Casual
РЦБ.RU

Investment banking как он есть

Февраль 2007


    Интервью с председателем правления инвестиционного банка "КИТ Финанс" Александром Винокуровым
    Первую сделку на российском рынке корпоративных облигаций "КИТ Финанс" (тогда еще "Вэб-Инвест") организовал в 2001 г. Сегодня "КИТ Финанс" занимает лидирующие позиции на российском долговом рынке, активно развивает розничный бизнес, управление активами и ипотечное кредитование. О текущих тенденциях инвестиционнобанковского бизнеса рассказывает генеральный директор компании Александр Винокуров.

    К-Э Александр Иванович, какие тенденции преобладают на рынке финансовых услуг России в настоящее время?

    А. В. Сегодня в российском финансовом секторе происходит ряд качественных изменений. Но самое главное то, что российский финансовый сектор стал инвестиционно-привлекательным и в equity потянулись капиталы. Это подтверждается значительным спросом на акции российских банков (в большей степени, конечно, на акции Сбербанка), а также сделками M&A в российском финансовом секторе. В большинстве этих сделок участвовали иностранцы (покупка ИМПЕКСБанка, Оргресбанка, РОСБАНКа, Промсвязьбанка и т. д.).
    Наблюдается повышенный спрос различных групп инвесторов, и портфельных, и стратегических, к разнообразным финансовым активам. Широким спросом пользуются акции Сбербанка и РОСБАНКа, отмечен точечный спрос на банковские активы. Такая ситуация во многом объясняется ростом внутреннего спроса на различные финансовые услуги (потребительское и ипотечное кредитование, страхование жизни, инвестирование через ПИФ, покупка ценных бумаг) со стороны корпоративных клиентов, но в большой степени со стороны населения.
    Естественно, для того чтобы банк стал инвестиционно-привлекательным и было интересно работать на рынке, банку надо расти. Один из способов - рост через поглощение или объединение с другими банками. В то же время мы наблюдаем разные вещи. Например, если совсем небольшой провинциальный банк зарабатывает неплохие деньги для менеджмента и для акционеров, то мне не понятно, зачем его укрупнять. У банков, которые занимаются незаконными операциями, просто надо отбирать лицензии.
    Банков, конечно, у нас много, но всего 2 года назад было только 2 ипотечных банка на такую большую страну. Сейчас, я думаю, не меньше 100 банков предлагают ипотечные кредиты, но все равно этого не достаточно.
    Поскольку сегодня во всем мире растет интерес к акциям банков, можно предположить, что этот процесс будет продолжаться и дальше. В настоящее время отчетливо наблюдаются две тенденции: спрос на растущие рынки (emerging markets) и спрос на компании, которые представляют финансовый сервис на растущих рынках. Другими словами, наблюдается глобальная конкуренция между крупными международными банками за своих клиентов. Я думаю, что как минимум 10 банков находятся в размышлениях о том, как им войти в очень доходный российский рынок финансовых услуг. У каждого из них всего два варианта: либо вхождение в капитал российских банков, либо создание бизнеса "с нуля".
    Мы видели и те и другие варианты стратегий, как успешно реализованные, так и потерпевшие неудачу. Иностранцы ищут, присматриваются и еще будут предъявлять спрос на российские финансовые институты. В то же время все меньше и меньше остается банков, которых можно купить, потому что все оценивают себя очень дорого, а с точки зрения организации, технологии ничего собой не представляют, поэтому я думаю, что некоторые иностранцы могут выбрать и органический вход на рынок.

    К-Э Можно ли сейчас говорить о том, что мелкие банки последуют за Сбербанком и ВТБ и будут выходить на рынки капитала?

