Casual
РЦБ.RU

Крупные сделки, дополнительные выпуски акций, ликвидация акционерного общества (по материалам судебных решений)

Декабрь 2006

    1. Право требования выкупа обществом принадлежащих акционерам акций возникает у акционеров с момента принятия общим собранием соответствующего решения.
    (Постановление президиума Высшего арбитражного суда РФ от 25 апреля 2006 г. № 16401/05)
    Гражданин Безвуляк В. Ф. обратился в Арбитражный суд Москвы с иском обязать ОАО "Финансово-инвестиционная корпорация "Гермес-Черноземье"" (далее - ОАО "ФИК "Гермес-Черноземье"") выкупить 2265 обыкновенных акций.
    Исковые требования мотивированы тем, что на состоявшемся 15 июля 2004 г. общем собрании акционеров ОАО "ФИК "Гермес-Черноземье"" было принято решение о совершении крупной сделки - привлечении кредита (займа), сумма которого превышает 50% балансовой стоимости активов общества. Истец - акционер общества и владелец 2265 акций - не принимал участия в этом собрании. По его мнению, согласно ст. 75 Федерального закона от 26 декабря 1995 г. № 208-ФЗ "Об акционерных обществах" (далее - Закон № 208-ФЗ ) указанные обстоятельства служат основанием для возникновения у него права требовать выкупа обществом принадлежащих ему акций. Поскольку требование истца о выкупе акций обществом отклонено, он обратился с иском в арбитражный суд.
    Решением Арбитражного суда Москвы от 10 марта 2005 г. В. Ф. Безвуляку было отказано в удовлетворении иска. При этом суд первой инстанции исходил из того, что в соответствии со ст. 75 Закона № 208-ФЗ право акционеров требовать от общества выкупа принадлежащих им голосующих акций в случае совершения крупной сделки возникает только при наличии предусмотренных п. 2 ст. 79 Закона следующих обстоятельств: предметом сделки является имущество стоимостью от 25 до 50% балансовой стоимости активов общества; решение об одобрении сделки не было принято советом директоров из-за отсутствия единогласия; вопрос об одобрении сделки был вынесен советом директоров на решение общего собрания акционеров, которое одобрило сделку. Установив, что для совершения крупной сделки по привлечению кредита в размере, превышающем 50% балансовой стоимости активов общества, не требовалось одобрения совета директоров, суд первой инстанции пришел к выводу о том, что у истца не возникло права требовать от общества выкупа принадлежащих ему акций.
    (Примечание: Федеральным законом от 27 июля 2006 г. № 146-ФЗ внесены изменения в ст. 75 Закона: в абз. 2 п. 1 слова "пунктом 2" заменены словами "пунктом 3".)
    Постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 30 июня 2005 г. решение суда первой инстанции оставлено без изменения. Не опровергая доводов, приведенных в решении, суд апелляционной инстанции назвал иные причины для отказа в иске: общество предполагало совершить сделку по привлечению кредита с целью погашения задолженности по договору поставки, т. е. в процессе осуществления обычной хозяйственной деятельности и на момент рассмотрения дела сделка по привлечению кредита фактически не совершена.
    Федеральный арбитражный суд Московского округа Постановлением от 17 октября 2005 г. оставил названные судебные акты без изменения. Суд кассационной инстанции признал ошибочными ссылку суда первой инстанции на п. 2 ст. 79 Закона № 208-ФЗ и неприменение п. 3 ст. 79 упомянутого закона. По мнению суда, это не повлекло за собой принятия неправильного решения, поскольку у истца не возникло права требования выкупа акций. В соответствии с абз. 2 п. 1 ст. 75 Закона условием возникновения такого права является фактическое совершение обществом крупной сделки, а на момент обращения истца в суд сделка по привлечению кредита на сумму, составляющую более 50% балансовой стоимости активов общества, не совершена.
    В заявлении, поданном в Высший арбитражный суд РФ, о пересмотре в порядке надзора решения суда первой инстанции и постановлений судов апелляционной и кассационной инстанций гражданин Безвуляк В. Ф., ссылаясь на неправильное применение судами норм материального права, просил их отменить и удовлетворить исковое требование, т. е. обязать ОАО "ФИК "Гермес-Черноземье"" выкупить принадлежащие ему акции.
