Casual
РЦБ.RU

Разговор о стратегии: возможности повышения конкурентоспособности регионов

Февраль 2007


    Интервью с исполнительным секретарем Совета по национальной конкурентоспособности, директором Национального института конкурентоспособности, канд. экон. наук Юрием Рябченюком

    Сегодня многие регионы России разрабатывают или уже разработали свои стратегии развития. По мнению Юрия Рябченюка, сегодня необходимо внедрять инновационные методы управления с более активным использованием новых инструментов реализации стратегий развития регионов, таких как новый формат целевых программ, программ развития региональных кластеров, внедрение принципов частно-государственного партнерства.

    РЦБ: Юрий Владимирович, какие существуют инструменты для превращения документов развития регионов в реально работающий механизм?

    Ю. Р. Разработка стратегии развития региона - это только первый шаг. Второй шаг, гораздо более сложный, заключается в реализации тех целей, которые продекларированы в стратегических документах. Очень часто руководители региональных администраций и работающие по проекту консультанты подходят к разработке стратегий с неоправданной в данном случае последовательностью: "сначала разработаем, а потом будем реализовывать". Но практика показывает, что механизмы, обеспечивающие реализацию стратегических документов, закладываются на самых ранних этапах работы. В частности, одним из наиболее эффективных инструментов, которые могут превратить стратегию в реально действующий документ, является обучение. Но, важно отметить, обучение не в традиционном смысле этого слова, а как синоним "вовлечения", как механизм подготовки людей, которые будут реализовывать стратегию, к будущим изменениям. Непонимание, отсутствие интереса к вопросу "куда движемся?", недоверие, удовлетворенность существующим балансом, да и просто страх перед неопределенностью, непременно сопровождающей любые изменения, - вот те реальные препятствия, которые стоят на пути реализации стратегии и которые можно преодолеть за счет обучения. Причем чем шире программа обучения (т. е. чем больше субъектов, вовлеченных в процесс реализации стратегии, она охватывает), тем выше ее эффективность. Например, если речь идет о разработке стратегии развития территории, то в процессе обучения должны принимать участие не только представители администрации, но и население, представители бизнеса и научно-академического сообщества - все ключевые заинтересованные стороны.

    РЦБ: Назовите основные инструменты реализации стратегий развития регионов (территорий). Каковы их основные возможности и ограничения?

    Ю. Р. Международная и российская практика показывает, что решение проблем, возникающих в процессе управления реализацией стратегических документов, определяется степенью эффективности используемых инструментов. На сегодняшний день Национальный институт конкурентоспособности использует 3 основных инструмента реализации стратегий развития территорий: целевые программы, программы развития региональных кластеров и программы развития государственно-частного партнерства (ГЧП).
    Что касается целевых программ, то следует отметить, что этап, когда существенная доля расходов бюджета осуществляется как текущее финансирование, не предусматривающее получение измеримого результата через инструменты программирования, в России, можно сказать, пройден. Однако проблема остается, и связана она с тем, что макет региональных программ, утвержденный приказом Минэкономразвития РФ в 2002 г., делает программу "предлогом" для финансирования, а процесс ее реализации - процессом освоения бюджетных средств. В связи с этим Национальный институт конкурентоспособности организовал и успешно ведет работу по внесению предложений об изменении существующих методов программирования регионального развития. В рамках предлагаемого нами подхода программа рассматривается прежде всего как инструмент достижения стратегических целей и задач территории, что находит свое отражение и в отборе программных проектов, и в системе управления их реализацией.
    Второй инструмент реализации стратегий развития территорий - это программы развития региональных кластеров. Помимо того что такой подход позволяет сформировать комплексный взгляд на управление региональным развитием, ценность его заключается также в том, что он устраняет противоречие между производительностью и занятостью. Уровень производительности труда в кластере растет благодаря специализации и аутсорсингу непрофильных видов деятельности, уровень занятости - за счет привлечения и формирования новых субъектов экономической деятельности в родственных и поддерживающих отраслях, а также государственной политики занятости и обучения.
    Ну и, наконец, программы развития ГЧП - относительно новый, но перспективный инструмент реализации стратегий развития территорий, эффективность которого определяется именно системностью и стратегической сфокусированностью его применения. Дело в том, что основа стратегии заключается в определении базовых отраслей экономики региона, т. е. стратегических приоритетов регионального развития. Проекты ГЧП реализуются преимущественно в поддерживающих секторах, которые выступают в качестве фактора региональной конкурентоспособности, влияющего на развитие базовых отраслей экономики. Другими словами, от того, насколько эффективно будут использоваться механизмы ГЧП, зависит успешность реализации стратегических целей развития территории.

