Casual
РЦБ.RU

Некоторые вопросы выпуска акций в судебных решениях

Сентябрь 2006

    Предлагаем вашему вниманию материалы применения законодательства в практике судов по рассмотрению конкретных дел. В новой серии статей вы сможете познакомиться с содержанием некоторых интересных судебных решений.

    Судебные споры по вопросам регистрация выпуска акций наиболее актуальны для инвесторов и профессиональных участников рынка ценных бумаг. Акция, как предмет сделок возникает с момента государственной регистрации выпуска, и отмена регистрации приводит к "исчезновению" самого предмета сделки. Несмотря на единое законодательство, судебные инстанции регионов порой по-разному решают одни и те же вопросы. Поэтому, не претендуя на категоричность, представленные ниже судебные решения позволят участникам рынка ценных бумаг расширить свое понимание применения норм законодательства в России.
    1. Учредительный выпуск акций является полноценным выпуском акций, даже если он не был зарегистрирован в установленном порядке. Так, компания до регистрации учредительного выпуска акций может принять решение о размещении дополнительных акций, а срок исковой давности исчисляется с даты размещения учредительного выпуска.
    Материалы дела. Заявители просили признать недействительными распоряжения Регионального отделения ФКЦБ РФ в ЦФО (далее - Региональное отделение) от 9 сентября 1998 г. № 461 о государственной регистрации 70 600 шт. обыкновенных бездокументарных именных акций ЗАО "Племптицезавод "Горки-2""; от 14 сентября 1998 г. № 476 о государственной регистрации 17 370 привилегированных бездокументарных акций ЗАО "Племптицезавод "Горки-2"" и от 5 октября 1998 г. № 515 об итогах выпуска этих акций.
    В соответствии с протоколом общего собрания трудового коллектива Госплемптицезавода "Горки-2" от 14 января 1993 г. № 3 было принято решение о преобразовании ГППЗ "Горки-2" в акционерное общество закрытого типа и внесении в уставный капитал имущественных паев работников. На собрании был утвержден устав Общества, размер уставного капитала определен в сумме 70,6 млн руб. Данное решение являлось решением о размещении акций, поскольку решением о размещении ценных бумаг при преобразовании коммерческой организации является решение о преобразовании.
    Соответственно, датой начала и окончания размещения акций стала дата государственной регистрации акционерного общества - 15 марта 1993 г., что подтверждается Постановлением главы администрации Одинцовского района Московской области от 15 марта 1993 г. № 559 о регистрации АОЗТ "Горки-2".
    Выпуск акций был зарегистрирован в установленном порядке Распоряжением Регионального отделения от 9 сентября 1998 г. № 461.
    Решение о размещении 17 370 привилегированных акций было принято общим собранием акционеров 29 мая 1998 г. и отражено в протоколе № 1.
    Документы, представленные Обществом для регистрации выпуска, соответствовали требованиям законодательства РФ, правовых актов Российской Федерации, Стандартов и иных нормативных актов ФКЦБ России. Основания для отказа в регистрации отсутствовали, в связи с чем выпуск акций был зарегистрирован распоряжением Регионального отделения от 14 сентября 1998 г. № 476, а отчет об итогах выпуска ценных бумаг зарегистрирован распоряжением Регионального отделения от 5 октября 1998 г. № 515.
    Суд считает обоснованным вывод суда первой инстанции о пропуске срока, предусмотренного ст. 13 Федерального закона "О защите прав и законных интересов инвесторов на рынке ценных бумаг", согласно которому срок исковой давности по делам о признании выпуска ценных бумаг недействительным - 1 год с даты начала размещения ценных бумаг.
    В данном случае со дня начала размещения обыкновенных акций с 15 мая 1993 г. и привилегированных акций с 28 сентября 1998 г. и до дня обращения с заявлением об оспаривании упомянутых распоряжений заявители пропустили подлежавший применению в этом случае срок исковой давности.
    (Постановление 9-го арбитражного апелляционного суда по проверке законности и обоснованности решений арбитражных судов, не вступивших в законную силу от 3 марта 2005 г. по Делу № 09АП-1053/05-АК.)
    2. Приватизационные нормы и выпуск акций.
    Приватизация не считается оконченной по истечении срока, предусмотренного в плане приватизации, и окончании периода, на который закреплен в собственности государства пакет акций. Данный вывод суда основывается на том, что установленные п. 6 ст. 28 Федерального закона "Об акционерных обществах" ограничения действуют до момента, когда пакет голосующих акций, принадлежащих Российской Федерации, станет менее 25% от общего числа таких акций, а не до момента прекращения закрепления. А ст. 40 Федерального закона № 178-ФЗ "О приватизации государственного и муниципального имущества" не связывает период действия содержащихся в статье ограничений с периодом закрепления акций приватизированного предприятия в государственной или муниципальной собственности.
    Материалы дела. ОАО "Северный порт" обратилось в Арбитражный суд г. Москвы с заявлением о признании незаконным Распоряжения РО ФКЦБ РФ в ЦФО от 15 июля 2004 г. № 1367 об отказе в государственной регистрации дополнительного выпуска обыкновенных именных бездокументарных акций ОАО "Северный порт" в количестве 89 630 шт. и обязании РО ФКЦБ РФ по ЦФО произвести государственную регистрацию дополнительного выпуска обыкновенных именных бездокументарных акций ОАО "Северный порт" в количестве 89 630 шт.
    Решением от 7 декабря 2004 г. арбитражный суд отказал в удовлетворении заявленных требований.
    Заявитель не согласился с принятым решением суда и подал апелляционную жалобу. В жалобе заявитель сослался на то, что нормы законодательства о приватизации не распространяются на заявителя с момента окончания срока приватизации предприятия, установленного планом приватизации, и срока закрепления акций в собственности государства.
