Casual
РЦБ.RU

Микрооснования российской макроэкономики

Декабрь 2005


    Предлагаемая статья представляет собой теоретическую попытку перенести обсуждение российских макроэкономических проблем на микроуровень - уровень взаимодействия бизнесов между собой (B2B), а также взаимодействия органов государственной власти и конкретных бизнесов (B2G) в региональном или федеральном масштабе.

    Внутри взаимоотношений B2B и B2G часто возникает так называемая агентская проблема, которая реализуется в теневых заработках агентов - физических лиц, не являющихся собственниками бизнесов.
    Большинство рынков в сегодняшней российской экономике, находящихся в середине технологических цепочек по производству товаров конечного потребления, не являются конкурентными. Рыночная власть, порождаемая ограничениями конкуренции, частично распределяется между агентами - управляющими бизнесами, которые разными способами получают существенную долю генерируемых доходов. Таким образом, инвестиционная привлекательность многих отраслей российской экономики ограничена в связи с коррумпированностью на уровне взаимоотношений, в том числе B2B. Одновременно <агентский> сектор создает существенный поток доходов, который преобразуется в основном в дополнительный рыночный спрос.

О МАКРОЭКОНОМИЧЕСКИХ НЕВЗГОДАХ

    Всем известны отечественные макроэкономические вызовы: инфляция, избыточная концентрация ВВП в добывающих отраслях, зависящих от конъюнктуры мировых сырьевых рынков, неэффективная антистимулирующая налоговая система, небольшое желание хранить сбережения цивилизованным способом, используя финансовые рынки, и одновременно неспособность финансовых рынков обеспечивать инвестиционные процессы, необходимые для роста.
    Рынок - это всегда спрос и предложение. Инфляция - это рост цен, вызванный растущими затратами на производство, недостаточным предложением или растущим быстрее предложения спросом.
    Много споров ведется относительно того, какова природа инфляции в российской экономике. Безусловно, один из ключевых факторов - растущие цены на топливо. Действительно, розничные цены на бензин стремительно повышаются, и это ощущают на своем кармане не только автолюбители, но и пассажиры общественного транспорта. Авиакомпании за последний год несколько раз повышали топливную составляющую в цене билетов, и на сегодняшний день она, увеличившись с нуля, достигает 30-50% тарифа годичной давности. И наивно предполагать, что со снижением мировых цен на нефть внутренние цены на топливо для транспорта и транспортные тарифы также снизятся до прежних значений.
    Однако дорожающее топливо далеко не единственная причина роста в цене потребительской корзины. Да и не только рынки товаров повседневного потребления испытывают ценовой шок. Хороший пример - рынок жилья, который долгое время рос как на дрожжах и едва ли в ближайшие годы испытает снижение цен. Какими доходами потребителей подогревается спрос на рынках? Почему усугубляется расслоение населения по доходам и рынок труда во многих сегментах не успевает со ставками заработной платы за ценами? Вряд ли можно в короткой статье претендовать на исчерпывающие ответы, поэтому ограничимся описанием гипотезы, которая, возможно, послужит началом дискуссии.

