Casual
РЦБ.RU

Мошенничество в финансовой отчетности на развивающихся рынках

Август 2006


    Двадцать первый век - век информационной революции. Сотовые телефоны, пейджеры, ноутбуки, факс-аппараты, беспроводные сети - вот неполный перечень средств передачи и получения информации, которая окружает современного делового человека. Такое информационное агентство, как Bloomberg, каждую минуту распространяет финансовую информацию среди более 16 тыс. пользователей. Именно в конце XX - начале XXI в. особую актуальность приобрели явления, направленные на привлечение информации: коммерческий и личный шпионаж, переманивание наиболее талантливых и перспективных сотрудников у конкурентов, нарушение авторских и патентных прав. Вместе с тем не менее важную роль играет и обратный информационный процесс - предоставление информации в выгодном для компании свете.

ФАКТЫ МОШЕННИЧЕСТВА В ФИНАНСОВОЙ ОТЧЕТНОСТИ В МИРОВОЙ ПРАКТИКЕ

    Эмпирические исследования показали, что инвестирование финансовых ресурсов производится в результате принятия решения, основанного на доступной информации. На сегодняшний день наиболее полная информация раскрывается в финансовой отчетности компании. К сожалению, финансовая отчетность не совершенна, а предоставление финансовой информации, отличной от прогнозов аналитиков, может обернуться снижением капитализации компании. Предоставление информации, более благоприятной по сравнению с прогнозами аналитиков, может привести к росту стоимости акций, а следовательно, к снижению стоимости привлечения заемных средств и прочим положительным для компании результатам. В случае если улучшения достигнуты "искусственным" путем, то рано или поздно факт искажения отчетных данных станет общеизвестен, и тогда компанию ждут трудные времена.
    Начало корпоративным скандалам, связанным с мошенничеством в финансовой отчетности, было положено в 2002 г., когда нашумевшее банкротство компании Enron привело к потере 80 млрд долл. рыночной капитализации. Затем последовала череда корпоративных бухгалтерских скандалов, причем не только в США, но и по всему миру.
    В том же 2002 г. в США была уличена в мошенничестве вторая по величине компания, предоставлявшая услуги по междугородным и международным переговорам, - WorldCom. В результате мошенничества прибыль этой компании была завышена на 3,85 млрд долл.
    В октябре 2003 г. крупный скандал потряс фармацевтическую индустрию США. Американский суд единогласно вынес обвинительный приговор 75-летнему вице-председателю Rite Aid Corporation Франклину Брауну. Руководитель крупнейшей американской сети аптек (более 3 тыс.) был признан виновным по 10 статьям, в том числе мошенничество, подкуп свидетелей и препятствование расследованию. В ходе следствия, которое длилось почти 3 года, удалось доказать целый ряд финансовых махинаций, осуществлявшихся руководством этой компании. В частности, завышалась прибыль Rite Aid с целью получения премиальных, искажались данные о расходах, отражались доходы от продажи нереализованных лекарств, скрывались убытки от воровства продукции. Совокупный объем ущерба составил 1,5 млрд долл.
    В конце 2003 г. о своем банкротстве заявила крупнейшая в Италии компания пищевой индустрии Parmalat, что было связано с завышением величины остатка по банковскому счету на 3,9 млрд долл.
    В 2004 г. "бухгалтерский" скандал затронул корейский концерн LG Group. Против концерна LG были поданы иски по возвращению долгов его бывшей дочерней компании LG Card и в отношении применения схем забалансового финансирования. Ранее LG Card отделилась от материнской компании, привлекла кредитов на 4 млрд долл. - и обанкротилась. Эта история была признана самым громким корпоративным скандалом Южной Кореи с периода азиатского экономического кризиса 1997 г. и стала реальной угрозой для всей южно-корейской экономики.
    В том же 2004 г. сознательно были нарушены бухгалтерские стандарты нефтяным гигантом Royal Dutch Shell. Ряд акционеров компании пользовались услугами юристов фирмы Milberg Weiss BH&L, чтобы в суде доказать факт манипуляции объемами разведанных запасов углеводородов. Компания Shell 9 января 2004 г. заявила о том, что после "тщательной проверки" понизила уровень имеющихся в ее распоряжении запасов сырья в "нефтяном эквиваленте" на 20% (на 3,9 млрд баррелей). За 1 день акции компании подешевели на 6% (а за две с лишним недели - почти на 10%). Агентство S&P изменило прогноз по долгосрочному рейтингу на "негативный".
    Показатели крупных сырьевых компаний также неоднократно оспаривались. Например, по данным исследования консалтингового центра Wood Mackenzie, все ведущие нефтегазовые гиганты (включая Exxon и BP) на протяжении последних лет прибавляли к своему активу нефть из уже разработанных ранее месторождений. По заявлению самих нефтяников, теперь эту нефть стало возможно добывать благодаря новым технологиям, поэтому она и была включена в расчет, однако многие специалисты этой версии не доверяют.
    По оценкам экспертов, совокупный ущерб, нанесенный участникам фондовых рынков искаженной финансовой отчетностью, в 2005 г. превысил 700 млрд долл.1 (рис. 1).
    Мошенничество в финансовой отчетности имеет четко выраженную структуру. По объемам махинаций управленческое мошенничество намного превышает неуправленческое (рис. 2).
    Согласно существующей статистике мошенничества на развитых и развивающихся рынках, средний объем манипуляций с финансовой отчетностью, совершаемых руководством компании, достигает 900 тыс. долл., тогда как средняя величина неуправленческого мошенничества колеблется в пределах 62 тыс. долл. Если же принять общий объем случаев мошенничества за 100%, то в 88% из них совершается руководством компании2.
    Однако такая удручающая статистика вовсе не означает, что мошенничество в финансовой отчетности нельзя обнаружить. Для того чтобы решить данную проблему на развивающихся рынках, следует обратиться к опыту развитых стран, которые обладают значительной статистикой различных случаев мошенничества.