    В отзыве на заявление общество не соглашается с доводами заявителя и просит оставить судебные акты без изменения.
    Проверив обоснованность доводов, изложенных в заявлении, отзыве на него и выступлении присутствующего в заседании Безвуляка В. Ф., президиум постановил оспариваемые судебные акты отменить с направлением дела на новое рассмотрение.
    Согласно п. 1 ст. 75 Закона № 208-ФЗ акционеры вправе требовать выкупа обществом принадлежащих им голосующих акций в случае совершения крупной сделки, решение об одобрении которой принимается общим собранием акционеров в соответствии с п. 2 ст. 79 этого Закона, если они голосовали против принятия решения об одобрении указанной сделки либо не принимали участия в голосовании по этому вопросу.
    Пленум Высшего арбитражного суда Российской Федерации в Постановлении от 18 ноября 2003 г. № 19 "О некоторых вопросах применения Федерального закона "Об акционерных обществах"" указал на право владельцев голосующих акций требовать выкупа обществом всех или части принадлежащих им акций в случаях принятия общим собранием акционеров решения о совершении крупной сделки, которая может заключаться лишь с одобрения общего собрания (на сумму свыше 50%-ной балансовой стоимости активов общества). Таким образом, необходимо учитывать положения ст. 76 Закона, устанавливающей порядок осуществления акционерами права требовать выкупа обществом принадлежащих им акций.
    Согласно п. 1, 2 ст. 76 Закона № 208-ФЗ общество обязано информировать акционеров о наличии у них права требовать выкупа обществом принадлежащих им акций, а также о цене и порядке осуществления выкупа. Данные сведения должны содержаться в извещении о проведении общего собрания акционеров, повестка дня которого включает вопросы, названные в п. 1 ст. 75 (голосование по которым может повлечь возникновение права требовать выкупа обществом у акционера акций общества).
    Пункт 3 ст. 76 Закона № 208-ФЗ устанавливает срок требования акционеров о выкупе принадлежащих им акций - не позднее 45 дней с даты принятия соответствующего решения общим собранием акционеров.
    Изложенные положения позволяют сделать вывод о том, что право требовать выкупа обществом принадлежащих акционерам акций возникает у акционеров с момента принятия общим собранием соответствующего решения.
    Таким образом, оспариваемые судебные акты на основании п. 1 ст. 304 Арбитражного процессуального кодекса РФ подлежат отмене как нарушающие единообразие в толковании и применении арбитражными судами норм права.
    Согласно п. 29 названного постановления пленума Высшего арбитражного суда РФ в решении суда об обязании акционерного общества выкупить акции необходимо указывать категорию (тип), количество и цену акций, подлежащих выкупу.
    При новом рассмотрении дела суду первой инстанции следует выяснить, соблюден ли гражданином Безвуляком В. Ф. порядок предъявления обществу требования о выкупе акций, а также установить количество и цену акций, подлежащих выкупу у истца.
    2. Принятие общим собранием акционеров решения об увеличении уставного капитала общества путем размещения дополнительных акций не предоставляет акционеру, голосовавшему против этого решения, права требовать выкупа принадлежащих ему акций общества.
    (Постановление президиума Высшего арбитражного суда РФ от 21 марта 2006 г. № 13683/05)
    Государственное учреждение "Фонд имущества Амурской области" (далее - фонд имущества) обратилось в Арбитражный суд Амурской области с иском к открытому акционерному обществу "Бурейская ГЭС" о требовании выкупить 24 019 600 обыкновенных именных бездокументарных акций первого выпуска (государственный регистрационный № 1-01-30281-F) на сумму 271 421 480 руб.
    Определением от 1 ноября 2004 г. к участию в деле в качестве третьих лиц были привлечены Администрация Амурской области и департамент Администрации Амурской области по управлению государственным имуществом.
    Решением суда первой инстанции от 18 февраля 2005 г. в удовлетворении искового требования отказано.
    Постановлением суда апелляционной инстанции от 18 апреля 2005 г. решение отменено, иск удовлетворен.
