Casual
РЦБ.RU

Корпоративные конфликты: можно ли ставить точку?

Июнь 2007

    Заседание продолжается, господа присяжные заседатели.

    В статье автор пытается проанализировать вопросы "корпоративных захватов" с точки зрения современной практики и рассматриваемого в Государственной думе законопроекта "О внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации (в части совершенствования механизмов разрешения корпоративных конфликтов)".

    Конфликтология
    Интересы - это то, что движет всеми участниками экономических отношений. В соответствии со своими интересами они формируют цели, а затем осуществляют действия для достижения этих целей.
    Совершенно нормально наличие разнонаправленных интересов участников. В акционерном обществе объективно существуют интересы как каждого отдельного акционера, так и отдельных групп акционеров, акционеров и менеджеров, акционеров и лиц, стремящихся взять под контроль акционерное общество. Часто эти интересы находятся в противоречии друг с другом, что приводит к неизбежному столкновению интересов акционеров. Реализация интересов участников не всегда носит мирный характер, иногда интересы реализуются через конфликт1.
    Сам по себе конфликт, пока любая из сторон действует в допустимых законом пределах, не страшен для экономических отношений и даже способствует их развитию.
    С точки зрения субъектного состава корпоративные конфликты можно разделить:

  • на внутрикорпоративные конфликты - конфликты между миноритарными и мажоритарными акционерами, между акционерами и менеджментом. Эти конфликты связаны с перераспределением прибыли компании;
  • на внешние конфликты - конфликты, связанные с "недружественными поглощениями", со сменой собственников компании. Разрешение этих конфликтов часто происходит во благо экономики, так как ведет к смене неэффективного собственника на более эффективного.
        Законодатель, регулируя корпоративные правоотношения, стремится "примирить" акционеров, отрегулировать вопросы разрешения конфликтов нормами права. Но жизнь гораздо богаче любой теории, поэтому необходимо совершенствование правовых норм. Совершенствование корпоративного управления - постоянный процесс, без этого невозможны деятельность органов общества и его нормальное экономическое развитие.

        Внутрикорпоративные конфликты
        Противостояние мажоритарных и миноритарных акционеров связано в первую очередь с различием их имущественных интересов в акционерном обществе.
        Имущественное основание конфликта - это распределение доходов от деятельности компании. Интерес миноритарного акционера заключается в разделении всей прибыли общества через дивиденды, а мажоритарного акционера - в получении своего дохода от вложения в бизнес через вывод прибыли с помощью аффилированных структур и в развитии бизнеса. Крупные акционеры стремятся получить прибыль не в виде дивидендов, а в виде другой финансовой выгоды.
        Мажоритарные акционеры борются с миноритариями, не выплачивая им дивиденды, стремятся ослабить их контроль, принимают меры к "размыванию" пакета мелких акционеров, отстранению их от участия в управлении обществом, сокрытию информации о его хозяйственной деятельности.
        Законодатель постоянно стремится установить в законе нормы, которые защищают мелкого акционера. Как показывает практика, многие из этих норм не дают практического результата. Наиболее эффективным при агрессивной политике крупных акционеров общества в отношении мелких акционеров является право последних "голосовать ногами" - требовать выкупа своих акций по наиболее выгодной, справедливой цене. К сожалению, выкуп акций по рыночной цене при отсутствии биржевого рынка акций большинства акционерных обществ не отражает их реальную стоимость. Только обязанность крупных акционеров выкупать акции у мелких акционеров по реальной цене заставит их отказаться от недружественных корпоративных действий в отношении мелких акционеров.
        Ответом на действия мажоритарного акционера порой становится агрессия миноритарных акционеров - гринмейл, корпоративный шантаж.
        Понятие "гринмейл" (greenmail) не является юридическим термином и не известно отечественной правовой науке, но уже в течение нескольких лет используется в российской предпринимательской практике.
        Определение гринмейла пришло в Россию из стран с развитым корпоративным правом. Дословно "гринмейл" переводится как "зеленая почта", что по аналогии с "черной почтой" (блэкмэйл) можно перевести как "шантаж". "Зелень" указывает на цвет американских денежных знаков, давая понять, что гринмейл - это шантаж финансовый. В западном корпоративном мире финансовые шантажисты получили еще прозвище vulture investors, или "инвесторы-стервятники".
        Российская особенность гринмейла в том, что его часто используют миноритарные акционеры для защиты от действий мажоритарных акционеров. Но в целом практика гринмейла имеет негативное значение для корпоративных отношений.

