Casual
РЦБ.RU

Электроэнергетика России: в ожидании больших перемен

Март 2007


    Год 2006-й стал знаковым для электроэнергетики России: многие тенденции и проблемы "выползли на поверхность" и обострились настолько, что привели фактически к пересмотру основных стратегических положений в развитии отрасли как энергетиками, так и органами власти.

ВО ВЕСЬ РОСТ

    Прирост производства электроэнергии в 2006 г. был самым высоким за весь постсоветский период (более чем на 4%). Увеличение спроса на электроэнергию в результате аномально низких температур в январе-феврале 2006 г. дополнительно дало прирост производства электроэнергии в 0,36%. Фактор аномально теплого декабря того же года привел к сокращению спроса на 0,44%. Таким образом, температурные экстремумы почти нивелировали друг друга, причем влияние теплой погоды в конце года оказалось даже больше. Поэтому резкий рост внутреннего спроса на электроэнергию не только не стал следствием температурного фактора, а даже, наоборот, по его вине оказался меньшим.
    Причиной резкого повышения спроса на электроэнергию стало исключительно внутреннее потребление: по итогам 2006 г. экспорт электроэнергии снизился на 7,1%, а внутреннее потребление возросло на 4,2%. Росту внутреннего спроса на электроэнергию способствовал стабильный экономический рост последних лет. Экономическое развитие России в прошлом году характеризовали, с одной стороны, ускорение потребительского и инвестиционного спроса, с другой - замедление роста экспорта. По итогам года рост ВВП составил 6,8%, что превосходит показатель 2005 г. на 6,4% и является продолжением 4-летнего периода относительно высоких темпов экономического развития (рис. 1).
    Высокие темпы экономического роста, вызванные благоприятной конъюнктурой цен на энергоносители при относительно низких темпах роста промышленного производства (3,9%), быстрым развитием непроизводственной сферы, ростом благосостояния населения и потребительским бумом, обусловили то, что основным генератором роста спроса на электроэнергию стало население и непроизводственная сфера. Причем подобный "непромышленный" спрос является долгосрочной тенденцией, отражающей общий тренд развития экономики в сторону подъема непроизводственного сектора и повышения качества жизни населения, за чем следует увеличение "энергетизации" общества. Проще говоря, компьютеры покупаем все мощнее, бытовой техники стало в домах все больше, а включаем мы ее во время утреннего и вечернего максимумов, чем усугубляем проблемы покрытия пиковой нагрузки. Так, в течение последних 10 лет рост потребления электроэнергии населением столицы почти в 2 раза превышает рост злектропотребления промышленностью. Причем эта тенденция в последние годы все больше распространяется и на регионы.
    Подобная специфика спроса приводит к серьезным структурным изменениям в электропотреблении.
    Во-первых, отмечается летний максимум нагрузки. Известно, что в США максимум нагрузки приходится не на зиму, а на лето. В итоге на "выхолаживание" американские энергетики тратят больше энергии, чем в России приходится на "обогрев". Но в последние годы это стало характерно и для такой холодной страны, как Россия. В последние 7 лет темпы прироста в летние месяцы в 1,5-2 раза превосходили темпы прироста в период осенне-зимнего максимума нагрузки (ОЗМ) (рис. 2). Например, в 2006 г. прирост в абсолютных значениях в период ОЗМ был меньше - 18 млрд кВтJч. Особенно актуальна эта проблема для южных регионов. Так, в августе прошлого года в Кубанской энергосистеме был введен режим высоких рисков (РВР), что было обусловлено ростом нагрузки на энергосистему, в частности на высоковольтные сети и маслонаполненное оборудование трансформаторных подстанций.
    Во-вторых, это приводит к неравномерному распределению нагрузки, т. е. основная часть прироста приходится на пики электропотребления, что еще больше осложняет проблему дефицита мощности, и в первую очередь дефицита маневренных мощностей. Уже сегодня в европейской части страны недостаточно регулировочного диапазона ТЭС и ГЭС, особенно в зимний период. Поэтому развитие атомной энергетики, обеспечивающей базовую нагрузку, нерационально без соответствующего развития гидроаккумулирующих станций (ГАЭС). Новая Федеральная целевая программа по развитию атомной энергетики не предусматривает соответствующего развития маневренных мощностей. Вместе с тем проектом Генеральной схемы размещения объектов электроэнергетики (далее - Генеральная схема) предусматривается только строительство ГАЭС в ОЭС Центра. Не решается проблема прохождения графика нагрузок в ОЭС Северо-Запада, Урала, Юга. Соответственно, пики электропотребления придется покрывать с помощью газовых станций, что в свою очередь усугубляет проблему газового дефицита.

