Casual
РЦБ.RU

Срочные сделки в дореволюционном праве

Январь 2006


    Проблема правовой природы срочных сделок получила всестороннее освещение в трудах еще дореволюционных ученых. Любопытно, что обсуждавшиеся в то время вопросы практически совпадают с рассматриваемыми в современных работах, а многие выводы уместно применять и в настоящее время.

    На современном этапе развития юридической науки проблема правовой квалификации срочных сделок является спорной. В научной литературе можно встретить прямо противоположные взгляды по вопросу природы срочных сделок: одни ученые относят их к объектам гражданских прав, наделяя свойствами ценных бумаг либо рассматривая в качестве особого объекта; вторые признают их договорами, т. е. юридическими фактами, при этом как поименованными в ГК РФ договорами, так и договорами sui generis; третьи рассматривают срочные сделки в качестве правоотношения. Вразрез с мнением этих ученных идет мнение тех, кто отказывает срочным сделкам в признании их объектом правового регулирования (и относит к сфере чисто экономических отношений) либо отрицает наличие интереса государства в правоотношениях в рамках срочных сделок (а соответственно, необходимости особого их регулирования). Наиболее жаркие споры разгорелись по поводу экономического значения срочных сделок, их хозяйственной цели, возможного признания таких сделок играми или сделками-пари и отказа в судебной защите по ним.
    Описанная дискуссионность вопроса в теоретических исследованиях нашла свое отражение на практике, в законотворческой деятельности: в Государственную думу в разное время были внесены 6 законопроектов по вопросу регулирования срочных сделок, ни один из которых в настоящий момент не принят.
    Между тем проблема правовой квалификации срочных сделок получила всестороннее и весьма полное исследование в трудах еще дореволюционных ученных.

ПОНЯТИЕ СРОЧНОЙ СДЕЛКИ

    В научной литературе того времени фондовыми сделками на срок назывались такие сделки, при которых исполнение операции (так называемые регулирование и ликвидация) производилось в срок более или менее отдаленный, причем последний, равно как и ряд других условий, касающихся выполнения операции, в основном был определен заранее твердо установленными правилами1.
    Положения о сроках исполнения определялись в биржевых правилах и обычаях, а также в самих договорах. Однако в 1869 г. в ходе обсуждения возможной отмены запрета срочных сделок с акциями и другими процентными бумагами, проходившего по поручению Министерства финансов на объединенном собрании петербургского биржевого комитета и комиссии биржевого купечества, биржевое купечество выступило с проектом, ограничивающим допустимые сроки исполнения по срочным сделкам. Так, согласно проекту к срочным сделкам следовало относить те сделки, по которым срок исполнения назначается по истечении 8 дней после их заключения (§ 2 проекта)2, но при этом не более 3 мес. Сделки на срок более 3 мес. строго запрещались и объявлялись вне закона (§ 8 проекта). Необходимость сокращения сроков до возможного минимума обосновывалась купечеством тем, что "оно сводит случаи колебания цен в предел времени, более доступный для делового расчета и соображения, и тем значительно уменьшает рискованность дела"3. Таким образом, установление предельных сроков исходило скорее из соображений экономической целесообразности, но не существа сделки. Забегая вперед, скажем, что основной причиной негативного отношения к срочным сделкам и соответственно попыток введения разного рода ограничений была экономическая: биржи того времени страдали от резких, ничем не ограниченных колебаний курса стоимости ценных бумаг, а также ажиотажа - манипулирования ценами.
    Проект "потерпел крушение" и не был принят. Вместо этого развитие биржевой торговли привело к выработке иного правила: индивидуальные условия срочных сделок со временем теряют свое значение, а роль стандартизованных, типичных условий для однородных сделок возрастает. Так, Я. М. Гессен в своей статье отмечает, что срочные сделки в России (где биржевая торговля еще не достигла высокого уровня), в отличие от требования западно-европейских бирж (находившихся на более высоком уровне развития), могут быть заключены на определенное число месяца, на первую или вторую половину месяца, на один или несколько полных месяцев (т. е. практически на любой удобный для сторон срок), а также (как принято в Западной Европе) на середину (medio) или конец (ultimo) месяца4. Речь идет о том, что установление определенных дней для исполнения по сделкам существенно облегчает биржевые расчеты и оборот фондовых ценностей, доставка которых зависела от работы почты, банков, удаленности нахождения контрагентов и др.

