Casual
РЦБ.RU

О проблемах введения полной конвертируемости рубля

Октябрь 2006


    Изменения динамики основных макроэкономических показателей в 2006 г. сопровождались дальнейшими структурными сдвигами в национальном хозяйстве. К числу важнейших их них без преувеличения можно отнести переход де-юре к полной конвертируемости рубля с середины 2006 г. Минуло почти 4 мес. с этого знаменательного события, в спорах о последствиях которого сломала копья не одна плеяда экономистов, политиков и журналистов. В данной статье автор попытался оценить результаты столь широко дискутируемой либерализации валютного законодательства для трансграничного движения капитала и курсовой политики Банка России.

    Активно обсуждавшаяся тема введения полной конвертируемости рубля получила новый импульс после опубликования ежегодного послания Президента Российской Федерации в 2006 г. Мало-помалу разворачивающийся процесс постепенного ослабления норм валютного регулирования и валютного контроля весной текущего года приобрел лавинообразную скорость. Спешный отказ от всех рычагов регулирования валютных потоков Центральным банком (норматив обязательной продажи, резервирование) сочетался с принятием поправок в Закон "О валютном регулировании и валютном контроле", фактически рапортующих о досрочном "запуске" полной конвертируемости рубля. Экономика страны стала в одночасье открытой, а рубль превратился в конвертируемую валюту. Что же изменилось за прошедшее с этого момента время?
    Следует отметить, что зачастую под полной конвертируемостью понимают беспрепятственную возможность обменять национальную валюту на иностранную в любое время и в любом месте. При этом в тени остаются институциональные ограничения на конвертируемость. К ним следует отнести как протекционистские меры государственной политики (законодательные препоны в отношении участия иностранного капитала в банковском и страховом бизнесе), рыночные, конъюнктурные факторы (невостребованность национальной валюты за рубежом из-за незначительного участия страны в международной торговле и отсутствия должного количества финансовых инструментов, номинированных в национальной валюте), так и страновые ограничения (например, повышенные политические риски). В итоге формально введенная полная конвертируемость может на деле не сказаться существенно на потоках капитала, пересекающих национальную границу.
    Достаточно точной оценки результатов ускоренного введения конвертируемости рубля в России в настоящий момент получить, к сожалению, невозможно. Составляемый со значительным временным лагом платежный баланс Российской Федерации, а также запаздывающая статистика трансграничного движения капитала позволят оценить воздействие данной меры на макроэкономическом уровне лишь ближе к окончанию года. Более оперативную оценку результатов либерализации режима функционирования национальной валюты можно получить из статистики функционирования внутреннего валютного рынка, в частности показателей по обороту операций по отдельным валютам, степени участия в формировании конъюнктуры рынка Банка России, а также динамики валютных курсов. В целом в настоящее время можно говорить лишь о контурах происшедших изменений, которые в дальнейшем либо будут уточнены, либо несколько изменятся.
    Первое, на что следует обратить внимание, - динамика показателей платежного баланса. Итоги I кв. и оценки первого полугодия 2006 г. позволяют сделать вывод о сохранении тенденции к увеличению торгового оборота России с внешним миром. Объем внешнеторгового оборота в отчетном периоде по сравнению с аналогичным периодом прошлого года вырос на 33% - до 56,8 млрд долл.1 Движение трансграничного частного капитала в отчетном периоде сохранило структурные пропорции 2005 г. После оттока частного капитала из России в I кв. в объеме 4,7 млрд долл. (преимущественно за счет снижения привлечения ресурсов нефинансовыми предприятиями и активизации вывоза капитала банками) во II кв. ввоз капитала активизировался как по линии банков, так и со стороны нефинансовых предприятий. Итоговое оценочное значение чистого притока капитала в Россию во II кв. оказалось рекордным в ряду сопоставимых периодов прошлых лет2. Тем не менее, несмотря на расширившееся привлечение иностранного капитала, утечка капитала в форме несвоевременного возврата экспортной валютной выручки, переводов по фиктивным импортным контактам по-прежнему составляла значимую часть вывоза отечественного капитала. Ее объем в первом полугодии 2006 г. достиг 16,2 млрд долл. (15 млрд долл. за тот же период 2005 г.) и был почти в 2 раза выше вывоза отечественного капитала в форме прямых и портфельных инвестиций (7,6 млрд долл.). И хотя в относительном выражении (по отношению к сальдо счета текущих операций) утечка капитала в 2006 г. несколько сократилась, можно предположить, что представители российского частного капитала, несмотря на предстоящую легализацию вывоза валюты, сохранили устойчивые предпочтения в отношении ее репатриации за рубеж через "серые" схемы.
