Casual
РЦБ.RU

"Интерес к России перестает быть чисто академическим"

Май 2006


    Интервью c президентом ЗАО "Депозитарно-Клиринговая Компания" Игорем Моряковым

    Не один год участники рынка ценных бумаг ждут появления в России Центрального депозитария. Все чаще представители федеральной власти заводят речь о значимости фондового рынка, а регулирующие органы проявляют заинтересованность в скорейшей централизации инфраструктуры отечественного рынка. Почему же до сих пор рынок в России не смог самостоятельно создать Центральный депозитарий? Какие проблемы мешают крупнейшим депозитариям объединиться для формирования на их базе нового рыночного института? Об этом мы беседуем с президентом ДКК Игорем Моряковым.

    РЦБ: Игорь Дмитриевич, почему собственники ДКК и НДЦ не могут договориться о разделе сфер влияния в депозитарном бизнесе? Сможет ли очередной раунд переговоров сдвинуть ситуацию с мертвой точки?
    И. М. Давайте обратимся к истории.
    В 1990-х гг., после ваучерной приватизации, по приглашению Федеральной комиссии по ценным бумагам (ФКЦБ) в Москву приехали американские консультанты для оказания помощи российскому правительству в формировании инфраструктуры фондового рынка, в частности для создания и развития расчетных депозитариев. Тогда с одобрения Правительства РФ на базе созданной профучастниками отечественного рынка ДКК была реализована модель функционирования инфраструктурной организации, собственниками которой на паритетной основе стали пользователи услуг депозитария. Такая модель позволила ДКК приобрести то, без чего депозитарный бизнес невозможен ни в одной стране мира, - доверие.
    В 1997 г. регулятор принял решение, не запрещающее совмещение одной организацией биржевой и депозитарной деятельности. В результате перед ММВБ, единственной в то время биржевой площадкой, встал вопрос: куда передать депозитарный бизнес? Конечно, было бы логичнее использовать ДКК, в тот момент представлявшую собой де-факто Центральный депозитарий России, но биржа приняла другое решение и выделила депозитарий в самостоятельную структуру. При этом контроль над новой организацией не был передан пользователем ее услуг, а сохранился за ММВБ и Центральным банком РФ. Таким образом, на российском фондовом рынке появились две крупные инфраструктурные организации, вынужденные конкурировать между собой, что фактически лишило ДКК признанного всеми участниками рынка статуса Центрального депозитария. Примечательно, что данного статуса ДКК добилась исключительно благодаря тому, что, не обладая в те годы ни внушительным капиталом, ни покровительством государственных органов, являлась рыночной организацией.
    С появлением второго крупного депозитария - Национального депозитарного центра (НДЦ), к тому же наделенного государством весьма прибыльными монопольными правами, конкуренция возникла не с помощью рыночного механизма, а путем ее навязывания сверху, в том числе и вследствие недальновидности тогдашнего руководства ЦБ РФ. До сих пор мы пожинаем плоды этого, долгие годы обсуждая вопрос о том, как нам создать Центральный депозитарий. На мой взгляд, во многом из-за несогласия владельцев НДЦ провести централизацию инфраструктуры рыночным путем все попытки профессионального сообщества создать единый Центральный депозитарий заходят в тупик. Сегодня регулятор активно занимается этой проблемой и настаивает на осуществлении в России скорейшей централизации инфраструктуры с учетом мнения профсообщества, мирового опыта, не прибегая к использованию "административного ресурса", которым обладают отдельные участники процесса. Мы - за переговоры, но на равных условиях, без диктата и давления, с учетом сложившихся реалий на рынке, за безболезненное и эволюционное развитие инфраструктуры в интересах всего рынка. Нашим оппонентам давно пора понять и принять как аксиому следующее: все искусственное рано или поздно будет отторгнуто рынком как неэффективное и чужеродное, а навязывание неприемлемых рынком схем и моделей в итоге приведет лишь к проигрышу России в конкуренции с западными площадками.
    РЦБ: Собственники ДКК и НДЦ активно ведут переговоры, поскольку у каждой стороны имеется интерес к формированию Центрального депозитария. Можно ли найти какое-то компромиссное решение?

