Casual
РЦБ.RU

Последние изменения в законодательстве об ИЦБ

Октябрь 2006


    Очередные изменения в Федеральный закон от 11 ноября 2003 г. № 152-ФЗ "Об ипотечных ценных бумагах" были призваны в первую очередь сделать возможным осуществление первых сделок по секьюритизации ипотечных кредитов в рамках российской правовой системы, что до недавнего времени представлялось более чем затруднительным. В настоящей статье автор разъясняет значение наиболее существенных из последних поправок.

    Институт ипотечных ценных бумаг появился в российском законодательстве еще в 2003 г., когда был принят Федеральный закон от 11 ноября 2003 г. № 152-ФЗ "Об ипотечных ценных бумагах" (далее - Закон об ИЦБ). Основной его целью значилось развитие "ипотечного жилищного кредитования путем привлечения в эту сферу средств частных и институциональных инвесторов"1 с помощью создания специального законодательного механизма для рефинансирования ипотечных кредитов. Несмотря на очевидно благие намерения законодателя, а также на действительно большое значение эффективного рефинансирования для развития ипотеки с экономической точки зрения, до сегодняшнего дня не было осуществлено ни одного выпуска ипотечных ценных бумаг по данному закону.
    Такая ситуация объясняется в значительной степени недостатками самого Закона об ИЦБ. Еще не побывав "в действии", этот закон подвергся корректировке: первые поправки были внесены Федеральным законом от 29 декабря 2004 г. № 193-ФЗ "О внесении изменений в Федеральный закон "Об ипотечных ценных бумагах"". Последние изменения, являющиеся предметом настоящей статьи, были внесены Федеральным законом от 27 июля 2006 г. № 141-ФЗ (далее - ФЗ № 141).
    Как говорилось в Пояснительной записке к проекту ФЗ № 141, изменения направлены на "устранение препятствий для выпуска ипотечных ценных бумаг, а также на совершенствование положений" Закона об ИЦБ. В соответствии с таким целеполаганием принятые поправки можно условно поделить на изменения, без которых невозможно было осуществить выпуск ипотечных ценных бумаг, и изменения, которые тем или иным образом должны сделать рефинансирование ипотечных кредитов более эффективным. Сегодня мы предлагаем рассмотреть наиболее существенные, на наш взгляд, из внесенных изменений, с точки зрения как самой возможности рефинансирования ипотечных кредитов по Закону об ИЦБ, так и эффективности, а значит, и экономической целесообразности такого рефинансирования.

    Размер ипотечного покрытия
    Прежде всего следует отметить изменения в ст. 13 Закона об ИЦБ относительно определения размера ипотечного покрытия и его соотношения с размером обязательств эмитента по ипотечным облигациям. Дело в том, что до внесения изменений соответствующие нормы Закона об ИЦБ не учитывали динамику отношений, связанных с облигациями с ипотечным покрытием; нормы п. 1 и 3 ст. 13 Закона об ИЦБ в предыдущей редакции соотносили размер ипотечного покрытия (или размер обеспеченных ипотекой требований, составляющих ипотечное покрытие) с "общей номинальной стоимостью" облигаций, не учитывая того, что такая номинальная стоимость облигаций может (и должна) постепенно погашаться в течение "жизни" облигаций, точно так же, как постепенно уменьшается размер требований, входящих в ипотечное покрытие, за счет выплат, осуществляемых заемщиками по ипотечным кредитам, в том числе досрочного погашения ими кредитов.
    В новой редакции (п. 1 и 2 ст. 13 Закона об ИЦБ) размер покрытия (или требований, составляющих покрытие) сопоставляется всегда с величиной общей непогашенной номинальной стоимости, что позволяет нормально функционировать такому инструменту, как облигации с ипотечным покрытием, когда исполнение по облигациями осуществляется именно за счет поступлений по покрытию; размер покрытия должен уменьшаться с погашением облигаций. Кроме того, в соответствии с новой редакцией п. 3 ст. 13 Закона об ИЦБ для определения достаточности размера ипотечного покрытия на момент государственной регистрации выпуска облигаций теперь должны сопоставляться размер номинальной стоимости облигаций, с одной стороны, и сумма обеспеченных ипотекой требований о возврате основной суммы долга, составляющих покрытие, - с другой.
    В предыдущей редакции ст. 13 Закона об ИЦБ для проведения данного теста следовало учитывать полный размер обеспеченных ипотекой требований, составляющих покрытие, т. е. как требований о возврате основной суммы долга, так и требований об уплате процентов по ипотечным кредитам (тот же подход применялся к размеру обязательств по облигациям). Такое правило существенно ограничивало, во-первых, категории ипотечных продуктов, которые можно было рефинансировать по данному закону, так как исключало возможность включения ипотечных кредитов с плавающей ставкой, когда размер процентов в принципе не мог быть определен на момент государственной регистрации выпуска, а во-вторых, использование альтернативных механизмов определения дохода по ипотечным облигациям с помощью формулы или на торгах в процессе размещения. Теперь такие, ничем не оправданные, ограничения сняты.