    А. В. В классической теории целью выхода на IPO является привлечение капитала для развития собственного бизнеса. Мы должны это помнить. Для IPO и у Сербанка, и у ВТБ имеются свои причины. На самом деле эти квазибанки, так как владение государством финансовыми институтами не является правильным, и ни в одной стране никто счастья от этого не получил.
    Если говорить про другие банки, то все будет зависеть от причин, которые обусловят необходимость проведения IPO. В инвестицинно-банковском бизнесе сегодня сложилось мнение, что лучшая цена актива та, которую тебе может предложить стратег, а не та, которая сложилась на рынке. Вопрос оценки играет большую роль. И стратег готов предложить цену со значительной премией, чтобы купить бизнес целиком.

    К-Э КИТ Финанс, тогда еще Вэб-инвест, возможно, была первой из инвестиционных компаний, которая приобрела собственный банк и затем стала его развивать. Сегодня большинство компаний идет по тому же пути. Чем, на Ваш взгляд, это обусловлено?

    А. В. В то время акционеры решили организовать инвестиционный бизнес на основании банковской, а не брокерской лицензии, как это сделано, например, в компаниях "Тройка Диалог", "Атон" или "Ренессанс Капитал". На самом деле, сегодня, чтобы быть инвестиционным банком, выполнять достаточно полный набор инвестиционно-банковских услуг, не нужно обладать лицензией Центробанка. Главное - выполнять нормативы и сдавать в ФСФР отчеты. Банковская лицензия нужна как минимум для того, чтобы выдавать ипотечные кредиты, но заниматься корпоративным финансированием или сделками M&A можно и без нее.

    К-Э Как, по Вашему мнению, будет в дальнейшем развиваться инвестиционно-банковский бизнес? Насколько сильна сейчас конкуренция в этом сегменте финансового рынка?

    А. В. Мы видим, что российский фондовый рынок продолжает расти. С каждым годом спрос на инвестиционно-банковские услуги со стороны российских эмитентов только увеличивается. Соответственно, этот бизнес в России становится привлекательным для инвесторов по всему миру и глобальные инвестиционные банки рассматривают варианты входа в наш рынок. В качестве успешного входа можно привести пример Дойчебанка, который вошел в рынок через поглощение UFG. Это была очень крупная сделка по тем временам, но цена оказалась оправданной, и сейчас DoicheUFG является одним из лидеров инвестиционно-банковского бизнеса.

    К-Э Совсем недавно бельгийско-голландская группа Fortis купила 50% бизнеса УК "КИТ Финанс". Расскажите о причинах этой сделки.

    А. В. До последнего времени мы развивались как любая другая управляющая компания: инвесторы приходили к нам, приносили деньги, а мы их вкладывали в ценные бумаги - акции и облигации. Для этого у нас была создана линейка ПИФов по всем отраслям российской экономики. В течение последних 3 лет, за исключением, может быть, 2004 г., российский рынок в целом имел тенденцию к росту. В какой-то момент у наших инвесторов, которые читают газеты, появилось желание вкладывать свои деньги не только в российские ценные бумаги, но и в ценные бумаги компаний стран BRIC (Бразилия, Индия, Китай), о которых так много пишут в последнее время. Не один российский фондовый рынок растет, в прошлом году больше всех вырос, например, вьетнамский рынок. И поэтому инвесторы хотят, чтобы мы предложили им другие варианты размещения их средств. Самостоятельно вложить деньги инвесторов в китайские или бразильские акции нам сложно, так как у нас просто не хватит квалификации. Поэтому мы решили доверить инвестирование на других рынках нашему партнеру - компании Fortis.
    Обратная ситуация: бельгийские и голландские пенсионеры хранят деньги на своих пенсионных счетах и видят, что европейский фондовый рынок не так быстро растет в силу экономических причин. Они также смотрят на фондовые рынки стран BRIC и, в том числе, на российский фондовый рынок. Fortis, конечно, может им предложить Китай или Россию, но в России у них нет опыта, и они передают управление инвестициями на российском рынке нам.
    Образно говоря, asset management - это глобальный бизнес, и сегодня мы, собирая деньги в России, хотим обеспечить квалифицированные вложения за ее пределами. (Для этого у Fortis Investment есть офисы в Шанхае, Европе, США и десятке других стран.) Также и Fortis хочет, чтобы их деньги квалифицированно управлялись в России.
    Кроме того, нашему объединению с Fortis Investment способствовал технологический и организационный уровень развития их бизнеса. Мы, конечно, очень сильно отстаем от западных компаний в плане развития технологий, контроля за рисками и принятия решений. Сейчас в компании идет выстраивание всех этих систем, и вкладывать в деньги в "КИТ Финанс" станет совсем безопасно - ошибки наших управляющих будут сведены до минимума.