    РЦБ: Как в России используется международный опыт кластерной политики и механизмов ГЧП? Каковы основные сложности с адаптацией этого опыта?

    Ю. Р. Необходимо отметить, что установки на развитие и кластерного подхода, и ГЧП сегодня есть, причем на самом высоком уровне. В Стратегии социально-экономического развития регионов РФ и в Программе социально-экономического развития РФ на среднесрочную перспективу (2006-2008 гг.) кластеры и механизмы ГЧП, соответственно, рассматриваются в качестве приоритетов. Однако российская практика удобных для минимизации налогообложения и использования административного ресурса вертикально интегрированных компаний, неразвитость малого и среднего бизнеса, критическая масса которого является одним из оснований формирования конкурентоспособных кластеров, вместе с отсутствием культуры информационной открытости, низкой культурой производства, а также отсутствие целенаправленной и формализованной поддержки кластеров со стороны государства препятствуют широкому использованию международного опыта кластерной политики в России.
    Что касается механизмов ГЧП, то на основании исследования международного опыта ГЧП, проведенного Национальным институтом конкурентоспособности, в качестве ключевого фактора успеха можно выделить прежде всего политическую волю, способность находить общие интересы и налаживать взаимоотношения с партнером. При реализации конкретных проектов ГЧП их эффективность зависит от тщательности проведения подготовительных процедур, на осуществление которых нет либо желания, либо компетенций, а чаще и того и другого. Поэтому, к сожалению, обратив внимание на эффективность инструментов ГЧП, впечатляющие результаты их использования, демонстрируемые нам международным опытом, мы нередко забываем разобраться в "кухне" таких проектов и изучить причины негативного опыта использования ГЧП.

    РЦБ: Можно ли назвать успешные примеры создания кластеров?

    Ю. Р. Для того чтобы ответить на этот вопрос, необходимо определиться, что мы имеем в виду, когда говорим о существовании кластера. Если речь идет о группе взаимосвязанных компаний и организаций, целенаправленно и систематически взаимодействующих друг с другом, а главное идентифицирующих себя как кластер со всеми вытекающими отсюда последствиями, - это одно. Если же при употреблении слова "кластер" мы имеем в виду простую агломерацию географически соседствующих экономических субъектов - это немного другое.
    В первом случае речь идет именно о сознательной активности участников кластера, направленной на повышение конкурентоспособности данного образования как целого, а не отельных его частей, о целенаправленной поддержке и создании условий для развития кластера со стороны органов власти и управления. Возьмем, к примеру, автомобильный кластер PANAC в Венгрии. Он был создан в 2000 г. по инициативе не только таких профильных компаний, как Audi, Suzuki, Opel, но и Citibank, а также при непосредственной поддержке Министерства экономики Венгрии. Сегодня объем производства кластера составляет 6,44 млрд долл. - 14% промышленного производства Венгрии и 31% обрабатывающей промышленности страны. Еще один успешный пример - телекоммуникационный кластер в Эспоо (Финляндия). Формирование этого кластера связано с целенаправленным фокусированием внимания правительства страны на использовании кластерного подхода для разработки промышленной политики Финляндии в 1991-1993 гг. В результате сегодня Финляндия занимает 30% рынка оборудования для мобильной связи и почти 40% рынка мобильных телефонов, а прогнозируемые темпы развития кластера до 2015 г. составляют 8,1% в год, что более чем в 2,5 раза превышает ожидаемые темпы развития экономики в целом (3,2%).
    К сожалению, таких примеров в российской практике пока нет. Однако будем надеяться, что российский потенциал в области кластерных инициатив все-таки будет реализован. Предпосылки для развития кластеров есть во многих регионах: потенциальные автомобильные кластеры в Нижегородской области и Санкт-Петербурге, кластер по производству "белой техники" в Липецкой области, кластер микроэлектроники в Зеленограде и т. д. Кроме того, особые экономические зоны, создание которых направлено на формирование условий для привлечения крупных компаний-инвесторов, имеющих потенциал для развития кластера вокруг своей деятельности, можно эффективно использовать в качестве инфраструктуры для развития кластерных инициатив. Главное - поставить перед собой цель и понимать, что кластер создается не по мановению волшебной палочки, а в результате целенаправленных, трудных, но все же реальных усилий.

