Casual
РЦБ.RU

Главное - определиться с будущей моделью развития рынка

Декабрь 2007


    Интервью с генеральным директором Фондовой биржи ММВБ Алексеем Рыбниковым

    Федеральная служба по финансовым рынкам (ФСФР России) выступила за создание в России консолидированной инфраструктуры финансового рынка через объединение капиталов акционеров существующих инфраструктурных организаций. Этот шаг в отношении существующих биржевых площадок и расчетно-депозитарного звена позволит объединить сегодняшние конкурирующие инфраструктурные группы в единый холдинг. Дискуссия о выборе модели развития российского финансового рынка уже ведется среди профессиональных участников рынка. О путях развития российского фондового рынка мы беседовали с генеральным директором Фондовой биржи ММВБ Алексеем Рыбниковым.

    РЦБ: Алексей Эрнестович, все чаще высказываются опасения, что конкурентные процессы, которые происходят между мировыми торговыми площадками, могут затронуть и российскую инфраструктуру. Мы видим, как активны международные биржи в попытках выхода на новые рынки. Необходимо ли России как-то противостоять этому натиску? Какие шаги для этого следует предпринять?

    А. Р. Действительно, борьба за российскую ликвидность сегодня очень острая. В первую очередь на оборот российских финансовых активов претендуют Лондонская, Немецкая и Нью-Йоркская фондовые биржи. Ведь на сегодняшний день капитализация эмитентов, торгующихся на Фондовой бирже ММВБ - основной фондовой площадке страны, составляет около 1 трлн долл., и в этом плане глобальным биржам есть за что побороться. Для того чтобы нам выигрывать в этой глобальной конкуренции, наша инфраструктура должна строиться с учетом самого передового мирового опыта. Для этого нужно определиться с будущей моделью развития фондового рынка в России. На сегодня это один из самых важных и основополагающих вопросов. Интерес ведущих мировых игроков к отечественному рынку усиливается с каждым днем. Поэтому чем быстрее мы придем как рынок, как страна к единому мнению относительно модели развития, тем легче будет удержать отечественный рынок от ухода на зарубежные торговые площадки.

    РЦБ: Какие варианты развития сейчас существуют?

    А. Р. Сегодня обсуждаются две основные модели развития фондового рынка. Первая - конкурентная модель, то есть та, которая существует сейчас, и при которой российские биржи конкурируют между собой. Второй путь развития - консолидация российских площадок и появление крупного игрока национального, а затем и наднационального масштаба. При этом форма такой консолидации - вопрос способа осуществления проекта. Руководитель ФСФР В. Д. Миловидов, например, говорил о холдинге, который будет владеть биржевыми площадками и другими элементами инфраструктуры, причем количество таких площадок не обязательно равно единице. В данном случае проблема заключается не в количестве бирж, а в структуре собственности. Если структура собственности будет единой, то вопрос конфигурации самого холдинга перейдет в юридическую, техническую и лицензионную плоскость. Важна сама модель: это будет консолидированная структура на основе единой собственности или две группы с разной структурой собственности, занимающие свои ниши.

    РЦБ: Какой сценарий развития Вы считаете оптимальным для российского фондового рынка и его инфраструктуры?

    А. Р. Вопрос не простой. Мы имеем дело с большим числом так называемых stakeholders (стейкхолдеры), т. е. заинтересованных лиц. Это акционеры существующих инфраструктурных организаций, пользователи инфраструктуры, т. е. клиенты бирж и расчетно-депозитарных организаций, участники рынка. К числу stakeholders относится и государство. Существуют и другие группы интересов, которым небезразлично будущее рынка. И все они должны прийти к единому мнению относительно того, по какому пути будет развиваться фондовый рынок. Пока единства во взглядах нет. Но его не может быть еще и потому, что не было серьезного обсуждения вопроса. Нужно приглашение к разговору, дискуссия. В принципе сегодняшняя позиция ФСФР как раз в том и заключается, чтобы пригласить все заинтересованные стороны к такому диалогу. Без него любая модель будет восприниматься как директива сверху, отношение к которой может быть разным. Определение пути развития рынка - очень серьезная и сложная тема, и если какая-либо новая модель не будет акцептована стейкхолдерами, то она может и не заработать. Когда же определимся по модели, тогда можно будет обсуждать конкретные схемы реализации.

    РЦБ: Можно ли сейчас уже говорить о хотя бы примерных сроках выбора той или иной модели развития и дальнейшей реализации проекта модернизации инфраструктуры?