    Федеральный арбитражный суд Дальневосточного округа Постановлением от 31 августа 2005 г. оставил последнее постановление без изменения.
    В заявлении, поданном в Высший арбитражный суд Российской Федерации, о пересмотре в порядке надзора постановлений судов апелляционной и кассационной инстанций ОАО "Бурейская ГЭС" просит их отменить, ссылаясь на нарушение судами единообразия в толковании и применении ст. 75 Закона № 208-ФЗ.
    Проверив обоснованность доводов, изложенных в заявлении и выступлении присутствующего на заседании представителя заявителя, президиум суда постановил отменить обжалуемые постановления судов апелляционной и кассационной инстанций и оставить без изменения решение суда первой инстанции, на основании следующих обстоятельств.
    ОАО "Бурейская ГЭС" зарегистрировано Постановлением главы местного самоуправления Бурейского района от 14 апреля 1998 г. № 162. Общим собранием акционеров 28 июля 2004 г. были приняты следующие решения: о количестве, номинальной стоимости, категориях (типах) объявленных акций общества и правах, предоставляемых акционерам этими акциями; о внесении изменений в устав общества, касающихся положений об объявленных акциях; об увеличении уставного капитала общества путем размещения 1 755 906 084 дополнительных объявленных акций номинальной стоимостью 10 руб. по цене размещения 11 руб. 30 коп. за 1 акцию (в том числе акционерам, имеющим преимущественное право приобретения акций) путем закрытой подписки. Указанные решения собрания акционеров ОАО "Бурейская ГЭС" оспорены не были.
    Фонд имущества, являющийся акционером ОАО "Бурейская ГЭС", владеющий 24 019 600 обыкновенными акциями, что составляет 5% от общего количества голосующих акций на дату проведения собрания акционеров, принимал участие в собрании и голосовал "против" по всем пунктам его повестки.
    Ссылаясь на ст. 75 Закона № 208-ФЗ, фонд имущества обратился к ОАО "Бурейская ГЭС" с требованием о выкупе акций, поскольку в результате принятых общим собранием акционеров решений его доля в уставном капитале сократилась - с 5 до 1,07%, что на основании п. 2 ст. 31 Закона привело к уменьшению объема его прав как владельца акций.
    По мнению фонда имущества, были ущемлены его права как акционера в участии собрания акционеров ОАО "Бурейская ГЭС" и ограничена возможность влияния на исход голосования, а также получения дивидендов и части имущества общества в случае его ликвидации.
    Отказывая в удовлетворении иска, суд первой инстанции пришел к выводу о том, что требования истца о выкупе акций по указанным в исковом заявлении причинам не основаны на нормах ст. 75 Закона № 208-ФЗ. Решение собрания акционеров ОАО "Бурейская ГЭС" о внесении изменений и дополнений в устав общества в связи с увеличением количества объявленных акций не ограничивает права акционера, поскольку принято в полном соответствии с законом и упомянутым уставом.
    Отменяя решение суда первой инстанции, суд апелляционной инстанции указал: в результате внесения изменений в устав ОАО "Бурейская ГЭС" об увеличении уставного капитала общества права фонда имущества, предусмотренные ст. 53 Закона № 208-ФЗ, были существенно ограничены. В частности, изменения привели к ограничению прав фонда по участию в управлении делами компании, внесению в повестку годового собрания акционеров предложений о выдвижении кандидатов в совет директоров, состав ревизионной комиссии, коллегиальный исполнительный орган и др.
    Суд кассационной инстанции согласился с доводами суда апелляционной инстанции.
    Между тем выводы судов апелляционной и кассационной инстанций ошибочны. Согласно п. 1 ст. 75 Закона № 208-ФЗ акционеры вправе требовать выкупа акционерным обществом принадлежащих им акций в случае принятия общим собранием акционеров решения о внесении изменений и дополнений в устав общества или утверждения его новой редакции, ограничивающего их права, если они голосовали против принятия соответствующего решения или не принимали участия в голосовании.
    Установленный ст. 75 Закона № 208-ФЗ перечень оснований, дающих акционеру право требовать выкупа акций, является исчерпывающим и расширительному толкованию не подлежит.