ПРОИСХОЖДЕНИЕ СРОЧНЫХ СДЕЛОК

    Юридическая конструкция сделки продажи вещи с условием ее передачи в будущем имеет еще более длинную историю, чем срочные сделки, и используется прежде всего для купли-продажи товаров в узком смысле. Так, римскому праву были известны договоры о продаже будущего урожая, в таких случаях применялся договор о продаже вещи - будущей или ожидаемой (mei futurae sive speratae), а продажа считалась совершенной под отлагательным условием. Предметом договора купли-продажи могла быть бестелесная вещь (res incorporalis), т. е. имущественное право (право требования, право осуществления узуфрукта и т. п.)5.
    С появлением и развитием биржевой торговли срочные сделки приобрели особое значение. В момент заключения срочной сделки купли-продажи ценных бумаг продавец ценных бумаг, равно как и продавец будущего урожая во времена римского права, может и не владеть ценными бумагами (или не быть их собственником), а покупатель - не иметь всей подлежащей уплате суммы. Возможности, предоставленные срочными сделками, значительно упростили процесс торговли и расчетов, особенно в условиях того времени, когда доставка и передача ценных бумаг и наличных денег для осуществления расчетов производилась почтой, через банки, которые в дни вспышки биржевой активности не успевали выполнять операции в срок, и нередко на огромные расстояния.
    Однако, несмотря на все преимущества срочной биржевой торговли, в обществе сформировалось негативное к ней отношение. Указывалось, что она приводит к значительному ухудшению товарного и денежного рынков, оказывает губительное влияние на положение земледелия, промышленного производства, является, по сути, оборотом фиктивных, неопределенных товаров, количество которых может безгранично увеличиваться, и даже причиняет вред общественной нравственности. Более того, срочные сделки представлялись инструментом биржевых спекуляций, приводящих к резким колебаниям курса и финансовым крахам, а также орудием для биржевого ажиотажа, позволявшего манипулировать ценами.
    Нельзя не заметить, что отрицательная оценка экономического значения сделок на срок скрывает в себе характеристику не столько собственно срочной биржевой торговли, сколько биржевой торговли вообще. На стадии становления бирж отсутствуют сдерживающий резкие колебания курса механизм, нормы, запрещающие манипулирование ценами и устанавливающие порядок осуществления контроля за выполнением указанного запрета, а также положения, накладывающие обязанности по раскрытию информации и способствующие транспорентному образованию цен. К перечисленному выше следует добавить специфичные черты срочной торговли, развивавшейся однонаправлено с процессом "обезличивания" и "обезналичивания" имущества и тем самым внушавшей еще большее недоверие публике, далекой от биржевого дела. Непонимание механизма срочной торговли и нестабильное положение экономики легли в основу негативного отношения к ней.

ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ СРОЧНЫХ СДЕЛОК

    Полярность оценок срочных сделок нашла отражение и в развернувшейся как в научной литературе, так и на правительственном уровне дискуссии о необходимости разработки специального их регулирования.
    Законодательное регулирование сводилось к запрету срочных сделок с акциями. С 1837 г. вплоть до 8 июня 1893 г. действовала ст. 2167 Свода гражданских законов, гласившая, что "всякие условия между частными лицами, как на бирже, так и вне оной, о покупке или продаже акций или расписок не за наличные деньги, а с поставкою к известному сроку по известной цене решительно воспрещаются, с тем, чтобы таковые, если будут предъявлены суду, считать недействительными, а обличенные в подобных сделках подвергаются наказаниям, за азартные игры установленным"6. Судебная практика пошла по пути расширения толкования названной нормы, распространив ее действие на сделки с другими процентными бумагами. Впрочем, в более поздних судебных решениях встречается противоположный взгляд7. Обоснованность запрета, содержащегося в ст. 2167 Свода гражданских законов, стала предметом обсуждения правительственной комиссии с участием представителей биржевого сообщества в сентябре 1869 г. Комиссия пришла к заключению, что "запрещение срочных сделок по акциям препятствует развитию на бирже торговли этими бумагами". Она признала срочные сделки "практическим усовершенствованием торговли наличными акциями, как первобытной формы дела" и выразила мнение, что "разрешение их законом необходимо будет сопровождаться привлечением в область промышленности капиталов, обращающихся вне оной"8.
    Однако, признавая обоснованной отмену запрета срочных сделок с акциями и принимая во внимание "новизну самого дела, отсутствие практической подготовки, недостаточное развитие здравых экономических воззрений в большинстве нашего общества и самое свойство народного характера, отличающегося некоторого рода увлекаемостью"9, биржевое купечество полагало подойти к этому вопросу с крайней осторожностью. С этой целью купечество подготовило детальный проект устава для срочных сделок, регламентировав сроки исполнения по срочным сделкам, условия и форму договора, права и обязанности сторон, а также предложив учредить особый фондовый синдикат, подведомственный биржевому комитету, с целью регулирования фондового рынка.
    Так, было предложено установить предельные сроки исполнения от 8 дней до 3 мес. Сделки со сроком исполнения до 8 дней не признавались срочными; сделки на срок более 3 мес. строго запрещались. Свобода сторон в определении условий договора ограничивалась признанием законным только "непременного срочного торга", т. е. сделок с серьезным намерением сторон произвести реальное исполнение; сделки на разность объявлялись вне закона. К числу запрещенных сделок также были отнесены: "свободный торг? со всеми его видоизменениями, т. е. такие срочные сделки, при заключении которых допускается изменяемость (альтернативность) заключающихся в договоре условий относительно или самой обязательности приема или сдачи, или количества акций, или их цены, или срока исполнения" (сделки с премией, кратные дела, стеллажи и т. п., в том числе смешанные сделки), а также "срочные договоры, допускающие возможность или обязательность продолжения первобытной сделки (prolongation)"10.
    Итогом работы правительственной комиссии стало заключение о необходимости отмены п. 2 ст. 2167 Свода гражданских законов, об отсутствии надобности издания особого устава о срочных сделках и признание проекта биржевого купечества чрезвычайно подробным. Законом 1893 г. данный пункт был отменен, тем самым было обосновано допущение срочных сделок с одним лишь ограничением, относящимся к сделкам на золотую валюту (ст. 14011).
    Таким образом, дискуссия о необходимости законодательного запрета срочных сделок, по мнению одних, и отмены такого запрета при условии установления специального регулирования срочных сделок, по мнению других, завершилась устранением законодательного вмешательства в эту сферу. Дальнейшее развитие правовых норм о них в дореволюционном праве находило свое отражение в биржевых правилах и обычаях.
    Любопытно отметить, что в современных работах также указывается на недостаточность правового регулирования срочных сделок, на формирование судебной практикой точки зрения о недействительности срочных сделок либо о непризнании судебной защиты за ними. Различные взгляды на должное регулирование срочных сделок получили свое воплощение в 6 законопроектах, внесенных в разное время в Государственную думу. 4 из них основываются на необходимости специальных законов о срочных сделках, 2 ограничиваются внесением дополнений в Гражданский кодекс РФ о том, что положения об играх и пари не распространяются на срочные или расчетные сделки. На настоящий момент ни один из них не принят, а регулирование осуществляется на уровне подзаконных нормативных актов федерального органа исполнительной власти по рынку ценных бумаг (отдельные общие положения) и локальных актов бирж.