    Отличительной чертой первого полугодия 2006 г. являлось заметное увеличение активности банков в качестве субъекта привлечения иностранного капитала (с 6,5 млрд до 14,7 млрд долл.) при пропорциональном снижении объемов привлекаемых на международном рынке ссуд и займов сектором нефинансовых предприятий (с 11,8 млрд до 8,6 млрд долл.). Объемы привлечения иностранного финансирования в форме прямых и портфельных инвестиций корпорациями имели стабильную восходящую динамику. В вывозе отечественного капитала заметное изменение претерпели лишь две статьи: резко активизировавшееся сокращение остатков наличной иностранной валюты на руках у населения (на 5,1 млрд долл.) и уже отмечавшееся увеличение объемов утечки капитала.
    Наиболее важное изменение ситуации с трансграничными потоками капитала отмечалось в степени участия денежных властей в формировании конъюнктуры внутреннего валютного рынка. Так, объем валютных резервов в первом полугодии составил 62,4 млрд долл., что почти вдвое больше, чем в 2005 г. - 32,4 млрд долл. Все это происходило на фоне умеренного увеличения сальдо счета текущих операций с 42,8 млрд до 56,8 млрд долл. (или на 14 млрд долл.). Косвенно данный факт свидетельствует об определенном изменении модели поведения резидентов в отношении иностранного капитала. Фактически при условии сохранения доли продажи экспортной валютной выручки на уровне сопоставимого периода прошлого года относительно меньшие объемы валюты направлялись на расширение поставок импорта и наращивание иностранных активов. Так, темпы прироста импорта в 2006 г. по сравнению с сопоставимым периодом прошлого года хотя и сохранялись высокими (около 25%), тем не менее в абсолютном выражении (рост на 13,6 млрд долл.) поглощали относительно небольшую долю роста стоимостных объемов экспорта, возросшего на 33,1 млрд долл. по сравнению с аналогичным периодом 2005 г. Иными словами, темпы роста спроса на иностранную валюту для целей оплаты импорта были слабо связаны с ростом экспорта и в большей степени обусловливались действием фундаментальных факторов - увеличением доходов населения, а также ростом спроса экономики на импортное сырье и оборудование.
    С другой стороны, в 2006 г., в отличие от предшествующих периодов, на рынке существенно активизировалась продажа валюты, предоставленной нерезидентами российским контрагентам в форме ссуд и займов. Если раньше относительно большая часть этих финансовых ресурсов либо переразмещалась за рубежом (в форме увеличения иностранных активов), либо шла на финансирование импорта, то в отчетном периоде валюта, поступившая в форме ссуд из-за рубежа, преимущественно продавалась на внутреннем рынке и, не будучи востребованной адекватным ростом спроса, абсорбировалась Банком России. Косвенно данный вывод подтверждается показателями платежного баланса. Если в 2005 г. отечественные банки, помимо переразмещения за рубежом заимствованных у иностранных контрагентов ресурсов, еще и трансформировали валютные депозиты, принятые у резидентов в валютные активы (чистый вывоз капитала банками в первом полугодии 2005 г. составил около 5 млрд долл.), то в 2006 г. ситуация изменилась: отечественные кредитные организации, получая кредиты от иностранных контрагентов, существенно трансформировали их валютные кредиты российским заемщикам (объем этих операций может быть оценен в 5 млрд долл.). Те в свою очередь значительную долю полученных ресурсов продавали за рубли, используя полученные рублевые ресурсы для ведения бизнеса. Устойчивые предпочтения инвестирования в рублевые активы сохранялись у нефинансовых предприятий и в отношении заимствований, произведенных непосредственно от нерезидентов. Так, привлечение ими ссуд и займов в объеме 8,6 млрд долл. в первом полугодии 2006 г. практически не трансформировалось в соответствующее наращивание кредитов нерезидентам, а умеренные темпы роста импорта дают основание предположить, что значительная часть данных ресурсов также продавалась за рубли.