    Обеспечение прав акционеров при размещении акционерным обществом дополнительных акций по закрытой подписке закреплено действующим законодательством. Так, ст. 40 Закона № 208-ФЗ предусмотрены гарантии прав акционеров при размещении акций путем предоставления акционерам преимущественного права на приобретение акций общества, членами которого они являются, пропорционально количеству принадлежащих им акций этой категории.
    Таким образом, реализация данного права позволяет акционеру сохранить размер своей доли в уставном капитале акционерного общества и права, предоставленные ему законом.
    Как указал суд первой инстанции, ответчик в порядке, установленном ст. 40 Закона № 208-ФЗ, Письмом от 26 октября 2004 г. № 01-016-01/3370 уведомил истца о его праве преимущественного приобретения акций, однако последний этой возможностью не воспользовался и заявил требование о выкупе имеющихся у него акций более раннего выпуска.
    То обстоятельство, что акционер в силу материальных или иных причин не смог реализовать право преимущественного приобретения дополнительно размещаемых акций, свидетельствует не об ограничении его прав, а либо о его финансовых возможностях, либо о нежелании воспользоваться предоставленным правом. Фактически фонд имущества свое право требования выкупа акций связывает не с внесением изменений общества, а с размещением акций. Следовательно, принятие общим собранием акционеров ОАО "Бурейская ГЭС" решения об увеличении уставного капитала не дает акционеру, голосовавшего против этого постановления, права требовать выкупа принадлежащих ему акций общества. Таким образом, у судов апелляционной и кассационной инстанций не было оснований для отмены решения суда первой инстанции.
    Внесение изменений в устав ОАО "Бурейская ГЭС" не лишило фонд имущества прав, закрепленных нормой Закона № 208-ФЗ (п. 2 ст. 31) .
    При названных условиях обжалуемые постановления судов апелляционной и кассационной инстанций нарушают единообразие в толковании и использовании арбитражными судами норм права и в соответствии с п. 1 ст. 304 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации подлежат отмене.
    Решение суда первой инстанции подлежит оставлению без изменения.
    3. Установленная в законоположениях возможность принимаемого высшим органом управления юридического лица (в частности, общим собранием акционеров) решения о добровольной ликвидации юридического лица и назначении специального органа, уполномоченного управлять его делами в рамках мероприятий по ликвидации, не может рассматриваться как лишение акционера права на управление обществом.
    В компетенцию арбитражных судов входит исследование и установление фактических обстоятельств дела, в частности выяснение, осуществлялась ли обществом в период ликвидации иная хозяйственная деятельность, помимо направленной на ликвидацию общества, и имело ли в действительности место ограничение прав акционеров в участии в такой деятельности.
    (Определение Конституционного суда РФ от 16 февраля 2006 г. № 51-о об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гр. Дрея В. Г. на нарушение его конституционных прав на основании п. 3 ст. 62 ГК РФ и абз. 2 п. 2, 3 ст. 21 ФЗ "Об акционерных обществах".)
    Постановлением апелляционной инстанции Арбитражного суда Краснодарского края от 26 марта 2003 г., оставленным без изменения кассационной инстанцией, было отменено решение суда от 20 января 2003 г. по иску гражданина В. Г. Дрея к АОЗТ "Сочиагростройинвестсервис" о признании недействительным решения общего собрания акционеров о назначении ликвидационной комиссии и взыскании судебных расходов по делу.
    Отказывая в удовлетворении требований истца со ссылкой на положения ст. 62 ГК РФ и ст. 21 Закона № 208-ФЗ, суды постановили, что с момента назначения ликвидационной комиссии к ней переходят полномочия по управлению делами юридического лица, последнее работает в особом режиме, который не предусматривает сохранение ранее действовавших органов управления.
    В своей жалобе в Конституционный суд Российской Федерации В. Г. Дрей оспаривает конституционность п. 3 ст. 62 ГК РФ, абз. 2 п. 2, 3 ст. 21 Закона № 208-ФЗ, в соответствии с которыми общее собрание акционеров добровольно ликвидируемого общества принимает решение о устранении общества и назначении ликвидационной комиссии. С момента назначения ликвидационной комиссии к ней переходят все полномочия по управлению делами общества; от имени ликвидируемого общества она выступает в суде.