        Внешние конфликты
        Следует различать два понятия, используемых при смене собственников в акционерном обществе: "враждебное поглощение" и "корпоративный захват". Эти понятия различны по своей сути. Смешение понятий приводит к тому, что в одних случаях правоохранительные органы начинают бороться с "враждебным поглощением", а в других считают защитой прав акционеров "корпоративные захваты".
        Враждебное поглощение предполагает предложение (публичную оферту) инвестора акционерам продать принадлежащие им акции (по-русски это скупка акций), при этом инвестор осуществляет свои действия без согласования с менеджментом компании и ее советом директоров. Действия инвестора вполне законны и исключают какое-либо давление на акционеров или применение криминальных методов и схем. Это недружественные действия по отношению к лицам, контролирующим компанию, действия, противоречащие интересам других участников корпоративных отношений, но осуществляемые в допускаемых законом пределах.
        Корпоративный захват - недружественные действия захватчика (рейдера) по захвату компании, для чего используются незаконные, криминальные методы приобретения активов.
        Корпоративный захват и гринмейл (корпоративный шантаж) - формы недозволенных корпоративных действий, которые не должны подлежать правовой защите.
        Именно о правовой борьбе с этими явлениями и пойдет речь далее.

        Судебные споры
        Многие рейдерские методы захвата предприятия используют недостатки российского законодательства, в частности, по вопросам рассмотрения корпоративных споров в судах.
        Один из способов захвата компании - получение "нужного" судебного решения или хотя бы определения об обеспечительных мерах.
        Наиболее распространен здесь арест акций акционеров или запрет голосовать этими акциями, что позволяет захватчику провести собрание акционеров, обеспечив себе перевес в количестве голосов, и, соответственно, принять нужное решение. Для того чтобы переписать реестр и внести в него нужные мошенникам записи, широко используется такой метод, как решение об изъятии реестра владельцев ценных бумаг и передача его независимому регистратору. Очень распространены и иски о восстановлении на работе уволенного акционерами директора, помогавшего захватчикам, которые позволяют получить меры обеспечения. Вообще, перечень подобных судебных решений неисчерпаем.
        Какие условия способствуют вынесению таких "решений"?
        Первая проблема состоит в том, что судебное решение или определение можно получить из суда как общей юрисдикции, так и арбитражного, а также географически из любого, в том числе самого труднодоступного, места нашей необъятной Родины. Для того чтобы оспорить такое решение, необходимо как минимум совершить путешествие по стране, на что потребуется время, которого у жертвы захвата не остается.
        Вторая проблема является продолжением первой: компания или акционер могут получить уже вступившее в законную силу решение и узнать о нем только в момент его исполнения, когда для обжалования потребуется много времени и сил. За это время рейдер успевает так "продвинуть" имущество компании или видоизменить ее реестр, что судебные разбирательства займут не один год, хотя и это не гарантирует возврат активов. И уж точно компания за это время будет уничтожена как субъект экономических отношений.
        Длительные обсуждения (одно из первых - парламентские слушания по проблемам законодательства о недружественных поглощениях - состоялось еще 12 мая 2003 г.) недостатков отечественного законодательства дали первые результаты: в Государственную думу наконец-то внесен законопроект "О внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации (в части совершенствования механизмов разрешения корпоративных конфликтов)".

        Корпоративные споры
        Законопроект предусматривает введение нового термина "корпоративные споры". Для определения этого термина законодатель использует 2 признака: субъектный и предметный.
        Спор является корпоративным, если субъектами спора являются:

  • юридические лица, коммерческие организации независимо от организационно-правовой формы;
  • участники юридических лиц (учредители, акционеры);
  • лица, входящие в органы управления, ревизионные комиссии, в коллегиальные исполнительные органы, осуществляющие функции единоличного исполнительного органа или ревизора юридического лица;
  • держатели реестра владельцев ценных бумаг, депозитарии;
  • органы, осуществляющие государственную регистрацию юридических лиц;
  • органы, осуществляющие государственную регистрацию выпусков эмиссионных ценных бумаг;
  • лица, не являющиеся на момент обращения в суд участниками (учредителями, акционерами) юридических лиц, держателями реестра владельцев ценных бумаг, депозитариями, если до обращения в арбитражный суд они являлись участниками правоотношения, из которого возник корпоративный спор, или могут стать участниками такого правоотношения в результате рассмотрения дела, а также по иным основаниям, установленным федеральным законом.
        Таким образом, значительно расширяя круг законных участников судебного разбирательства, законодатель предоставляет им всем возможность участвовать в защите своих интересов.
        Другой признак корпоративного спора - это предмет спора. Предмет корпоративного спора:
  • вытекает из деятельности юридического лица и связан с управлением либо участием в юридическом лице, в том числе с принадлежностью акций, долей в уставном (складочном) капитале хозяйственных обществ и товариществ, с установлением обременений на них, реализацией вытекающих из них прав (за исключением споров, возникающих в связи с разделом наследственного имущества или разделом общего имущества супругов, включающего в себя акции, доли в уставном (складочном) капитале), или возник из требований по искам участников юридического лица о признании недействительными сделок юридического лица и (или) применении последствий недействительности соответствующих сделок;
  • вытекает из деятельности держателей реестра владельцев ценных бумаг (или депозитариев), связанной с учетом прав на ценные бумаги, а также осуществлением держателем реестра (или депозитарием) иных прав и обязанностей в связи с размещением и (или) обращением ценных бумаг;
  • связан с назначением, прекращением, приостановлением полномочий и ответственностью лиц, входящих (входивших) в состав органов управления, в ревизионные комиссии (ревизоров), а также лиц, входящих (входивших) в коллегиальные исполнительные органы либо осуществляющих функции единоличного исполнительного органа, или возник из договора подряда либо возмездного оказания услуг указанных лиц с юридическим лицом, или связан с защитой интересов указанных лиц по индивидуальным трудовым спорам с юридическим лицом (работодателем);
  • связан с созданием, реорганизацией или ликвидацией организации либо с отказом в государственной регистрации, уклонением от государственной регистрации юридических лиц или внесением изменений в Единый государственный реестр юридических лиц;
  • связан с признанием недействительным выпуска эмиссионных ценных бумаг, в том числе с признанием недействительными актов государственных органов о государственной регистрации выпуска эмиссионных ценных бумаг и отчета об итогах выпуска ценных бумаг, а именно по спорам об обжаловании ненормативных правовых актов государственных органов, связанных с эмиссией ценных бумаг, о признании недействительными решений органов эмитента, связанных с эмиссией ценных бумаг, выпуска (дополнительного выпуска) эмиссионных ценных бумаг, сделок, совершенных в процессе размещения эмиссионных ценных бумаг, или отчета об итогах выпуска (дополнительного выпуска) эмиссионных ценных бумаг.
        Здесь законодатель попытался описать все возможные случаи, которые возникают в практике рассмотрения корпоративных споров.
        Устанавливается также единое правило исключительной подсудности корпоративных споров. Иски и заявления по корпоративным спорам подаются в арбитражный суд по месту нахождения юридического лица, с которым возник корпоративный спор; иски, вытекающие из деятельности держателей реестра и депозитариев, связанной с учетом прав на акции, а также осуществлением иных прав и обязанностей, обращением ценных бумаг, подаются в арбитражный суд по месту нахождения эмитента ценных бумаг.
        Для определения местонахождения юридического лица к исковому заявлению должна прилагаться выписка из Единого государственного реестра юридических лиц (ЕГРЮЛ).
        Все эти важные изменения должны существенно усложнить рейдерские атаки, и, хочется верить, они будут способствовать уменьшению количества злоупотреблений в корпоративных спорах. Но никакое законодательство не сможет изменить коррупционную составляющую корпоративных споров, что мешало, например, по ряду известных случаев рейдерских атак проверить законность исков (часто подаваемых даже не акционерами общества), по которым накладывались аресты на крупные пакеты акций.
        Так и сейчас, что мешает представить в нужный суд фальсифицированную выписку из ЕГРЮЛ о местонахождении компании и рассмотреть дела без ее участия? И вот опять готова коррупционная схема.
        С другой стороны, где, например, должен рассматриваться спор по сделке с акциями Сахалинского морского пароходства, совершенной в депозитарии в Москве? По месту нахождения эмитента - на Сахалине. Благие намерения законодателя могут обернуться и новыми проблемами для добросовестных участников рынка.