    Из плана приватизации следует, что ОАО "Северный порт" создано в процессе приватизации федерального имущества. По распоряжению Госкомимущества РФ от 23 декабря 1992 г. № 1206-р в федеральной собственности на срок до 3 лет закреплены обыкновенные акции заявителя, доля которых составляет 25,5% уставного капитала Общества. Согласно материалам дела и списку акционеров по состоянию на 25 июня 2004 г. Российская Федерация в лице Минимущества России является акционером Общества.
    В соответствии с п. 6 ст. 28 ФЗ "Об акционерных обществах" увеличение уставного капитала Общества путем выпуска дополнительных акций при наличии пакета акций, предоставляющего более 25% голосов на общем собрании акционеров и закрепленного в соответствии с правовыми актами Российской Федерации о приватизации в государственной или муниципальной собственности, может осуществляться в течение срока закрепления только в случае, если при таком увеличении сохраняется размер доли государства или муниципального образования.
    Согласно ст. 40 Федерального закона № 178-ФЗ "О приватизации государственного и муниципального имущества" при наличии в государственной или муниципальной собственности акций созданного в процессе приватизации открытого акционерного общества, предоставляющих более 25% голосов на общем собрании акционеров, увеличение уставного капитала данного общества путем дополнительного выпуска акций осуществляется с сохранением доли государства и муниципального образования и обеспечивается внесением в уставный капитал этого общества государственного или муниципального имущества либо средств соответствующего бюджета для оплаты дополнительно выпускаемых акций.
    Из названной нормы Закона о приватизации не следует, что требование закона о возможности увеличения уставного капитала открытого акционерного общества путем дополнительного выпуска акций лишь с сохранением доли государства и муниципального образования и обеспечением внесения в уставный капитал этого общества государственного или муниципального имущества либо средств соответствующего бюджета для оплаты дополнительно выпускаемых акций чем-либо обусловлено.
    Довод заявителя о том, что приватизация считается оконченной по истечении 3-годичного срока, предусмотренного в плане приватизации, и окончании периода, на который закреплен в собственности государства пакет акций, и с этого момента прекращается действие ограничений вышеуказанных норм, несостоятелен. Данный вывод суда основывается на том, что установленные п. 6 ст. 28 Федерального закона "Об акционерных обществах" ограничения действуют до момента, когда пакет голосующих акций, принадлежащих Российской Федерации, станет менее 25% от общего числа таких акций, а не до момента прекращения закрепления. Данное обстоятельство не наступило. А ст. 40 Федерального закона № 178-ФЗ, как указано выше, не связывает период действия содержащихся в статье ограничений с периодом закрепления акций приватизированного предприятия в государственной или муниципальной собственности.
    При таких условиях РО ФСФР России в ЦФО обоснованно и правомерно указало на необходимость соблюдения заявителем требований п. 6 ст. 28 ФЗ "Об акционерных обществах" и ст. 40 Закона № 178-ФЗ "О приватизации государственного и муниципального имущества" при принятии решения об увеличении уставного капитала путем выпуска дополнительных акций.
    (Постановление 9-го арбитражного апелляционного суда по проверке законности и обоснованности решений арбитражных судов, не вступивших в законную силу от 10 февраля 2005 г. по Делу № 09АП-98/05-АК.)
    3. Вопросы исковой давности и ответственности регистрирующего органа.
    Датой начала срока исковой давности суд определил дату регистрации учредительного выпуска акций, а не дату начала размещения ценных бумаг согласно ст. 13 ФЗ "О защите прав и законных интересов инвесторов на рынке ценных бумаг".
    В соответствии с п. 1 ст. 200 ГК РФ общее правило о начале срока исковой давности со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права, в данном случае не принимается, поскольку имеются изъятия из этого правила, установленные в ст. 13 Федерального закона "О защите прав и законных интересов инвесторов на рынке ценных бумаг".
    Регистрирующий орган несет ответственность лишь за полноту сведений, содержащихся в решениях о выпуске и проспектах эмиссии ценных бумаг, но не за их достоверность.
    Материалы дела. Гражданка Г. А. Кондратьева (г. Калуга) обратилась в арбитражный суд с иском к Федеральной комиссии по рынку ценных бумаг в Центральном округе (г. Москва) и закрытому акционерному обществу "Алгоритм" (г. Калуга) о признании недействительным выпуска акций ЗАО "Алгоритм", государственная регистрация которого осуществлена на основании Распоряжения Регионального отделения ФКЦБ России в ЦФО от 20 марта 2001 г. № 311.
    Решением Арбитражного суда Калужской области от 4 ноября 2002 г. в данном иске отказано. Постановлением апелляционной инстанции от 24 декабря 2002 г. решение суда оставлено без изменения.
    Как установлено судом первой и апелляционной инстанций 20 февраля 1992 г. было создано АОЗТ "Алгоритм". Учредителями указанного общества являлись граждане А. П. Бутко, В. Д. Чернов, В. И. Савенко.
    В 1995 г. в учредительный договор были внесены изменения, на основании которых учредителями общества в соответствии с п. 1 данного договора являлись граждане А. П. Бутко, Г. А. Кондратьева и В. И. Савенко.
    С момента своего создания, с 1992 г., и до марта 2001 г. регистрация выпуска акций акционерного общества не осуществлялась.
    В марте 2001 г. на основании принятого решения акционеров от 14 марта 2001 г. о выпуске ценных бумаг и утверждении отчета об итогах выпуска акций была произведена государственная регистрация выпуска акций ЗАО "Алгоритм" на основании Распоряжения Регионального отделения ФКЦБ России в Центральном округе от 20 марта 2001 г. № 311.
    Исковые требования акционера Г. А. Кондратьевой основаны на том, что:

  • эмитентом была представлена недостоверная информация об акционерах общества, в связи с чем в государственной регистрации выпуска акций следовало отказать;
  • решение собрания учредителей ЗАО "Алгоритм" от 14 марта 2001 г. признано Решением Калужского районного суда от 13 марта 2002 г. недействительным.
        Принимая решение об отказе в удовлетворении требований истца, суды первой и апелляционной инстанций обоснованно пришли к выводу о том, что регистрирующий орган несет ответственность лишь за полноту сведений, содержащихся в решениях о выпуске и проспектах эмиссии ценных бумаг, но не за их достоверность. Регистрация Региональным отделением ФКЦБ России в Центральном федеральном округе осуществлялась на основании представленных ЗАО "Алгоритм" документов, в том числе решения акционеров от 14 марта 2001 г., которое было признано Калужским районным судом не соответствующим требованиям ФЗ "Об акционерных обществах" лишь 13 мая 2002 г., т. е. после регистрации выпуска акций.
        Правомерным является вывод судебных инстанций о пропуске истцом срока исковой давности.
        Как следует из решения о выпуске ценных бумаг ЗАО "Алгоритм" и отчета об итогах выпуска ценных бумаг, датой размещения акций указано 26 февраля 1992 г., т. е. день государственной регистрации эмитента.
        Согласно ст. 13 ФЗ "О защите прав и законных интересов инвесторов на рынке ценных бумаг" срок исковой давности по делам о признании выпуска ценных бумаг недействительным - 1 год с даты начала размещения ценных бумаг.
        Датой начала срока исковой давности суд определил 21 марта 2001 г. (государственная регистрация выпуска акций осуществлена на основании Распоряжения Регионального отделения ФКЦБ России в ЦФО от 20 марта 2001 г. № 311).
        Истица обратилась в суд с настоящим иском 3 сентября 2002 г., т. е. по истечении установленного законом срока.
        Суд апелляционной инстанции правомерно отклонил доводы заявителя жалобы о возможности применения ст. 200 ГК РФ и исчислении срока с момента, когда он узнал о нарушении своего права. В соответствии с п. 1 ст. 200 ГК РФ общее правило о начале срока исковой давности в данном случае не применяется, поскольку имеются изъятия из этого правила, установленные в ст. 13 Федерального закона "О защите прав и законных интересов инвесторов на рынке ценных бумаг".
        Согласно п. 2 ст. 199 ГК РФ истечение срока исковой давности, о применении которого заявлено стороной в споре, является основанием к вынесению судебного решения об отказе в иске.
        (Постановление федерального арбитражного суда Центрального округа кассационной инстанции по проверке законности и обоснованности судебных актов арбитражных судов, вступивших в законную силу от 23 апреля 2003 г. по Делу № А23-2620/02-А.)
        4. Обязанность общества по надлежащему уведомлению акционера о проведении общего собрания не отменяется смертью данного акционера, кроме того, принятие решения о выпуске дополнительных акций заявителя при непредоставлении права по приобретению акций акционеру, имеющему в собственности 30% голосующих акций Общества, противоречит положениям Протокола № 1 от 20 марта 1952 г. и Конвенции от 4 ноября 1951 г. "О защите прав человека и основных свобод", поскольку доля акционера в уставном капитале заявителя при принятии решения о выпуске дополнительных акций заявителя уменьшилась бы.
        Положения ст. 12 ГК РФ, ст. 13 АПК РФ о том, что суд вправе не применять акт государственного органа или органа местного самоуправления, противоречащий закону, можно относить и к решениям совета директоров общества.
        Материалы дела. Закрытое акционерное общество "МАКойл" (г. Нурлат) (далее - Заявитель) обратилось в Арбитражный суд Республики Татарстан с заявлением о признании незаконным Распоряжения Регионального отделения ФСФР в Волго-Камском регионе (г. Казань) (далее - Регистрирующий орган) от 24 марта 2005 г. № 222 об отказе в государственной регистрации выпуска ценных бумаг и обязании Регистрирующего органа осуществить государственную регистрацию дополнительного выпуска обыкновенных бездокументарных акций, размещаемых путем закрытой подписки заявителя.
        Регистрирующий орган просил в удовлетворении заявления отказать, поскольку Заявителем при осуществлении эмиссии нарушены нормы законодательства: собрание проведено без надлежащего уведомления всех акционеров, Заявителем представлены недостоверные сведения.