    По мнению заявителя, названные законоположения в истолковании, данном правоприменительной практикой, предусматривают переход к ликвидационной комиссии полномочий по управлению делами общества с прекращением полномочий других органов управления общества (общего собрания, совета директоров), а также ревизионной комиссии. Таким образом, акционер лишается права управления обществом и контроля за его финансово-хозяйственной деятельностью, тем самым нарушаются его права и свободы, гарантированные ст. 8, 19, 34, 46 и 55 Конституции Российской Федерации.
    Изучив представленные гражданином В. Г. Дреем материалы, Конституционный суд РФ не нашел оснований для принятия его жалобы к рассмотрению.
    Согласно п. 1 ст. 61 ГК РФ ликвидация юридического лица влечет его прекращение без перехода прав и обязанностей в порядке правопреемства другим лицам. Пунктом 2 ст. 62 ГК РФ определено, что учредители (участники) юридического лица или орган, принявшие решение о ликвидации юридического лица, назначают ликвидационную комиссию (ликвидатора) и устанавливают порядок и сроки ликвидации в соответствии с данным кодексом, другими законами. Тем самым закон закрепил необходимость проведения мероприятий, направленных на прекращение деятельности юридического лица, в специальном порядке и в определенные сроки, для чего предусмотрел создание специального органа - ликвидационной комиссии, полномочия которой, перечисленные в ст. 63 ГК Российской Федерации, обусловлены непосредственно целями ликвидации.
    Установление в оспариваемых законоположениях возможности решения о добровольной ликвидации юридического лица и назначении специального органа, полномочного управлять его делами в рамках мероприятий по ликвидации, принимаемого высшим органом управления юридического лица (в частности, общим собранием акционеров), не может рассматриваться как лишение акционера права на управление обществом.
    Кроме того, переход полномочий по управлению делами такого юридического лица, как акционерное общество, к ликвидационной комиссии не означает прекращения всех полномочий остальных органов управления. Отдельные полномочия, непосредственно обусловленные проведением ликвидационных мероприятий, например утверждение ликвидационного баланса, сохраняются за общим собранием акционеров (ст. 22 Закона № 208-ФЗ).
    Необходимость сохранения в процессе ликвидации АОЗТ "Сочиагростройинвестсервис" полномочий по управлению обществом и контролю за его деятельностью за такими его органами, как общее собрание, совет директоров и ревизионная комиссия, заявитель обосновывает тем, что в течение ликвидации (более 8 лет) общество фактически продолжало осуществлять хозяйственную деятельность.
    Между тем решение вопроса, осуществляло ли в указанный период АОЗТ "Сочиагростройинвестсервис" иную хозяйственную деятельность, помимо направленной на ликвидацию общества, и имело ли в действительности место ограничение прав акционеров в участии в такой деятельности, требует установления и исследования фактических обстоятельств, что входит в компетенцию арбитражных судов и не подведомственно Конституционному суду РФ (ст. 125 Конституции Российской Федерации и ст. 3 Федерального конституционного закона "О Конституционном суде Российской Федерации").
    4. Приведенные критерии оценки фактических обстоятельств дела (экономическая нецелесообразность и отсутствие родственных связей) не свидетельствуют о притворности волеизъявления дарителя передать в дар принадлежащие ему акции, факт возмездности сделки не доказан, а собственник на основании ст. 209 ГК РФ вправе по своему усмотрению распорядиться принадлежащим ему имуществом.
    (Постановление кассационной инстанции Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа от 13 июня 2006 г. по делу № а43-41609/2005-20-1147.)
    Изучив материалы дела и заслушав представителей сторон, окружной суд счел возможным отменить обжалуемые судебные акты на основании следующих обстоятельств дела.
    Как усматривается из его материалов и установлено судом, 22 декабря 2004 г. Захаров А. Б. по договору подарил ООО "ТЭП" 4200 обыкновенные именные бездокументарные акции ЗАО "НЗ "Старт"".