        Обеспечительные меры
        Правило о подаче исков по корпоративным спорам в арбитражный суд по месту нахождения эмитента предполагается применять и к рассмотрению заявлений о мерах обеспечения. Обеспечительные меры по корпоративным спорам могут быть приняты арбитражным судом по месту нахождения юридического лица, с которым по поводу деятельности, управления или участия возник корпоративный спор.
        Не менее существенно и то, что вопрос об обеспечении иска рассматривается на судебном заседании, о времени и месте проведения которого должны быть извещены лица, участвующие в деле, в том числе в обязательном порядке и юридическое лицо, в связи с деятельностью которого возник корпоративный спор (в действующей сегодня норме это решение принимается единолично судьей без извещения сторон). Таким образом, принимаются обеспечительные меры в виде:

  • наложения ареста на акции, доли в уставном капитале хозяйственных обществ и товариществ;
  • запрещения органам управления и иным органам юридического лица принимать решения по вопросам, относящимся к их компетенции либо касающимся совершения иных действий;
  • запрещения юридическому лицу, его органам или участникам (учредителям, акционерам), а также иным лицам исполнять принятые органами управления и иными органами юридического лица решения;
  • запрещения участнику (учредителю, акционеру) юридического лица осуществлять право голоса и иные права на общем собрании участников (учредителей, акционеров) либо осуществлять указанные права иным образом;
  • запрещения держателю реестра владельцев ценных бумаг и (или) депозитарию осуществлять записи по учету или переходу прав на акции и иные ценные бумаги, а также совершать иные действия в связи с размещением и (или) обращением ценных бумаг;
  • иных обеспечительных мер, введение которых может привести к последствиям, указанным выше либо предусматривающим возложение на лицо, участвующее в деле, обязанности совершить определенные действия (воздержаться от действия), в результате которых могут наступить указанные последствия.
        Это очень важные изменения в законодательстве о рассмотрении корпоративных споров, но, опять же, не всегда выполнимые. Законопроект предоставляет право рассматривать заявления об обеспечении иска судьей единолично без извещения сторон в случае предоставления лицом, обратившимся с заявлением об обеспечении иска, встречного обеспечения. Понятно, что можно определить объем встречного обеспечения по материальным требованиям, например, при наложении ареста на акции, запрещении держателю реестра или депозитарию осуществлять действия в связи с обращением акций, но как определить размер обеспечения по запрещению органам юридического лица принимать решения, запрещению юридическому лицу, его органам или участникам исполнять принятые органами управления решения, запрещению участнику юридического лица осуществлять право голоса и иные права на общем собрании? Ведь за принятием таких обеспечительных мер, с одной стороны, нет материальной выгоды, а с другой - стоит фактически судьба актива стоимостью в миллионы долларов.
        Очевидно, не очень верит в объективность наших судов и законодатель, ибо чем, как не призывом к совести судей, объяснить пункт законопроекта, который призывает при принятии обеспечительных мер по корпоративным спорам исходить из того, что "обеспечительные меры не должны приводить юридическое лицо к фактической невозможности осуществлять свою деятельность или к существенному затруднению его деятельности". Эта, во многом оценочная, норма носит декларативный характер.

        Правоохранительно-административный ресурс
        Пока судебные власти наводили порядок в рассмотрении корпоративных споров, а законодатели (в течение 4 лет!) готовили изменения в законодательство об их рассмотрении, на практике стал все шире применяться новый правоохранительно-административный ресурс - действия в корпоративных конфликтах прокурорских и милицейских сил. Этот ресурс оказался более доступным (меньшая стоимость и многочисленность исполнителей), но не менее эффективным, чем судебные решения.
        С помощью правоохранительно-административного ресурса можно возбудить уголовное дело, часто по достаточно правомерным основаниям (например, когда директор, используя свои полномочия, выводит активы общества, фактически обкрадывая акционеров), для восстановления справедливости долго ходить по судам, а можно просто "закрыть" директора и в обмен на прекращение дела вернуть активы.
        Возбуждение уголовного дела можно использовать и для прямого захвата предприятия, арестовав, например, его основного акционера или заставив его скрываться за границей - тогда ему будет не до голосования на собраниях, а в это время спокойно "распилить" его активы.
        Можно возбудить по формальным признакам и уголовное дело против директоров регистратора или депозитария для оказания на них давления (внесение записей по счетам владельцев). При внесении таких записей часто возникает много споров, потому что ведение реестра акционеров очень плохо урегулировано законодательством (сегодня действует Положение о ведении реестра владельцев ценных бумаг, утвержденное в 1997 г.!), что повышает роль исполнителей (работников регистратора) при решении вопросов о внесении записей в реестр.
        Дознаватель, следователь, прокурор также вправе наложить арест на имущество подозреваемого, в том числе и арест на ценные бумаги (налагается по месту нахождения имущества либо по месту учета прав владельца ценных бумаг). Арест акций может сопровождаться и решением о запрете распоряжаться ими, в том числе и голосовать.
        На основании постановления следователя правоохранительные органы вправе производить обыск и выемку документов, которые могут иметь значение для уголовного дела, и часто таким документом становится реестр акционеров.

