Casual
РЦБ.RU

О проблемах публичной достоверности векселя

Март 2006


    В настоящее время сведения о признаках истинности вексельных обязательств, находящихся в обращении, нельзя получить ни из самого векселя, ни от векселедателя (эмитента), ни официально (от государства). В результате приобретатель векселя принимает на себя все риски. Указанная практика характерна для любых документарных ценных бумаг и является серьезнейшим недостатком в институте документарных ценных бумаг в РФ, требующим немедленного исправления на законодательном уровне.

АБСТРАКТНЫЙ ХАРАКТЕР ВЕКСЕЛЬНОГО ОБЯЗАТЕЛЬСТВА

    Для ценных бумаг характерно то, что они являются основанием для возникновения удостоверенного ими обязательства. Согласно положениям ст. 147 ГК РФ отказ от исполнения обязательства по ценной бумаге со ссылкой на отсутствие оснований этого обязательства или на его недействительность не допускается.
    Указанным положением прежде всего закрепляется презумпция действительности прав из ценной бумаги. Это качество выражается в процессуальных моментах рассмотрения вексельного спора. В вексельном обязательстве требования кредитора предполагаются действительными, если последний располагает векселем, подписанным должником. Этой позиции сегодня придерживаются суды при рассмотрении вексельных споров 1. Такое качество вексельного обязательства специалисты называли еще процессуальной абстрактностью 2.
    Следует отметить, что процессуальная абстрактность проявляется для векселя всегда, как и для других ценных бумаг, без изъятий.
    Согласно положениям ст. 16 Приложения № 1 к Женевской конвенции № 358 (далее - Приложение) вопрос, касающийся отношений, составляющих основание для выдачи документа, остается за пределами Единообразного вексельного закона. Это означает, что действительность вексельного обязательства не ставится в зависимость от действительности сделок, лежащих в основании выдачи векселя. В соответствии с положениями ст. 147 ГК РФ указанные правовые нормы придают вексельному обязательству свойства так называемой материальной абстрактности.
    Вместе с тем из материальной абстрактности векселя имеются изъятия. Так, например, ст. 16 и 17 Приложения ограничивают действие общего правила о материальной абстрактности вексельного обязательства в случаях, если приобретатель векселя действовал недобросовестно, неосторожно или сознательно в ущерб вексельному должнику. Помимо перечисленных случаев, материальная абстракция векселя не действует при взыскании вексельного долга в отношениях между первым векселедержателем и векселедателем. Данный вывод сегодня закрепляется в правоприменительной практике как позиция Верховного суда РФ и Высшего арбитражного суда РФ 3.
    Таким образом, абстрактный характер вексельного обязательства и отграничение вексельных и вневексельных отношений проявляются в процессуальном, материальном и формальном аспектах. Это выражается:

  • в отсутствии необходимости для векселедержателя доказывать действительность принадлежащего ему права из векселя;
  • в применимом материальном праве (нормы специального вексельного законодательства);
  • в независимости действительности вексельного обязательства от наличия и действительности юридических причин, породивших вексель, за исключением специально оговоренных в вексельном законе случаев;
  • в недопустимости указания на эту связь в тексте самого векселя (формальная поддержка абстрактной природы вексельного обязательства под страхом утраты документом силы векселя).

    ДОСТОВЕРНОСТЬ БАНКНОТ

        Настоящие (подлинные) банкноты, выпущенные национальным банком страны, обязательны к приему во все виды платежей. Права держателей обеспечиваются возможностью государственного принуждения. Ложные (поддельные) банкноты такой возможностью не обеспечиваются.
        Предполагается, что признаки "платежности" банкнот, с помощью которых потенциальный приобретатель убеждается в их подлинности, известны неопределенному кругу лиц, поскольку объявляются по установленной законом процедуре в нормативных актах национального банка. Держатель поддельной банкноты не может потребовать от государства принудить кого-либо принять поддельную банкноту в расчетах, ссылаясь лишь на то обстоятельство, что ему не было известно о признаках платежности (истинности). Нельзя также и отказать держателю в защите нарушенного права, если банкнота отвечает публично объявленным признакам подлинности. Причем в отношении прав, закрепляемых банкнотами, изъятий из процессуальной и материальной абстрактности не существует вовсе. Эти категории в банкнотах принимают некие "абсолютные" значения. Если банкнота отвечает признакам истинности (подлинности), то отказ от реализации закрепляемых ею прав не возможен.
        В этом, видимо, и заключается публичная достоверность банкноты. Предполагается, что истинность ее обязательства известна неопределенному кругу лиц и устанавливается по формальному (техническому) признаку безотносительно к основаниям появления банкноты в обращении и полномочиям председателя национального банка.