    И. М. Обе стороны отчетливо понимают, какие задачи стоят перед Центральным депозитарием. Серьезных разногласий нет, кроме вопроса об осуществлении функций централизованного клиринга. Мы уверены, и мировой опыт функционирования инфраструктуры подтверждает наше мнение, что Центральный депозитарий может одновременно являться центральным клиринговым агентом. По признанию ведущих экспертов, ярким примером тому служит работа Бразильского центрального депозитария - одного из лучших в мире депозитариев. Это учреждение выполняет функции как центрального депозитария, так и центрального клирингового агента. Другой пример совмещения функций - деятельность DTCC, Euroclear, Clearstream, крупнейших депозитариев США и Европы. Кроме того, было бы разумным дифференцировать риски хранения и риски ответственности за исполнение обязательств участников централизованного клиринга. Поэтому мы предлагаем создать центрального клирингового агента как отдельное юридическое лицо в форме дочерней компании Центрального депозитария, но на единой технической базе и общей технологической платформе. Было бы неэффективно формировать еще одну дорогостоящую и несвязанную с Центральным депозитарием инфраструктурную организацию. Рано или поздно это приведет к тому, что возникнут проблемы, подобные тем, которые мы имеем сегодня с объединением ДКК и НДЦ. В этом плане пример создания инфраструктуры США весьма нагляден и поучителен.

    РЦБ: Вы упомянули о том, что серьезных разногласий в понимании функций и задач Центрального депозитария нет. Почему же в начале прошлого года переговоры между ДКК и НДЦ зашли в тупик?

    И. М. Основная проблема, по которой сегодня собственники депозитариев не могут прийти к консенсусу, заключается в том, кому должен принадлежать Центральный депозитарий и кто будет управлять им. Я не раз обращал внимание наших оппонентов и настаиваю на том, что избежать решения этих вопросов не получится. Нам предлагают на неопределенное время отделить друг от друга проблему владения и проблему управления. "Давайте отложим вопрос, кому будет принадлежать Центральный депозитарий, и договоримся о том, что профучастники будут влиять на принятие решений по тарифной политике, а возможно, и еще по каким-то важным для вас проблемам", - предлагают переговорщики со стороны НДЦ. Но представителей профсообщества, которые являются крупнейшими пользователями услуг ДКК, такое решение не устраивает, поскольку оно, как говорится, "от лукавого". В конечном счете все решает владелец: сегодня он обещает одно, а завтра ситуация изменится и появятся причины, которые заставят его отказаться от своих обещаний. Когда-нибудь обязательно возникнет конфликт, если пользователь, который платит деньги за услуги инфраструктуры, не сможет влиять на принятие решений по ее управлению. Этого следует избегать, чтобы в перспективе не назрела проблема, по сравнению с которой сегодняшняя ситуация будет казаться раем.
    Кроме того, имеет смысл обратиться и к международному опыту. В частности, согласно анализу структуры собственности центральных депозитариев 15 ведущих мировых рынков только Центральный банк Мексики участвует в капитале Центрального депозитария, да и то его доля составляет лишь 16%. Еще более необъяснимым является факт присутствия нашего Центрального банка в капитале биржи ММВБ: если когда-то существовала необходимость контроля деятельности организатора торговли валюты, то она давно перестала быть такой насущной, а с начала следующего года вообще исчезнет в связи с переходом на полную конвертируемость рубля. Поэтому мы еще раз призываем Центральный банк внять голосу разума и отказаться от не присущих этому уважаемому государственному институту амбиций в сфере контроля и регулирования инфраструктуры фондового рынка. Такую функцию успешно выполняет специально для этого созданный регулятор - ФСФР.
    Центральный депозитарий нельзя рассматривать как коммерческое предприятие. Он не может быть структурой, чья деятельность нацелена на прибыль. У него иная задача: организовать свою работу таким образом, чтобы обеспечить другим компаниям возможность комфортно, уверенно и безопасно зарабатывать деньги. Поэтому удивляет позиция собственников НДЦ, которые планируют за 3-4 года увеличить капитал депозитария до 50 млн долл., с тем чтобы его капитализация стала сопоставима с капитализацией депозитариев западных стран. Сразу возникает множество вопросов: за чей счет; для чего это нужно; каким образом составлен бизнес-план; во что деньги будут инвестироваться? Накапливать средства только для того, чтобы показать, какие мы богатые, - это не довод для рынка. Тем более что расходы по увеличению капитализации депозитария лягут на плечи пользователей. Нужно ли это профучастникам? Хотят ли они оплачивать такую дорогостоящую инфраструктуру? Кто-нибудь спросил их об этом или дал аргументированное объяснение своего решения? Я не знаю ни одного профучастника, который не согласился бы работать с ДКК из-за недостаточности ее капитализации. Большой капитал инфраструктурной организации не обязателен. Для примера: капитал крупнейшего в мире американского депозитария DTCC составляет около 300 млн долл., накопленных почти за 30 лет, что несопоставимо с величиной активов на хранении - 30 трлн долл. Кроме того, это не служит показателем надежности Центрального депозитария, который не является коммерческой структурой и не несет риски, присущие, например, банкам или инвестиционным компаниям. Для пользователей имеет принципиальное значение признанный рынком или государством статус Центрального депозитария, а также наличие систем управления рисками и прозрачной системы контроля и регулирования.
    Данный пример хорошо показывает различие между Депозитарно-Клиринговой Компанией и Национальным депозитарным центром, которое следует из структуры собственности компаний. В ДКК решения принимаются пользователями, а в НДЦ - Центробанком. Интересы у профучастников и Центробанка абсолютно разные: первым важно, чтобы инфраструктура работала эффективно и была недорогой, а подход последнего заключается в том, чтобы повышать капитализацию любой ценой, считая, что только в этом состоит залог ее надежности.
    Складывается такое впечатление, что собственники НДЦ забыли о том, что инфраструктура создается не для Центрального банка или ММВБ, а для участников рынка и за их счет. Следовательно, переговоры следует проводить между основными пользователями услуг депозитариев, т. е. между брокерами, банками и кастодианами, иначе говоря, внутри профсообщества, а не между профучастниками и Центральным банком.