    РЦБ: Достаточно ли сегодняшнее законодательство для реализации проектов через механизмы ГЧП?

    Ю. Р. Пробелы и недочеты в законодательстве будут всегда, любой закон не идеален и может совершенствоваться бесконечно. Федеральный закон "О концессионных соглашениях" - не исключение. Отсутствие большинства типовых концессионных соглашений, сложности в формировании консорциума на стороне концессионера, неясность в порядке управления соглашением - эти и другие широко обсуждаемые недостатки законодательной базы в сфере ГЧП, вероятно, будут рано или поздно устранены. Однако работать нужно уже сегодня. И те правовые пробелы, которые характерны для существующего нормативно-правового поля ГЧП, могут быть ликвидированы за счет более детальной подготовки проектов. Аргументы, касающиеся того, что существующая нормативная база недостаточна для реализации проектов ГЧП, - не более чем отговорки.

    РЦБ: Насколько активно сегодня внедряется ГЧП в регионах? Можно ли сегодня назвать какие-либо примеры успешных проектов?

    Ю. Р. В российской практике механизмы ГЧП используются, как правило, в масштабных инвестиционных проектах. Пример тому - формирование Инвестиционного фонда РФ, осуществляющего финансирование бизнес-проектов стоимостью не менее 5 млрд руб.
    Однако, как показывает практика, инструменты ГЧП также эффективны при реализации проектов на региональном и муниципальном уровне. Это связано с тем, что главной целью ГЧП для органов власти является скорее создание более эффективной системы производства общественных благ (услуг), чем просто финансирование инвестиционных потребностей.
    Одна из обозримых перспектив использования механизмов ГЧП в России на том же региональном уровне - отрасль ЖКХ. Однако сегодня сложность реализации концессий в коммунальной инфраструктуре определяется прежде всего наличием естественных монополий.
    На самом деле в данный момент еще рано говорить о том, насколько успешен или неуспешен опыт использования механизмов ГЧП в российских регионах. Некоторые проекты находятся на стадии реализации, например строительство угольного терминала в бухте Мучка, порт Ванино, большинство проектов - на подготовительном этапе (строительство железной дороги в Тыве или развитие аэропорта "Кольцово" в Екатеринбурге).
    В современной России практика ГЧП только нарабатывается, и у нас есть уникальная возможность эффективно использовать богатый мировой опыт ГЧП, активно применяемый при реализации самых разнообразных проектов не только в экономике, но и в социальной сфере.

    РЦБ: Расскажите о деятельности Национального института по конкурентоспособности, а также Совета по национальной конкурентоспособности. Что удалось сделать в 2006 г.? Какие задачи стоят перед организациями в 2007 г.?