    Что касается размещения облигаций, номинированных в иностранной валюте, за рубежом, то для российских контрагентов также мало что изменилось. Концепция валютного регулирования в России строилась на стимулировании привлечения иностранного капитала и ограничении вывоза отечественного. В этой связи, пожалуй, основным препятствием для размещения валютных облигаций российских эмитентов за рубежом оставались ограничения выхода на международный рынок - низкие страновые рейтинги, высокий уровень риска и т. д. В последние годы на фоне улучшения инвестиционного климата в России, несмотря на действовавшие валютные ограничения, крупные российские корпорации успешно осваивали международные торговые площадки. Важнейшим препятствием для выхода на международные финансовые рынки для средних и мелких российских предприятий как до, так и после введения полной конвертируемости остаются низкий уровень их прозрачности, высокие риски и, как следствие, повышенная стоимость заимствований.
    Таким образом, несмотря на расширение возможностей для мобильности капитала с момента ожидаемого снятия норм валютного регулирования и валютного контроля, резиденты действовали вполне прагматично: ожидания дальнейшего укрепления валютного курса рубля стимулировали их к расширению ввоза капитала и сокращению размеров его вывоза. Увеличившаяся разница в соотношении спроса и предложения на валютном рынке компенсировалась более активным вмешательством Банка России, приобретавшим значительно больше валюты на рынке по сравнению с прошлым годом.
    Практически не сказалась на состоянии рынка ожидаемая отмена нормативов резервирования. Так, несмотря на действовавшее вплоть до июля 2006 г. обязательство резервирования для иностранных инвестиций в облигации российских эмитентов, нерезиденты активно наращивали вложения в ценные бумаги отечественного частного сектора, объем которых по итогам первого полугодия 2006 г. достиг максимальной отметки в ряду сопоставимых периодов (4,9 млрд долл.). Справедливости ради следует отметить, что в первом полугодии происходил активный отток иностранных инвесторов из сектора государственного управления, однако данный факт во многом объяснялся не столько действующими рычагами регулирования Центрального банка, сколько переориентацией нерезидентов из стагнирующего сегмента в более активный и растущий сегмент корпоративных заимствований.
    По-видимому, не претерпело изменений и отношение резидентов к продаже полученной экспортной валютной выручки, которые в условиях высоких налоговых обязательств и возросших внутренних издержек производства в течение 2004-2006 гг. продавали долю поступающей валюты, значительно превышающую установленный Банком России норматив. По некоторым экспертным оценкам, доля реализуемой на рынке экспортной валютной выручки достигает 60-70%. В этих условиях снижение Банком России норматива обязательной продажи до 0% является простой формальностью.
    Отсутствие существенных изменений в поведении субъектов трансграничных потоков в результате снятия валютных ограничений было вполне ожидаемым. В условиях, когда значительная часть "серого" капитала уже вывезена из России (объем утечки капитала в течение 1994-2005 гг. по самым скромным прикидкам может быть оценен в 140 млрд долл.3) и вернулась в виде ссуд и займов, предоставленных нерезидентами, никто особенно не рвется обменять рублевые капиталы на валюту и репатриировать ее за рубеж. Более важным мотивом, обусловливающим поведение резидентов, является возможность заработать на укрепляющемся курсе рубля, ведь наряду с большей нормой прибыли в России появляется возможность получить дополнительную выгоду от обмена рублей на валюту по более низкому курсу.
    Одновременно нерезиденты, в силу приверженности консервативной системе управления рисками с достаточно громоздкой структурой изменения лимитов на страну, не стремятся радикально увеличить вложения в инструменты, номинированные в "новой" свободноконвертируемой валюте. На их решениях в значительно большей степени сказываются отсутствие в России глубокого финансового рынка, сохраняющиеся страновые политические и экономические риски, а также ограниченные возможности для инвестирования на долгосрочной основе. Не случайно в первой половине 2006 г., несмотря на продолжившееся укрепление курса рубля, суммарный объем портфельных инвестиций в корпоративные и государственные облигации (2,6 млрд долл.) даже несколько снизился по сравнению с прошлым годом (3,8 млрд долл.).