        Проблемы реестра
        Как говорилось ранее, одним из способов захватов акционерных обществ является изъятие реестра и передача его другому регистратору, после этого в реестр вносятся изменения, которые легитимируются новым регистратором, или реестр теряется. Причиной изъятия реестра, как отмечают многие участники рынка, является то, что в Законе "О рынке ценных бумаг" реестр акционеров определяется как документ.
        Реестр, вернее, система ведения реестра владельцев ценных бумаг, есть совокупность данных, зафиксированных на бумажном носителе (или с использованием электронной базы данных). Отсюда следует, что реестр - это совокупность документов, поэтому он может быть изъят как документ, который может "иметь значение для уголовного дела".
        Понимание реестра как документа родилось на заре становления фондового рынка, когда реестр акционеров сначала вели сами акционерные общества. С 1996 г. обязательным стало ведение реестра регистраторами лишь для акционерных обществ с числом акционеров более 500, а в настоящее время - более 50. Не предполагалось, что общество, которое, например, производит электромоторы, ведет еще и какие-то счета, а вот то, что оно учитывает акционеров путем документарного учета, считалось вполне нормальным.
        В этом смысле больше повезло депозитарной деятельности, которой могли заниматься только профессиональные участники финансового рынка, в том числе и банки. Закон "О рынке ценных бумаг" определяет депозитарную деятельность для бездокументарных ценных бумаг как оказание услуг по учету и переходу прав на ценные бумаги (сравните с деятельностью по ведению реестра, которая является сбором, фиксацией, обработкой, хранением и предоставлением данных и составляет систему ведения реестра). Депозитарный договор есть только договор о счете депо. В обязанности депозитария входит ведение отдельного счета депо депонента (с указанием даты и основания каждой операции по счету).
        Ведение счета не является предметом, в отличие от совокупности документов реестра, и счет невозможно отделить от лица, ведущего этот счет, поэтому никому в голову не приходило изъять счет депо. Этот прием (депонирование акций в депозитарии), кстати, используется для защиты от рейдеров. Даже при изъятии и переписывании реестра акционеров депозитарий обеспечивает защиту прав акционера, так как записи по счету депо по правовому статусу равны записям в реестре акционеров, что позволяет подтверждать права собственности на бездокументарные ценные бумаги.
        Таким образом, чтобы защитить реестр акционеров от изъятий, необходимо, видимо, определить его так же, как деятельность по ведению лицевых счетов акционеров, а не как хранение данных, зафиксированных на бумажном носителе. К слову сказать, это отражено в обязанностях реестра: открыть каждому владельцу, изъявившему желание быть зарегистрированным у держателя реестра, лицевой счет, производить операции на лицевых счетах владельцев.
        И чтобы окончательно завершить этот вопрос, надо решить, что реестр владельцев ценных бумаг, независимо от количества акционеров, должен вести специализированный регистратор, а не акционерное общество. Это будет способствовать и вытеснению закрытых акционерных обществ путем преобразования их в общества с ограниченной ответственностью.