    Сорокин О. В. посчитал, что данный договор дарения совершен с целью прикрыть другую сделку и обратился в арбитражный суд с настоящим иском. В соответствии с п. 2 ст. 170 ГК РФ притворная сделка, т. е. сделка, совершенная с целью прикрыть другую сделку, ничтожна.
    Согласно п. 3 ст. 7 Закона № 208-ФЗ акционеры закрытого акционерного общества, а в случаях, предусмотренных уставом, и само акционерное общество имеют преимущественное право приобретения акций, продаваемых другими акционерами.
    Исходя из подп. 9 п. 14 Постановления пленума Высшего арбитражного суда РФ от 18 ноября 2003 г. № "О некоторых вопросах применения Федерального закона "Об акционерных обществах"" преимущественное право акционеров (общества) действует при отчуждении участником этого общества акций только путем продажи. Однако в соответствии с подп. 8 п. 14 в случае предоставления заинтересованным лицом, имеющим преимущественное право на приобретение акций, доказательств, свидетельствующих о том, что договор безвозмездного отчуждения акций (дарения), заключенный участником общества с третьим лицом, является притворной сделкой и фактически акции были отчуждены на возмездной основе, такой договор в силу п. 2 ст. 170 ГК РФ является ничтожным, а к сделке применяются правила, регулирующие соответствующий договор. Лицо, чье преимущественное право на приобретение акций нарушено, может в этом случае потребовать перевода на него прав и обязанностей покупателя акций по сделке, совершенной с третьим лицом.
    Таким образом, суду необходимо было выяснить, имели место безвозмездная передача Захаровым А. В. по договору от 22 декабря 2004 г. ООО "ТЭП" 4200 акций ЗАО "НЗ "Старт"" либо встречное предоставление со стороны покупателя.
    Пунктом 1 ст. 572 ГК РФ установлено, что договор дарения является безвозмездной сделкой. Наличие встречной передачи вещи или права, а также совершение сторонами сделки, имеющей целью прикрыть другую сделку, в данном случае в соответствии со ст. 65 Арбитражного процессуального кодекса РФ должен доказать истец.
    Из существа и содержания оспариваемого истцом договора дарения не усматривается наличие встречной передачи. Вывод арбитражного суда о том, что возмездность сделки подтверждена установлением стоимости продаваемых акций в договоре дарения и передаточном распоряжении, не основан на законе и опровергается материалами дела.
    В соответствии со ст. 142 ГК РФ и ст. 2 Закона № 208-ФЗ акция - это эмиссионная ценная бумага, удостоверяющая с соблюдением установленной формы и обязательных реквизитов имущественные права ее владельца.
    Как следует из материалов дела, при заключении договора от 22 декабря 2004 г. стороны согласовали предмет дарения, указав индивидуальные признаки акций, в том числе их номинальную стоимость. Согласно п. 1 договора Захаров А. Б. (даритель) безвозмездно передает ООО "ТЭП" (одаряемому) в собственность обыкновенные именные бездокументарные акции ЗАО "НЗ "Старт"" в количестве 4200 шт.; номинальная стоимость одной акции - 1 руб. Условие о цене сделки в договоре отсутствует.
    Указание в передаточном распоряжении цены сделки не может быть признано в качестве доказательства возмездности сделки, так как эта обязанность возникает в соответствии с нормативным правовым актом.
    Постановлением Федеральной комиссии по рынку ценных бумаг от 2 октября 1997 г. № 27 утверждено Положение о ведении реестра владельцев именных ценных бумаг, согласно которому в передаточном распоряжении необходимо указывать цену сделки, если основанием для внесения записи в реестр является договор дарения (абз. 4 п. 3.4.2 Положения). Указание в договоре номинальной стоимости ценных бумаг не изменяет безвозмездный характер договора дарения и не обязывает при совершении дарения оплачивать стоимость ценных бумаг.
    Иные доказательства, свидетельствующие о возмездном характере передачи Захарова А. В. спорных акций ООО "ТЭП", в материалы дела не представлены.
    Суд признал обоснованным довод истца о притворном характере спорного договора исходя из следующих фактов: Захарову А. В. экономически нецелесообразно дарить ООО "ТЭП" указанные акции; каких-либо отношений, позволяющих определить причину безвозмездного характера данной сделки, между данными лицами не существует.
