Casual
РЦБ.RU

К вопросу о хеджировании в России и в мире

Сентябрь 2006

    Интервью с генеральным директором ООО Koch Supply & Trading Сергеем Тимоховичем
    Высокий уровень доходов позволяет многим российским нефтяным компаниям проводить политику, ориентированную на долгосрочные цели: инвестировать средства в разведку месторождений, производить модернизацию мощностей, приобретать новые активы как в России, так и за рубежом. Грамотное использование производных финансовых инструментов (ПФИ) позволило бы более эффективно решать проблему зависимости компании от колебания мировых цен, оптимизировать финансовые поступления и сформировать бюджет предприятия на долгосрочной основе. Своим видением проблем управления ценовыми рисками на российском рынке делится генеральный директор компании ООО Koch Supply & Trading Сергей Тимохович.

    РЦБ: Сергей Игоревич, расскажите о вашей компании.

    С. И. Koch Supply & Trading (Koch) - это группа компаний, принадлежащих Koch Resources LLC (см. справку), занимающихся глобальной торговлей нефтью, продуктами нефтепереработки и нефтихимии, а также природным и сжиженным газом, сталью, драгоценными и цветными металлами. Koch активно работает с различными производными финансовыми инструментами и оказывает услуги по управлению ценовыми рисками. Koch также является одним из крупнейших трейдеров, действующих практически на всех мировых рынках и торговых площадках. Глобальное покрытие рынка возможно благодаря сети региональных торговых офисов, расположенных в Хьюстоне, Нью-Йорке, Уичите, Лондоне, Женеве, Москве, Сингапуре и Мумбае, что позволяет нам присутствовать на рынке 24 часа в сутки 365 дней в году.

    РЦБ: Как развивалась деятельность компании на рынке производных финансовых инструментов?

    С. И. Компания Koch стояла у истоков формирования рынка ПФИ на нефть. Все началось в 1986 г., когда между компанией Koch и авиакомпанией Cathay Pacific была заключена первая в мире зарегестрированная беспоставочная сделка (типа своп) на сырую нефть. Эта сделка считается отправной точкой становления рынка производных инструментов на нефть. На протяжении последующих 20 лет Koch активно участвовала в развитии и совершенствовании рынка производных финансовых инструментов по целому ряду направлений, выходящих далеко за рамки энергетики (см. врезку).
    Koch пришел в Россию с идеей использования ПФИ в конце 1999 г. и в настоящее время предлагает услуги по страхованию ценовых рисков компаниям топливно-энергетического сектора (нефтедобывающие, перерабатывающие и торговые компании), а также компаниям, работающим на рынке цветных и драгоценных металлов и стали.

    РЦБ: Как бы Вы могли охарактеризовать назначение ПФИ?

    С. И. Производные финансовые инструменты - это контракты, цена на которые основана на неопределенной будущей стоимости базисного актива. Таким активом, например, могут быть биржевые товары (нефть, нефтепродукты, металлы, зерно и пр.), акции, процентные ставки, курсы валют, индексы, события и другие производные финансовые инструменты (например, облигации, фьючерсы, опционы). ПФИ являются мощным средством, позволяющим трансформировать риск и избавляться от него, передавая его от одного участника рынка другому. Простым примером может служить следующая ситуация: на рынке присутствуют два участника, первый стремится избавиться от риска повышения цены, второму же нужно застраховаться от риска падения цены. С помощью производных инструментов они могут передать риски друг другу. Другая важная роль ПФИ - возможность получить справедливую рыночную оценку будущей стоимости базисного актива в конкретный момент времени, так как форвардный рынок - это некий консенсус о будущей спотовой цене.

    РЦБ: Кто ваши потенциальные клиенты и изменилась ли ваша целевая аудитория за последнее время в связи с резким ростом цен на нефть?