    Изменения в составе ипотечного покрытия
    Другим важным "конструктивным" изменением в Закон об ИЦБ нужно признать закрепление правила, согласно которому денежные средства, поступающие по требованиям, входящим в ипотечное покрытие, должны включаться в ипотечное покрытие (как минимум в размере, необходимом для надлежащего исполнения обязательств по облигациям)2. При этом был расширен круг оснований для исключения имущества из ипотечного покрытия3.
    До этих поправок Закон об ИЦБ, по существу, вообще противоречил конструкции ипотечных облигаций. Он не предусматривал, что денежные средства, приходящие по покрытию, должны включаться в покрытие, а это ослабляло защиту интересов инвесторов, так как, во-первых, эмитент гипотетически мог использовать эти средства не по назначению, во-вторых, при уменьшении размера требований, составляющих покрытие, за счет их исполнения заемщиками сам размер ипотечного покрытия также уменьшался бы, если бы в него не были включены денежные средства, поступающие по таким требованиям, при этом такое уменьшение ипотечного покрытия никак не коррелировало бы с уменьшением обязательств по облигациям.
    Вместе с тем уменьшение ипотечного покрытия в нормальной ситуации может и должно обусловливаться именно исполнением эмитентом своих обязательств по облигациям: уменьшение ипотечного покрытия без сокращения долга перед владельцами облигаций означает ненадлежащее покрытие, т. е. снижение надежности бумаги; в то же время сохранение на одном уровне размера ипотечного покрытия при том, что обязательства эмитента по облигациям уменьшаются в связи с их исполнением, экономически неэффективно и не соответствует конструкции облигации, обеспеченной каким-либо имуществом.
    Закон об ИЦБ в предыдущей редакции (ст. 4), надо сказать, страдал именно этим недостатком: единственным основанием для исключения имущества из состава ипотечного покрытия считалась его замена (на равноценное имущество), т. е. предполагалось, что величина покрытия "застывает" на одном уровне, для чего не было совершенно никаких экономических обоснований. Кроме того, в предыдущей редакции не предусматривалась возможность продажи имущества, входящего в состав ипотечного покрытия, с зачислением оплаты в состав ипотечного покрытия, в то время как продажа часто является наиболее оптимальным механизмом для избавления от одних обеспеченных ипотекой требований и пополнения покрытия другими, более подходящими4.
    Таким образом, конструкция, созданная в результате внесения изменений в ФЗ № 141, действительно представляется более адекватной для данного финансового инструмента. С одной стороны, денежные потоки, поступающие эмитенту по ипотечным кредитам, входящим в покрытие, должны контролироваться в интересах инвесторов, следовательно, их надлежит включать в ипотечное покрытие (п. 4 ст. 13 Закона об ИЦБ), тогда как контроль за распоряжением имуществом, входящим в ипотечное покрытие5, является единственным инструментом, предусмотренным для этой цели Законом об ИЦБ на настоящий момент. С другой стороны, надлежащее исполнение по облигациям должно уменьшать ипотечное покрытие соразмерно уменьшению долга эмитента, поэтому в ст. 4 Закона об ИЦБ был расширен перечень оснований для исключения имущества из ипотечного покрытия.