ЭНЕРГОДЕФИЦИТ ВМЕСТО ЭНЕРГОРЕФОРМЫ

    Превышение в 2 раза темпов прироста электропотребления над прогнозными (2,05% в балансе ФСТ России) и ограничение потребления в январе-феврале прошлого года привели к двум принципиальным изменениям в области политики государства, а именно в части инвестиций и реформирования.
    Понятие так называемого "креста Чубайса" - пересечение линий установленной мощности и потребности в ней - появилось в 2000 г., когда РАО "ЕЭС России" совместно с отраслевыми научными институтами сделало прогноз электропотребления, согласно которому в 2005 г. установленная мощность электростанций России с учетом выбытия будет равна потребности в мощности. Соответственно, после этого срока, если адекватного развития мощностей не произойдет, Россия начнет испытывать их дефицит. Для привлечения инвестиций в развитие электроэнергетики была начата реформа отрасли. Однако государство постоянно откладывало принятие ключевых решений по реформе. При этом из-за ограниченности финансовых ресурсов решения об инвестициях носили пассивный характер и касались только завершения строительства ранее заложенных энергообъектов.
    В 2006 г. ситуация изменилась, и на фоне энергодефицита были приняты важнейшие решения со стороны как власти, так и РАО "ЕЭС России". Фактически энергохолдинг вернулся к централизованному планированию инвестиций на пятилетку. Последнее, с одной стороны, идет вразрез с рыночными идеями реформы, а с другой - является абсолютно правильным решением, так как отрасль не может развиваться без системы прогнозирования и планирования.
    Основой для развития рынка электроэнергии в долгосрочной перспективе должна послужить разрабатываемая Генеральная схема на период до 2020 г., предусматривающая к 2011 г. ввод в Единой энергосистеме около 40 ГВт, к 2015 г. - 70 ГВт, к 2020 г. - 80 ГВт энергомощностей. Пятилетняя инвестпрограмма РАО "ЕЭС России", скорректированная с учетом прогнозов темпов роста энергопотребления в стране, утвержденных Правительством РФ, стала еще амбициознее: 34,2 ГВт в 2006-2010 гг. вместо 21,2 ГВт. С учетом того, что за последние 5 лет в России было введено 9,2 ГВт (в том числе 2 ГВт на АЭС), то, как представляется, будет трудно выйти на заявленные в программе темпы вводов. Тем более задача осложняется возможностями производителей энергетического машиностроения, электротехнического оборудования, а также строительно-монтажного и проектно-изыскательского комплексов.
    Обоснованием к форсированию вводов служит ускорение темпов электропотребления. Согласно оптимистическому сценарию Генеральной схемы темпы роста электропотребления составляют 5%, хотя еще год назад Правительство РФ закладывало 2,5% (рис. 3). Скорее всего, темпы прироста вряд ли превысят 3% в год в среднесрочной перспективе. При этом никто не опровергает необходимость форсирования вводов энергомощностей, но обосновывать это надо не столько ускорением электропотребления, сколько тем состоянием, в котором отрасль находится в настоящее время. Прошлой зимой страна столкнулась с энергодефицитом, что было не следствием аномально низких температур, а итогом отсутствия в течение 15 лет необходимых инвестиций и стратегических решений со стороны государства по развитию энергосистемы.
    Сегодня в электроэнергетике сложилась следующая ситуация:

  • износ основных фондов производства в отрасли достигает 60%;
  • ограничение потребителей в 2006 г. было не только зимой в период аномально низких температур, но и в неотопительный сезон (в мае - в Свердловской области (100 МВт), в августе - в Краснодарском крае (82 МВт), в начале октября - в Тюменской области (69 МВт));
  • удовлетворяется только 16% заявок на подключение новых потребителей к электрической сети общего пользования. По оценкам Минпромэнерго России, неудовлетворенный спрос составляет около 10 ГВт.
        При этом дефицит мощности служит аргументом не только для изменения политики государства в области развития отрасли, но и для ускорения ее реформирования и либерализации энергорынка. Если с первым нельзя не согласиться, то во втором случае причинно-следственная связь явно не прослеживается.
        Инфраструктурная функция отрасли обусловливает необходимость опережающего развития генерирующих и передающих мощностей, наличия резерва мощности (для ЕЭС России резерв мощности должен составлять 19%) и пропускной способности сетей. При этом частный инвестор не заинтересован в опережающем развитии мощности из-за высокой капиталоемкости строительства энергетических объектов, а в соответствии с принципами узко понимаемой рыночной эффективности он стремится к быстрой окупаемости проекта. Инвестиционный цикл строительства электростанций составляет 3 года и более, поэтому в рамках либеральной модели спрос всегда будет опережать предложение, а энергосистема - работать в условиях дефицита мощности.
        Доказательством неуверенности идеологов реформы в быстром развитии новых энергомощностей вследствие прихода в отрасль частного инвестора является последнее предложение РАО "ЕЭС России" о заключении меморандума со стратегическим инвестором, приобретающим пакеты в рамках IPO, об обязательном выполнении инвестиционной программы. Это может повлиять на привлекательность энергоактивов, и, возможно, следующие IPO после успешного размещения ОГК-3 пройдут не так успешно. Также сдерживающим фактором для прихода частных инвесторов до сих пор остается сохранение тарифного регулирования.


    • Рейтинг
    • 0
    Оставить комментарий
    Добавить комментарий анонимно, введите имя:

    Введите код с картинки:
    Добавить комментарий как авторизованный посетитель: Войти в систему

    Содержание (развернуть содержание)
    Факты и комментарии
    Финансовый сектор России
    Готовность №1. Структурные преобразования в электроэнергетике завершены на 95%
    От министерства - к свободному рынку
    Электроэнергетика России: в ожидании больших перемен
    Пятилетка инвестиций
    Либерализация рынков электроэнергии
    Оптовый рынок электроэнергии Российской Федерации: вчера, сегодня, завтра
    Перспективы генерирующего сектора электроэнергетики
    Распределительные электрические сети: стратегия привлечения инвестиций
    Инвестиционная привлекательность акций распределительных сетевых компаний
    Энергосбытовые компании: текущая оценка
    Помешает ли высокая цена акций генкомпаний успеху дальнейших размещений?
    Энергия роста - движение на гребне волны
    Миноритарные акционеры и реформирование электроэнергетики
    "Голубые фишки" российской электроэнергетики
    Электроэнергетический сектор и реформа РАО "ЕЭС России"
    Исследование российского рынка слияний и поглощений в 2006 г.
    Реорганизация по-новому

    • Статьи в открытом доступе
    • Статьи доступны на платной основе
    Актуальные темы    
     Сергей Хестанов
    Девальвация — горькое лекарство
    Оптимальный курс национальной валюты четко связан со структурой экономики и приоритетами денежно-кредитной политики. Для нынешней российской экономики наиболее логичным (и реалистичным) решением бюджетных проблем является девальвация рубля.
    Александр Баранов
    Управление рисками НПФов с учетом новых требований Банка России
    В III кв. 2016 г. вступили в силу новые требования Банка России по организации системы управления рисками негосударственных пенсионных фондов.
    Варвара Артюшенко
    Вместе мы — сила
    Закон синергии гласит: «Целое больше, нежели сумма отдельных частей».
    Сергей Майоров
    Применение blockchain для развития биржевых технологий и сервисов
    Распространение технологий blockchain и распределенного реестра за первоначальные пределы рынка криптовалют — одна из наиболее дискутируемых тем в современной финансовой индустрии.
    Все публикации →
    • Rambler's Top100