    Таким образом, высказанные ранее предположения экспертов рынка о массовом наплыве инвесторов и спекулянтов на российский рынок после введения полной конвертируемости, по-видимому, выглядят преувеличенными. Едва ли стоит ожидать существенных изменений в трансграничных потоках капитала и в будущем. Несмотря на достаточно высокие темпы роста российской экономики, количество заемщиков, представляющих интерес для отечественных банков, существенно не растет: кредитные организации все больше смотрят в сторону развития не корпоративного, а потребительского кредитования. Достаточной окупаемостью проектов и низкими рисками могут похвастаться лишь единичные отрасли. А следовательно, отпадает необходимость и в объемных иностранных источниках фондирования, тем более что отечественная денежная система аккумулирует уже достаточное количество капиталов с приемлемыми для инвестирования характеристиками. Зарубежные же инвесторы не спешат расширять лимиты на Россию, ориентируюсь скорее на оценки рейтинговых агентств и общую ситуацию на развивающихся рынках, а не на реальное положение дел в экономике и режим функционирования национальной валюты.
    Немаловажным фактом явилось и то, что введение полной конвертируемости рубля совпало по времени с волной повышения ставок на большинстве рынков развитых стран. Данное событие, наряду со снижением лимитов на инструменты развивающихся рынков, включая российский, привело к тому, что спрэд между доходностью по большинству первоклассных инструментов российского и международного рынков сократился до минимума. Так, если спрэд между доходностью на внутреннем и международном рынках в 2005 г. составлял 3,4 п. п., то в до в 2006 г. он снизился до 1 п. п. Кроме того, уже к концу I кв. 2006 г. проникновение иностранного капитала в инструменты частного сектора российской экономики с фиксированным доходом достигло весьма значительного уровня. В результате активной скупки инвесторами-нерезидентами бумаг не только "первого", но и "второго-третьего эшелонов" оценочная доля отечественных корпоративных ценных бумаг, принадлежащих иностранцам, достигает почти 40%4. Близкая ситуация отмечается на рынке акций, где доля иностранного капитала оценивается в 40-50%5.
    Таким образом, даже при желании иностранные инвесторы не смогли бы воспользоваться всеми возможностями введения полной конвертируемости рубля, потому что доходных инструментов, в которые можно было бы выгодно разместить инвестиции, на российском рынке не так много.
    Тесно связанным с введением полной конвертируемости рубля является вопрос внесения корректив в курсовую и денежно-кредитную политику Банка России. Как правило, либерализация режима функционирования национальной валюты сопровождается повышением волатильности ее курса - неизбежным следствием увеличения мобильности капитала, пересекающего национальные границы. Это требует от Центрального банка снижения регулирующего участия в формировании конъюнктуры рынка, так как в противном случае, помимо резко возрастающей нагрузки на международные резервы страны, национальная денежная система неизбежно сталкивается с необоснованными волнами изъятия и пополнения ликвидности. Регулирование обменного курса в странах с открытой экономикой и конвертируемой валютой осуществляется в основном с помощью дисконтной (процентной) политики. Посредством изменения процентных ставок по инструментам Центрального банка создаются предпосылки для стимулирования или дестимулирования притока иностранного капитала в национальную экономику. Необходимыми условиями для функционирования подобного механизма выступает наличие достаточно емкого финансового рынка инструментов в национальной валюте, а также эффективная связь между динамикой ставок по инструментам Центрального банка и ставок денежного рынка.
    Дополнительным ограничителем регулирования потоков капитала через механизм процентных ставок выступает сбалансированность счета текущих операций платежного баланса страны. При наличии крупного положительного сальдо текущего счета и высокого коэффициента репатриации национального капитала неизбежно возникает ситуация превышения предложения иностранной валюты на национальном рынке над спросом. В зависимости от политики Центрального банка это может приводить либо к повышению курса национальной валюты, либо к периодическому повышению ликвидности за счет операций Центрального банка по стерилизации избыточного предложения иностранной валюты. Как в первом, так и во втором случае на рынке возникает избыток денежного предложения, для абсорбирования которого центральный банк вынужден прибегать к повышению ставок по своим инструментам.
    Однако в открытой экономике, помимо потенциального губительного влияния для национальной экономики, повышение процентных ставок может привести к тому, что субъекты хозяйства - банки и нефинансовые предприятия займам у Центрального банка предпочтут брать ссуды на международном рынке капиталов (последние часто оказываются дешевле и доступнее). При этом как у резидентов, так и у нерезидентов возрастет заинтересованность в размещении ресурсов в инструменты изъятия ликвидности Центрального банка, так как последние будут давать большую по сравнению с международным рынком доходность.
    Потенциально может сложиться ситуация, когда более "дешевые" деньги, взятые за рубежом, будут переразмещаться в "дорогие" депозиты Центрального банка. Иными словами, Центральный банк начнет сам финансировать банковскую спекуляцию - большие выплаты по инструментам изъятия ликвидности будут корреспондировать с сокращающимися поступлениями от ссудных операций.