ПРАВОВАЯ ПРИРОДА СРОЧНЫХ СДЕЛОК

    Равно как и в современной научной литературе, в трудах ученых XIX в. уделялось особое внимание исследованию природы срочных сделок. В. Судейкин указывает: "отличительный характер сделок на срок заключается в том, что в этом случае момент заключения обязательства не совпадает с моментом выполнения. По своему юридическому характеру этот вид обязательств является близким договору поставки, хотя как наше законодательство, так и иностранное, считают срочную сделку договором купли и продажи"11.
    В отличие от действующего, дореволюционное гражданское законодательство предусматривало три самостоятельных договора: договор купли и продажи, договор поставки и договор запродажи.
    Учитывая, что исполнение по срочным сделкам осуществлялось по истечении некоторого времени, при этом на момент заключения договора продавец мог и не быть собственником ценных бумаг (что было невозможно по договору купли-продажи), более подходящей из числа предусмотренных дореволюционным гражданским законодательством являлась конструкция договора поставки. Однако предметом такого договора могли быть только родовые вещи, в то время как предметом купли и продажи - и родовые, и индивидуально-определенные. Продажа лицом, еще не приобретшим право собственности, индивидуально-определенной вещи в будущем также допускалась по договору запродажи. Тем не менее следует учитывать, что специфика объектов биржевой торговли заключается в утрате значения индивидуальных свойств товара. Большему обороту способствует торговля вещами, определяемыми родовыми признаками. Более того, на фондовой бирже на первое место выходит стоимость ценных бумаг как основной и чуть ли не единственный критерий сделок с ними. В литературе указывалось: "сильно сомневаемся в существовании (у капиталиста, - Примеч. автора)? потребности в приобретении процентной бумаги, - как возникает, напр., потребность в хлебе и воде"12. Полезными свойствами ценной бумаги является способность приносить доход, ценной бумаги, обращающейся на фондовой бирже, - способность приносить доход за счет разницы в курсовой стоимости. В итоге интерес для участника торгов представляет не столько сама вещь, сколько приносимый вещью доход, а сам процесс торговли превращается в мену ценностями, ибо назначенная предметом торговли вещь рассматривается лишь как носительница известной меновой ценности13.
    Таким образом, рассматривая объект срочной сделки как определяемую родовыми признаками вещь, исследователи относили срочные сделки к договорам поставки, несмотря на то что русское и иностранное законодательство признавало их договорами купли-продажи.
    Следует отметить, что в иностранных правопорядках такая квалификация не вступала в противоречие с позитивным правом, которым договор поставки не был выделен в качестве самостоятельно и согласно которому он охватывался понятием купли-продажи. Г. Ф. Шершеневич подчеркивает: "Иностранным законодательствам это искусственное разделение чуждо"14.
    При подготовке внесенного на рассмотрение Государственной думы в 1913 г. проекта поправок к Гражданскому уложению российские цивилисты учли сходство юридической природы этих двух договоров и рассматривали договор поставки как один из видов договора купли-продажи, определяя его как "договор, в силу которого продавец обязуется за денежное вознаграждение доставить покупателю известное количество заменимых вещей к назначенному в договоре сроку"15.
    В целом отмечалось, что "так как наше торговое законодательство не обмолвилось не единым словом о существенных элементах подобного рода сделок, то этот недостаток отчасти восполнен биржевыми обычаями"16. Вряд ли это можно было назвать слабостью российского законодателя. Позитивное право других стран также не содержало понятия срочных сделок и ее существенных условий. Так, по словам Ed. Heilfron и Dr. Ervin Feld, "германский закон отказался от точного определения понятия биржевой срочной торговли, чтобы не стеснять этим судебную практику"17. Несколько ранее на это указал К. Малышев: "Теория фондовых биржевых сделок везде основывается на обычном праве. Немецкие законодательства почти вовсе не касались этого предмета. Зато они глубоко разработаны наукою как с логической, так и с бытовой стороны"18.
    Русские ученые основным отличительным признаком срочных сделок называли несовпадение момента заключения обязательства с моментом его исполнения19. При этом срочные сделки предлагалось рассматривать в рамках конструкций уже существующих договоров (по мнению одних, как договор купли-продажи, по мнению других, как договор поставки), но со значительной спецификой: если и в договоре купли-продажи, и в договоре поставки все предоставлено воле сторон, то основные условия договора о срочной сделке (срок, качество и количество товара) устанавливаются торговыми обычаями20. Более четкие критерии, указывающие на специфику срочных сделок, были выведены Ed. Heilfron и Dr. Ervin Feld на основе немецкой практики. К признакам понятия биржевой торговли на срок были отнесены:
    1) заявление сделки на известный срок;
    2) заключение ее как фиксированной сделки, т. е. точное указание времени поставки;
    3) биржевой характер заключения сделки, т. е. устранение индивидуального ее характера, - "типические" условия договора. При этом необходима зависимость данной сделки от биржи по существу, а не в том смысле, чтобы сделка заключена была именно в помещении биржи. Биржевой характер заключения сделки обусловливает зависимость цены ее от официальной биржевой цены21.

