Casual
РЦБ.RU

Такими именами мы вправе гордиться...

Октябрь 2006


    Интервью с президентом ДКК Игорем Моряковым

    В своем последнем интервью1 на посту президента Депозитарно-Клиринговой Компании (ДКК) Игорь Моряков откровенно рассказал о причинах своего ухода, о том, что не удалось реализовать, а также о своих планах дальнейшей деятельности.

    РЦБ: Игорь Дмитриевич, как известно, на 5 октября назначено собрание акционеров ДКК, которое рассмотрит вопрос о досрочном прекращении Ваших полномочий на посту президента компании. Как Вы относитесь к этому событию?

    И. М. С одной стороны, немножко грустно уходить из компании, в которой проработал более 2,5 лет. За это время удалось значительно укрепить позиции ДКК на рынке, в том числе в идущем сегодня процессе создания Центрального депозитария.
    С другой стороны, я полностью понимаю необходимость такого события. Ухожу, потому что это необходимо для дальнейшего движения компании и получения ей статуса Центрального депозитария - той цели, которую я ставил перед собой, приняв решение возглавить ДКК.

    РЦБ: Подводя итоги, назовите, пожалуйста, основные достижения на посту президента ДКК?

    И. М. Как я уже сказал, за 2,5 года моей работы позиция ДКК значительно укрепилась. Это выражается в цифрах: 6-кратный рост активов в номинальном держании компании, 2-кратный рост количества эмитентов. Такие показатели свидетельствуют о том, что ДКК де-факто признана рынком как центральный депозитарий по акциям.
    За годы моего руководства укрепилось финансовое положение компании: каждый год мы увеличиваем прибыль. Заработанные компанией деньги позволяют проводить независимую политику по развитию своей технологической базы и перейти на новую расчетно-депозитарную систему. Полученные результаты явились следствием увеличения объема предоставляемых услуг нашим клиентам.
    К другим достижениям компании - не столько моим, сколько всего коллектива компании - я отношу приход на обслуживание в ДКК новых клиентов, и прежде всего иностранных, среди которых находятся крупные международные кастодиальные банки. Можно перечислить некоторые громкие имена: Merrill Lynch, Citibank, UBS, BNP Paribas, Deutsche Bank, Societe Generale, Morgan Stanley, Goldman Sachs, Nomura. Большинство из них или уже подключены или в ближайшее время подключатся к системе расчетов ДКК на условии "поставка против платежа" (ППП). Такими именами мы вправе гордиться, потому что после долгих уговоров и аргументаций в пользу услуг нашей компании они приняли решение о переводе своих активов и активов своих клиентов на хранение в ДКК и подключение к нашей системе расчетов.

    РЦБ: То есть речь идет не только о присоединении к ППП, но и о выборе ДКК единым местом хранения клиентских активов?

    И. М. Условием подключения к ППП является в первую очередь перевод активов, потому что нельзя рассчитываться, не имея этих активов в ДКК. В то же время, действительно, есть решение некоторых инвестбанков (и не только иностранных) о выборе ДКК единым местом хранения активов, но об этом мы объявим позже.
    Хотел бы отметить, что ДКК укрепила свои позиции на международной арене: компания активно сотрудничает с Ассоциацией центральных депозитариев Евразии, Ассоциацией европейских центральных депозитариев, принимает участие во всех международных конференциях по фондовому рынку России и мира. То есть представительство ДКК достаточно заметно, и я горжусь тем, что в настоящий момент она признана мировым сообществом в качестве фактического Центрального депозитария России по акциям.

    РЦБ: Какие планы Вы не успели реализовать?

    И. М. Компания осуществляет проект по переходу на новую расчетно-депозитарную систему. В этом году планировалось начать реализацию уже второго этапа, но этим уже придется заниматься моему преемнику Михаилу Лауферу.

    РЦБ: Какие проекты были задуманы совместно с РТС?

    И. М. Прежде всего это проект по переходу на новую систему расчетов "поставка против платежа" в рублях, которая технически подготовлена и будет запущена ближе к концу года. Все организационные мероприятия уже проведены, система протестирована и практически готова к запуску.
    Другой проект - "мост" между ДКК и НДЦ в режиме он-лайн. К сожалению, наши партнеры из НДЦ по каким-то причинам не смогли перейти на этот режим с 18 сентября, как мы изначально договаривались. Надеюсь, что запуск "моста" не будет затягиваться.

