Casual
РЦБ.RU

Главное - не навредить!

Июнь 2006


    Интервью с директором департамента доверительного управления Внешэкономбанка Александром Поповым

    В 2007 г. могут вступить в силу поправки в Закон об инвестировании пенсионных накоплений. В результате частные управляющие компании будут допущены к управлению пенсионными накоплениями так называемых "молчунов" - граждан, не решивших, где разместить свои пенсионные накопления. О проблемах инвестирования средств "молчунов" рассказывает директор департамента доверительного управления Внешэкономбанка Александр Попов.

    РЦБ: Александр Викторович, что по Вашему мнению, является главной проблемой инвестирования пенсионных накоплений "молчунов"?

    А. П. Сейчас под нашим управлением находится более 180 млрд руб. При этом в 2006-2008 г. нам будет передаваться около 90-100 млрд руб. Если в 2006-2007 гг. планы заимствований Минфина нас еще могут удовлетворить, то в 2008 г., возможно, начнутся проблемы. Ведь в последнее время складывается ситуация, когда государству с таким профицитом государственного бюджета деньги в общем-то не нужны. Судя по последним заявлениям главы российского Минфина Алексея Кудрина, планы долговой политики РФ на 2007-2009 гг. предусматривают увеличение объема внутренних заимствований. Однако это мало чем может нам помочь, так как рост пенсионных накоплений происходит темпами, не сопоставимыми с темпами увеличения внутреннего государственного долга РФ.
    Кроме того, с 2008 г. размер накопительной части увеличится с 4 до 6%. Это приведет к увеличению объемов пенсионных накоплений практически в 2 раза. К сожалению, в настоящее время граждане не активны в выборе управляющих компаний и независимых пенсионных фондов. За 3 года пенсионной реформы этим правом воспользовались менее 5%. Если так будет продолжаться и дальше, то с 2009 г. нам будет передаваться ежегодно уже около 180 млрд руб. и эти средства просто некуда будет инвестировать.
    В любом случае надо помнить об одной из целей реформы - чтобы пенсионные средства пошли в реальную экономику. Ведь пенсионные средства - это "длинные" деньги. И их можно и нужно использовать для инвестирования внутри страны.

    РЦБ: Как в условиях нехватки инструментов инвестирования можно диверсифицировать вложения средств "молчунов"?

    А. П. Внешэкономбанк - одно из старейших финансовых учреждений России. Мы работаем на всех финансовых рынках. Для нас не составит никакого труда оперировать любым набором доступных инвестиционных инструментов. Но возникает другая проблема: что будет с нашим неокрепшим рынком, если все пенсионные средства начнут приходить от одного инвестора? Безусловно, это не будет иметь позитивного влияния на развитие российского финансового рынка.
    Мы считаем, что единственный выход из сложившейся ситуации - допустить частные управляющие компании к управлению пенсионными средствами "молчунов". В сложившейся ситуации просто нет другого выхода.
    При этом нельзя забывать, что "молчуны" - это самые консервативные инвесторы и цель управления их средствами - не получение максимального дохода, а обеспечение их сохранности, поэтому надежность инвестирования должна превалировать над их доходностью. Нельзя вкладывать пенсионные средства "молчунов" в тот же набор активов, который сегодня доступен компаниям, управляющим средствами граждан, добровольно их выбравших. Ведь если пенсионные накопления "молчунов" автоматически будут раздаваться в частные УК и вкладываться, по сути, в те же акции, то фактически будет стерта разница между "молчунами" и другими гражданами. А это поставит под вопрос дальнейшее развитие всей пенсионной системы.
    Кроме того, необходимо учесть и интересы тех граждан, которые сознательно решат оставить свои накопления у государства. Для этого должно быть предусмотрено создание отдельного портфеля ГУК.

    РЦБ: Каким образом, по Вашему мнению, можно организовать работу по передаче средств от государственной управляющей компании к частным?

    А. П. В настоящее время инвестиционный портфель у нас сформирован. И, насколько я знаю, нигде не обсуждался вопрос о передаче средств, которые уже находятся в государственной управляющей компании, частным УК. Речь в основном идет о том, что в будущем - и чем раньше, тем лучше - вновь поступающие средства, которые подлежат передаче в доверительное управление, будут каким-либо образом делиться между государственной и частными компаниями.
    При этом определение конкретных принципов распределения денег "молчунов" между ГУК и УК и далее между управляющими компаниями находится в компетенции соответствующих министерств и ведомств. Сейчас формулируются и обсуждаются необходимые изменения в существующее законодательство. Возможно, будет объявлен дополнительный конкурс для выбора частных компаний.
    Я думаю, что с 1 января 2007 г. не удастся начать этот процесс, так как еще не успеют принять новую редакцию закона и, следовательно, все изменения в большое количество существующих нормативных актов, принятых правительством.