    А. Р. Можно. Срок был еще вчера. Я действительно считаю, что мы с этой темой начинаем отставать. Это отставание касается и центрального депозитария, и отказа от предоплаты, совершенствования порядка денежных расчетов - именно по этим позициям российская инфраструктура отстает. Эти вопросы нужно как можно быстрее обсуждать и решать. Хорошо, что дискуссия относительно выбора модели уже ведется и носит публичный характер. Представители регулятора и профессионального сообщества высказывают свою позицию на различных конференциях, круглых столах, рабочих встречах, а также в СМИ. Помимо этого, на выходе несколько серьезных консультационных проектов, которые также призваны ответить на вопрос о выборе пути развития. Сейчас наступил такой этап, когда формируется исходный материал для этой дискуссии, который позволит провести серьезную работу, подготовить обобщенное видение.
    С моей точки зрения, такая последовательность действий оправданна, так как инфраструктура из-за своей системной важности консервативна и сама по себе инерционна, поскольку затрагивает фундаментальные основы функционирования рынка. Поэтому любые идеи относительно того, что делать с инфраструктурой, должны быть предметом очень серьезного рассмотрения. Безусловно, огромное значение будет иметь следующий принцип: не ухудшить существующего положения. Наша инфраструктура нормально работает и решает определенные задачи. Вряд стоит платить риском ухудшения нынешнего состояния дел ради эфемерных и непросчитанных преимуществ.

    РЦБ: Потребуется ли существенное изменение законодательства для реализации той или иной модели дальнейшего развития инфраструктуры?

    А. Р. Необходимость принятия пакета законов, касающихся инфраструктуры, - это уже сложившийся взгляд. Как известно, разработан ряд законопроектов по данной тематике: о Центральном депозитарии, о клиринге, о биржах и организованных рынках. Законодательное урегулирование этих тем реально нужно рынку. Я бы не стал напрямую связывать модернизацию инфраструктуры с необходимостью принятия этих законопроектов. Дело в том, что к настоящему времени накопились связанные с инфраструктурой проблемы, решение которых возможно только на законодательном уровне. Это и закрепление статуса ЦД, и решение вопросов о первичности учета прав собственности на ценные бумаги и о расхождении учетных данных на счетах в ЦД и в реестре. Все это потребует законодательного закрепления. Создание ЦД как института и законодательное оформление статуса ЦД - это вещи, неразрывно связанные друг с другом. По биржам также много всего накопилось, есть что совершенствовать. Что касается клиринговой деятельности, то создание полноценного клиринга - отказ от предоплаты, создание центрального контрагента невозможно сделать без внесения изменений в законы о банкротстве, о банкротстве кредитных организаций, о залоге, возможно, в ГК РФ и НК РФ. Современный риск-менеджмент, правильная организация залогов и обеспечение исполнения сделок в условиях отказа от предоплаты без изменения законодательства невозможны. Поэтому дальнейшее движение вперед и совершенствование инфраструктуры, даже если абстрагироваться от выбора конкурентной или консолидированной модели, требуют изменения действующего законодательства.

    РЦБ: Каковы основные преимущества и недостатки конкурентного и консолидированного путей развития?