    РЦБ: Вы часто находились в оппозиции Банку России и госчиновникам, имели собственный взгляд на стратегию создания Центрального депозитария на базе ДКК. Не послужило ли это некоторым основанием Вашему уходу?

    И. М. На самом деле руководителю такой компании, как ДКК, необходимо иметь собственное мнение - это некая обязанность, иначе компания потеряет свою независимость и позиционирование на рынке как самостоятельная организация, на базе которой создается Центральный депозитарий. Конечно, между мной и людьми, которые руководят НДЦ, существовало разногласие в вопросах, кому должен принадлежать ЦД и как должны формироваться его органы управления. Состоялись дискуссии на эту тему, и после неоднократных моих заявлений о том, что в руководстве Центральным депозитарием должны находиться его основные пользователи, Центробанк и ММВБ расширили состав совета директоров НДЦ, уступив большинство мест представителям профессионального сообщества. Тем самым они признали правоту нашей позиции, что все-таки в управлении инфраструктурными организациями существенную роль, если не определяющую, должны принимать ее пользователи. В этом плане я считаю своей заслугой то, что неоднократные заявления о желаниях и ожиданиях рынка возымели действие, в том числе и на наших оппонентов из группы ММВБ. На мой взгляд, передача управления НДЦ банкам-клиентам - позитивный шаг со стороны руководства Центрального банка РФ и ММВБ.
    Я не думаю, что моя позиция в вопросах создания ЦД послужила мотивом для ухода. В этом случае сыграла свою роль необходимость на текущем этапе возглавить компанию представителю интересов, по большей степени, государственного уровня. М. Лауфер активно участвовал в подготовке законопроекта о Центральном депозитарии, он знает все тонкости, которые закладывались регулятором в проект закона, и понимает, как должна строиться работа ЦД в условиях повышения влияния государства на эту организацию. Вполне целесообразно и логично его назначение на должность президента ДКК, которая в будущем, безусловно, станет Центральным депозитарием.

    РЦБ: Как, по-Вашему, Михаил Лауфер продолжит начатые Вами проекты или будет придерживаться собственного видения стратегии развития ДКК? Вы уже общались с ним на эту тему после совета директоров ДКК?

    И. М. Мы контактировали в процессе обсуждения законопроекта о Центральном депозитарии. После совета директоров ДКК мы не общались, думаю, после избрания М. Лауфера президентом ДКК нам предстоит поработать вместе - помочь в переходный период, передать дела и т. д. М. Лауфер довольно опытный руководитель: в свое время он возглавлял НДЦ, до этого был одним из руководителей ММВБ, главой ОДК, имеет достаточный опыт как руководителя депозитарных компаний. Я уверен, он продолжит начатые мною проекты и, конечно же, будет иметь собственную точку зрения на любой вопрос дальнейшего развития ДКК. Повторюсь, это необходимо руководителю такой компании.

    РЦБ: С Вашим уходом произойдут какие-то изменения в топ-менеджменте ДКК? Может быть, кто-то уже говорил с Вами о своем уходе?

    И. М. Подобные разговоры, даже если и ведутся, носят эмоциональный характер. И это понятно, люди работали вместе со мной, мы были достаточно сплоченной командой. Я всегда считал себя не просто начальником этих людей, скорее, играющим тренером или капитаном команды. Мой уход, естественно, повлияет каким-то образом на всю команду, тем не менее я бы не говорил о бегстве из компании основных топ-менеджеров. Уверен, что до принятия каких-либо решений они поговорят с М. Лауфером, выяснят его позицию, определят принципы, на которых будет строиться дальнейшее управление ДКК. Если они найдут общий язык, то я не вижу проблем, чтобы продолжить сотрудничество в том же направлении, в котором мы работали до сих пор.

    РЦБ: Игорь Дмитриевич, Вы продолжите свою деятельность в РТС? Чем Вы будете заниматься?

    И. М. По договоренности с руководством РТС я буду курировать деятельность группы по инфраструктурным проектам, продолжу контакты с международными институтами, инвестбанками, буду представлять интересы группы на международном уровне, в частности по продвижению брэндов РТС и ДКК.

    РЦБ: До избрания президентом ДКК Вы возглавляли ее совет директоров. Планируется ли Ваше возвращение в данный орган, например, в качестве представителя основного акционера?