О МИКРОЭКОНОМИКЕ ФИРМЫ

    Обратимся к микроэкономическим основам рыночной экономики. Многие фирмы, производящие товары и услуги, устроены таким образом, что в них существует несколько центров управленческих решений, часто неподконтрольных друг другу. Собственники следят за доходностью на вложенный ими капитал, отдавая производственный процесс, продажи и закупки на откуп менеджерам - агентам управления.
    Простейшая модель поведения агента-<управленца> говорит о возможности отклонения от целей максимизации ценности бизнеса за счет удовлетворения собственных интересов. Речь идет прежде всего о встраивании агента в цепочку создания добавленной стоимости, внутри которой он находит свой сегмент, обусловленный его влиянием на совершающиеся сделки.
    Пусть компания А приобретает ресурс производства у компании B по цене P. Решение о приобретении, в том числе о выборе поставщика, принимает агент - один из менеджеров компании А. В отсутствие прямого контроля менеджер, принимающий решение, может получать от поставщика так называемый <откат>, например, в размере 0,1P. Такой вид агентских затрат характерен прежде всего для крупных компаний и государственных заказчиков, имеющих на рынке монопсонистическую власть, но не использующих прозрачные системы тендеров на определение поставщиков.
    Симметричная ситуация возможна, если ресурс, продаваемый компанией В, дефицитен и компания В имеет определенную монопольную власть. В этом случае менеджер по продаже компании В может получать <откат> в размере 0,1P.
    Существует множество прямых и косвенных способов получения <откатов>. Прямой <откат> может выплачиваться напрямую контрагентом по сделке, как правило, наличными деньгами. Косвенный <откат> может быть организован через оказание контрагенту <сопутствующих> услуг: от контрагента требуется приобретение работ, не являющихся необходимыми, разумеется, у фирм, которые указаны соответствующими менеджерами. При этом работы могут как производиться физически, но быть переоцененными, так и не производиться вовсе.
    Компании, оказывающие обязательные в некоторых случаях услуги, получают дополнительный рынок, а с потребителей взимается дополнительная плата, установленная с учетом интересов агентов. Потребителями оказываются как мелкие, средние и крупные бизнесы, так и физические лица - конечные потребители. Высший пилотаж - создание новых рынков и получение сверхрыночной ренты напрямую через навязывание услуг конечным потребителям.
    К примеру, комитет по транспорту Правительства Санкт-Петербурга установил цену на услуги по принудительной эвакуации частного автотранспорта с городских улиц в размере около 3000 руб. за единичную доставку автомобиля на штрафстоянку. При этом средняя рыночная цена единичной эвакуации не превышает 1000 руб. Не углубляясь в проблему законности принудительной эвакуации, следует задаться вопросом: достается ли сверхрыночный доход в полном объеме коммерческим компаниям - провайдерам обязательных эвакуационных услуг?
    Оставив в стороне вопрос создания дополнительных рынков, следует заметить, что в долгосрочном периоде на неконкурентных рынках, пораженных коррупцией на уровнях B2B и B2G, реализуется равновесная ситуация, в которой даже в условиях такого поведения агентов собственники достигают требуемой доходности на вложенный капитал. Это происходит за счет цены конечного продукта, которую удается повышать и поддерживать. В общем случае если в некотором звене создания добавленной стоимости существует агентская проблема и удовлетворяется агентский интерес, то собственникам как компаний-поставщиков, так и компаний-потребителей, чтобы зарабатывать требуемую доходность на вложенный капитал, необходимо поддерживать соответствующие цены на свой продукт. И если это не удается сделать, компании приходится уходить с рынка.

В ИТОГЕ

    Если присмотреться к ценам на конечные продукты, потребляемые обычными российскими домохозяйствами, то можно увидеть, что существенная их часть является не оплатой затрат производителей или их прибылью, а оплатой агентов, т. е. <агентской> составляющей. Кто даст гарантию, что электроэнергетический, тепловой тариф или тариф на услуги проводной электросвязи не содержит <агентской> составляющей? Причем такая составляющая многократно заложена в любом товаре или услуге конечного потребления, поскольку энергетические тарифы и тарифы на связь взимаются как с потребителей, так и с производителей.
    Что получается в итоге? Эффектов агентской проблемы на макроэкономическом уровне несколько.
    Во-первых, отрасли, пораженные коррупцией в отношениях B2B, ограниченно привлекательны с точки зрения входа новых игроков, а также расширения бизнеса старых. Долгосрочные инвестиции на неконтролируемых персонифицированных активах строить рискованно. Велики риски инвесторов, вкладывающих даже в предприятия, располагающие на текущий момент устойчивым каналом сбыта продукции монопсонисту или налаженным каналом приобретения дефицитного ресурса у монополиста, если соответствующие отношения B2B построены на личных связях менеджеров-агентов. Проблемы отечественного рынка акций во многом имеют те же причины: ликвидность акций может возникнуть только при уверенности в рыночной позиции компании и ограниченности конфликта интересов менеджеров-агентов и миноритарных инвесторов.
    Во-вторых, как следствие ограниченной инвестиционной привлекательности и ограниченной конкуренции накапливается технологическая отсталость игроков во многих отраслях. Страновая конкурентная позиция от этого только проигрывает, и стратегически при открытии рынков для иностранных производителей отечественные игроки со временем будут вытеснены.
    В-третьих, итоговые потребительские цены со стороны предложения сформированы с учетом интереса агентского сектора. С изменением рыночных цен меняется и абсолютный размер интереса. Верна будет и обратная зависимость: при увеличении агентских <аппетитов> цены предложения должны поползти вверх.
    В-четвертых, агентский сектор экономики получает доходы, весьма существенные с точки зрения макроэкономического спроса. Даже если часть этих доходов преобразуется в производственные инвестиции или вывоз капитала, доля потребительского рынка и рынка недвижимости все равно остается достаточной для того, чтобы цены зависели в том числе от агентского спроса.
    В-пятых, трудоустройство в агентском секторе недоступно для большей части трудоспособного населения страны. Большинство наемных работников получают доход только в виде заработной платы, рыночная индексация которой или запаздывает, или вообще производится редко. Особенно это касается государственного сектора экономики. Таким образом, поддерживается и усугубляется расслоение внутри трудоспособного населения.
    Размер агентского сектора можно оценивать лишь приближенно, но если взять 10% нетрудовой составляющей себестоимости 400 крупнейших компаний России в 2004 г. (рейтинг <Эксперт-400>), то получится сумма, равная примерно 700 млрд руб., или почти 6% совокупной выручки компаний, или почти 5% ВВП. Это нижняя граница оценки, не учитывающая государственные закупки. Даже из 700 млрд руб. может быть обеспечен спрос на многие миллионы квадратных метров недвижимости и покрыта большая часть текущих совокупных расходов домохозяйств. Для сравнения: в 2004 г. среднее значение агрегата М2 составило 3,6 трлн руб.1, объем конечного потребления домохозяйств - около 8 трлн руб.2
    Не следует искать в приведенных доводах объяснения всех российских макроэкономических проблем. Тем не менее не вредно иногда переносить внимание с полей макроэкономических баталий на конкурентную чистоту отдельных рынков. Темой дальнейшей дискуссии внутри аналитического и экспертного сообщества могли бы стать модели контроля поведения агентов в частных бизнесах. Использование таких методов может послужить на благо конкурентоспособности и макроэкономической стабильности российской экономики.