    Расходы эмитента ипотечных облигаций
    В связи с вопросом об использовании имущества, составляющего ипотечное покрытие, хочется также отметить новый п. 5 ст. 13 Закона об ИЦБ, в соответствии с которым эмитент ипотечных облигаций может осуществлять определенные расходы, связанные с обслуживаем покрытия и облигаций, за счет ипотечного покрытия, т. е., по общему правилу, из денежных средств, поступающих во исполнение требований, составляющих покрытие. Введение такой нормы представляется целесообразным. Во-первых, по идее, заложенной в конструкции ипотечных облигаций, выпускаемых ипотечным агентом, эмитент является самостоятельным юридическим лицом и его единственным имуществом должны быть ипотечные кредиты (и связанные с ними активы, предусмотренные ст. 3 Закона об ИЦБ), а единственным доходом - поступления по этим кредитам. Во-вторых, владельцы облигаций заинтересованы в том, чтобы у ипотечного агента не было дополнительных поступлений, а следовательно, и обязательств, не связанных с покрытием, и чтобы исполнение всех обязательств ипотечного агента было прозрачным и контролируемым. Оплата услуг лиц, обеспечивающих управление покрытием и обслуживание облигаций, из самого покрытия предоставляет такую возможность, как уже говорилось выше, а следовательно, имеет положительный эффект с точки зрения защиты прав инвесторов, т. е. надежности таких бумаг.
    Субординация выпусков облигаций с ипотечным покрытием
    Одной из наиболее важных поправок в Закон об ИЦБ, на которую особенно уповали участники рынка, стали изменения в правила относительно очередности при осуществлении нескольких выпусков облигаций на одно ипотечное покрытие (п. 2 ст. 11 Закона об ИЦБ), т. е. своего рода "транширования", или субординации, ипотечных облигаций6. В соответствии с предыдущей редакцией п. 2 ст. 11 Закона об ИЦБ, в случае эмиссии облигации двух и более выпусков, обеспечиваемых одним ипотечным покрытием, эмитент мог установить между этими выпусками очередность в отношении "погашения облигаций с ипотечным покрытием и выплаты процентов по ним", т. е. в отношении нормального исполнения обязательств.
    К сожалению, в законе отсутствовало какое-либо указание на то, что такая же очередность должна применяться при обращении взыскания на ипотечное покрытие владельцами облигаций (ст. 15 Закона об ИЦБ) и при досрочном погашении облигаций по требованию их владельцев (ст. 16 Закона об ИЦБ). Дело в том, что если не применять установленную эмитентом в решении о выпуске очередность между разными выпусками облигаций при любых выплатах их владельцам, будь то "нормальное" погашение и выплата купонного дохода, или выплата по досрочному погашению, или выплата сумм, вырученных от реализации покрытия при обращении на него взыскания, то в принципе никакого субординирования не происходит.
    В то же время совершенно очевидно, что субординирование является важной и необходимой техникой для повышения надежности и устойчивости нового финансового инструмента. Изменения в п. 3 ст. 15 и п. 3 ст. 16 Закона об ИЦБ закрепили, что очередность должна применяться во всех случаях. Таким образом, теперь при нарушении, например, требований закона к размеру ипотечного покрытия для владельцев "младшего" выпуска (т. е. выпуска последней очереди) такие владельцы смогут получить денежные средства для удовлетворения своих требований по досрочному погашению только после удовлетворения таких требований владельцев более "старших" выпусков7.
    Трудно также переоценить положительное значение изменений в отношении порядка определения достаточности размера ипотечного покрытия при наличии нескольких субординированных выпусков на одно покрытие в п. 2 ст. 13 Закона об ИЦБ. Смысл субординации заключается прежде всего в том, чтобы относить все дефолты по ипотечным кредитам, входящим в покрытие, на более "младшие" выпуски облигаций, при том что владельцам "старших" выпусков всегда обеспечиваются выплаты из поступлений по покрытию в первую очередь. Таким образом, "младшие" выпуски являются бумагами более высокого риска (но и более высокой доходности, соответственно) и обычно выкупаются организатором сделки по секьюритизации ипотечных кредитов.
    По ранее действовавшей редакции закона субординации как таковой не существовало, в первую очередь потому что достаточность размера ипотечного покрытия при нескольких выпусках определялась для всех выпусков по общим правилам: размер покрытия (или требований, составляющих ипотечное покрытие) соотносился с суммой номинальной стоимости облигаций всех выпусков, т. е. недостаточность размера наступала одновременно и для "младших", и для "старших" выпусков. В соответствии с новой редакцией п. 2 ст. 13 Закона об ИЦБ достаточность размера ипотечного покрытия считается для каждого выпуска отдельно и покрытие является достаточным, если его размер равен сумме непогашенной номинальной стоимости облигаций выпуска соответствующей очереди и непогашенной номинальной стоимости облигаций всех предшествующих, т. е. более "старших", очередей, если иной, более высокий, порог не установлен решением о выпуске облигаций.
    Таким образом, после внесения изменений даже при недостаточности размера ипотечного покрытия для выпуска "младшей" очереди ситуация дефолта наступает только для владельцев облигаций данного выпуска, а для "старших" выпусков требования к размеру ипотечного покрытия удовлетворяются, что в совокупности с вышеописанными новыми правилами очередности удовлетворения требований к досрочному погашению и обращению взыскания позволяет говорить о создании предпосылок для установления эффективного законодательного механизма субординации выпусков облигаций при секьюритизации ипотечных кредитов.