    И. М. Я всегда стоял на позиции, что в состав совета директоров ДКК должны входить ее основные пользователи. А поскольку пока я не собираюсь работать в компаниях, являющихся основными клиентами ДКК, то мое присутствие в совете директоров будет выглядеть несколько нелогичным и разойдется с давно провозглашенными мной принципами, суть которых - компанией должны управлять ее клиенты. Так что пока я в совете директоров ДКК себя не вижу.

    РЦБ: Предлагали ли Вам какую-либо должность в НДЦ или на ММВБ? Могли бы Вы работать у конкурентов?

    И. М. Нет, не предлагали. По поводу работы у конкурентов хочу сказать, что я наемный менеджер, который выполняет поставленную перед ним задачу. Безусловно, я рассмотрю поступившее мне предложение, если такое будет. Многое зависит от условий работы, которые предложит работодатель, от его готовности принять определенные пожелания с моей стороны. Я человек, следующий своим принципам, в случае отсутствия изменений позиции Группы ММВБ в отношении системы управления, с переходом к более демократичному принятию решений - не основными акционерами, а основными пользователями, ответ на предложение, скорее всего, будет отрицательным.

    РЦБ: Что Вам известно о переговорах НДЦ с группой РТС по продаже принадлежащих депозитарию акций ДКК? Для чего НДЦ нужно продавать свой пакет?

    И. М. О переговорах, слухи о которых давно ходят, я узнал из средств массовой информации. Я не участвовал в них ни в каком качестве. Хотя, на мой взгляд, слухи вполне обоснованные. Так как ДКК заявила о намерении получить лицензию Центрального депозитария, соответственно, ей придется достичь капитализации в установленном размере 1 млрд руб., чего нельзя сделать без дополнительной эмиссии акций.
    Если допэмиссия будет проведена в рамках существующей структуры собственности и ни один из собственников не захочет уменьшить свой пакет в ДКК, необходимо будет внести примерно 27 млн долл: около 10 млн долл - НДЦ и 17 млн долл - РТС. В случае готовности НДЦ принять участие в капитализации ДКК нет смысла продавать им принадлежащий пакет акций. В противном случае произойдет "размытие" их пакета, что, на мой взгляд, не входит в интересы Группы ММВБ.

    РЦБ: Во сколько можно оценить пакет акций ДКК, принадлежащий НДЦ? Совсем недавно НДЦ его купил за 1 млн долл.

    И. М. Исходя из текущей капитализации ДКК, пакет акций, находящийся в собственности НДЦ, стоит примерно 4 млн долл. Так что можно поздравить наших коллег из НДЦ с удачной инвестицией в инфраструктуру: вложив 1 млн долл., они могут получить 4 млн долл., причем за очень короткое время.

    РЦБ: Сегодня выставлен на продажу 10%-ный пакет ОАО "РТС". Желающих его купить много. Среди претендентов на акции РТС НДЦ может найти покупателей на пакет акций одного из основных активов Группы РТС - ДКК?

    И. М. У нас закрытое акционерное общество, и поэтому сделка между акционерами потребует отказа от права преимущественного приобретения акций другими акционерами, что мало вероятно. Думаю, НДЦ нецелесообразно вести переговоры с кем-то из посторонних покупателей.

    РЦБ: Как известно, капитал Центрального депозитария должен составлять 1 млрд руб. Насколько эта цифра обоснованна?

    И. М. Я до сих пор сомневаюсь в необходимости высокой капитализации для ЦД, поскольку непонятно, на какие цели пойдут эти деньги. Говорить о том, что это средневзвешенный по Европе уровень капитализации для такого рода института, тоже неправильно. На самом деле, европейские центральные депозитарии создавались в течение десятилетий, рост капитализации шел естественным путем, деньги были им необходимы для определенных бизнес-проектов. Капитал никогда не рассматривался в качестве неких гарантийных фондов на случай потери активов центральным депозитарием, для этого существуют страховки.
    Кроме того, не оправдано соотношение активов, которые находятся на хранении (а в нашем случае это миллиарды долларов), и капитализации в миллионы долларов - не защищена даже сотая доля процента активов, которые находятся на хранении в депозитарии. Авторам законопроекта следует попытаться найти более или менее логичное обоснование для этой суммы, а лучше потребовать наличие страховки от операционных рисков для организаций, претендующих на лицензию Центрального депозитария.