        Собрание акционеров
        Проблемой для акционеров является инициирование рейдерами внеочередных собраний с целью создания конкурирующих органов управления в акционерном обществе и перехвата таким способом управления.
        Законопроект, рассматриваемый в Государственной думе, предполагает отменить право акционеров, требующих созыва внеочередного собрания, в случае если в течение установленного законом срока советом директоров общества не принято решение о созыве внеочередного собрания или принято решение об отказе в его созыве, и созвать внеочередное собрание самим. Действительно, очень часто рейдеры, инициируя внеочередные собрания, создают все условия, чтобы получить отказ в их созыве (например, путем подачи ежедневных требований о созыве внеочередного собрания или отправляя акционерам чистый лист бумаги), что дает им право проводить собрание на своей территории и, естественно, по установленным ими правилам, в том числе путем дезориентации других акционеров о месте проведения собрания.
        Кроме того, трудно определить легитимность органов или лиц, созывающих внеочередное собрание, которые приобретают многие права совета директоров общества, а также право на получение списка акционеров, необходимое для проведения собрания. В этот конфликт втягивается и регистратор, обязанность которого по предоставлению реестра акционеров инициаторам собрания законодательно не определена.
        Законопроект устанавливает, что если в течение установленного законом срока советом директоров не принято решение о созыве внеочередного собрания, орган или лица, требующие его созыва, вправе обратиться в суд с требованием обязать общество провести внеочередное общее собрание акционеров. В решении суда об обязанности общества провести внеочередное собрание указываются орган общества или лицо (этим лицом может быть и истец), которые осуществляют созыв внеочередного собрания акционеров, сроки и порядок проведения такого собрания. При этом орган общества или лицо, которые в соответствии с решением суда осуществляют созыв собрания, обладают предусмотренными законом полномочиями, необходимыми для созыва и проведения такого собрания.
        Решение арбитражного суда обязать акционерное общество созвать общее собрание акционеров подлежит немедленному исполнению, это решение направляется в 5-дневный срок со дня его принятия акционерному обществу. Решение суда может быть обжаловано в течение 14 дней со дня его принятия.
        Следовательно, повышается устойчивость власти в акционерном обществе, снижаются риски проведения множества собраний и избрания параллельных органов власти. При этом, однако, значительно затрудняется возможность смены власти в акционерном обществе при приходе нового собственника, "враждебном поглощении" (скупке акций), когда менеджмент, контролирующий компанию, не хочет отдавать власть и будет применять все известные методы (недопуск на собрание, "спрятанное" собрание и т. д.) для срыва даже назначенного судом собрания, саботируя это решение по причинам организационного характера.
        Таким образом, отвечая на вопрос, поставленный в заголовке статьи, поставим пока в этом месте многоточие - заседание продолжается?

    • Рейтинг
    • 0
    Оставить комментарий
    Добавить комментарий анонимно, введите имя:

    Введите код с картинки:
    Добавить комментарий как авторизованный посетитель: Войти в систему

    Содержание (развернуть содержание)
    Факты и комментарии
    Защита для инвестора
    Российская пищевая промышленность: в ожидании роста
    Потребительский сектор: итоги первых 5 месяцев 2007 г.
    Сектор с большим будущим
    Потребительский сектор: сохраняя высокий потенциал роста
    Международное движение капитала и формирование российских транснациональных компаний
    Капитализация энергокомпаний
    Взаимодействие с держателями депозитарных расписок в процессе реорганизации
    Некоторые особенности корпоративного управления в государственных холдингах
    Корпоративные конфликты: можно ли ставить точку?
    Общее собрание акционеров: практический аспект
    RTS START - стартовая площадка РТС для российских компаний малой и средней капитализации
    Черный ход на фондовый рынок
    Слияния и поглощения в металлургической отрасли
    Рейдерство в России и за рубежом: сравнительный анализ
    Корпоративные конфликты и рейдерство в России
    Влияние планируемой дополнительной эмиссии акций на оценку текущей стоимости бизнеса
    Об использовании аддитивного метода при расчете НДС

    • Статьи в открытом доступе
    • Статьи доступны на платной основе
    Актуальные темы    
     Сергей Хестанов
    Девальвация — горькое лекарство
    Оптимальный курс национальной валюты четко связан со структурой экономики и приоритетами денежно-кредитной политики. Для нынешней российской экономики наиболее логичным (и реалистичным) решением бюджетных проблем является девальвация рубля.
    Александр Баранов
    Управление рисками НПФов с учетом новых требований Банка России
    В III кв. 2016 г. вступили в силу новые требования Банка России по организации системы управления рисками негосударственных пенсионных фондов.
    Варвара Артюшенко
    Вместе мы — сила
    Закон синергии гласит: «Целое больше, нежели сумма отдельных частей».
    Сергей Майоров
    Применение blockchain для развития биржевых технологий и сервисов
    Распространение технологий blockchain и распределенного реестра за первоначальные пределы рынка криптовалют — одна из наиболее дискутируемых тем в современной финансовой индустрии.
    Все публикации →
    • Rambler's Top100