ОБНАРУЖЕНИЕ МОШЕННИЧЕСТВА В ФИНАНСОВОЙ ОТЧЕТНОСТИ

    Несмотря на многообразие применяемых схем мошенничества в финансовой отчетности, все они, как правило, приводят к однотипному воздействию на элементы финансовой отчетности:

  • завышению/занижению выручки;
  • завышению/занижению расходов;
  • завышению валюты баланса.
        Распознавание внешним пользователем мошенничества становится возможно прежде всего благодаря набору финансовых индикаторов, построенных на основе выборки компаний, акции которых котируются на фондовом рынке. Указанная выборка включала в себя 74 компании, совершившие мошенничество в финансовой отчетности, и 2332 компании, не совершавшие мошенничества. Показатели анализировались за 10-летний период, что позволяет сделать предположение об отсутствии циклических и сезонных воздействий (см. таблицу).
        Подробно индикаторы мошенничества в финансовой отчетности приведены в таблице.

        Темп роста выручки от продаж


        , (1)
        где B - выручка от продаж за отчетный период.

        Сам по себе рост объемов выручки не означает наличия искажений в финансовой отчетности. Однако компании, демонстрирующие рост выручки, находятся в группе риска, поскольку увеличение продаж требует привлечения дополнительного финансирования, и руководство компании испытывает давление в связи с необходимостью достижения плановых показателей роста продаж. Поэтому если компания на протяжении нескольких отчетных периодов демонстрировала высокие темпы роста выручки от продаж, то она будет заинтересована как минимум сохранить, а как максимум увеличить заданные темпы роста. Особенно риск мошенничества в финансовой отчетности увеличивается, если компания, демонстрировавшая стабильно высокие темпы роста продаж на протяжении нескольких периодов, сталкивается с финансовыми трудностями. Как следствие, компании с темпом роста выручки выше, чем в среднем по отрасли, должны являться объектом пристального внимания в связи с возможностью присутствия искаженных данных в финансовой отчетности.
        Темп снижения доли маржинального дохода в выручке


        , (2)
        где C - себестоимость продаж за отчетный период.

        Темп снижения доли маржинального дохода в выручке характеризует падение качества выручки и свидетельствует об ухудшении перспектив компании на рынке. Показатель маржинального дохода в выручке от продаж следует анализировать вместе с показателем выручки от продаж. Если выручка от продаж растет, а доля маржинального дохода в выручке снижается, то налицо признаки мошенничества в финансовой отчетности.

        Темп роста качества активов


        , (3)
        где A - совокупная величина активов на конец периода; TA - величина оборотных (текущих) активов по состоянию на конец периода; OC - остаточная стоимость основных средств на конец периода.