    ПУБЛИЧНАЯ ДОСТОВЕРНОСТЬ ВЕКСЕЛЯ

        С векселями дело обстоит далеко не так, как с банкнотами.
        Во-первых, признаки платежности (или истинности) векселей, выпускаемых в обращение, не объявляются векселедателем неопределенному кругу лиц. Закон к этому никого не обязывает. Учитывая такие обстоятельства, нельзя утверждать, что эти признаки были известны неопределенному кругу лиц. Возникает вопрос: может ли вексельный должник противопоставить держателю векселя возражения со ссылкой на нарушения признаков подлинности? Что в данном случае можно считать признаками подлинности, ведь закон не обязывает выдавать вексель на защищенном от подделки бланке и не объявляет недействительными или поддельными векселя, выпущенные не на бланках? В таких условиях вексельный должник лишен возможности ссылаться в обоснование возражений на подделку признаков технической защиты бланка.
        Во-вторых, в отличие от банкноты, вексель содержит такой реквизит, как подпись векселедателя. Но закон не обязывает вексельного должника оповещать неопределенный круг лиц о том, как выглядит его подпись. Однако, для того чтобы иметь возможность удостовериться в истинности вексельного долга, приобретатель должен быть осведомлен о том, как должна выглядеть подпись этого должника. Если он приобретает вексель в условиях, когда ему не известно (и не могло быть известно), как выглядит подпись вексельного должника, то может ли должник на это ссылаться при обосновании своих возражений? Кто несет соответствующие правовые риски - вексельный должник или вексельный кредитор? На практике получается, что кредитор. Но правильным ли будет возлагать на кредитора такой риск, если он обратится к вексельному должнику и спросит о признаках подлинности подписи последнего (представит ему вексель для подтверждения подписи), а тот ему откажет? Вправе ли должник в обоснование возражений против исполнения по векселю отказаться от своей подписи, заявив о ее подложности, если он не только никого не уведомил о том, как она должна выглядеть, но и уклонился от подтверждения?
        В-третьих, может ли вексельный должник отказаться от исполнения, сославшись на отсутствие полномочий своего представителя, подписавшего вексель в условиях, когда приобретатель векселя не имел возможности получить сведения о наличии этих полномочий? Ведь по закону вексельный должник не обязан уведомить неопределенный круг лиц о наличии у того или иного лица (представителя) полномочий на подписание векселя.
        Сведения о признаках истинности вексельных обязательств, находящихся в обращении, не могут быть получены ни из самого векселя, ни официально (от государства). От векселедателя они могут быть получены, если тот любезно согласиться их предоставить. В результате приобретатель векселя принимает на себя следующие риски:

  • вероятность того, что вексельный должник сошлется на подделку его подписи;
  • вероятность того, что вексельный должник сошлется на отсутствие полномочий у подписанта (представителя).
        Полагаем, что в таких условиях говорить о публичной достоверности вексельного обязательства не приходится. Можно предположить лишь процессуальную и материальную абстрактность векселя. Не подкрепленная соответствующими положениями закона о доведении до неопределенного круга лиц признаков истинности векселя, она создает проблемы и для вексельных "должников", и для векселедержателей.
        Следует отметить, что указанный недостаток характерен для любых документарных ценных бумаг по законодательству РФ и требует немедленного исправления на законодательном уровне. Необходимо создать механизмы (материальные и процессуальные), с помощью которых признаки истинности обязательств, воплощенных в векселе, либо стали известны неопределенному кругу лиц, либо предполагались известными.