    Подобная ситуация, особенно в условиях высоких темпов инфляции и свободной конвертируемости национальной валюты, способна привести к параличу инструментов денежно-кредитного регулирования Центрального банка.
    Банк России столкнулся, пожалуй, с еще более сложной ситуацией. Наряду с институциональными ограничениями - значительным положительным сальдо счета текущих операций, относительно неглубоким национальным финансовым рынком и высокими темпами инфляции - его действия ограничивались еще и специфическими условиями функционирования российской экономики, в частности повышенными требованиями к устойчивости обменного курса как индикатора финансовой стабильности в стране и обязательством поддержания конкурентоспособности отечественных товаров на внутреннем и международном рынках.
    В этих условиях действия Банка России с момента фактического введения полной конвертируемости рубля (июль 2006 г.) носили прагматичный характер. Денежные власти продолжали политику поддержания устойчивости курса рубля к бивалютной корзине (доля курса евро и доллара - 40 и 60% соответственно). При этом сохранилась тактика периодического пересмотра стоимости бивалютной корзины к рублю в сторону повышения. Сопровождавшее рост стоимости бивалютной корзины укрепление номинального эффективного курса рубля в целом соответствовало состоянию счета текущих операций платежного баланса России и ситуации на валютном рынке. Тем не менее поддержание устойчивого валютного курса рубля потребовало в 2006 г. значительно больше усилий денежных властей, чем годом ранее. Как отмечалось выше, в том числе и в результате расширения операций Банка России на рынке, в отчетном периоде прирост валютных резервов был почти вдвое выше соответствующего показателя первого полугодия 2005 г. Таким образом, следует констатировать факт, что введение свободной конвертируемости рубля практически не сказалось на тактике проведения операций на внутреннем валютном рынке.
    По нашему мнению, существенно большее влияние снятие валютных ограничений оказало на процентную политику Банка России. Фактически главное финансовое учреждение страны оказалось между двух огней. Задача борьбы с инфляцией требовала известного ужесточения денежно-кредитной политики и, соответственно, подъема официальных процентных ставок. Однако верхний порог такого подъема, как отмечалось выше, был четко ограничен уровнем процентной ставки на международном рынке: в условиях полностью конвертируемой валюты отечественные банки и нефинансовые предприятия могут свободно занимать средства и за рубежом под меньший процент. Как показывают статистические данные, ставки по наиболее приближенному к рынку инструменту Банка России - операциям РЕПО вплотную приблизилась к ставкам международного рынка (рис. 1).
    Попытки Банка России повысить национальные ставки до международного уровня и выше в условиях вновь обретенной открытости российской экономики неизбежно вызовут снижение спроса на кредит со стороны банков и одновременно стимулируют проведение ими спекулятивных операций, направленных на получение арбитражной премии, например заимствования на международном рынке и депонирование средств в Банке России. Действительно, предпринятое в 2006 г. Банком России повышение ставок по депозитам обернулось мощным притоком средств банков в этот инструмент, что объяснялось привлекательным уровнем процентных ставок, реальная величина которых повышалась еще и ожидаемым в будущем укреплением рубля (рис. 2).
    Сложилась ситуация, при которой Центральный банк фактически стал финансировать арбитражные операции банков: при сокращении объема операций по предоставлению ликвидности (объем РЕПО, ломбардных операций и операций своп был незначительным) у главного финансового учреждения существенно возросли расходы по обслуживанию депозитов кредитных организаций в Банке России. Помимо убыточности для Центрального банка, это чревато еще и дополнительной рублевой эмиссией.
    Однако даже столь высокая цена, уплаченная за абсорбирование избыточного денежного предложения, не позволяет достичь основной цели регулятора - эффективной борьбы с инфляцией. Ведь, несмотря на повышение, коридор реально действующих ставок Банка России все еще существенно ниже темпов инфляции, а российская банковская система, невзирая на доступ к ресурсам международного финансового рынка, так и не смогла генерировать кредиты по доступным для большинства отечественных предприятий ставкам. Средняя ставка по кредитам нефинансовым организациям составила в июне 2006 г. 8,8%, практически не снизившись по сравнению с сопоставимым периодом прошлого года - 9,2%6.