        Качество активов определяется долей внеоборотных активов (за исключением основных средств) в общей величине активов. Принято считать, что качество активов определяется способностью актива генерировать денежные потоки. Соответственно, при расчете данного коэффициента мы находим долю внеоборотных активов, не способных генерировать денежные потоки. Если компания увеличивает долю внеоборотных активов в совокупном объеме активов, не связанную с ростом основных средств, это может свидетельствовать о необоснованной капитализации расходов, что приводит к завышению прибыли отчетного периода и занижению прибыли будущих периодов.
        Темп роста оборачиваемости дебиторской задолженности в днях


        , (4)
        где ДЗ - дебиторская задолженность на конец отчетного периода.

        В условиях умеренного роста или стабильности бизнеса показатель оборачиваемости дебиторской задолженности должен оставаться примерно на одном и том же уровне. В условиях значительного роста бизнеса из-за, возможно, более мягкой кредитной политики компании в отношении покупателей оборачиваемость дебиторской задолженности будет снижаться. В случае резкого увеличения оборачиваемости дебиторской задолженности велика вероятность манипуляций с величиной выручки от продаж. И наоборот, в случае резкого снижения возможно искусственное завышение величины дебиторской задолженности при относительно неизменном уровне продаж.
        Темп роста доли расходов, приходящихся на выручку от продаж


        , (5)
        где P - величина себестоимости продаж и расходов на продажу за отчетный период.

        При увеличении объемов продаж правомерно предположить, что также возрастут себестоимость продаж и коммерческие расходы, поскольку они зависят от объема реализованной продукции. Темпы роста себестоимости и расходов, связанных с реализацией продукции, не должны существенно отличаться от темпов увеличения продаж. В случае если темп роста доли расходов, приходящихся на выручку от продаж, будет значительно отклоняться от 1, правомерно предположить, что осуществляется искажение либо величины себестоимости продаж и коммерческих расходов, либо величины выручки от продаж.
        Темп роста доли амортизационных расходов в первоначальной стоимости основных средств


        , (6)
        где A - величина амортизационных расходов за отчетный период; ПС - первоначальная стоимость основных средств на конец отчетного периода.

        Доля амортизационных расходов от совокупной первоначальной стоимости основных средств остается постоянной. Однако если руководство компании стремится снизить величину амортизационных расходов с целью увеличения прибыли, то значение данного показателя будет отклоняться от 1. Следовательно, в случае резкого изменения данного показателя можно сделать вывод о вероятности мошенничества в финансовой отчетности.
        Темп роста финансового рычага


        , (7)
        где КЗ - величина кредиторской задолженности на конец отчетного периода; СК - величина собственного капитала на конец отчетного периода.

        Финансовый рычаг позволяет измерить величину кредитного риска, которому подвержена компания. Как отмечает американский ученый М. Бениш, рыночная стоимость акций компании зависит от уровня финансового рычага3. Поэтому с целью повышения рыночной стоимости акций руководство компании может искусственно занижать уровень финансового рычага за счет включения кредиторской задолженности в состав прибыли. Следовательно, резкие колебания темпов изменения финансового рычага могут подтверждать возможность мошенничества.
        С нашей точки зрения, модель можно усовершенствовать за счет использования темпов изменения коэффициентов традиционного финансового анализа.
        Темп изменения коэффициента общей ликвидности


        , (8)
        где TA - текущие (оборотные) активы по состоянию на отчетную дату; TO - текущие (краткосрочные) обязательства по состоянию на отчетную дату.

        Коэффициент общей ликвидности позволяет оценить способность компании покрывать текущие обязательства, что характеризует ее платежеспособность. В случае если руководство компании осуществит мошенничество в финансовой отчетности в форме занижения существенной величины обязательств, то резко изменится общая ликвидность компании.

        Темп изменения коэффициента общей ликвидности


        , (9)
        где ДС - остаток денежных средств на отчетную дату; КФВ - величина краткосрочных финансовых вложений на отчетную дату; ДЗ - величина дебиторской задолженности на отчетную дату; ТО - текущие (краткосрочные) обязательства по состоянию на отчетную дату.