    К ЧЕМУ ПРИВОДИТ ДАННЫЙ НЕДОСТАТОК ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ

        При неурегулированности в законодательстве данного момента может произойти примерно следующее.
        Директор предприятия (например, ОАО) подписывал векселя от имени этого ОАО. Некоторое время спустя появились новые акционеры и сменили директора. Если новый директор "замыслит" не платить по ранее выданным векселям, то может сделать это либо под предлогом поддельности подписи прежнего директора на векселе, в том случае, если она будет не совсем похожа на подпись его предшественника, либо под предлогом отсутствия полномочий у предшественника. Прежнему директору будет "предложено" не вмешиваться. Предприятие - вексельный должник в обоснование отказа от платежа заявит о том, что подпись бывшего директора фальшивая, и будет ходатайствовать о назначении экспертизы, предоставив свободные образцы почерка, например, на старых платежных поручениях. Будет назначена экспертиза, и эксперты определят, что на векселе стоит подпись другого человека. Суд вынесет соответствующее решение, не спрашивая самого подписанта (это также не предусмотрено законом в обязательном порядке). Не исключается, что подпись на векселе "получилась" неординарной, тем не менее от этого она не перестала быть подлинной и собственноручной. Обычно суд не делает вывода о несобственноручности только на основании того, что автограф не похож на те, которые ранее "получались". Подписант должен заявить об отказе от своей подписи. Арбитражная практика сегодня придерживается данного подхода 4. К сожалению, так дело обстоит далеко не всегда. Почерковедческую экспертизу нередко назначают и проводят, даже не спросив самого "хозяина подписи".
        Другая ситуация: директор предприятия никогда не подписывал векселя от имени своего предприятия. Но вот к оплате предъявили вексель, будто бы выданный предприятием и подписанный директором (возможно, поддельный). И предприятие, и директор оказываются втянутыми в круговорот судопроизводства и всяческих почерковедческих экспертиз по вексельному иску, поскольку в таких условиях именно должник в обоснование своих возражений обязан доказывать факт подделки своей подписи. Если злоумышленники создадут много таких векселей, то с их помощью можно буквально парализовать работу любого предприятия, завалив его вексельными исками.
        Недоразумения возникают и в случае отказа от платежа со ссылкой на превышение полномочий подписанта. Если истец грамотно подготовит свою позицию в вексельном иске, то может утверждать, что ссылка на отсутствие полномочий подписи представителя, их превысившего, рассматривается как личное возражение против требований об оплате векселя по ст. 17 Положения о переводном и простом векселе. Если суд примет такую точку зрения, то для освобождения вексельного должника от вексельной ответственности последний будет вынужден доказать не только факт отсутствия полномочий, но и то, что об отсутствии у представителя полномочий при подписании векселя приобретателю векселя было известно или не могло быть не известно в момент приобретения векселя. В условиях, когда отсутствуют правовые механизмы оповещения об этих полномочиях или хотя бы устанавливающие презумпцию известности об этих полномочиях, сделать это крайне сложно. Если же суд не согласится с такой позицией истца, то плохо придется векселедержателю. В этом случае любая организация, выдавшая вексель, впоследствии легко может отказаться от исполнения по векселю и уйти от ответственности, объявив об отсутствии полномочий у подписавшего бумагу представителя. Например, сослаться на то, что доверенность была отозвана и т. п., "доказав" тем самым отсутствие полномочий. В настоящее время в правоприменительной практике, к сожалению, превалирует именно второй подход. Мы сталкиваемся с тем, что вексельные должники заявляют в суде иски к векселедержателям о признании вексельных обязательств истца недействительными и выигрывают эти иски 5.