    Приведенные критерии оценки фактических обстоятельств дела (экономическая нецелесообразность и отсутствие родственных связей) не свидетельствуют о притворности волеизъявления Захарова А. В. передать в дар принадлежащие ему акции и положены судом в основу признания договора дарения притворной сделкой в нарушение ст. 170 ГК РФ, поскольку факт возмездности сделки не доказан, а собственник в соответствии со ст. 209 вправе по своему усмотрению распорядиться принадлежащим ему имуществом.
    Кроме того, суд сослался на заключенные Захаровым А. Б. и ООО "ТЭП" в тот же день 3 договора купли-продажи долей в уставных капиталах ООО "Центринвест", ООО "Энергосервис" и ООО "Право и менеджмент".
    Между тем названные договоры не имеют правового значения для оценки законности оспариваемого договора дарения акций, поскольку объектом купли-продажи по указанным сделкам являлось имущество, самостоятельно выступающее в гражданском обороте и никоим образом не связанное с акциями, переданными в дар.
    При таких обстоятельствах обжалуемые судебные акты подлежат отмене на основании п. 3 ч. 2 с. 288 Арбитражного процессуального кодекса РФ, так как судом неправильно применены нормы материального права, а именно ст. 170 ГК РФ.
    Фактические обстоятельства, имеющие значение для дела, установлены судом первой и апелляционной инстанции в полном объеме, поэтому в силу п. 2 ч. 1 ст. 287 Арбитражного процессуального кодекса РФ окружной суд посчитал возможным отменить решение и постановление апелляционной инстанции и принять новый судебный акт по данному делу - об отказе в иске.

  • Рейтинг
  • 0
Оставить комментарий
Добавить комментарий анонимно, введите имя:

Введите код с картинки:
Добавить комментарий как авторизованный посетитель: Войти в систему

Содержание (развернуть содержание)
Факты и комментарии
Краса финансов
Россия и Китай: всерьез и надолго
О методе экспресс-оценки обоснованности курсов акций
Рыночный подход к анализу кредитного риска корпоративных облигаций
Принципы формирования синдиката банков - организаторов IPO
IR на службе нефтегазового холдинга
Система раскрытия информации в Украине: подводные камни реформы
Украинскую систему раскрытия информации ожидает новый виток развития
Public Relations как инструмент успешного IPO
Оценка кредитоспособности с учетом риска деловой репутации контрагента
Валютные деривативы на российском межбанковском рынке
Почему дорожает нефть?
Расчеты по сделкам с ценными бумагами в иностранной валюте - благо или зло?
Индекс, приносящий успех
"Золотые" ПИФы: Перспективы создания
Паевые инвестиционные фонды: формирование, управление и контроль
Инвесторы на рынке коллективных инвестиций
Крупные сделки, дополнительные выпуски акций, ликвидация акционерного общества (по материалам судебных решений)
Присвоение рейтинга российским ипотечным ценным бумагам
Секьюритизация и Люксембург
Шумовая торговля. Современные эмпирические исследования

  • Статьи в открытом доступе
  • Статьи доступны на платной основе
Актуальные темы    
 Сергей Хестанов
Девальвация — горькое лекарство
Оптимальный курс национальной валюты четко связан со структурой экономики и приоритетами денежно-кредитной политики. Для нынешней российской экономики наиболее логичным (и реалистичным) решением бюджетных проблем является девальвация рубля.
Александр Баранов
Управление рисками НПФов с учетом новых требований Банка России
В III кв. 2016 г. вступили в силу новые требования Банка России по организации системы управления рисками негосударственных пенсионных фондов.
Варвара Артюшенко
Вместе мы — сила
Закон синергии гласит: «Целое больше, нежели сумма отдельных частей».
Сергей Майоров
Применение blockchain для развития биржевых технологий и сервисов
Распространение технологий blockchain и распределенного реестра за первоначальные пределы рынка криптовалют — одна из наиболее дискутируемых тем в современной финансовой индустрии.
Все публикации →
  • Rambler's Top100