    РЦБ: Уже известно, в какие активы будут вкладываться средства "молчунов"?

    А. П. Определение набора доступных инструментов также находится в ведении министерств и ведомств. По нашему мнению, соотношение рыночной доходности и риска инвестирования должно позволять эффективно решать главную задачу инвестирования средств "молчунов" - обеспечение их сохранности.
    Надо также принять во внимание специфику российского рынка и его объем. Если управляющие компании получат, к примеру, половину из 180 млрд руб. и эта сумма будет направлена только на одни корпоративные облигации, то эффект на рынке будет такой же, как если бы эти средства пришли от одного инвестора.
    Мне кажется, что не стоит изначально жестко законодательно определять список активов, в которые можно вкладывать средства "молчунов". Вполне возможно, что для каждого периода набор доступных инструментов и структура портфеля может меняться. Система инвестирования должна быть гибкой. Наш финансовый рынок динамично развивается - сейчас капитализация рынка акций у нас составляет более 600 млрд долл. Через какое-то время она может увеличиться или уменьшиться. У нас должна оставаться возможность маневра, чтобы по мере необходимости менять виды активов в пенсионном портфеле. Решение о структуре совокупного портфеля "молчунов" может приниматься на уровне правительства или Минфина совместно с ФСФР.
    У ФСФР была хорошая идея - создать модельный портфель и в дальнейшем рассчитывать доходность этого портфеля, чтобы управляющие компании могли на него ориентироваться. Если, например, компания не хочет рисковать, она может придерживаться структуры этого портфеля. Если же УК чувствует в себе силы заработать больше - можно нарушать структуру. При этом целесообразно устанавливать максимальные доли инструментов так, чтобы они в своей сумме значительно превосходили 100%. Соответственно можно было бы построить систему вознаграждения управляющих с учетом показанной доходности. Если доходность управляющей компании больше модельного портфеля, то и сумма вознаграждения больше.
    По итогам определенного периода, например 5 лет, можно заключить, насколько эффективна та или иная управляющая компания.

    РЦБ: Как известно, доходность государственной управляющей компании в 2006 г. составила 12,07%. Расскажите подробнее, как на практике осуществляется управление средствами пенсионных накоплений.

    А. П. При отсутствии на рынке ипотечных ценных бумаг у государственной управляющей компании имеется фактически один инструмент инвестирования: рублевые и валютные государственные облигации. Мы стараемся увеличить долю самых долгосрочных бумаг, поскольку первые пенсионные выплаты начнутся с 2012 г., а по-настоящему система пенсионных выплат должна заработать только с 2022 г. Мы можем приобретать не более 35% одного выпуска и поэтому нередко вынуждены инвестировать в более "короткие" бумаги. Безусловно, мы не занимаемся тем, что покупаем бумагу и просто ждем ее погашения. Получив прибыль на "коротких" бумагах стараемся уйти в более "длинные", постоянно ищем "недооцененные" выпуски.
    Поскольку не в наших интересах оказывать значительное воздействие на рынок, мы стараемся заработать на движениях рынка небольшим объемом средств. Однако уже сейчас чувствуется, какое давление мы оказываем на рынок. И нам бы хотелось снять эту нагрузку с рынка ОФЗ. Минфин уже 2 года пытается выпустить ГСО, однако процесс затягивается, хотя в интересах Минфина как эмитента, чтобы долгосрочный инвестор часть средств смог переложить из рыночного инструмента в нерыночный. Тем самым рынок государственных облигаций получил бы больше свободы.
    Показанная в 2005 г. доходность государственной управляющей компании (ГУК) превысила как прирост индекса корпоративных облигаций RUX - Cbonds (10%), так и прирост индекса государственных облигаций ММВБ - совокупный доход (11,64%). Этого результата нам удалось достичь в большей степени за счет вложений в российские еврооблигации на внебиржевом рынке. К тому же курс доллара США к рублю за год укрепился почти на 1 руб., а рост цен еврооблигаций был достаточно существенным. И поэтому, в общем вложив не очень много (около 10% портфеля), мы получили значительную отдачу.

    РЦБ: В таких условиях каким же образом можно управлять рисками?