СДЕЛКИ НА РАЗНОСТЬ

    Одним из наиболее интересных видов срочных сделок следует признать сделку на разность. Таковой является сделка, согласно условиям которой действительной поставки биржевых ценностей не происходит, а стороны договариваются об уплате разности между продажной и курсовой ценой22.
    В немалой степени именно в силу того, что любая срочная сделка может закончиться уплатой разницы, продолжительное время в литературе и обществе доминировало мнение о необходимости запрета срочной торговли и о сомнительном значении ее для экономики страны.
    Теоретически сделки на разность можно разделить на несколько категорий23:
    1) чистые сделки на разность, в которых контрагенты упоминают об уплате разности, исключая совершенно передачу товара, и это намерение сторон прямо обнаружено;
    2) смешанные сделки на разность, в которых намерение сторон направлено на действительную поставку, т. е. сделки, заключенные обеими сторонами реально, но превращенные впоследствии в действительности в сделку на разность тем, что оба контрагента затем согласились, чтобы не совершалась реальная поставка, а платилась лишь разность цен.
    При этом первую классификационную группу следует уточнить: изначальное намерение сторон ограничиться только уплатой курсовой разницы может быть отражено в договоре, а может остаться за рамками текста договора. По словам А. Тигранова, договоры с указанием в них условия о том, что намерения сторон состоят исключительно в уплате разницы в стоимости, ни на одной бирже не заключаются24.
    Сделки на разность представляют собой следствие развития и совершенствования биржевого оборота. "Простая купля-продажа на срок, в случае неисправности одного контрагента, естественно разрешается платежом разницы между договорною ценою и курсом. Правда, исправной стороне предоставляются еще и другие права; она может требовать исполнения договора вместе с вознаграждением за убытки; может купить или продать бумаги за счет неисправного контрагента. Но за уплатою разницы между договорною ценою и курсом обычно прекращается всякий интерес контрагентов в действительном исполнении договора (т. е. простой кассовой мене денег на бумаги по курсу дня). Равным образом и покупка или продажа бумаг на стороне за счет неисправного контрагента не представляет особенных выгод"25. Возникнув как способ урегулирования имущественных интересов сторон при неисполнении одной из них обязательств по срочной сделке, с течением времени сделка на разность приобрела самостоятельное значение.
    Экономический механизм сделки на разность заключается в том, что "покупатель" к моменту наступления срока исполнения по сделке сразу получит доход (в случае если на день ликвидации цена сложилась в пользу "покупателя") либо убыток (в случае если на день ликвидации цена сложилась в пользу "продавца"). При этом обе стороны оказываются не обремененными обязательствами по приему и передаче товара.
    В отличие от сделок на разницу, в иных видах срочных сделках доход и убыток стороны материализуется лишь в связке с другой самостоятельной сделкой. Доход покупателя (вне связи со второй сделкой) является фактически условным, опосредованным; он реализуется только в случае последующей продажи по более выгодной цене.
    Таким образом, сделки на срок - один из способов получения дохода от биржевых операций, основанных на изменении курсовой стоимости ценных бумаг. При этом по справедливому замечанию П. П. Цитовича, "для продавца и покупщика все равно, как реализовывать заработок или нести потерю26: сдачей ли купленных бумаг и получением покупной цены или же прямо расчетом заработка и потери". Более того, В. Радлов отмечает: "Цель купца - выгода, состоящая в приобретении разности цен продажной и покупной; а для него, без сомнения, приятнее достигнуть этой цели, не принимая в свое владения самого товара, ибо с принятием последнего связана большая трата капитала, связаны невыгоды, проистекающие от владения товаром: риск порчи, уменьшения товара, расход по сохранению его и т. п."27.
    В заключение следует констатировать, что причина негативного отношения к срочным сделкам законодательства и юридической науки XIX - начале XX в. кроется прежде всего в непонимании их экономического механизма и народно-хозяйственного значения. Срочная торговля как результат развития биржевой торговли требовала некоторого времени для осмысления и соотнесения новых форм порождаемых ею правоотношений с уже имеющимися в действующем позитивном праве и научной доктрине. И лишь только после этого законодательный запрет на срочные сделки в дореволюционном праве был отменен, они получили судебную защиту и заняли свое место в числе предусмотренных гражданским законодательством договоров, но с учетом усложнения конструкции договора сильной биржевой спецификой.