    Досрочное погашение облигаций с ипотечным покрытием
    Очень важным, на наш взгляд, изменением является закрепление в п. 1 ст. 13 Закона об ИЦБ возможности осуществления эмитентом досрочного погашения облигаций, в том числе частичного, при нарушении требований к структуре ипотечного покрытия. В соответствии с данной нормой "в случае снижения размера (суммы) обеспеченных ипотекой требований ниже 80% непогашенной номинальной стоимости облигаций эмитент обязан в срок не более 3 мес. увеличить долю обеспеченных ипотекой требований в составе ипотечного покрытия облигаций до установленного настоящей частью размера (суммы), в том числе путем приобретения обеспеченных ипотекой требований и (или) досрочного погашения (частичного погашения) облигаций, если соответствующее право предусмотрено решением о выпуске таких облигаций". Без предоставления эмитенту такой альтернативы, а также определенного времени (3 мес.) для принятия соответствующих мер риск досрочных погашений и дефолтов заемщиков по ипотечным кредитам, составляющим покрытие, становился критическим для использования конструкции облигаций с ипотечным покрытием.
    Такие досрочные погашения и дефолты являются основными рисками, угрожающими стабильности выпуска ипотечных облигаций, так как они, с одной стороны, неизбежны, с другой - малопрогнозируемы, а при наступлении этих обстоятельств возможно достаточно резкое сокращение размера "здоровых" требований, входящих в покрытие, что в старой редакции Закона об ИЦБ фактически "рушило" все выпуски облигаций с таким покрытием. Указанные изменения в Закон об ИЦБ предоставляют возможность до определенной степени смягчить последствия реализации риска досрочных погашений и дефолтов по ипотечным кредитам.
    Следует отметить, что, на наш взгляд, при внесении изменений в Закон об ИЦБ стоило предоставить эмитенту облигаций с ипотечным покрытием больше возможностей для использования права на досрочное погашение облигаций по своему усмотрению в случаях, предусмотренных в решении о выпуске таких облигаций (а не только в случае нарушения критерия наличия 80% обеспеченных ипотекой требований в составе покрытия). Такой подход больше соответствовал бы конструкции облигации, закрепленной в ст. 816 ГК РФ, и общей диспозитивной направленности гражданского права. Так, в соответствии с абзацем 3 ст. 816 ГК РФ к отношениям по облигации применяются правила § 1 гл. 42 ГК РФ (положения о договоре займа), поскольку иное не предусмотрено законом и договором. Возможность досрочного возвращения суммы займа заемщиком предусмотрена ст. 810 ГК РФ. С другой стороны, ни один закон не содержит запрета на досрочное погашение облигаций по усмотрению их эмитента8. На наш взгляд, указание в абз. 2 ст. 816 ГК РФ на то, что облигационер имеет право на получение номинальной стоимости облигации и дохода по ней "в предусмотренный ею срок", не должно быть истолковано как запрет на досрочное погашение облигации, как иногда считается. Данное положение только лишь указывает на срок погашения как обязательный реквизит облигации как ценной бумаги.
    Таким образом, несмотря на безусловно положительную оценку последних изменений в ст. 13 Закона об ИЦБ в части закрепления права эмитента на досрочное погашение облигаций как частного случая, представляется, что следует пойти еще дальше и во избежание различного толкования указанных выше норм гражданского законодательства закрепить в Законе об ИЦБ общее положение, применимое к другим видам облигаций, о возможности досрочного погашения облигаций с ипотечным покрытием по усмотрению эмитента в соответствии с решением о выпуске. Представляется, что при этом права инвесторов могут быть в достаточной степени защищены с помощью требований по раскрытию информации эмитентом.

