь в условиях кризиса
    Как измерить деловой оптимизм?
    Организация регистраторами и депозитариями внутреннего контроля в целях противодействия легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма
    Ребрендинг на инфраструктурном рынке
    Большие перемены для инвестиционных фондов
    Долговая политика Москвы в 2008 г.
    Региональные и местные органы власти России: для некоторых заемщиков ситуация может ухудшиться
    Рынок субфедеральных и муниципальных облигаций РФ: итоги и планы
    Оценка и контроль рисков при управлении ликвидностью бюджета Санкт-Петербурга

    • Статьи в открытом доступе
    • Статьи доступны на платной основе
    Актуальные темы    
     Сергей Хестанов
    Девальвация — горькое лекарство
    Оптимальный курс национальной валюты четко связан со структурой экономики и приоритетами денежно-кредитной политики. Для нынешней российской экономики наиболее логичным (и реалистичным) решением бюджетных проблем является девальвация рубля.
    Александр Баранов
    Управление рисками НПФов с учетом новых требований Банка России
    В III кв. 2016 г. вступили в силу новые требования Банка России по организации системы управления рисками негосударственных пенсионных фондов.
    Варвара Артюшенко
    Вместе мы — сила
    Закон синергии гласит: «Целое больше, нежели сумма отдельных частей».
    Сергей Майоров
    Применение blockchain для развития биржевых технологий и сервисов
    Распространение технологий blockchain и распределенного реестра за первоначальные пределы рынка криптовалют — одна из наиболее дискутируемых тем в современной финансовой индустрии.
    Все публикации →
    • Rambler's Top100