    РЦБ: Значит, профучастники не приемлют возможности вхождения государства посредством Центробанка в капитал Центрального депозитария?

    И. М. Участие Центробанка в капитале Центрального депозитария совсем не обязательно. Нет особых институциональных интересов, которые бы он мог отстаивать. Центральный банк - это не профучастник, а эмитент. Я не знаю ни одного центрального депозитария, собственниками которого были бы эмитенты. Прозвучавшие высказывания о том, что ЦБ РФ может представлять государство в Центральном депозитарии, также необоснованны: Центробанк не включен в систему органов государственной власти. Регулирование деятельности будущего Центрального депозитария относится к компетенции ФСФР, поэтому претензии Центробанка к участию в капитале депозитария лишены всяких оснований, кроме нежелания утратить исторически имеющийся контроль над НДЦ.
    На начальном этапе работы Центрального депозитария участие государства в капитале может быть незначительным - не более 15%. Целесообразно, если его присутствие будет представлять уполномоченный орган, например ФСФР, Министерство финансов РФ или Росимущество, что придаст высокий статус новому инфраструктурному институту. Но это только пожелание. Достаточно того, что деятельность Центрального депозитария будет регулироваться ФСФР, а его тарифная политика контролироваться ФАС.

    РЦБ: Складывается впечатление, что ДКК и НДЦ не смогут между собой договориться. Что же будет дальше?