    КАК ИСПРАВИТЬ ПРОБЕЛЫ В ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ

        Конечная цель - создание правовых механизмов, с помощью которых устанавливается презумпция того, что о признаках подлинности вексельного обязательства становится известно неопределенному кругу лиц.
        С одной стороны, нужно возложить на вексельного должника обязанность к раскрытию в отношении неопределенного круга лиц соответствующих сведений, с другой стороны, лишить вексельного кредитора права ссылаться на то, что он не был знаком с этими сведениями. В этот процесс должно вмешиваться государство, официально удостоверяя истинность заявлений вексельного должника.
        Закон не обязывает выдавать векселя на защищенных бланках, поэтому речь может идти только о публичном удостоверении истинности подписи и истинности полномочий на подписание.
        Эту проблему можно решать следующим образом.
        Первый вариант: публичное удостоверение собственноручности подписи и полномочий на подписание векселя должно стать обязанностью вексельного должника. Невыполнение этой обязанности в установленном законом порядке должно приводить к тому, что документ не признается векселем и иск из него не может быть заявлен по правилам вексельного законодательства. Возможным решением было бы законодательное закрепление обязанности к нотариальному удостоверению подписи на векселе. При наличии такого удостоверения подписи на векселе вопрос о принадлежности подписи на векселе тому или иному лицу отпадает сам собою и может возникнуть лишь в случае непризнания факта публичного удостоверения. Например, при обнаружении неправомерных действий со стороны нотариуса, удостоверившего подпись. Но эти факты должны устанавливаться только судом.
        Если будет обнаружено, что подпись не была удостоверена нотариусом, документ не признается векселем. Вопрос о наличии полномочий подписанта решается через установление обязанности подавать соответствующие сведения об этих полномочиях в ЕГРЮЛ на момент выдачи векселя. Сведения о фактах нотариального удостоверения подписей на векселях (реестр нотариальных удостоверений подписи) и сведения из ЕГРЮЛ о наличии полномочий на подписание должны быть доступны для ознакомления неопределенному кругу лиц. Ссылка на отсутствие полномочий на подписание векселя и на подделку подписи в обоснование вексельных возражений при наличии нотариального удостоверения подписи на векселе, по закону невозможна. В этом случае векселедержатель будет в определенной степени застрахован от отказов в платеже со ссылкой на подделку или на отсутствие полномочий подписи, хотя и не будет знать, как должна выглядеть подпись обязанного лица.
        Второй вариант: установить процессуальные и материальные презумпции. Публичное удостоверение собственноручности подписи и внесение сведений в ЕГРЮЛ о наличии полномочий на подписание векселя должно стать правом, а не обязанностью вексельного должника. Однако должник, который воспользовался этим правом и использовал нотариальное удостоверение подписи, а также внес сведения в ЕГРЮЛ о наличии полномочий на подписание векселей, должен быть лишен права ссылаться на подделку своей подписи и отсутствие полномочий подписанта. Он должен будет доказать подделку подписи нотариуса.
        В то же время необходимо установить норму, согласно которой держателю векселя, подпись на котором не удостоверена публичным лицом и сведения об этом удостоверении отсутствуют в нотариальном реестре, могут быть противопоставлены возражения, основанные на факте как подделки, так и отсутствия полномочий подписанта, безотносительно к тому, знал об этом держатель векселя или нет в момент приобретения векселя. То есть неудостоверенные векселя будут обращаться только в доверенном кругу, а удостоверенные - приобретут большее доверие.
        Конечно, все это значительно осложнит вексельный оборот и сделает его более громоздким, зато повысит его надежность и снизит правовые риски участников.
        Также можно обязать использовать бланк под страхом утраты документом силы векселя или установить это как право векселедателя. Векселедателя можно либо обязать раскрывать сведения о признаках технической защиты бланка через официальные (государственные или определенные государством) источники, либо дать ему такое право. Но при раскрытии этих сведений вексельным должникам ему нужно дать право ссылаться в обоснование возражений на подделку признаков технической защиты бланка, чего он сегодня не может делать.
        Указанные вопросы законодатель вправе в той или иной степени делегировать саморегулируемым организациям на вексельном рынке, но об этом разговор особый.

    • Рейтинг
    • 4
    Оставить комментарий
    Добавить комментарий анонимно, введите имя:

    Введите код с картинки:
    Добавить комментарий как авторизованный посетитель: Войти в систему


    • Статьи в открытом доступе
    • Статьи доступны на платной основе
    Актуальные темы    
     Сергей Хестанов
    Девальвация — горькое лекарство
    Оптимальный курс национальной валюты четко связан со структурой экономики и приоритетами денежно-кредитной политики. Для нынешней российской экономики наиболее логичным (и реалистичным) решением бюджетных проблем является девальвация рубля.
    Александр Баранов
    Управление рисками НПФов с учетом новых требований Банка России
    В III кв. 2016 г. вступили в силу новые требования Банка России по организации системы управления рисками негосударственных пенсионных фондов.
    Варвара Артюшенко
    Вместе мы — сила
    Закон синергии гласит: «Целое больше, нежели сумма отдельных частей».
    Сергей Майоров
    Применение blockchain для развития биржевых технологий и сервисов
    Распространение технологий blockchain и распределенного реестра за первоначальные пределы рынка криптовалют — одна из наиболее дискутируемых тем в современной финансовой индустрии.
    Все публикации →
    • Rambler's Top100