    РЦБ: У ДКК есть такая страховка?

    И. М. Мы, наверное, самый старый страхователь по этому виду деятельности: более 10 лет мы обладаем полисом, который покрывает все операционные риски ДКК. Сумма страховки составляет пусть не 1 млрд руб., но она показывает рынку, что на протяжении всего этого срока страховые компании не боятся страховать наши риски на вполне приличную сумму.

    РЦБ: Хотя бы один страховой случай был?

    И. М. Нет, никаких страховых случаев не было, и, надеюсь, что они не произойдут в будущем.

    РЦБ: ДКК уже объявила о намерении увеличить уставный капитал, проведя дополнительную эмиссию. Когда допэмиссия будет размещена?

    И. М. Это вопрос ближайших месяцев, скорее всего, конец 2006 - начало 2007 г.

    РЦБ: Ранее Вы говорили, что ДКК планирует до осени 2006 г. открыть междепозитарные счета в депозитариях Украины, Армении и некоторых других стран СНГ, чтобы предоставить своим клиентам доступ к ценным бумагам этих стран. Что из этих планов уже сегодня выполнено и что помешало реализовать эти планы в полном объеме?

    И. М. В течение ближайших 10 дней мы откроем счет в центральном депозитарии Казахстана. Уже проведены переговоры и подготовлены документы для открытия счетов в центральных депозитариях Украины и Грузии. В настоящее время идут переговоры с центральными депозитариями Армении, Узбекистана и Азербайджана. Работа идет, планы не поменялись, только сроки немного сдвинулись. Может, это и к лучшему, а то поспешишь - людей насмешишь. До конца года постараемся открыть счета во всех перечисленных государствах.
    Что касается других центральных депозитариев, это вопрос времени и опять же желания наших клиентов.

    РЦБ: Игорь Дмитриевич, следующий вопрос связан с гибелью Андрея Козлова. Известно о Ваших непростых взаимоотношениях с погибшим зампредом Банка России, председателем совета директоров НДЦ. Есть ли у Вас свои версии происшедшего?

    И. М. Мне не нравится словосочетание "непростые взаимоотношения". У меня с Андреем были принципиальные разногласия по ряду вопросов, тем не менее мы относились друг к другу с очень большим уважением. Я точно знаю, что в общем-то он уважал мою позицию. Как люди, следующие своим принципам, думаю, мы понимали друг друга гораздо лучше, чем многие наши союзники, потому что мы открыто - и на встречах, и в прессе - заявляли о своей позиции, постоянно приводили аргументы в поддержку той или иной точки зрения. Никто из нас не боялся и не избегал открытых дискуссий. Искренне жаль, что погиб такой яркий человек. С его уходом на российском фондовом рынке обсуждение основных вопросов поблекнет, поскольку смерть Андрея - это уход достойного противника. В споре рождается истина: его позиции менялись в ходе наших дискуссий, я в чем-то тоже стал более гибким. Будет не хватать человека, который озвучивал точку зрения Группы ММВБ и НДЦ, умел ее отстаивать, прислушиваться к альтернативным мнениям и понимать суть разногласий.
    Говоря о версиях убийства, я присоединюсь к большинству точек зрения, неоднократно высказанных. Естественно, это связано с его работой по надзору и контролю за работой банков, с его бескомпромиссной борьбой с обналичиваем, отмыванием денег, недобросовестными действиями ряда банкиров. Его позиция была в этом вопросе очень принципиальной и непоколебимой. Таких людей, которые не боятся и готовы идти до конца, крайне мало.

    РЦБ: Интересно Ваше мнение по поводу перспектив развития инфраструктуры фондового рынка России?