    Примечание
    1 Банковая энциклопедия / Под ред. Л. Н. Яснопольского. Т. II: Биржа // Р. К. Экономическое значение срочных биржевых сделок. Киев, 1917. С. 334.
    2 Здесь и далее - текст проекта устава срочных сделок приводится по: Малышев К. О биржевых фондовых сделках на срок // Журнал гражданского и торгового права. 1871. Кн. 3, сентябрь. С. 362.
    3 Там же.
    4 Биржевые сделки по русскому праву. Статья прис. пов. Я.М. Гессена. // Банковая энциклопедия / Под ред. Л. Н. Яснопольского. Т. II: Биржа. Киев. 1917. С. 358.
    5 Римское частное право: Учебник / Под ред. проф. И. Б. Новицкого и И. С. Перетерского. М., 1996.
    6 Т. X ч. 1, изд. 1887, ст. 2167, п. 2.
    7 Биржевые сделки по русскому праву. Статья прис. пов. Я. М. Гессена // Банковая энциклопедия / Под ред. Л. Н. Яснопольского. Т. II: Биржа. Киев, 1917. С. 355.
    8 Малышев К. О биржевых фондовых сделках на срок // Журнал гражданского и торгового права. 1871. Кн. 3, сентябрь. С. 361.
    9 Там же.
    10 Там же. С. 362-363.
    11 Судейкин В. Биржа и биржевые операции. СПб., 1892. С. 70.
    12 Р. К. Экономическое значение срочных биржевых сделок // Банковая энциклопедия / Под ред. Л. Н. Яснопольского. Т. II: Биржа. Киев, 1917. С. 335.
    13 Радлов В. Сделки на разность // Журнал гражданского и уголовного права. 1885. Кн. I, январь. С. 58.
    14 Шершеневич Г. Ф. Курс торгового права. Т. 2. М.: Статут, 2003. С. 129.
    15 Брагинский М. И., Витрянский В. В. Договорное право. Книга вторая: Договоры о передаче имущества. М.: Статут, 2000. С. 99.
    16 Судейкин В. Биржа и биржевые операции. СПб., 1892. С. 70.
    17 Ed. Heilfron, Dr. Ervin Feld. Биржевые сделки, их пролонгация и ликвидация // Банковая энциклопедия / Под ред. Л.Н. Яснопольского. Т. II: Биржа. Киев, 1917. С. 325.
    18 Малышев К. О биржевых фондовых сделках на срок // Журнал гражданского и торгового права. 1871. Кн. 3, сентябрь. С. 413.
    19 Судейкин В. Биржа и биржевые операции. СПб., 1892. С. 70.
    20 Там же. С. 72.
    21 Heilfron Ed., Feld E. Dr. Биржевые сделки, их пролонгация и ликвидация // Банковая энциклопедия / Под ред. Л. Н. Яснопольского. Т. II: Биржа. Киев, 1917. С. 325.
    22 Судейкин В. Биржа и биржевые операции. СПб., 1892. С. 86.
    23 Радлов В. Сделки на разность // Журнал гражданского и уголовного права. 1885. Кн. I, январь. С. 54-55.
    24 Тигранов А. Биржа, биржевая спекуляция и положительные законодательства. СПб., 1879. С. 18.
    25 Малышев К. О биржевых фондовых сделках на срок // Журнал гражданского и торгового права. 1871. Кн. 3, сентябрь. С. 425.
    26 Цитович П. П. Очерк основных понятий торгового права. М.: Центр ЮрИнфоР, 2001. С. 253.
    27 Радлов В. Сделки на разность // Журнал гражданского и уголовного права. 1885. Кн. I, январь. С. 50.

  • Рейтинг
  • 0
Оставить комментарий
Добавить комментарий анонимно, введите имя:

Введите код с картинки:
Добавить комментарий как авторизованный посетитель: Войти в систему

Содержание (развернуть содержание)
Факты и комментарии
Рынку деривативов - качество!
Срочные сделки в дореволюционном праве
Гипотеза определяющего влияния срочного рынка
К новым вершинам в новом году!
Федеральный инвестиционный форум стал традиционным
VIII Ежегодный конкурс годовых отчетов и сайтов
Мифы и реальность фондовых рынков
Количественный анализ доходности ПИФов: пределы и возможности
Центральный депозитарий как один из системообразующих элементов конкурентоспособности российского рынка ценных бумаг
Технические эмиссии эмитентов СЗФО
Увеличение стоимости компании - закономерный результат эффективной PR-политики
Как противостоять отмыванию доходов?
Метод согласования потоков платежей
От спрэдов - к дефолтам
Управление капиталом и механические торговые системы
Сага о механических торговых системах

  • Статьи в открытом доступе
  • Статьи доступны на платной основе
Актуальные темы    
 Сергей Хестанов
Девальвация — горькое лекарство
Оптимальный курс национальной валюты четко связан со структурой экономики и приоритетами денежно-кредитной политики. Для нынешней российской экономики наиболее логичным (и реалистичным) решением бюджетных проблем является девальвация рубля.
Александр Баранов
Управление рисками НПФов с учетом новых требований Банка России
В III кв. 2016 г. вступили в силу новые требования Банка России по организации системы управления рисками негосударственных пенсионных фондов.
Варвара Артюшенко
Вместе мы — сила
Закон синергии гласит: «Целое больше, нежели сумма отдельных частей».
Сергей Майоров
Применение blockchain для развития биржевых технологий и сервисов
Распространение технологий blockchain и распределенного реестра за первоначальные пределы рынка криптовалют — одна из наиболее дискутируемых тем в современной финансовой индустрии.
Все публикации →
  • Rambler's Top100