    С. И. Наши клиенты - это прежде всего компании-производители нефти, нефтепродуктов и металлов, ориентированные на экспорт, а также нефтетрейдеры и компании-потребители, покупающие сырье по ценам, привязанным к индексам на мировых товарных рынках (например, авиакомпании). Мы также активно работаем с финансовыми компаниями, банками и хедж-фондами, которые в последние несколько лет проявляют повышенный интерес к товарно-сырьевым рынкам и размещают до 15% своих активов в этом секторе.
    Сегодня ситуация на российском нефтяном рынке кардинально изменилась по сравнению с 1999 г. Во-первых, полностью сформировались вертикально интегрированные компании, которые контролируют и управляют всей производственной цепочкой - от добычи и переработки до транспортировки и торговли. Во-вторых, в условиях современного рынка, когда цены на нефть высоки как никогда, интерес к хеджированию больше проявляют торговые компании и различные трейдинговые структуры, которые наиболее чувствительны к колебаниям мировых цен.
    Для примера: с января 1998 г. до августа 2006 г. стоимость стандартного карго нефти Urals объемом 1 млн баррелей колебалась в пределах 8,3-72,4 млн долл. (рис. 1). Соответственно, потенциальная цена ошибки трейдера, пытающегося зафиксировать свою маржу, возрастала в несколько раз. Поэтому на сегодняшний момент интерес к тактическому хеджированию больше всего проявляют торговые компании.
    Другая категория клиентов - компании, которым необходимо захеджировать проектные риски (например, связанные с разработкой месторождений, приобретением активов), особенно если это связанно с привлечением банковского финансирования. Таким клиентам больше интересно стратегическое, или долгосрочное, хеджирование, позволяющее более точно оценить будущие финансовые потоки проекта, за счет которых, в том числе, будет обслуживаться взятый кредит.
    Таким образом, потребность в управлении ценовыми рисками для компаний товарно-сырьевого сектора, ориентированных на экспорт, обусловлена следующими факторами: 1) объем поступления выручки экспортеров подвержен существенным колебаниям вследствие высокой волатильности цен на мировых рынках, механизм хеджирования позволяет управлять объемом будущих валютных поступлений; 2) хеджирование ценовых рисков положительно воспринимается банками, поскольку данная операция позволяет гарантировать объем будущих денежных потоков клиента; 3) хеджирование денежных потоков облегчает принятие инвестиционных и бюджетных решений.

    РЦБ: С какими трудностями вам приходится сталкиваться на российском рынке?

    С. И. Основные трудности работы на российском рынке обусловлены отсутствием нормативно-правовой базы, регулирующей сделки с производными инструментами, наличием нерешенных вопросов в сфере налогообложения и бухгалтерского учета. Достаточно сказать, что понятие "производные инструменты" не имеет четкого определения в российском законодательстве. При работе с конкретным клиентом нам приходится также учитывать наличие квалифицированных специалистов внутри компании, способных заниматься данной темой.
    На протяжении 6 лет работы на российском рынке компания Koch активно участвует во всех семинарах и форумах, посвященных управлению рисками и работе с производными инструментами. Хотелось бы отметить, что наблюдается повышенный интерес к этой теме со стороны не только крупных компаний, но и представителей среднего бизнеса.

    РЦБ: В мировой практике известно немало примеров, когда неграмотное использование производных инструментов приводило к тому, что компании, работающие с ними, несли серьезные финансовые потери и даже разорялись. Вспомнить хотя бы старейший британский банк Barings. А существуют ли обратные примеры, когда компании попадали в сложные финансовые ситуации потому, что не использовали вовремя потенциал производных инструментов в целях уменьшения своих рисков?

    С. И. Действительно, мировая практика знает много примеров-"катастроф". Это и банк Barings, и другие известные компании, например Sumitomo, Procter & Gamble, а совсем недавно - China Aviation. Однако хочется особо подчеркнуть, что основные причины таких катастроф - неадекватные внутренние системы контроля и учета торговых операций с производными инструментами, а в ряде случаев - просто мошенничество, когда конкретным трейдерам, отвечающим за сделки с ПФИ, долгое время удавалось скрывать от своего руководства и акционеров реальное положение вещей. В этом смысле пример банка Barings показателен.
    Что касается примеров, когда компании не воспользовались вовремя возможностями ПФИ, то их тоже немало. Взять хотя бы ситуацию на рынке авиаперевозок США. Сегодня две крупнейшие авиакомпании, Delta и Northwest Airlines, а также несколько региональных компаний находятся на грани технического банкротства и вынуждены просить помощи у государства. Одна из причин этого заключается в том, что в условиях растущего рынка не были приняты меры по стабилизации закупочных цен на авиационный керосин, которым компании заправляют свои самолеты. В результате возникли серьезные проблемы с ликвидностью, стало невозможно обслуживать кредитные обязательства, появилась необходимость в реструктуризации и т. д. Этой ситуации вполне можно было бы избежать, если бы вовремя были приняты меры по хеджированию закупочных цен на авиатопливо, как это сделала, например, другая американская компания - Southwest Airlines.
    Вообще, авиакомпании активно используют производные финансовые инструменты для управления своими ценовыми рисками. Тем, кто работает с ПФИ грамотно, это помогает выжить в таком конкурентном бизнесе, как авиаперевозки. Для российских авиакомпаний данная тема тоже актуальна.

    РЦБ: Насколько широко используются ПФИ на западном рынке? Каковы перспективы развития этого рынка в России? Прокомментируйте инициативу РТС по запуску фьючерсных контрактов на Urals?