    Страховые требования к ипотечному покрытию
    Еще одной значимой новеллой, внесенной ФЗ № 141, являются изменения требований о страховании в отношении имущества, входящего в ипотечное покрытие. В предшествовавшей редакции п. 2 ст. 3 Закона об ИЦБ предписывал, чтобы недвижимое имущество, заложенное в обеспечение требований, составляющих ипотечное покрытие, было застраховано от риска утраты или повреждения на сумму, не меньшую, чем размер обеспечиваемого требования, а последнее, как известно, состоит из требования о возврате основной суммы долга и требования об уплате процентов по займу. Учитывая, что предусмотренная договором займа (кредита) сумма процентов обычно в несколько раз превышает и основную сумму долга, и стоимость заложенного имущества, такое требование означает существенный размер страховой премии, а значит, удорожание ипотечного кредита. Страхование на такую значительную сумму также не соответствует практике ипотечного кредитования, согласно которой имущество страхуется только на сумму основного долга, большая страховая сумма не считается участниками рынка целесообразной.
    Кроме того, обычно фактический срок погашения кредита всегда короче срока, заложенного в договоре, в силу досрочного погашения кредита заемщиком, и банку не нужны гарантии покрытия страховкой суммы всех процентов, так как он и не рассчитывает на получение всей суммы процентов в соответствии с условиями договора займа (кредита). Такая ситуация учитывается при прогнозировании потоков платежей по ипотечному кредиту, в том числе для расчета параметров пула кредитов, формируемого в качестве ипотечного покрытия облигаций.
    Внесенные изменения привели требования закона в согласие со сложившейся практикой и требованиями экономической целесообразности, закрепив в п. 2 ст. 3 Закона об ИЦБ необходимость страхования недвижимого имущества на сумму, не менее основной суммы долга по обеспеченному ипотекой этого имущества обязательству. Более того, законодатель также отменил требование об обязательном страховании жизни и здоровья заемщика - физического лица. Следует отметить, что страхование жизни и здоровья заемщика в пользу кредитора является стандартной практикой российских банков, предоставляющих услуги по ипотечному кредитованию.
    Однако Закон об ИЦБ в предыдущей редакции устанавливал требование о страховании жизни и здоровья заемщика в пользу самого заемщика, что, во-первых, противоречило практике, и, следовательно, у российских банков не нашлось бы достаточного количества ипотечных кредитов для секьюритизации, соответствовавших Закону об ИЦБ, а во-вторых, не защищало кредитора от невозврата кредита. Эффективность такого вида страхования для обеспечения надежности ипотечного покрытия также умаляется тем, что в силу правил о замене выгодоприобретателя, установленных ст. 956 ГК РФ, передача прав выгодоприобретателя по такому договору страхования в связи со сменой кредитора по обеспеченному ипотекой обязательству является весьма проблематичной и обременительной.
    В силу указанных причин отмена данного требования к кредитам, составляющим ипотечное покрытие, представляется правильной. Кроме того, законодатель восполнил пробел предыдущей редакции Закона об ИЦБ, когда нарушение требований по страхованию никак не учитывалось при оценке ипотечного покрытия. Теперь же при отсутствии в течение более 6 мес. страхования недвижимого имущества, заложенного в обеспечение исполнения обязательств, входящих в покрытие по ипотечным ценным бумагам, такие требования не учитываются при определении размера ипотечного покрытия9, что является важным фактором обеспечения надежности такого ипотечного покрытия.