    А. Р. Каждая из моделей хороша для решения определенных задач и на определенном историческом этапе. В рамках нынешней конкурентной модели за последние 15 лет российская инфраструктура, на мой взгляд, достигла значительных успехов. Количественно и качественно выросли масштабы рынка, инфраструктуры и инфраструктурного бизнеса.
    Приведу несколько цифр и фактов для иллюстрации. Среднедневной объем торгов на Фондовой бирже ММВБ вырос более чем в 4 раза с начала 2006 г. и на 64% по сравнению с началом этого года находится на уровне 200 млрд руб. в день. Более 420 тыс. инвесторов совершают операции на бирже. Фондовый рынок стал важным источником притока средств для российских компаний. С начала этого года более 150 выпусков корпоративных облигаций было размещено на бирже (за прошлый год - 220). По объему торгов Россия, конечно, отстает от грандов биржевого дела - NYSE, LSE, DB, но находится в рядах бирж, их "поджимающих". По оборотам мы уже сопоставимы с OMX, HKEX, TSX. В целом можно констатировать, что сегодня инфраструктура обеспечивает потребности участников рынка в торговых продуктах на разных рынках, в клиринге и расчетах, учете и хранении ценных бумаг. Ее используют как российские, так и иностранные участники торгов и инвесторы. Достаточно посмотреть на долю иностранных инвесторов в биржевом объеме сделок. Если годом ранее это было 15% от 2 млрд долл. в день, то сейчас это более 30% от 8 млрд долл. - рост в разы.
    Конечно, мы думаем о том, что нужно для того, чтобы двинуться дальше. С учетом масштабов российской экономики, потенциального количества эмитентов, наконец, численности нашего населения - наш рынок, в отличие от более мелких рынков ряда стран, имеет все шансы на то, чтобы успешно развиваться в качестве самостоятельного национального и конкурентоспособного фондового рынка. Что для этого нужно делать? Надеяться на простое продолжение количественного роста, или мы уже начинаем видеть ограничения сегодняшней модели развития?
    В условиях глобализации сегодняшний режим работы инфраструктуры - это режим конкуренции различных инфраструктурных организаций и групп. В некоторых случаях эта внутренняя конкуренция дает возможность двигаться вперед, заставляя нас, например, снижать комиссии, взимаемые с участников рынка. Однако есть ряд примеров, показывающих, что у этой внутренней конкуренции есть свои минусы, которые чем дальше, тем сильнее будут проявляться. Это, безусловно, тема поддержания разных технических платформ и стандартов, организации взаимодействия с несколькими расчетными и клиринговыми системами, дробление ликвидности и снижение качества ценообразования, трата ограниченных людских и финансовых ресурсов на создание однотипных продуктов.
    Наш регулятор уже говорил о теме международной конкурентоспособности российской инфраструктуры. Да, мы как бизнес хотим быть успешными и выигрывать эту конкуренцию, причем не только на рынках стран СНГ, Центральной и Восточной Европы, но и в глобальном масштабе. Для этого тоже нужно привести в порядок наше внутреннее устройство, нужно быть сильными и капитализированными. Международная конкурентоспособность означает также и то, что наши эмитенты будут размещать свои ценные бумаги на внутреннем рынке без ценовых потерь для себя, поскольку иностранные инвесторы через внутреннюю российскую инфраструктуру будут покупать эти бумаги. А для этого инфраструктура должна быть для инвесторов понятной, прозрачной и соответствовать лучшим мировым стандартам, что и в других финансовых центрах. Международная конкурентоспособность означает и то, что эмитенты других стран будут привлечены на наш рынок его емкостью, удобством, качеством услуг. И в этом плане тема организации обращения иностранных ценных бумаг на российском рынке представляется очень своевременной.
    Инфраструктура - это в том числе та среда, в которой профучастники занимаются своим бизнесом. Понятно, что на российском рынке, с российскими клиентами, в рамках российской же инфраструктуры, отечественные инвестиционные банки и брокеры гораздо конкурентоспособнее. Ведь им легче работать на российском рынке, чем составлять конкуренцию глобальным инвестиционным банкам, например, в Лондоне. Им важно, чтобы у иностранных инвесторов - их клиентов не возникало вопросов, как работать с российскими ценными бумагами и через какую биржу. Если таких вопросов не будет, то российские брокеры могут спокойно приглашать иностранных партнеров на российский рынок и вести с ними свой бизнес.

    РЦБ: А что им мешает делать то же самое сейчас?

    А. Р. Препятствия для дальнейшего развития начинают носить системный, а не технический характер. Ведь остается огромный пласт иностранных игроков, которые привыкли работать через Лондонскую биржу и рассчитываться через Евроклир. И их трудно привлечь на российский рынок, пока инфраструктура не будет сформирована на том уровне, к которому они привыкли. Сдерживающими факторами являются 100%-ное преддепонирование, отсутствие Центрального депозитария, риски на брокера и т. д. В совокупности эти аргументы не дают иностранному инвестору окончательно прийти в Россию, а рынку российских активов окончательно утвердиться внутри страны.

    РЦБ: Наличие единого биржевого холдинга, наверное, означает автоматическое создание консолидированного (центрального) расчетного депозитария. Назовите последовательность этих шагов. Или это должно происходить одновременно?

    А. Р. Выбор консолидированной биржевой модели логично приводит к решению вопроса о ЦД.

    РЦБ: Прокомментируйте, пожалуйста, процессы консолидации расчетно-депозитарной деятельности, концентрации ликвидности, укрупнения торговых площадок на развитых финансовых рынках. Насколько все это затрагивает российский рынок?