    Ю. Р. Совет по национальной конкурентоспособности (СНК) - это независимая некоммерческая организация по сотрудничеству, деятельность которой направлена на повышение глобальной конкурентоспособности российской экономики. Фактически СНК представляет собой площадку для выработки стратегических решений, развивающих долгосрочные конкурентные преимущества российских компаний и повышающих эффективность органов государственной власти и местного самоуправления. С целью реализации исследовательских и консалтинговых проектов по инициативе СНК был создан Национальный институт конкурентоспособности (НИК). Его основной деятельностью является, во-первых, изучение современного международного опыта стратегического управления и адаптация лучшей международной практики к российским условиям, во-вторых, формирование лучшей практики стратегического планирования путем разработки проектов стратегического характера в интересах конкретного бизнеса, развития отраслей и территорий.
    Сегодня и СНК, и НИК являются активными участниками процессов, связанных с развитием и повышением эффективности практики стратегического управления в России. В течение 2006 г. СНК организовал более 10 обучающих семинаров и мастер-классов, курсы дистанционного образования для бизнеса, приступил к ежемесячному выпуску журнала "Стратегия и конкурентоспособность", стал инициатором ряда конференций и "круглых столов". Принципиальным является проект "Россия-2050", также запущенный в 2006 г. и посвященный формированию площадки для диалога в рамках разработки долгосрочной стратегии развития страны. Кроме того, были проведены исследования, посвященные кластерам, государственно-частному партнерству, реформированию железнодорожной отрасли, управлению городами-мегаполисами и т. д., установлены контакты с новыми зарубежными и российскими партнерами. Исследовательская и экспертная деятельность СНК и НИК признана российским экспертным сообществом и рядом ведущих зарубежных think tanks. Однако мы не собираемся останавливаться на достигнутом. В 2007 г. мы планируем развивать нашу общественную, исследовательскую и образовательную деятельность и расширить круг тех, кто разделяет наши идеи и ценности.

  • Рейтинг
  • 1
Добавить комментарий
Комментарии (1):
Сосед
17.11.2010 12:41:32
Просто суперклёвый парень Юрий Рябченюк :)
А мне должен, с 1992 года, 17000$ в рублевом эквиваленте, не считая процентов за 18 лет!
Юра, отдать не созрел?
Содержание (развернуть содержание)
Факты и комментарии
Корпоративные облигации: количественный рост продолжается
Российский рынок долгов: итоги и прогнозы
Долговые инструменты российских кредитных институтов: оценка рисков и доходность
Суверенный рейтинг России: прогноз на 2007 г.
Основной принцип ценообразования на фондовом рынке
Новые инвестиционные идеи российского фондового рынка (Rising Stars)
Российская ипотека: кодекс кредитора
Особенности взаимодействия IR-служб с инвестиционным сообществом
Разговор о стратегии: возможности повышения конкурентоспособности регионов
Государственно-частное партнерство: как "собрать все и поделить". Технология определения оптимальной доли участия инвестора в прибыли
Система менеджмента качества. От принятия решения о внедрении до получения практической отдачи
Особенности современных подходов к оценке стоимости российских энергокомпаний
О некоторых аспектах правового регулирования фондового рынка США
Зачем необходим мегарегулятор?
Финансовый рынок Казахстана
Отдельные проблемы прогнозирования курсов акций с учетом периодической компоненты

  • Статьи в открытом доступе
  • Статьи доступны на платной основе
Актуальные темы    
 Сергей Хестанов
Девальвация — горькое лекарство
Оптимальный курс национальной валюты четко связан со структурой экономики и приоритетами денежно-кредитной политики. Для нынешней российской экономики наиболее логичным (и реалистичным) решением бюджетных проблем является девальвация рубля.
Александр Баранов
Управление рисками НПФов с учетом новых требований Банка России
В III кв. 2016 г. вступили в силу новые требования Банка России по организации системы управления рисками негосударственных пенсионных фондов.
Варвара Артюшенко
Вместе мы — сила
Закон синергии гласит: «Целое больше, нежели сумма отдельных частей».
Сергей Майоров
Применение blockchain для развития биржевых технологий и сервисов
Распространение технологий blockchain и распределенного реестра за первоначальные пределы рынка криптовалют — одна из наиболее дискутируемых тем в современной финансовой индустрии.
Все публикации →
  • Rambler's Top100