    И. М. Всем уже понятно, что соломоново решение - наличие нескольких центральных депозитариев - является следствием сложившейся ситуации на рынке. Существуют два крупнейших центра, сформированные естественным путем, - ДКК и НДЦ. Еще есть абсолютно обособленный сегмент - рынок акций Газпрома с Газпромбанком, который представляет собой исторически сложившийся центральный депозитарий по акциям газового концерна. Получилась многополярная система, и ее фиксация в законопроекте о центральном депозитарии - логическая необходимость. Регулирующие органы не хотят разрушать сложившееся положение вещей, так как понимают, что любое насильственное действие повлечет к серьезным проблемам и потрясениям на рынке. Здравая позиция, которую можно только приветствовать.
    Вместе с тем понятно, что это временное решение, переходное положение, поскольку центральный депозитарий должен быть один, хотя бы по каждому сегменту рынка. Об этом говорят представители и НДЦ, и ДКК, и других структур, участвовавших в обсуждении этого документа. Сегодня большинство разделяет точку зрения, которую ДКК изначально высказывала: все должно происходить естественным, эволюционным путем, без потрясений и революций. Объединение существующей инфраструктуры либо разделение, скажем так, по видам инструментов, что вполне логично, может произойти только рыночным путем, и движение к этому должно быть с обеих сторон.
    При объединении ДКК и НДЦ должны быть найдены некие компромиссы между позицией Группы ММВБ, которая исторически находится под влиянием Центрального банка, и Группы РТС, принадлежащей участникам рынка. Вопрос решается в органах управления и структуре собственности, договориться можно, если будут учтены все интересы. На мой взгляд, вполне реально, что через несколько лет, не хочу конкретно прогнозировать, ДКК и НДЦ все-таки объединятся в одну компанию, которая будет абсолютно обоснованно называться Центральный депозитарий России.

    РЦБ: В настоящее время ДКК не допущена к обслуживанию государственных долговых бумаг. С получением ДКК лицензии Центрального депозитария могут ли произойти изменения с эти сегментом?

    И. М. НДЦ получил монополию на обслуживание госдолга, скажем так, ГКО и ОФЗ изначально торговались на ММВБ. До создания НДЦ они учитывались в системе ММВБ. После выделения депозитарного бизнеса из биржи в отдельную компанию появился НДЦ, которому автоматически были переданы на хранение и обслуживание эти ценные бумаги.
    ДКК просто не была заинтересована в борьбе за этот вид активов, потому что наша тарифная политика основана на взимании платы за расчеты, а не за хранение. В отличие от НДЦ, наша компания бы все равно ничего на этом не заработала, так как активность операций по этому финансовому инструменту достаточно низкая.
    Я не исключаю, что в будущем ДКК обратится к эмитенту, каковым является Министерство финансов РФ, и к другим учетным институтам с предложением допустить к учету государственные долговые бумаги.

  • Рейтинг
  • 0
Оставить комментарий
Добавить комментарий анонимно, введите имя:

Введите код с картинки:
Добавить комментарий как авторизованный посетитель: Войти в систему

Содержание (развернуть содержание)
Факты и комментарии
Один день с Алексеем Порхуном
Умеренные ожидания укрепления курса рубля
О проблемах введения полной конвертируемости рубля
О денежно-кредитной политике на 2007 г.
Нефтяные правила игры
Инвестиционная программа РАО "ЕЭС России". Перспективы акций энергокомпаний и оценка их стоимости
Конверсия как метод управления внешним долгом
Закрытые фонды недвижимости - уникальные возможности
Текущие тенденции в потребительском секторе
Современные системы управления деревообрабатывающего производства
"Иркут" - ведущее звено эскадрильи российской авиации
Фонды прямых инвестиций vs венчурных ПИФов
Иностранные инвестиции в Россию и другие страны BRIC
Перспективные направления для венчурных инвестиций
Основные теории состояния рынка ценных бумаг
Такими именами мы вправе гордиться...
Модель предложена - ждем ответа
МСФО должны быть обязательны для Центрального депозитария
Ответственность эмитента и регистратора за кражу акций

  • Статьи в открытом доступе
  • Статьи доступны на платной основе
Актуальные темы    
 Сергей Хестанов
Девальвация — горькое лекарство
Оптимальный курс национальной валюты четко связан со структурой экономики и приоритетами денежно-кредитной политики. Для нынешней российской экономики наиболее логичным (и реалистичным) решением бюджетных проблем является девальвация рубля.
Александр Баранов
Управление рисками НПФов с учетом новых требований Банка России
В III кв. 2016 г. вступили в силу новые требования Банка России по организации системы управления рисками негосударственных пенсионных фондов.
Варвара Артюшенко
Вместе мы — сила
Закон синергии гласит: «Целое больше, нежели сумма отдельных частей».
Сергей Майоров
Применение blockchain для развития биржевых технологий и сервисов
Распространение технологий blockchain и распределенного реестра за первоначальные пределы рынка криптовалют — одна из наиболее дискутируемых тем в современной финансовой индустрии.
Все публикации →
  • Rambler's Top100