    А. Р. Любая биржа растет за счет концентрации ликвидности. И соответственно, ликвидность - это самый главный фактор конкурентоспособности бирж. Ликвидность создается за счет новых бумаг, новых эмитентов, а также новыми участниками торгов, которые торгуют на этой бирже. Желание расширять свою деятельность естественно для любой крупной биржи. Мест, где будет существенно прирастать ликвидность, в мире не так много. Я думаю, что в ближайшие годы Китай и Россия будут привлекать наибольшее внимание со стороны иностранных бирж. Другие страны BRIC тоже важны, но их рынки объективно меньше. Борьба за размещение акций российских компаний в Лондоне и во Франкфурте - это отражение тенденции борьбы за ликвидность, конкуренции между биржами и национальными инфраструктурами. Это часть процессов глобализации, которые реально существуют и игнорировать которые мы не можем. Для того чтобы противостоять этому процессу, необходимо быть сильным, капитализированным и удобным с точки зрения тех сервисов, которые предлагаются эмитентам, брокерам, инвесторам. Одной внутренней, российской инвесторской базы для финансирования экономического роста страны недостаточно, и, если мы хотим, чтобы мировые инвестиционные потоки "затекали" в Россию, мы должны качество обслуживания этих инвестиционных потоков держать на привычном для них уровне. Снова мы "выруливаем" на тему правильного отстраивания инфраструктуры.

    РЦБ: В этом году ММВБ утверждена членом Всемирной федерации бирж. Что это означает для дальнейшего развития биржи с точки зрения внедрения международных стандартов в сфере корпоративного управления, риск-менеджмента, стандартов обслуживания, тарифов и т. д.?

    А. Р. В целом такого рода членство - дело полезное. Федерация - это своего рода профессиональный клуб, где можно встречаться с коллегами, обмениваться опытом. Это дополнительная возможность налаживать связи, договариваться о сотрудничестве, направлять персонал на обучение и т. д.

    РЦБ: Как Вы относитесь к тому, что российские эмитенты продолжают привлекать инвестиции за рубежом при наличии ликвидного российского рынка?

    А. Р. Почему российские эмитенты идут за рубеж? Без ценовых потерь для себя привлечь серьезные объемы (от 500 млн долл.) от серьезных и стабильных институциональных денег пока еще в России сложно. Очень многие эмитенты боятся, что в случае размещения на российском рынке какая-то часть инвесторов не будет работать через нашу инфраструктуру и не купит их бумаги. Я думаю, что эти страхи несколько преувеличены, но никто не хочет экспериментировать. Ведь если при сделке в 5 млрд долл. ухудшение цены составляет хотя бы 1%, то потери равны 50 млн! Именно для того, чтобы не возникал такой ценовой диспаритет, российская инфраструктура должна соответствовать мировым стандартам.

    РЦБ: Как Фондовая биржа ММВБ видит свое место на рынке, где обостряется конкуренция за национальную, в том числе российскую ликвидность?

    А. Р. Фондовая биржа ММВБ на сегодняшний день является главным центром ликвидности и ценообразования на рынке российских ценных бумаг. Рынок российских активов - это глобальное понятие и включает в себя не только российские биржи и российский внебиржевой рынок, но и рынки АДР и ГДР, которые существуют за пределами России, как биржевой, так и внебиржевой компоненты. Так вот, доля нашей биржи составляет 51% от этого глобального оборота, включающего все российские ценные бумаги и производные на них. Кстати, эти данные включают в себя только акции и производные на них. Доля ФБ ММВБ постоянно подрастает, причем на фоне увеличения объема самого рынка, в этом и состоит наша стратегия. В результате Фондовая биржа ММВБ прочно входит в список 20 ведущих бирж мира (см. таблицу). Это дает нам уверенность, что в конкуренции за российскую ликвидность мы будем выигрывать, в том числе и потому, что уже многое сделано, основной пул российской ликвидности накоплен здесь, а, как известно, ликвидность притягивает новую ликвидность.

    РЦБ: Насколько обоснованы претензии Фондовой биржи ММВБ на место в ряду глобальных бирж?

    А. Р. Мы довольно далеко продвинулись. И с точки зрения оборотов, и с точки зрения стандартов корпоративного управления и транспарентности, которые мы предъявляем эмитентам. Мы контролируем, как и любая крупная биржа, вопросы состава советов директоров, наличие независимых директоров, соответствующих комитетов, порядок и сроки раскрытия информации, раскрытие существенных фактов и т. д. Не могу пока назвать нас глобальными, пока мы национальная российская биржа, но должны вести себя как любая глобальная фондовая площадка. Поэтому, в частности, мы очень положительно относимся к инициативе ФСФР по прямому допуску иностранных ценных бумаг на внутренний российский рынок. Невозможно претендовать на то, чтобы быть одним из мировых финансовых центров, пусть и региональным на первом этапе, без того, чтобы биржа не имела возможности приглашать сюда иностранных эмитентов и привлекать их российской серьезной инвестиционной базой, возможностью через российскую инфраструктуру "дотягиваться" до определенного класса инвесторов, в том числе иностранных, которые будут эти бумаги через российскую инфраструктуру покупать.