        Коэффициент быстрой ликвидности характеризует способность компании погасить текущие обязательства в течение ограниченного периода времени. В условиях быстро меняющейся экономической конъюнктуры данный показатель более широко применяется аналитиками при оценке платежеспособности компаний. В отличие от изменений коэффициента общей ликвидности, коэффициент быстрой ликвидности более чувствителен к мошенничествам с величиной дебиторской задолженности. Например, при попытке руководства компании совершить мошенничество в финансовой отчетности посредством завышения показателя выручки от продаж и дебиторской задолженности коэффициент быстрой ликвидности значительно сократится.
        Темп изменения оборачиваемости материальных запасов в днях


        , (10)
        где МЗ - средняя величина материальных запасов за отчетный период; С - себестоимость продаж за отчетный период.

        Данный коэффициент показывает, сколько раз материальные запасы были использованы для осуществления продаж. Принято считать, что чем выше оборачиваемость материальных запасов, тем эффективнее работа предприятия. С целью занизить прибыль руководство компании может применять различные схемы по завышению себестоимости продаж. Если себестоимость продаж была завышена, а величина материальных запасов при этом не исказилась, то коэффициент оборачиваемости материальных запасов возрастет. И наоборот, если завышается величина материальных запасов, то коэффициент снизится по сравнению с предыдущим периодом. Следовательно, существенное отклонение темпа изменения оборачиваемости материальных запасов от 1 может расцениваться как сигнал о мошенничестве в финансовой отчетности.
        Как отмечают специалисты-практики, в результате применения модели финансовых индикаторов мошенничества М. Бениша можно обнаружить мошенничество максимум в 50% случаев от общего числа совершаемых мошенничеств в финансовой отчетности. По оценкам американских специалистов, мошенничество в финансовой отчетности в среднем приносит до 5% потерь выручки компании в год4. Конечно, применение методов анализа финансовой отчетности контрагентов с целью выявления фактов мошенничества не является панацеей. Для разрешения проблемы мошенничества необходима поддержка и на государственном уровне, в части законодательного регулирования, и на социальном - в части общественного контроля. Однако понизить риск собственных потерь путем анализа набора индикаторов возможно почти вдвое, поэтому использование такого анализа в практике необходимо.

    КОММЕНТАРИЙ СПЕЦИАЛИСТА


        Иван Рютов
        старший менеджер компании "Эрнст энд Янг", руководитель группы

        по расследованию мошенничества и содействию в спорных ситуациях
        Несмотря на то что по результатам статистических исследований1 на растущих рынках (в том числе и в России) искажения финансовой отчетности представляются несколько меньшей угрозой, чем другие виды мошенничеств (незаконное присвоение активов и коррупция), наибольший негативный эффект компаниям может принести именно мошенничество с финансовой отчетностью. И хотя примеров, сопоставимых с Enron, в российской практике не было, компаниям не следует недооценивать эти риски. Необходимо отметить, что основная цель мошенничества с финансовой отчетностью - введение в заблуждение ее пользователей, которые на базе недостоверной информации примут неправильное решение. Соответственно, способы искажения финансовой отчетности во многом зависят от круга пользователей и характера принимаемых ими решений. В этой связи, на наш взгляд, не следует искать существенных отличий между способами мошенничества с финансовой отчетностью в России и за рубежом. Можно лишь утверждать, что подготовка отчетности многими российскими компаниями на основании как Российских стандартов бухгалтерского учета (РСБУ), так и Международных стандартов финансовой отчетности (МСФО) представляет собой дополнительный риск, который необходимо рассматривать при оценке риска мошенничества с финансовой отчетностью.
        Основными способами искажения финансовой отчетности являются, во-первых, намеренное неполное или неточное применение принципов формирования финансовой отчетности, а во-вторых, подделка первичных документов, на основании которых отчетность формируется. Необходимо обратить внимание на то, что речь идет именно об умышленном искажении финансовой отчетности, бухгалтерские ошибки сами по себе не являются свидетельством мошенничества с отчетностью. В качестве примеров мошенничества с финансовой отчетностью первого вида можно привести неполное раскрытие существенной информации (например, об операциях с аффилированными лицами), субъективное начисление резервов по сомнительной дебиторской задолженности, заведомо некорректное отражение сложных операций, допускающих определенные различия в бухгалтерском толковании. Свидетельством другого вида мошенничества служат подделка подтверждений (актов сверки) дебиторской и кредиторской задолженностей и внесение искаженных данных в инвентаризационные ведомости. Поскольку в России многие предприятия подготавливают отчетность в соответствии не только с РСБУ, но и с МСФО или ГААП США, то существует риск искажения обоих видов отчетности. Более того, даже если отчетность по РСБУ не содержит умышленных искажений, это не означает, что отчетность, составленная по МСФО или ГААП США, также не содержит умышленных искажений. Поскольку правила составления финансовой отчетности по МСФО или ГААП США нередко отличаются, то особое внимание следует обращать на бухгалтерские проводки, сделанные при трансформации отчетности, а также на полное и последовательное применение соответствующих бухгалтерских принципов.
        Способы борьбы с мошенничеством с финансовой отчетностью в России и за рубежом отличаются. Так, за рубежом наиболее результативным способом борьбы считается эффективная система внутреннего контроля над процессом составления финансовой отчетности. Это легко объяснимо, ведь после ряда громких корпоративных скандалов требования к совершенствованию системы внутреннего контроля во многих странах были закреплены законодательно (например, Законом Сарбейнса-Оксли в США). В России же многие компании только намереваются формировать по-настоящему эффективную систему внутреннего контроля составления финансовой отчетности. Обратная ситуация наблюдается с отношением к внешним аудиторам компаний как эффективному средству борьбы с мошенничеством в финансовой отчетности. В России внешний аудит считается гораздо более эффективным инструментом борьбы с мошенничеством, чем за рубежом, где аудиторы в ряде случаев не смогли выявить и раскрыть случаи мошенничества, что привело, например, к банкротству компании Enron. Кроме того, такой традиционно считающийся эффективным за рубежом способ противодействия мошенничеству, как поощрение и защита осведомителей, значительно менее популярен в России. Причины кроются в традиционно сдержанном отношении российского общества к осведомителям. И если в США права осведомителей закреплены законодательно в Законе Сарбейнса-Оксли, то в России пока отсутствует твердая уверенность в конфиденциальности и безопасности осведомителей.
        Тем не менее проникновение международных стандартов деловой этики и обычаев делового оборота в российскую корпоративную культуру могут в скором будущем привести к более широкому использованию тех методов борьбы с мошенничеством, которые считаются эффективными и приемлемыми за рубежом.