    А. П. В этом и заключается наша главная проблема. Законодательно гарантии сохранности пенсионных накоплений не предусмотрены. Все риски принимает на себя сам застрахованный, когда выбирает вариант инвестирования своих пенсионных накоплений. Некоторое исключение составляют лишь те, кто не делает выбора и тем самым доверяет управление средствами государству. Но государство гарантирует сохранность не правовым обязательством, а видом актива, в который размещает средства не сделавших выбора граждан. Поэтому законом разрешено инвестировать средства "молчунов" только в государственные ценные бумаги и ипотечные бумаги, гарантированные государством, вероятность дефолта по которым минимальна. Однако цена на эти инструменты также подвержена рыночным колебаниям, соответственно изменяется и доходность инвестирования средств "молчунов". Для того чтобы выполнить нашу основную задачу, а именно обеспечить сохранность переданных в управление средств, наша доходность должна как минимум соответствовать инфляции. Если цены на гособлигации будут расти как в прошлом году, то проблем не возникнет. А если они будут падать, как в этом году?
    Мы, по сути, лишены возможности использовать главный инструмент управления рисками инвестиционного портфеля - диверсификацию инструментов. В нашем распоряжении есть только ОФЗ и российские еврооблигации. По сути, это один инструмент, только еврооблигации обладают еще и валютным риском. Движение цен на них тоже более или менее одинаково: если на мировых рынках начинается тенденция к росту доходности, это влияет и на российские еврооблигации и сказывается на ОФЗ.
    Мы не можем использовать производные инструменты даже для страхования наших валютных рисков, не говоря уже про риск процентной ставки. По этой причине мы не в состоянии увеличивать инвестиции в российские еврооблигации. Ведь в случае неблагоприятного изменения на рынке в нашем распоряжении нет никаких инструментов, с помощью которых мы можем хеджировать свои инвестиции и более или менее эффективно работать на падающем рынке.
    Также законом установлена максимальная доля денежных средств в инвестиционных портфелях всех управляющих компаний, которая не может превышать 20%. Такое ограничение не позволяет своевременно закрывать позиции по финансовым инструментам и фиксировать доход. Получая новые средства от Пенсионного фонда РФ, мы также не имеем возможности определять наиболее выгодные периоды для покупки активов и вынуждены приобретать их по текущим рыночным ценам.
    Поэтому наши предложения по изменению пенсионного инвестиционного законодательства и направлены на устранение вышеуказанных проблем, что, безусловно, поможет нам обеспечивать стабильную доходность на уровне инфляции.

    РЦБ: За счет чего можно расширить перечень инструментов ГУК?

    А. П. Вопрос о расширении инструментария ГУК должен рассматриваться как с точки зрения решения главной нашей задачи по обеспечению сохранности пенсионных средств с учетом инфляции, так и с позиции возможности использования пенсионных средств в рамках государственной инвестиционной политики. Ведь пенсионные средства, в отличие от средств, накапливаемых в Стабилизационном фонде, формируются за счет внутренних ресурсов российской экономики. Поэтому такие средства при обеспечении их возвратности и доходности могут и должны использоваться для финансирования крупных инфраструктурных проектов. В России, к сожалению, до настоящего времени не создано никакого механизма финансирования крупных национальных проектов, кроме Инвестиционного фонда. Мы считаем, что решение этих вопросов невозможно без усиления роли государства и создания некоей системы гарантирования обязательств организаций, участвующих в этих инфраструктурных проектах. Таким образом, мы предлагаем разрешить ГУК инвестировать пенсионные накопления в любые облигации, которые обладают гарантией государства, в том числе и выпускаемые под гарантии Инвестиционного фонда.
    Кроме того, пенсионные средства можно было бы инвестировать в облигации устойчивых и динамично развивающихся российских регионов, а также в облигации компаний, находящихся под контролем государства и принимающих участие в реализации национальных инфраструктурных проектов, например таких как "Транснефть", "Российские железные дороги", "Газпром" и т. д. При этом степень контроля государства над такими компаниями в целях инвестирования пенсионных средств может устанавливаться правительством или Минфином. По нашему мнению, риск невозврата заемных средств такими компаниями минимален, а средняя доходность инвестирования в инфраструктурные проекты может превышать существующую доходность госблигаций.
    Возможно, что в течение ближайших 3-4 лет объем пенсионных накоплений может стать больше, чем сможет "переварить" фондовый рынок России. И тогда без инвестиций в иностранные ценные бумаги не обойтись. Однако инвестирование в валютные инструменты должно осуществляться по "остаточному" принципу и, повторюсь, невозможно без права использования производных инструментов для страхования позиций.
    Мы ни в коей мере не стремимся к тому, что бы наш перечень инструментов соответствовал разрешенному для частных управляющих. По нашему мнению, ГУК должна остаться самым консервативным инвестором, обеспечивающим устойчивость всей накопительной пенсионной системы.