    Подводя итоги сказанному выше, можно сделать вывод об умеренном воздействии либерализации режима функционирования российской национальной валюты на отечественную финансовую систему.
    1. Для большинства организаций-резидентов введение полной конвертируемости не изменило ситуации с доступом к международному рынку капиталов. Последний является открытым для крупных заемщиков уже в течение нескольких последних лет. Доступ большинства средних и малых предприятий к международному рынку капиталов сдерживается их высокими рисками, а также неготовностью нерезидентов к более крупным объемам кредитования российской экономики. Основным ограничением для притока иностранных ссуд и займов со стороны банковского сектора является не наличие валютных ограничений, а ограниченный спрос отечественных контрагентов на кредит. В условиях повышения эффективности функционирования отечественных банков наращивание кредитной массы в значительной степени может быть обеспечено за счет внутренних источников.
    2. Приток иностранных инвесторов на российский финансовый рынок ограничен его глубиной и емкостью. Рынок государственного внутреннего долга стагнирует в течение ряда последних лет, что обусловливает дальнейший отток иностранных инвестиций из этого сегмента. Рынок корпоративных заимствований, учитывая достигнутый уровень проникновения иностранного капитала, уже достиг насыщения иностранными инвесторами. Во многом использованным для нерезидентов является и потенциал российского рынка акций. Кроме того, увеличению инвестиций в российские финансовые инструменты препятствует сокращение процентного спрэда между первоклассными инструментами внутреннего и международного рынков.
    3. К моменту введения полной конвертируемости рубля за рубеж уже вывезены значительные объемы российского капитала, поэтому отмена норм валютного регулирования практически не сказалась на динамике оттока ресурсов из российской экономики. Для "теневого" капитала в настоящее время основной проблемой является не столько вывоз средств за рубеж, сколько их "отмывание" и уход из-под финансового контроля.
    4. Для российских денежных властей основным следствием введения полной конвертируемости рубля выступает изменение подходов к процентной политике. В условиях либерального валютного режима коридор ставок Банка России должен быть жестко коррелирован со ставками международного рынка. Однако приближение параметров инструментов Банка России к международным во многом снижает эффективность инструментария денежно-кредитного регулирования в борьбе с инфляцией.



  • Рейтинг
  • 0
Оставить комментарий
Добавить комментарий анонимно, введите имя:

Введите код с картинки:
Добавить комментарий как авторизованный посетитель: Войти в систему

Содержание (развернуть содержание)
Факты и комментарии
Один день с Алексеем Порхуном
Умеренные ожидания укрепления курса рубля
О проблемах введения полной конвертируемости рубля
О денежно-кредитной политике на 2007 г.
Нефтяные правила игры
Инвестиционная программа РАО "ЕЭС России". Перспективы акций энергокомпаний и оценка их стоимости
Конверсия как метод управления внешним долгом
Закрытые фонды недвижимости - уникальные возможности
Текущие тенденции в потребительском секторе
Современные системы управления деревообрабатывающего производства
"Иркут" - ведущее звено эскадрильи российской авиации
Фонды прямых инвестиций vs венчурных ПИФов
Иностранные инвестиции в Россию и другие страны BRIC
Перспективные направления для венчурных инвестиций
Основные теории состояния рынка ценных бумаг
Такими именами мы вправе гордиться...
Модель предложена - ждем ответа
МСФО должны быть обязательны для Центрального депозитария
Ответственность эмитента и регистратора за кражу акций

  • Статьи в открытом доступе
  • Статьи доступны на платной основе
Актуальные темы    
 Сергей Хестанов
Девальвация — горькое лекарство
Оптимальный курс национальной валюты четко связан со структурой экономики и приоритетами денежно-кредитной политики. Для нынешней российской экономики наиболее логичным (и реалистичным) решением бюджетных проблем является девальвация рубля.
Александр Баранов
Управление рисками НПФов с учетом новых требований Банка России
В III кв. 2016 г. вступили в силу новые требования Банка России по организации системы управления рисками негосударственных пенсионных фондов.
Варвара Артюшенко
Вместе мы — сила
Закон синергии гласит: «Целое больше, нежели сумма отдельных частей».
Сергей Майоров
Применение blockchain для развития биржевых технологий и сервисов
Распространение технологий blockchain и распределенного реестра за первоначальные пределы рынка криптовалют — одна из наиболее дискутируемых тем в современной финансовой индустрии.
Все публикации →
  • Rambler's Top100