    С. И. На сегодняшний день спектр применения ПФИ на западном рынке очень широк, начиная от всем известных фьючерсных и опционных контрактов, обращающихся на организованных рынках и торговых площадках (таких как ICE, NYMEX, LME и др.) и заканчивая огромным многообразием производных инструментов, сделки с которыми заключаются на внебиржевых рынках (финансовые производные, товарные производные, производные на погоду, на индексы и многие другие).
    Следует отметить, что появление регулируемых фьючерсных и опционных бирж в 1970-е гг. дало толчок развитию биржевых ПФИ, а с середины 1990-х гг. внебиржевой рынок производных переживает настоящий бум. По нашим оценкам, условная стоимость всех ПФИ, обращающихся на внебиржевых рынках, в 2005 г. превысила 220 трлн долл.
    Что касается России, то пока рано говорить о буме. По-моему мнению, это вызвано следующими причинами: во-первых, отсутствует нормативно-правовая база, о которой мы упоминали выше; во-вторых, если говорить о товарных производных, то в условиях сформировавшихся высоких цен практически на всех товарно-сырьевых рынках интерес многих потенциальных участников остается ограниченным.
    Что касается инициативы РТС, думаю, что это шаг в правильном направлении (хотя похожий прецедент имел место в 2002 г., когда Санкт-Петербургская валютная биржа открыла секцию срочных контрактов, в том числе и на товарные производные). Но в настоящее время мы вряд ли увидим всплеск активности на торгах этими контрактами. Во-первых, крупные иностранные участники рынка (без которых сложно говорить о появлении настоящей ликвидности) вряд ли отдадут предпочтение российским торговым площадкам, поскольку имеют альтернативные возможности на Западе; во-вторых, фьючерсный контракт РТС рассчитывается по котировкам, публикуемым агентством Platts, и тем самым дублирует уже существующий индекс, принятый для расчетов на внебиржевом рынке, в том числе и при торговле российской нефтью; в-третьих, данный контракт является безпоставочным, и вряд ли мы увидим значительное число реальных продавцов и покупателей; скорее всего, интерес ограничится чисто спекулятивными сделками.
    Тем не менее я оптимистично настроен по поводу будущего российского срочного рынка. Важно, чтобы на государственном уровне понимали роль срочного рынка в контексте российской экономики. Существуют примеры в мировой практике, когда государственная власть занимала активную позицию и способствовала участию национальных компаний в работе с производными инструментами. Например, в Норвегии, бюджет которой, так же как и России, в значительной мере формируется за счет экспорта нефти и нефтепродуктов, государственная нефтяная компания Statoil активно использует ПФИ для хеджирования своих ценовых рисков.

  • Рейтинг
  • 0
Оставить комментарий
Добавить комментарий анонимно, введите имя:

Введите код с картинки:
Добавить комментарий как авторизованный посетитель: Войти в систему

Содержание (развернуть содержание)
Факты и комментарии
Время покажет
К вопросу о хеджировании в России и в мире
Исследование российского рынка IPO в первом полугодии 2006 г.
ОАО "НК "Роснефть"": "Народное IPO" с биржевым обращением
Роснефть: переоценка или реальность?
IR сегодня
Технический взгляд на акции Газпрома
"Аномалия" динамики курса акций ОАО "Газпром"
Качество обслуживания в транзакциях секьюритизации
Ипотечные ПИФы как инструмент рефинансирования: тенденции и прогнозы
Практический опыт секьюритизации кредитов в РФ: нужны ли нам кредитные ПИФы?
Первоначальный взнос: безысходность или будущее ипотеки?
Закладная в контексте жилищного кредитования
Использование информации об инсайдерских сделках в процессе принятия инвестиционных решений на фондовом рынке
Практическое применение ЗПИФН
Некоторые вопросы выпуска акций в судебных решениях
Хищение акций в реестре. Распределение ответственности
Страхование рисков ЭДО
Судьба эмитента
Страхование рисков учетных институтов: тенденции развития

  • Статьи в открытом доступе
  • Статьи доступны на платной основе
Актуальные темы    
 Сергей Хестанов
Девальвация — горькое лекарство
Оптимальный курс национальной валюты четко связан со структурой экономики и приоритетами денежно-кредитной политики. Для нынешней российской экономики наиболее логичным (и реалистичным) решением бюджетных проблем является девальвация рубля.
Александр Баранов
Управление рисками НПФов с учетом новых требований Банка России
В III кв. 2016 г. вступили в силу новые требования Банка России по организации системы управления рисками негосударственных пенсионных фондов.
Варвара Артюшенко
Вместе мы — сила
Закон синергии гласит: «Целое больше, нежели сумма отдельных частей».
Сергей Майоров
Применение blockchain для развития биржевых технологий и сервисов
Распространение технологий blockchain и распределенного реестра за первоначальные пределы рынка криптовалют — одна из наиболее дискутируемых тем в современной финансовой индустрии.
Все публикации →
  • Rambler's Top100