    РЦБ: Знают ли в министерствах и федеральных ведомствах о тех проблемах, которые Вы упоминали?

    А. П. Вопросы о необходимости смены механизма инвестирования пенсионных средств "молчунов", также как и вопрос обеспечения эффективности работы ГУК, были подняты год назад. В настоящее время ведется серьезная работа в этом направлении. И в ФСФР, и в Минфине, и в Минэкономразвития есть понимание перечисленных вопросов и проблем. Однако необходимо принять во внимание всю меру ответственности за будущие решения. Ведь система инвестирования пенсионных накоплений уже отстроена и работает. Сейчас главный вопрос - как сделать ее лучше, эффективнее и при этом не навредить.

    РЦБ: Весной 2006 г. была одобрена Стратегия развития финансового рынка, представленная ФСФР. Какие изменения необходимы нашему рынку в первую очередь?

    А. П. Я думаю, что для инвестора самое главное - это возможность оперативного сбора информации. Сегодня наш фондовый рынок в информационном плане в основном закрыт. Инвесторы нередко при принятии решения об инвестировании вынуждены рассчитывать не на систему раскрытия информации, а на инсайд.
    Как может управляющая компания, на которой лежит груз ответственности за пенсионные деньги, получить полную информацию о каком-то эмитенте? Ведь должно быть четкое понимание того, кому она отдает эти деньги.
    На мой взгляд, для обеспечения нормального функционирования пенсионного рынка должна быть отстроена эффективная система регулярного раскрытия информации, чтобы у инвестора всегда имелась возможность постоянного анализа эмитентов. Достаточно посмотреть на американский рынок, где все построено в основном на раскрытии информации: если об эмитенте нет достаточной информации, денег от инвестора он никогда не получит.
    Конечно, такие вопросы, как создание Центрального депозитария, о котором много говорится в Стратегии ФСФР, безусловно, важны, но система глобального раскрытия информации - это краеугольный камень.

  • Рейтинг
  • 0
Оставить комментарий
Добавить комментарий анонимно, введите имя:

Введите код с картинки:
Добавить комментарий как авторизованный посетитель: Войти в систему

Содержание (развернуть содержание)
Факты и комментарии
Весеннее "охлаждение" рынка
Сырьевой рост акций исчерпан
Исследование прогнозов аналитиков на рынке корпоративных облигаций
Новости
Главное - не навредить!
Инвестиции в junk bonds
Первый индексный фонд облигаций
Правила игры должны быть едины для всех
Методика оценки управления инвестиционным портфелем
Хеджирование рисков индекса РТС и ПИФов
Статистика рынка коллективных инвестиций
Перечитывая классику. О пользе чтения первоисточников
История российской секьюритизации активов
Ипотечные продукты с плавающей ставкой
Страховать или не страховать титул при ипотеке?
Рейтинг отдельных сделок секьюритизации активов
Транширование ипотечных ценных бумаг
Рэнкинг участников ипотечного рынка
Социально ответственные инвестиции: маркетинговый ход или будущее финансового рынка?
Некоторые особенности поведения участников рынка FOREX
Реестр акционеров как проблема

  • Статьи в открытом доступе
  • Статьи доступны на платной основе
Актуальные темы    
 Сергей Хестанов
Девальвация — горькое лекарство
Оптимальный курс национальной валюты четко связан со структурой экономики и приоритетами денежно-кредитной политики. Для нынешней российской экономики наиболее логичным (и реалистичным) решением бюджетных проблем является девальвация рубля.
Александр Баранов
Управление рисками НПФов с учетом новых требований Банка России
В III кв. 2016 г. вступили в силу новые требования Банка России по организации системы управления рисками негосударственных пенсионных фондов.
Варвара Артюшенко
Вместе мы — сила
Закон синергии гласит: «Целое больше, нежели сумма отдельных частей».
Сергей Майоров
Применение blockchain для развития биржевых технологий и сервисов
Распространение технологий blockchain и распределенного реестра за первоначальные пределы рынка криптовалют — одна из наиболее дискутируемых тем в современной финансовой индустрии.
Все публикации →
  • Rambler's Top100