Casual
РЦБ.RU

Публичное размещение ценных бумаг: рынок в ожидании законодательных перемен

Ноябрь 2005


    Год 2005-й можно смело назвать годом IPO российских компаний. Парадокс ситуации заключается в том, что наиболее значительный объем размещений пришелся на зарубежные рынки, тогда как доля размещений на внутреннем рынке составила всего около 110 млн долл. Статистика публичных размещений на российском фондовом рынке за последние 10 лет свидетельствует о том, что IPO провели менее 10 российских компаний, среди которых <РосБизнесКонсалтинг>, <Седьмой континент>, <Калина>, <Лебедянский> и <Хлеб Алтая>.
    Приходится признать, что причиной такого низкого показателя публичных размещений является не только неподготовленность самих эмитентов по ряду существенных для IPO критериев, но также и действующее законодательство, содержащее целый ряд пробелов и создающее лишние трудности для возможного выхода эмитентов на рынок публичных размещений.
    Анализируя причины такой низкой популярности IPO среди эмитентов можно выделить несколько факторов, препятствующих использованию российскими компаниями указанного способа размещения на российском фондовом рынке. Прежде всего это внешние факторы: пробелы и недоработки в законодательстве; отсутствие единого понимания у участников рынка ценных бумаг при толковании и, соответственно, применении действующего законодательства, регламентирующего вопросы публичного размещения и обращения ценных бумаг; низкий уровень доверия инвесторов, вызванный в том числе громким <делом ЮКОСа>.
    К внутренним факторам можно отнести: в ряде случаев неудовлетворительный уровень информационной прозрачности эмитентов и недостаточный уровень корпоративного управления; неподготовленность организационной структуры и структуры активов компаний.
    Очевидно, что многие из перечисленных выше факторов взаимосвязаны между собой, однако, не вдаваясь детально в каждый из них, остановимся прежде всего на законодательных аспектах проблематики. Так, среди законодательных препон хотелось бы выделить следующие.
    Например, минимальный срок действия преимущественного права акционеров, установленный ст. 41 ФЗ <Об акционерных обществах>, - 45 дней с момента направления (вручения) или опубликования уведомления, является неоправданно длинным. Применение такого срока является логичным только в случае, когда число акционеров общества превышает, допустим, 500 человек и указанные лица находятся в значительно удаленных от местонахождения эмитента местностях, но когда речь идет о нескольких акционерах, собственно, и инициирующих процедуру публичного размещения, такой срок является безосновательным. В качестве варианта для возможного рассмотрения можно было бы предложить дифференцировать сроки в зависимости от количества акционеров общества, а также ввести процедуру письменного отказа акционеров от осуществления преимущественного права.
    Несколько непонятны закрепленные в том же законе ограничения по цене размещения дополнительных акций акционерам общества (при осуществлении ими преимущественного права) и третьим лицам (п. 2 ст. 36), а именно: цена размещения акций для третьих лиц не должна превышать цену размещения для акционеров более чем на 10%. С учетом того, что срок осуществления преимущественного права предусмотрен достаточный, очевидно, что к дате начала публичного размещения реальная цена размещения акций, соответствующая спросу инвесторов в частности и ситуации на фондовом рынке вообще, может превышать указанный лимит. В результате получается, что определяемая уполномоченным органом эмитента цена размещения для третьих лиц может существенным образом не соответствовать действительности; в свою очередь эмитент фактически может терпеть убытки в виде упущенной выгоды. Понятно, что позиция законодателя по данному вопросу объясняется прежде всего принципом защиты интересов инвесторов, однако насколько это полезно для рынка?
    На практике время от времени приходится сталкиваться с различным толкованием участниками рынка ценных бумаг норм действующего законодательства, регламентирующих вопрос допуска ценных бумаг к публичному обращению. Связано это прежде всего с противоречиями, заложенными в ряде нормативных правовых актов. Так, в свое время, при IPO бумаг ОАО <Хлеб Алтая> перед эмитентом стояла задача: одновременно с публичным размещением акций дополнительного выпуска осуществить допуск к публичному обращению акций предыдущего выпуска. На момент подачи документов организатору торговли для допуска ценных бумаг предыдущего выпуска к публичному обращению у эмитента имелся уже зарегистрированный выпуск ценных бумаг (предыдущего выпуска), но без зарегистрированного проспекта ценных бумаг. Также у эмитента имелся и зарегистрированный дополнительный выпуск ценных бумаг, государственная регистрация которого сопровождалась регистрацией проспекта ценных бумаг. Ценные бумаги дополнительного выпуска были абсолютно аналогичны по виду, категории, типу и объему предоставляемых прав по ценным бумагам предыдущего выпуска, информация обо всех ценных бумагах эмитента была раскрыта им в полном объеме в соответствии с требованиями действующего законодательства.
    При этом возникла неоднозначная ситуация, связанная с возможностью допуска ценных бумаг эмитента предыдущего выпуска к публичному обращению, поскольку буквальное толкование ст. 27.6 ФЗ <О рынке ценных бумаг> позволяет сделать вывод о том, что публичное обращение эмиссионных ценных бумаг до регистрации проспекта ценных бумаг запрещается. Казус заключался в том, что на абсолютно идентичные ценные бумаги потребовалась регистрация двух отдельных проспектов ценных бумаг.
    Нельзя не отметить еще одну немаловажную с юридической точки зрения проблему, а именно: отсутствие единой и целостной системы понятий, используемых в правоотношениях, возникающих в связи с организацией и проведением публичного размещения ценных бумаг, между профессиональными участниками рынка ценных бумаг, эмитентами и организаторами торговли. На практике нередко используются такие понятия как <андеррайтинг>*, <андеррайтер>*, <маркетмейкер>, <лид-менеджер>, <букраннер> и т. д. Отсутствие законодательной регламентации указанных терминов дает почву для их различной трактовки и порождает разного рода юридические ошибки и неточности.
    Также не вполне корректным является использование в правоотношениях между российскими участниками рынка аббревиатуры , поскольку то, что мы вкладываем в понятие <публичное размещение ценных бумаг> не полностью совпадает по своему содержанию с иностранным синонимом.
    В настоящее время Государственной думой РФ в первом чтении принят проект Федерального закона <О внесении изменений в Федеральный закон "О рынке ценных бумаг", Федеральный закон <Об акционерных обществах> и Федеральный закон "О защите прав и законных интересов инвесторов на рынке ценных бумаг">. В ФСФР России полагают, что Государственная дума, скорее всего, осенью этого года примет данный законопроект в окончательной редакции во всех чтениях и до конца 2005 г. он вступит в силу.