    И. М. Существует три сценария развития событий. Первый - руководство Центрального банка приходит к пониманию, что управление Центральным депозитарием для них не самоцель. Центробанк согласен участвовать в создании этой структуры не напрямую в капитале, а опосредованно, получив место в совете директоров. Он представляет интересы прежде всего банка как одного из государственных институтов, а не банка - владельца НДЦ. Если руководство главного банка страны выберет такой подход, то процесс пройдет очень быстро: ДКК и НДЦ смогут объединиться за полгода, став на первом этапе двумя отделами центральной инфраструктурной организации с четким разделением функций и последующим переходом на единую техническую и технологическую платформу. Такой сценарий централизации инфраструктуры будет для рынка безболезненным и не потребует финансовых вложений со стороны как профучастников, так и государства. Кроме того, Центральный депозитарий сможет использовать опыт и наработки, накопленные за годы работы ДКК и НДЦ. По натуре я оптимист, и мне хотелось бы чтобы именно этот вариант был реализован на практике.
    Второй сценарий - собственники ДКК и НДЦ не договариваются. Центробанк занимает жесткую позицию и заявляет о своем желании иметь долю в Центральном депозитарии и принимать активное участие в его управлении. Как представляется, решение должен принять регулятор - ФСФР, потому что Центральный депозитарий - его сфера деятельности, зона контроля и регулирования. ФСФР вполне может принять решение, что собственниками Центрального депозитария должны являться его крупнейшие пользователи. При этом в законе будут прописаны ограничения по количеству акций или голосов в управлении. К сожалению, такой путь может привести к формированию Центрального депозитария "с нуля", в который не войдут ни ДКК, ни НДЦ, ни депозитарий Газпромбанка. На создание новой организации может уйти минимум 3 года и потрачено не менее 10-15 млн долл. Готов ли рынок ждать и тратить деньги на то, что может и не "полететь"? Естественно, одновременно в качестве расчетных организаций продолжат работать ДКК, НДЦ, Газпромбанк, поскольку весь бизнес сосредоточен на этих трех депозитариях, а перевод активов в новую структуру потребует огромных финансовых затрат. Кто их будет нести? Будем искать деньги в государственном бюджете или заставим платить рынок? Я считаю этот сценарий пессимистичным, поскольку верю, что Центральный депозитарий в России может быть создан только на базе уже существующей инфраструктуры.
    И, наконец, третий сценарий - компромиссный. В этом случае в России вероятно появление нескольких центральных депозитариев, каждый из которых займет свою нишу: ДКК - на рынке корпоративных ценных бумаг, НДЦ - в секторе государственных ценных бумаг и, может быть, Газпромбанк как депозитарий по акциям Газпрома. За исключением специфической ситуации с рынком акций крупнейшего российского эмитента такое разделение вполне возможно. Аналогичная организация инфраструктуры отмечается и в других странах. Данное решение может быть также принято регулятором на основе сложившейся ситуации на рынке, где уже сейчас можно четко зафиксировать, какая организация где доминирует.

    РЦБ: Игорь Дмитриевич, в середине мая состоится заседание совета директоров ДКК, на котором будет принято решение о созыве годового собрания акционеров. Не могли бы Вы подробнее рассказать о том, какие вопросы будут обсуждаться акционерами и какие в связи с этим ожидаются изменения в политике компании?

    И. М. Повестка дня годового собрания акционеров неизменна. Акционерам предстоит заслушать отчеты руководства ДКК, утвердить финансовые результаты за 2005 г., принять решение о распределении чистой прибыли, выслушать отчет аудитора, а также выбрать новый совет директоров и назначить на очередной срок президента компании. Полученная прибыль, скорее всего, будет направлена на развитие компании. ДКК - инфраструктурная организация, и ее акционеры с самого начала договорились отказаться от дивидендов в пользу дальнейшего совершенствования ее технологий. Единственное, что сложно прогнозировать, - формирование нового состава совета директоров. Интрига заключается в том, как проголосуют миноритарные акционеры ДКК. От их голосования зависит, сколько человек удастся провести в совет от НДЦ: 4 или 5. В прошлом году миноритарии высказались в пользу рыночного сообщества. У меня есть надежда, что и в этом году они проголосуют вместе с РТС, если не будет подключен известный "административный ресурс".

    РЦБ: Среди прочих пунктов повестки собрания акционеров - выборы нового президента ДКК. Собираетесь ли Вы продолжить работу в компании в следующем году?

    И. М. Я останусь в ДКК до тех пор, пока участники рынка будут одобрять мою деятельность. Пока есть доверие, надо его оправдывать. В своих поступках я следую двум основным принципам: порядочности и отсутствию личных интересов. Именно этими качествами должен обладать руководитель инфраструктурной организации, и я пытаюсь им соответствовать.