    РЦБ: Готова ли уже российская инфраструктура к конкуренции за иностранные и российские бумаги?

    А. Р. Конкуренцию за российские бумаги мы и так успешно ведем. Примеров, когда эмитент размещается сначала за рубежом, а потом ликвидность возвращается на наш рынок, довольно много. Конкуренции за иностранные ценные бумаги пока нет. Во-первых, законодательная база только что появилась, но еще не заработала (я имею в виду проект РДР), а во-вторых, есть серьезный вопрос: а что мы можем предложить иностранному эмитенту, чего он не мог бы получить в другом месте? Если речь идет об эмитентах из стран СНГ, то тогда наше преимущество - это российская инвесторская база, которая понимает риски этих эмитентов лучше, чем западные инвесторы, хотя бы в силу исторических причин, общности, географической близости и т. д. Опять же, если у нас будет удобная инфраструктура, почему бы иностранным инвесторам не покупать через нее бумаги компаний из СНГ. Поэтому, когда мы говорим о прямом допуске иностранных ценных бумаг, речь на первом этапе идет об эмитентах из стран СНГ либо о российских оффшорных компаниях, у которых весь бизнес и активы находятся в России. Компании из Центральной и Восточной Европы также будут предлагать свои бумаги, но до этого еще нужно дорасти.

    РЦБ: Каковы наши шансы на успех в глобальной конкуренции, есть ли у нас какие-то особые преимущества?

    А. Р. На бирже в России торгуются многие продукты и инструменты, которые во многих странах являются внебиржевыми. Возьмем, например, рынок РЕПО. У нас он биржевой, потому что он удобный, недорогой и все привыкли им пользоваться. Более того, в ходе кризиса ликвидности этот рынок продемонстрировал также и свое макроэкономическое значение, ведь именно через него дополнительная денежная ликвидность предоставлялась банковской системе. То же касается и облигационного рынка. В России биржевой облигационный оборот гораздо больше, чем внебиржевой. А в мире - наоборот. Есть еще один момент. На крупнейших биржах мира валютой (не валютными деривативами) не торгуют, а в рамках Группы ММВБ это дополнительные 90-100% к нашему биржевому обороту. У нас все происходит на одной торговой и расчетной платформе, потому что удобно, эффективно, недорого и мало рисков. Таким образом, мы уже сегодня сосредоточили у себя бизнес по самым разнообразным финансовым инструментам, к чему многие более крупные биржи только стремятся. Мы ожидаем рост бизнеса в первую очередь потому, что объем российских финансовых активов, вовлеченных в оборот, и база инвесторов пока малы по мировым меркам и будут серьезно расти. 1-2% российского населения, инвестирующего в ценные бумаги, и несколько сотен эмитентов, представленных на публичном рынке, - это только начало. Наша задача, как инфраструктуры, хорошо подготовиться к качественному рывку.


  • Рейтинг
  • 1
Оставить комментарий
Добавить комментарий анонимно, введите имя:

Введите код с картинки:
Добавить комментарий как авторизованный посетитель: Войти в систему


  • Статьи в открытом доступе
  • Статьи доступны на платной основе
Актуальные темы    
 Сергей Хестанов
Девальвация — горькое лекарство
Оптимальный курс национальной валюты четко связан со структурой экономики и приоритетами денежно-кредитной политики. Для нынешней российской экономики наиболее логичным (и реалистичным) решением бюджетных проблем является девальвация рубля.
Александр Баранов
Управление рисками НПФов с учетом новых требований Банка России
В III кв. 2016 г. вступили в силу новые требования Банка России по организации системы управления рисками негосударственных пенсионных фондов.
Варвара Артюшенко
Вместе мы — сила
Закон синергии гласит: «Целое больше, нежели сумма отдельных частей».
Сергей Майоров
Применение blockchain для развития биржевых технологий и сервисов
Распространение технологий blockchain и распределенного реестра за первоначальные пределы рынка криптовалют — одна из наиболее дискутируемых тем в современной финансовой индустрии.
Все публикации →
  • Rambler's Top100