        В обоснование своей кассационной жалобы Заявитель ссылается на нарушение судебными инстанциями норм материального и процессуального права, неприменение закона, подлежащего исполнению. Судебными инстанциями неправомерно установлено отсутствие в действиях Заявителя нарушений закона, поскольку обязанность общества по уведомлению акционера не отменяется смертью данного акционера; принятое общим собранием решение нарушило права наследников, поскольку доля акционера с 30% уменьшена до 0,3%; представление на регистрацию документов, содержащих недостоверную информацию, подтверждено материалами дела.
        Установлено следующее. Основанием для дополнительного выпуска акций послужил протокол общего собрания акционеров Заявителя от 2 февраля 2005 г.
        Судебными инстанциями установлен факт ненадлежащего уведомления о проведении собрания акционеров А. К. Мухаметзянова, акционера Общества, владеющего 30% акций Общества. Однако предыдущие судебные инстанции сделали вывод о том, что законодательством не предусмотрено уведомление умершего акционера.
        В соответствии со ст. 52 Федерального закона от 26 декабря 1995 г. № 208-ФЗ "Об акционерных обществах", п. 6 ст. 25 Устава Заявителя сообщение о проведении общего собрания акционеров должно быть направлено каждому лицу, указанному в списке лиц, имеющих право на участие в общем собрании акционеров, заказным письмом, если уставом общества не предусмотрен иной способ направления этого сообщения в письменной форме, или вручено каждому из указанных лиц под роспись, или опубликовано в газете "Республика Татарстан".
        В решении суд первой инстанции сослался на принятие советом директоров Заявителя на своем заседании 30 декабря 2004 г. решения о порядке сообщения о проведении общего собрания путем вручения каждому из лиц, указанных в списке лиц, имеющих право на участие в собрании, сообщения под роспись.
        Положения закона и Устава Заявителя указывают на обязательность уведомления о проведении собрания акционеров каждого из лиц, включенных в список лиц, имеющих право на участие в собрании акционеров, без каких либо ограничений.
        Уведомление акционера А. К. Мухаметзянова (умершего акционера) посредством вручения сообщения под роспись Р. М. Нургалиеву нельзя признать надлежащим, поскольку у Р. М. Нургалиева отсутствовали какие-либо полномочия от А. К. Мухаметзянова. Иные доказательства надлежащего уведомления всех лиц, включенных в список лиц, имеющих право на участие в собрании акционеров, отсутствуют.
        При этом решение советом директоров Заявителя от 30 декабря 2004 г. принималось в составе, избранном на внеочередном общем собрании акционеров Заявителя 20 октября 2004 г., отраженном в протоколе № 2. Согласно данному протоколу в собрании приняли участие представители акционеров, владеющих 100% от общего числа голосующих акций. В данном собрании акционеров не могли принять участие представители акционеров, владеющих 100% голосующих акций Заявителя, поскольку на момент проведения собрания умер акционер, владеющий 30% голосующих акций Заявителя. Кроме того, в материалах дела отсутствуют доверенность на представителя акционера А. К. Мухаметзянова на участие в собрании акционеров и доказательства созыва данного собрания акционеров уполномоченными лицами.
        Согласно положению ст. 12 Гражданского кодекса Российской Федерации, применение которого возможно в данном случае по принципу аналогии права, суд вправе не применять акт государственного органа или органа местного самоуправления, противоречащий закону. Данное право суду предоставлено также и ст. 13 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.
        Кроме того, принятие решения о выпуске дополнительных акций Заявителя путем их размещения по закрытой подписке при непредоставлении права по приобретению акций акционеру, имеющему в собственности 30% голосующих акций Общества, противоречит положениям Протокола № 1 от 20 марта 1952 г. и Конвенции от 4 ноября 1951 г. "О защите прав человека и основных свобод", поскольку доля акционера в уставном капитале Заявителя при принятии решения о выпуске дополнительных акций Заявителя уменьшилась бы с 30 до 0,3%.
        Суд постановил в удовлетворении заявления ЗАО "МАКойл" отказать.
        (Постановление федерального арбитражного суда Поволжского округа кассационной инстанции по проверке законности и обоснованности решений (определений, постановлений) арбитражных судов, вступивших в законную силу, от 12 января 2006 г. по Делу № А65-7833/2005-СГ1-5.)