    РЦБ: Не так давно Фондовая биржа РТС заявила о своих планах создать на базе RTS Board специальный сектор, аналогичный британскому AIM, для проведения IPO и организации вторичного обращения акций российских компаний с низким уровнем капитализации. Как Вы оцениваете перспективность планов основного акционера ДКК? Готова ли компания принять на себя функции расчетного депозитария новой площадки?

    И. М. Инициатива РТС весьма своевременна. Существует заблуждение, что брокеры торгуют акциями. Они предлагают идеи, которые сопровождают ту или иную сделку с ценными бумагами. Почти 100% капитализации российского рынка обеспечивают 50 компаний, а находить новые идеи с каждым годом становится все труднее. Появление новых бумаг будет интересно абсолютно всем: во-первых, это новые инструменты со своей историей, а во-вторых, существующая практика показывает, что вхождение в акции на стадии IPO выгодно, поскольку на этапе размещения приносит минимум 15-20% прибыли. В настоящее время в ДКК на обслуживании находятся бумаги около 2000 эмитентов. Добавить к ним еще 100-200 компаний для ДКК ничего не стоит - мы готовы сделать это в любой момент.

    РЦБ: В настоящее время на рассмотрении Госдумы РФ находится законопроект о российских депозитарных расписках (РДР). Согласно этому документу право выпускать расписки на акции иностранных компаний получат депозитарии, проработавшие на рынке не менее 3 лет. Будет ли ДКК участвовать в этом бизнесе?

    И. М. Во всем мире эмитенты депозитарных расписок - не центральные и не расчетные депозитарии, а коммерческие банки. Совмещать расчетно-депозитарное обслуживание профучастников рынка и функции эмитента ценных бумаг достаточно рискованно, хотя технологически выполнимо и для нашей компании не составит никакой проблемы. Это вполне рутинная операция. Необходимо лишь обеспечить соблюдение прав клиентов, которые будут приобретать депозитарные расписки на базовый актив и связанные с ним права. К сожалению, владельцам расписок не удастся принять участие в управлении компанией. Однако остальные права акционеров - получение дивидендов, выплата компенсаций - реализуемы. Вопрос заключается в том, насколько данный инструмент будет востребован в России. Торговать РДР придется не иностранцам, а отечественным брокерам, аналитические отделы которых обрабатывают информацию о российских компаниях. Однако просчитать особенности других рынков им будет сложно. Конечно, можно воспользоваться отчетами зарубежных компаний, но продавать чужие идеи - неблагодарная работа. В любом случае эмиссия РДР - это либо колоссальная дополнительная нагрузка на аналитический отдел брокерской компании, либо полуфабрикат. Возможно, на первом этапе дело ограничится выпуском РДР на акции эмитентов стран СНГ, которые более понятны нашим профучастникам. Другой вариант - РДР будут торговать дочерние компании глобальных инвестиционных компаний, присутствующих на всех мировых рынках.

    РЦБ: Вы хотите сказать, что у этого инструмента в России нет перспективы?

    И. М. Нет, этого я сказать не могу. Очевидно одно: нагрузка на брокеров сильно возрастет, далеко не все участники захотят связываться с РДР. Вместе с тем, если к этому инструменту появится интерес и кто-то захочет, чтобы именно ДКК выпускала РДР, нам будет несложно это выполнить.

    РЦБ: А как Вы относитесь к другой инициативе ФСФР: разрешить обращение депозитарных расписок на акции российских компаний внутри страны?

    И. М. AДР и ГДР на российские ценные бумаги - иное дело. По сути, это производные инструменты на российские акции, т. е. вопросы раскрытия информации решаются автоматически. Выбранный ФСФР курс - допустить AДР к торгам на отечественном рынке - абсолютно правильный, который позволит повысить ликвидность российских торговых площадок и увеличить количество инвестиционных инструментов. ДКК активно развивает это направление своей деятельности и уже приступила к обслуживанию депозитарных расписок.