    К-Э Можно ли сегодня утверждать, что решение продать часть компании оказалось правильным? Возможны ли были альтернативные стратегии развития бизнеса?

    А. В. Однозначно можно сказать, что, сделав такой шаг, мы ускорим развитие компании, даже если нам уже будет принадлежать не 100, а 50%. Партнерство с иностранным предприятием позволит нам стать еще больше организованной и надежной управляющей компанией. Будет налажено корпоративное управление, выработаны система мотивации персонала, понятные процедуры риск-менедежмента, IT, операционного учета, подготовки отчетности для клиентов и т. д.
    Была ли эта стратегия развития бизнеса единственно возможной? Конечно, мы могли бы попытаться нанять людей из-за границы, для того чтобы правильно организовать работу здесь. Но на это требовалось время, кроме того, в этом случае мы не были застрахованы от ошибок. Также мы могли бы поехать, например, в Китай, чтобы там попытаться создать компанию. Тогда бы нам пришлось нанимать людей, чтобы они управляли нашими деньгами, учить китайский язык и т. д.

    К-Э Многие российские финансовые институты развиваются в двух направлениях: некоторые вырастают из различных промышленных групп, другие крупные финансовые институты, наоборот, со временем обрастают активами и превращаются в финансово-промышленные группы. Насколько, по Вашему мнению, правильно для финансовой организации одновременное вхождение и в финансовые, и в промышленные активы?

    А. В. Если мы занимаемся финансовым бизнесом и это наш профильный бизнес, то мы этим и должны заниматься. Финансовый бизнес может быть широко диверсифицирован и сложен в управлении, но если мы при этом еще будем хлеб сеять или сталь плавить, то я не представляю, как всем этим управлять. Неправильно, когда банк владеет заводом. Такие примеры есть, кстати, и в США, но особенно это распространено в Южной Корее. Я вообще-то не сторонник "чеболизации" (чеболь - частно-государственная корпорация в Южной Корее). Такого рода структуры могут состоять из огромного количества отраслей: строительства, автомобилестроения, машиностроения, химической промышленности, финансовых услуг. При этом успешным компаниям-членам приходится помогать своим отстающим товарищам, что не дает прибыльным направлениям развиваться, отвлекая финансовые ресурсы. Предположим, инвестируя в акции южно-корейского банка, которых на самом деле нет в свободном обращении, вы вынуждены покупать акции холдинга, куда входит этот банк. Таким образом, опосредованно вы инвестируете в производство мобильных телефонов, компьютеров, бытовой техники и пр.
    На мой взгляд, при объединении заводов и банков никакой синергии не возникает. Синергия может возникнуть при объединении ипотечного банка и крупной девелоперской компании. В какой-то момент это может быть выгодно. Или, например, синергия может быть между ипотечным банком и риэлторской компанией. Но между ипотечным банком и горно-рудной компанией синергии никак не получится - они друг друга не укрепляют никак.

    К-Э Сегодня компания "КИТ Финанс" развивает, помимо инвестиционно-банковского бизнеса, в том числе, и ритейловый бизнес. Ведет ли сегодня развитие финансовой розницы к увеличению капитализации компании?