    Значение изменений в Закон об ИЦБ
    Как было сказано выше, многие изменения были направлены прежде всего на устранение недостатков Закона об ИЦБ, препятствовавших осуществлению секьюритизации ипотечных кредитов с использованием правовых конструкций, закрепленных в данном законе. Действительно, содержавшиеся в самом законе "конструктивные" противоречия послужили сдерживающим фактором для участников рынка, начавших подготовку к выпуску ипотечных облигаций после его принятия. Такие недостатки выявлялись в процессе подготовки. Другие положения Закона об ИЦБ, подвергнувшиеся изменениям, накладывали ненужные ограничения или предъявляли излишние требования, не оправданные экономической необходимостью или соображениями защиты прав участников соответствующих отношений.
    Несмотря на то что закрепленные Законом об ИЦБ конструкции ипотечных ценных бумаг все еще далеки от совершенства, внесение последних изменений положительно скажется на рефинансировании ипотечных кредитов по российском праву, а следовательно, и на развитии ипотечного кредитования в целом. Ведь устранены законодательные недостатки, которые делали задачу использования ипотечных ценных бумаг для этих целей просто невыполнимой. Теперь появилась возможность для тестирования нового инструмента на практике, а дальнейшее совершенствование данного правового института может идти параллельно с развитием самой практики.
    Следует, однако, отметить, что в ближайшее время необходимо отразить внесенные в Закон об ИЦБ изменения в соответствующих подзаконных актах ФСФР, регулирующих отношения, связанные с ипотечными ценными бумагами, а именно: в Стандартах эмиссии ценных бумаг и регистрации проспектов ценных бумаг, утвержденных Приказом ФСФР РФ от 16 марта 2005 г. № 05-4/пз-н, Положении о раскрытии информации эмитентами эмиссионных ценных бумаг, утвержденном Приказом ФСФР РФ от 16 марта 2005 г. № 05-5/пз-н, Положении о порядке определения размера ипотечного покрытия, утвержденном Приказом ФСФР РФ от 1 ноября 2005 г. № 05-59/пз-н, Положении о деятельности специализированных депозитариев ипотечного покрытия, утвержденном Приказом ФСФР РФ от 1 ноября 2005 г. № 05-60/пз-н и Правилах ведения реестра ипотечного покрытия, утвержденных Приказом ФСФР РФ от 1 ноября 2005 г. № 05-60/пз-н. На сегодняшний день положения указанных нормативных актов не соответствуют нормам Закона об ИЦБ с учетом последних изменений, что выливается в правовую неопределенность для участников данных отношений.

    Дальнейшие шаги
    Как уже отмечалось, несмотря на описанные выше изменения в Закон об ИЦБ, не все проблемы в этой сфере были решены, некоторые аспекты соответствующих правоотношений остались неурегулированными. В целом сфера секьюритизации ипотечных кредитов несет большой потенциал для дальнейшего законодательного совершенствования. Кроме того, если взглянуть на секьюритизацию шире, чем на инструмент рефинансирования ипотеки, то очевидной становится необходимость создания законодательных условий для развития секьюритизации других видов активов, в том числе принятия некоторых "универсальных" правовых норм для секьюритизации.
    Справедливости ради следует отметить, что принятые изменения, несмотря на их, безусловно, положительное значение для реализации планируемых уже сейчас сделок по рефинансированию ипотечных кредитов, оставили нерешенным целый ряд вопросов в рамках самого Закона об ИЦБ. Так, хотя в законе теперь прямо указано на необходимость соблюдения очередности в отношении субординированных выпусков при досрочном погашении облигаций и при обращении владельцами облигаций взыскания на ипотечное покрытие, остались неурегулированными сам механизм и порядок удовлетворения соответствующих требований владельцев в соответствии с установленной очередностью. Неясен также практический механизм реализации прав владельцев на имущество, составлявшее ипотечное покрытие при его переходе в общую долевую собственность владельцев облигаций в соответствии с п. 2 ст. 15 Закона об ИЦБ.
    В принципе это вопрос, вероятно, более общий: следует признать, что механизм реализации прав облигационеров в целом недостаточно урегулирован в российском законодательстве (отсутствуют положения об общем собрании облигационеров, о назначении своего рода "доверительного" представителя владельцев облигаций и т. п.). Кроме того, учитывая то, что ипотечное покрытие, в общем-то, не является единым объектом гражданских прав (Закон об ИЦБ, к сожалению, прямо не устанавливает, что ипотечное покрытие является единым имущественным комплексом), не вполне понятен сам механизм и причины возникновения общей собственности на совокупность имущества и имущественных прав, тем более что эта совокупность перестает быть ипотечным покрытием, регулируемым Законом об ИЦБ, после обращения взыскания.
    Хочется также отметить недостатки существующего регулирования в сфере обеспечения надлежащего контроля за управлением и распоряжением имуществом, составляющим ипотечное покрытие. В рамках действующего российского законодательства невозможно создать эффективный механизм недопущения (в интересах держателей ипотечных ценных бумаг) ненадлежащего распоряжения эмитентом ипотечных облигаций (или управляющим ипотечным покрытием) денежными средствами, поступающими по ипотечному покрытию, в силу существующего императивного регулирования договора банковского счета. Кроме того, порядок контроля за распоряжением имуществом, составляющим ипотечное покрытие, осуществляемого в соответствии с действующими положениями Закона об ИЦБ (и соответствующими подзаконными актов), представляет собой довольно слабую защиту интересов инвесторов, так как специализированный депозитарий осуществляет контроль исключительно на основании данных реестра, при этом законодательство не создает предпосылок для того, чтобы реестр отражал "жизнь" ипотечного покрытия в режиме реального времени или хотя бы в приближенном к этому режиме.
    Вероятно, многие недостатки и слабые места существующего в российском законодательстве института рефинансирования ипотечных кредитов не могут быть урегулированы в рамках одного лишь Закона об ИЦБ. Большинство из оставшихся вопросов - это вопросы других, общих институтов гражданского законодательства или законодательства о рынке ценных бумаг, и для развития правового регулирования, адекватного новым экономическим отношениям, законодателю следует реформировать не только рассматриваемый в данной статье федеральный закон.
    В заключение хотелось бы отметить, что, несмотря на недостатки и пробелы, принятие последних изменений в Закон об ИЦБ имеет положительное значение для развития рынка ипотечного кредитования и проведения первых сделок по секьюритизации ипотечных кредитов именно по российскому праву. Дальнейшее развитие законодательства в данной сфере возможно с накоплением собственного опыта, с изучением опыта других стран, в том числе стран континентальной системы права, где даже при отсутствии традиционных механизмов англосаксонского права, например траста, все-таки находят свое функционально адекватное решение многие потребности такой финансовой техники, как секьюритизация. Российскому законодательству предстоит еще долгий путь к созданию эффективного правового инструментария в данной сфере, но тем ценнее каждый шаг на этом пути.