    РЦБ: В последние годы российский рынок становится более привлекательным для иностранных инвестиций. В России стали чаще появляться крупные инвестбанки, такие как J.P. Morgan Chase, Goldman Sachs, Morgan Stanley, Citigroup. Многие считают, что из-за отсутствия Центрального депозитария западные компании не приходили в страну. Что, на Ваш взгляд, изменилось? Готова ли ДКК к обслуживанию клиентов такого уровня?

    И. М. В последние год-полтора отношения иностранных инвесторов к инфраструктуре российского фондового рынка претерпели существенные изменения. В том числе это связано с тем, что ДКК почти 13 лет работала без ошибок и срывов. Мы убедили их в надежности нашей компании, которая фактически является Центральным депозитарием рынка акций. В 2004-2005 гг. активы, находящиеся на хранении в ДКК, увеличились в 5 раз. Интерес к России перестает быть чисто академическим и переходит в более практическую плоскость. Западные игроки устали ждать, когда Правительство РФ решит проблему Центрального депозитария. Они поняли, что работать с быстро растущими оборотами, с возросшим количеством эмитентов и, наконец, с акциями Газпрома через реестры уже невозможно - долго, дорого и неудобно. Поэтому сегодня к системе "поставка против платежа" на классическом рыке РТС подключаются крупнейшие мировые инвестиционные банки, а это означает, что рано или поздно то же самое сделают большинство их клиентов. Кроме того, в ДКК уже открыты счета и производят расчеты Citigroup, Deutsche Bank, ING, UBS, Credit Suisse. Причем они не только хранят акции в ДКК, но и активно осуществляют с ними операции. По моему мнению, приход глобальных брокеров и инвестиционных банков в Россию уже произошел. Также с нами готовы сотрудничать крупные кастодиальные банки, в частности Mellon Trust. Они уже не спрашивают, какие у вас риски и когда будет создан Центральный депозитарий. Их интересует, как организовать взаимодействие с ДКК, и связывают с нашей компанией свои надежды на ведение бизнеса в России.

  • Рейтинг
  • 1
Оставить комментарий
Добавить комментарий анонимно, введите имя:

Введите код с картинки:
Добавить комментарий как авторизованный посетитель: Войти в систему

Содержание (развернуть содержание)
Факты и комментарии
Экономика США - 2005: тест на прочность пройден
Основные риски emerging debts в 2006 г.
Срочный рынок для предприятий реального сектора
"Потемкинская деревня" для деривативов
Битва за российские IPO
Тенденции на рынках IPO в мире и СНГ
Методы публичной продажи акций (IPO)
Российский рейтинг IPO. Исследование процессов первичного публичного размещения акций в 2005 г.
Работа брокера на бирже AIM
ОАО "Седьмой Континент": опыт первичного предложения акций
Прогноз развития внутреннего российского рынка первичных публичных размещений акций
Некоторые особенности поведения участников рынка FOREX
Точки роста Сибири
Развитие финансового рынка Сибири
Особая экономическая зона как инструмент региональной инвестиционной политики Томской области
Создание регионального венчурного фонда в партнерстве бизнеса и власти
Успешный год для Томской области
Критерии привлекательности облигационного займа субъекта РФ и муниципального образования
Мясной рынок - территория для инвесторов
"Интерес к России перестает быть чисто академическим"
Россия как объект инвестиций

  • Статьи в открытом доступе
  • Статьи доступны на платной основе
Актуальные темы    
 Сергей Хестанов
Девальвация — горькое лекарство
Оптимальный курс национальной валюты четко связан со структурой экономики и приоритетами денежно-кредитной политики. Для нынешней российской экономики наиболее логичным (и реалистичным) решением бюджетных проблем является девальвация рубля.
Александр Баранов
Управление рисками НПФов с учетом новых требований Банка России
В III кв. 2016 г. вступили в силу новые требования Банка России по организации системы управления рисками негосударственных пенсионных фондов.
Варвара Артюшенко
Вместе мы — сила
Закон синергии гласит: «Целое больше, нежели сумма отдельных частей».
Сергей Майоров
Применение blockchain для развития биржевых технологий и сервисов
Распространение технологий blockchain и распределенного реестра за первоначальные пределы рынка криптовалют — одна из наиболее дискутируемых тем в современной финансовой индустрии.
Все публикации →
  • Rambler's Top100