    • Рейтинг
    • 2
    Оставить комментарий
    Добавить комментарий анонимно, введите имя:

    Введите код с картинки:
    Добавить комментарий как авторизованный посетитель: Войти в систему

    Содержание (развернуть содержание)
    Факты и комментарии
    Конфликт за рубежом неизбежен
    Международный рынок капитала: современные тенденции и перспективы
    Социально значимые проекты
    "Политэкономика" на рынке корпоративных облигаций
    Рынок долговых обязательств нуждается в информационной поддержке!
    Инвестиционный фундамент "М-ИНДУСТРИИ"
    Банки России: текущие цены и перспективы роста стоимости
    Когда средств не хватает, а бюджет "не резиновый" - поможет финансовый рынок
    Яблоко раздора
    Проблемы в области страхования ответственности регистраторов
    Улучшения в корпоративном праве
    Раскрытие = disclosure?
    Мошенничество в финансовой отчетности на развивающихся рынках
    Российский автопром: на пороге перемен
    Налоги и инвестиционная активность в автомобилестроении
    Выпуск облигационных займов эмитентами Северо-Западного региона
    Особенности российских недружественных поглощений
    Шаги к созданию финансового мегарегулятора в России
    Эффективность инвестиций на российском фондовом рынке в 2005 г.
    Методические вопросы оценки системного риска акций отдельных компаний

    • Статьи в открытом доступе
    • Статьи доступны на платной основе
    Актуальные темы    
     Сергей Хестанов
    Девальвация — горькое лекарство
    Оптимальный курс национальной валюты четко связан со структурой экономики и приоритетами денежно-кредитной политики. Для нынешней российской экономики наиболее логичным (и реалистичным) решением бюджетных проблем является девальвация рубля.
    Александр Баранов
    Управление рисками НПФов с учетом новых требований Банка России
    В III кв. 2016 г. вступили в силу новые требования Банка России по организации системы управления рисками негосударственных пенсионных фондов.
    Варвара Артюшенко
    Вместе мы — сила
    Закон синергии гласит: «Целое больше, нежели сумма отдельных частей».
    Сергей Майоров
    Применение blockchain для развития биржевых технологий и сервисов
    Распространение технологий blockchain и распределенного реестра за первоначальные пределы рынка криптовалют — одна из наиболее дискутируемых тем в современной финансовой индустрии.
    Все публикации →
    • Rambler's Top100