    • Рейтинг
    • 0
    Оставить комментарий
    Добавить комментарий анонимно, введите имя:

    Введите код с картинки:
    Добавить комментарий как авторизованный посетитель: Войти в систему

    Содержание (развернуть содержание)
    Факты и комментарии
    Время покажет
    К вопросу о хеджировании в России и в мире
    Исследование российского рынка IPO в первом полугодии 2006 г.
    ОАО "НК "Роснефть"": "Народное IPO" с биржевым обращением
    Роснефть: переоценка или реальность?
    IR сегодня
    Технический взгляд на акции Газпрома
    "Аномалия" динамики курса акций ОАО "Газпром"
    Качество обслуживания в транзакциях секьюритизации
    Ипотечные ПИФы как инструмент рефинансирования: тенденции и прогнозы
    Практический опыт секьюритизации кредитов в РФ: нужны ли нам кредитные ПИФы?
    Первоначальный взнос: безысходность или будущее ипотеки?
    Закладная в контексте жилищного кредитования
    Использование информации об инсайдерских сделках в процессе принятия инвестиционных решений на фондовом рынке
    Практическое применение ЗПИФН
    Некоторые вопросы выпуска акций в судебных решениях
    Хищение акций в реестре. Распределение ответственности
    Страхование рисков ЭДО
    Судьба эмитента
    Страхование рисков учетных институтов: тенденции развития

    • Статьи в открытом доступе
    • Статьи доступны на платной основе
    Актуальные темы    
     Сергей Хестанов
    Девальвация — горькое лекарство
    Оптимальный курс национальной валюты четко связан со структурой экономики и приоритетами денежно-кредитной политики. Для нынешней российской экономики наиболее логичным (и реалистичным) решением бюджетных проблем является девальвация рубля.
    Александр Баранов
    Управление рисками НПФов с учетом новых требований Банка России
    В III кв. 2016 г. вступили в силу новые требования Банка России по организации системы управления рисками негосударственных пенсионных фондов.
    Варвара Артюшенко
    Вместе мы — сила
    Закон синергии гласит: «Целое больше, нежели сумма отдельных частей».
    Сергей Майоров
    Применение blockchain для развития биржевых технологий и сервисов
    Распространение технологий blockchain и распределенного реестра за первоначальные пределы рынка криптовалют — одна из наиболее дискутируемых тем в современной финансовой индустрии.
    Все публикации →
    • Rambler's Top100