  • Рейтинг
  • 0
Оставить комментарий
Добавить комментарий анонимно, введите имя:

Введите код с картинки:
Добавить комментарий как авторизованный посетитель: Войти в систему

Содержание (развернуть содержание)
Факты и комментарии
Есть ли жизнь после 1000 пунктов?
О месте и роли государства в развитии банковской системы
Cправедливая цена на нефть и факторы конкурентоспособности России
Ситуация на рынке США
Внимание: химическая атака!
Химическая промышленность: хорошие перспективы роста
Сводная таблица по акциям компаний химического сектора
Что везет "второй эшелон"
Проблемы института номинального держания ценных бумаг (по материалам <круглого стола>, проведенного ПАРТАД 20 октября 2005 г.)
Концепция проекта нормативного акта ФСФР России "Положение о деятельности специализированных регистраторов на рынке ценных бумаг
Опека средств инвестора - инструмент развития доверительного управления
Негосударственные пенсионные фонды как коллективный инвестор
Некоторые замечания к дискуссии о законодательстве о деривативах
Cобытия
Микрооснования российской макроэкономики
Круглый стол "Как привлечь и удержать инвестора"
Долгосрочная рыночная информация для инвестиционных аналитиков Совместный проект ГИФА и ВШФМ АНХ
Международный семинар EFFAS в Брюсселе
Вопросы по корпоративным финансам в международной сертификации инвестиционных аналитиков ACIIA
Взаимодействие центральных депозитариев стран СНГ: проблемы и перспективы
Функции центральных депозитариев - проект АЦДЕ
О создании сайта АЦДЕ
Внутрироссийская интеграция депозитарных систем: текущая ситуация и перспективы
Роль ЦД на рынке ценных бумаг, перспективы развития депозитарно-учетной системы Республики Узбекистан
Создание Центрального депозитария: опыт рынков Западной Европы
Создание единого европейского пространства: пример сотрудничества через гармонизацию и консолидацию среди Центральных депозитариев группы Euroclear
НОВОСТИ ГРУППЫ ММВБ

  • Статьи в открытом доступе
  • Статьи доступны на платной основе
Актуальные темы    
 Сергей Хестанов
Девальвация — горькое лекарство
Оптимальный курс национальной валюты четко связан со структурой экономики и приоритетами денежно-кредитной политики. Для нынешней российской экономики наиболее логичным (и реалистичным) решением бюджетных проблем является девальвация рубля.
Александр Баранов
Управление рисками НПФов с учетом новых требований Банка России
В III кв. 2016 г. вступили в силу новые требования Банка России по организации системы управления рисками негосударственных пенсионных фондов.
Варвара Артюшенко
Вместе мы — сила
Закон синергии гласит: «Целое больше, нежели сумма отдельных частей».
Сергей Майоров
Применение blockchain для развития биржевых технологий и сервисов
Распространение технологий blockchain и распределенного реестра за первоначальные пределы рынка криптовалют — одна из наиболее дискутируемых тем в современной финансовой индустрии.
Все публикации →
  • Rambler's Top100