    А. В. Если сравнивать инвестиционные банки с розничными, то, с моей точки зрения, сегодня инвестиционные банки стоят дешевле, чем розничные. В большей степени это объясняется тем, что, во-первых, инвестбанки сложнее оценивать, а во-вторых, наиболее ценный актив инвестбанков - это команда работающих там менеджеров. Поэтому капитализация, скажем, розничного банка более очевидна, акции гораздо надежнее с точки зрения вложения денег, чем инвестиционного банка. Если бы вы меня спросили, куда вложить деньги - в UFG или в Cбербанк, то я бы ответил, что в Сбербанк намного надежнее.
    Если говорить о наших планах, то сегодня мы стараемся работать на том рынке, который, как нам кажется, будет расти. У нас есть региональная сеть, через которую мы, во-первых, продаем наши паевые фонды, а во-вторых, выдаем ипотечные кредиты. Таким образом, из этих двух направлений складывается наш ретейловый бизнес. И мне кажется, что у нас это получается довольно неплохо. В прошлом году, например, мы продали ипотечных кредитов более чем на 270 млн долл., т. е. выдали около 5570 кредитов за один год.
    В будущем мы собираемся эту региональную сеть развивать, вероятно, будем увеличивать количество охваченных городов, предлагаемых продуктов. Конечно, можно пойти по пути Ситибанка, который только в Москве имеет 30 отделений. Но поскольку конкурировать со Сбербанком и Ситибанком бесполезно, мы, имея одну точку, не хотим расширять свою сеть в Москве.
    Расскажу интересную историю. Когда я посетил парижский офис Fortis, то был премного удивлен, как они продают свои услуги. Там нет помещений, где менеджеры встречаются с клиентами. Оказывается в Европе в управляющие компании клиенты не приходят. Продажа услуг осуществляется институциональным клиентам (это, условно говоря, 300 пенсионных или еще каких-либо фондов), причем сделка происходит в ресторане или в офисе клиентов либо заключается через агентскую сеть в ходе работы с private- и ретейловыми банками.

  • Рейтинг
  • 2
Оставить комментарий
Добавить комментарий анонимно, введите имя:

Введите код с картинки:
Добавить комментарий как авторизованный посетитель: Войти в систему

Содержание (развернуть содержание)
Факты и комментарии
Удачный год для российских банков
Российский банковский сектор: текущее состояние и перспективы
Investment banking как он есть
"Чтобы выжить - необходима специализация"
"Создать капитализацию там, где ее пока нет, - вот миссия инвестиционного банка..."
Банковский сектор на рынке акций
Год банков
Национальная банковская система. Внимание на лидера
Перспективы развития рынка облигаций региональных банков
Корпоративное управление в российских банках: динамика улучшений
Обзор рынка регистраторских услуг
Инвестиционный консалтинг: новая индустрия российской экономики
Перспективы российского банковского сектора
Один день с Павлом Неумывакиным
Рынок независимых регистраторов или натуральное хозяйство?
Бизнес-ангелы и венчурное инвестирование в России
Заметки о технологах

  • Статьи в открытом доступе
  • Статьи доступны на платной основе
Актуальные темы    
 Сергей Хестанов
Девальвация — горькое лекарство
Оптимальный курс национальной валюты четко связан со структурой экономики и приоритетами денежно-кредитной политики. Для нынешней российской экономики наиболее логичным (и реалистичным) решением бюджетных проблем является девальвация рубля.
Александр Баранов
Управление рисками НПФов с учетом новых требований Банка России
В III кв. 2016 г. вступили в силу новые требования Банка России по организации системы управления рисками негосударственных пенсионных фондов.
Варвара Артюшенко
Вместе мы — сила
Закон синергии гласит: «Целое больше, нежели сумма отдельных частей».
Сергей Майоров
Применение blockchain для развития биржевых технологий и сервисов
Распространение технологий blockchain и распределенного реестра за первоначальные пределы рынка криптовалют — одна из наиболее дискутируемых тем в современной финансовой индустрии.
Все публикации →
  • Rambler's Top100