  • Рейтинг
  • 1
Оставить комментарий
Добавить комментарий анонимно, введите имя:

Введите код с картинки:
Добавить комментарий как авторизованный посетитель: Войти в систему

Содержание (развернуть содержание)
Факты и комментарии
Новая структура госдолга
Векселя торговых и промышленных предприятий
Оценка фундаментальной стоимости компании
Индикаторы капитализации компании ОАО "Газпром"
Решение сложного вопроса
Иностранные инвестиции в Россию
Оправданный риск
Иностранные инвестиционные фонды в России: слагаемые успеха и факторы риска
Прямые инвестиции: взгляд со стороны инвестора
Развитие отрасли венчурных инвестиций в России: венчурные фонды
Инвестиционная деятельность страховых компаний: навстречу рынку
Переход на "единый инвестиционный пай"
События
Современный подход к оценке кредитных рисков и надежности компаний
Вопросы по управлению портфелем в международной сертификации инвестиционных аналитиков ACIIA
Долгосрочная рыночная информация для инвестиционных аналитиков Совместный проект ГИФА и ВШФМ АНХ
Секьюритизация a la FranCaise
Последние изменения в законодательстве об ИЦБ
Функции центральных депозитариев Северной Европы

  • Статьи в открытом доступе
  • Статьи доступны на платной основе
Актуальные темы    
 Сергей Хестанов
Девальвация — горькое лекарство
Оптимальный курс национальной валюты четко связан со структурой экономики и приоритетами денежно-кредитной политики. Для нынешней российской экономики наиболее логичным (и реалистичным) решением бюджетных проблем является девальвация рубля.
Александр Баранов
Управление рисками НПФов с учетом новых требований Банка России
В III кв. 2016 г. вступили в силу новые требования Банка России по организации системы управления рисками негосударственных пенсионных фондов.
Варвара Артюшенко
Вместе мы — сила
Закон синергии гласит: «Целое больше, нежели сумма отдельных частей».
Сергей Майоров
Применение blockchain для развития биржевых технологий и сервисов
Распространение технологий blockchain и распределенного реестра за первоначальные пределы рынка криптовалют — одна из наиболее дискутируемых тем в современной финансовой индустрии.
Все публикации →
  • Rambler's Top100