    (Продолжение статьи читайте в следующих выпусках <Биржевого обозрения>.)

    Приходится констатировать тот факт, что со времен приглашения на Русь варягов тяга ко всему иностранному, возможно, иногда и полезная, в данном случае вносит только определенную степень неясности и даже дезориентирует стороны. Например, на законодательном уровне четко не закреплены столь широко используемые сегодня понятия <андеррайтинг> и <андеррайтер>. Лишь два нормативных правовых акта ФКЦБ РФ содержат упоминание андеррайтера (Постановление ФКЦБ от 11 октября 1999 г. № 9 и Постановление ФКЦБ от 31 декабря 1997 г. № 45), не раскрывая его функций. Из анализа указанных документов можно только сделать вывод, что брокер в том числе может выступать андеррайтером при размещении эмиссионных ценных бумаг. Больше ясности дает изучение Инструкций Банка России (от 16 января 2004 г. №110-И и от 22 июля 2002 г. №102-И), в которых все-таки указывается, что обязательства банка выкупить ценные бумаги эмитента вытекают из выполнения банком функции андеррайтера (посредника при размещении ценных бумаг) в отношении корпоративных ценных бумаг. При этом один из основных нормативных правовых актов - ФЗ <О рынке ценных бумаг> термина <андеррайтер> не содержит.
    Соответственно только путем объединения сведений, полученных из указанных выше нормативных правовых актов можно сделать вывод о том, что андеррайтер - это профессиональный участник рынка ценных бумаг, осуществляющий брокерскую деятельность, оказывающий услуги по размещению ценных бумаг и обязанный приобрести за свой счет не размещенные в срок, предусмотренный договором, ценные бумаги. Нередко на практике, когда речь заходит о функциях андеррайтера, забывается, что основная его роль - обеспечение гарантированного объема размещения, а не только выполнение посреднических функций при размещении ценных бумаг. Когда законодатель не поспевает за рыночными тенденциями, в полной мере начинаешь ощущать все богатство и разнообразие русского языка, поскольку приходится описывать схемы и процессы, обозначенные на развитых фондовых рынках одним-двумя терминами.

  • Рейтинг
  • 2
Оставить комментарий
Добавить комментарий анонимно, введите имя:

Введите код с картинки:
Добавить комментарий как авторизованный посетитель: Войти в систему

Содержание (развернуть содержание)
Факты и комментарии
Один день c Никитой Белых
Стихийные бедствия и мировой рынок
Великая депрессия: возможно ли повторение?
Прогноз рынка до 2012 г.
Российский рейтинг IPO (исследование процессов первичного публичного размещения акций за 9 мес. 2005 г.)
Публичные отношения для публичного размещения
IPO: куда качнется маятник?
Aiming aim
Рейд или брокеридж?
Регулирование: взгляд со стороны регулируемого
Накопленный опыт
Мощный старт
Пора саморегулирования
Новая модель регулирования
Новости законодательства, Группы ММВБ, МАБ СНГ, World News
Срочный рынок - приоритетное направление развития группы ММВБ
Текущее состояние, перспективы развития и особенности работы на срочном рынке ММВБ
Перспективы российского рынка деривативов
Особенности налогообложения срочных сделок
Металлургические IPO
Роль корпоративного управления и независимых директоров при подготовке IPO
Публичное размещение ценных бумаг: рынок в ожидании законодательных перемен
Кыргызская Фондовая биржа и фондовый рынок Кыргызстана
Торговые биржевые площадки стран Северной Америки

  • Статьи в открытом доступе
  • Статьи доступны на платной основе
Актуальные темы    
 Сергей Хестанов
Девальвация — горькое лекарство
Оптимальный курс национальной валюты четко связан со структурой экономики и приоритетами денежно-кредитной политики. Для нынешней российской экономики наиболее логичным (и реалистичным) решением бюджетных проблем является девальвация рубля.
Александр Баранов
Управление рисками НПФов с учетом новых требований Банка России
В III кв. 2016 г. вступили в силу новые требования Банка России по организации системы управления рисками негосударственных пенсионных фондов.
Варвара Артюшенко
Вместе мы — сила
Закон синергии гласит: «Целое больше, нежели сумма отдельных частей».
Сергей Майоров
Применение blockchain для развития биржевых технологий и сервисов
Распространение технологий blockchain и распределенного реестра за первоначальные пределы рынка криптовалют — одна из наиболее дискутируемых тем в современной финансовой индустрии.
Все публикации →
  • Rambler's Top100