Casual
РЦБ.RU
  • Версия для печати
  • Скачать .pdf
  • Авторы
  • Денисов Юрий, Вице-президент - начальник Казначейства ОАО "Внешторгбанк", Сопредседатель Совета НВА, Председатель Совета Секции срочного рынка (стандартные контракты) ММВБ

  • Все статьи автора

Перспективы российского рынка деривативов

Ноябрь 2005


    Тема производных финансовых инструментов очень важна для России. Очевидно, что развитие указанного сегмента финансового рынка является на сегодняшний день самой острой и насущной потребностью для всех участников рынка и, по большому счету, для всей финансовой системы страны в целом. Глубина этого рынка дает возможность Центральному банку и другим органам более плавно и легко регулировать экономику.
    По нашей оценке особенностями текущего момента на валютном рынке является то, что монетарные власти уже не столь охотно рассматривают курс доллара или рубля, как главное средство борьбы с инфляцией. Представители ЦБР, например, заявляли, что они не намерены искусственно поддерживать завышенный курс рубля, а Минфин устами министра Алексея Кудрина выразил озабоченность по поводу укрепления реального курса рубля, и того, как это повлияет на развитие реального сектора экономики.
    Центробанк фактически велел рынку распрощаться с долгим периодом гарантированной прибыли на валютном рынке. Сценарий планомерной и гарантированной девальвации рубля, который позволял профессиональным участникам рынка более или менее точно прогнозировать будущий обменный курс и планировать свою прибыль, фактически ушел в прошлое. Теперь у нас нет возможности получать гарантированные спекулятивные прибыли и совершать спекулятивные сделки с едва ли не 100%-ной уверенностью в их успехе. В 2004 г. сложилась ситуация, при которой обменный курс доллар/рубль оказался окончательно ориентированным на курс евро/доллар на международном валютном рынке. Такое положение вещей сложилось отчасти под влиянием активности спекулянтов - нерезидентов, игравших на повышение рубля; отчасти под воздействием участившихся заявлений ЦБ РФ о будущем введении в действие бивалютной корзины. Это привело к большому влиянию на обменный курс дополнительных фундаментальных факторов и факторов международного рынка.
    В 2003-2004 гг. рубль укреплялся. Это не уникальная для России ситуация. Многие валюты развивающихся стран укреплялись в этот период по отношению к доллару вместе с евро, который находился на 3-летнем растущем тренде. В настоящее время, и это хотелось бы особо отметить, многое изменилось. В новых условиях перемены трендов на глобальных рынках привязка рубля к евро привела к возросшей неопределенности на российском рынке и, соответственно, лишила участников возможности точно прогнозировать движения обменных курсов. В качестве иллюстрации заметим, что в течение последних 3 мес. бивалютная корзина удерживалась ЦБ РФ в коридоре колебания шириной приблизительно 0,7-0,8%. При этом курс рубль/доллар при соблюдении указанных рамок для всей корзины в целом вслед за изменением курса евро/доллар на 1 цент теоретически мог принимать значения в диапазоне почти 30 коп. На текущий момент, даже учитывая резкие движения последних недель, бивалютная корзина все равно остается в рамках этого диапазона колебаний. Просто он из положительного перешел в отрицательный. То есть у нас имела место небольшая ревальвация рубля против корзины, в то время как раньше была девальвация, но все это в довольно узких рамках, допускаемых ЦБ РФ. Если же к этому добавить волатильность самого рынка евро-доллар, то получается такая ситуация, при которой <рядовой российский спекулянт> практически лишен возможности зарабатывать прибыль на валютном рынке РФ. При этом торговать на международном рынке ему пока не под силу по ряду причин.
    Похоже, что данная ситуация устраивает ЦБ РФ. Во-первых, отсекаются спекулянты-нерезиденты, имеющие вредную привычку, характерную для международных игроков на развивающихся рынках, оперировать крупными суммами (от 3 до 10 млрд долл. США) на коротких отрезках времени, делая ставку на высокую определенность динамики обменных курсов на российском рынке, как это бывало в прошлом. Во-вторых, это заставляет банки повернуться лицом к другим источникам доходов (в основном к процентному доходу), заставляя их одновременно с этим совершенствоваться в деле хеджирования валютных рисков.
    Это подталкивает банки к более широкому использованию фьючерсных и форвардных операций для управления позициями. По большому счету, участники рынка вынуждены будут использовать эти инструменты для регулирования своих балансов, рисков, которые они принимают в балансах. В связи с удлинением сроков кредитования, усложняется инструментарий сам по себе, а фьючерсные и форвардные инструменты дают нам возможность решать непростые задачи.
    Банк России учитывает в своей работе фактор евро при регулировании рисков (рис. 1).

    В 2004 г. оборот внебиржевого рынка валютных деривативов вырос на 48% по сравнению с 2001 г. Объемы операций возрастали на 1,8 трлн долл. в день; конверсионные свопы - на 41%, форвардные операции - на 59%. Оборот мирового внебиржевого рынка процентных деривативов вырос в 2004 г. на 97% по сравнению с 2001 г. (рис. 2). Нельзя не отметить быстрый и значительный рост объема операций. Это доказывает, что в настоящее время процентные деривативы, очевидно, пользуются большим спросом.
    Рассматривая объем российского рынка деривативов (на основе данных МБР), нельзя не отметить, что Россия сильно продвинулась вперед за последние 3 года - с 44-го места в 2001 г. на 22-е место в 2004 г., попав в окружение хороших соседей - Австрии, Южной Африки, Новой Зеландии, Тайвани. Быстрые темпы роста рынка говорят о том, что Россия вскоре займет еще более высокое место. Очевидный интерес участников рынка к инструментам такого рода подтверждается ростом показателей по открытым позициям - объем операций на ММВБ вырос в 17 раз за вышеназванный период.
    На рис. 3-4 показано, какие сегменты занимают на международном рынке ведущие мировые валюты: например, доля доллара США - 54%, евро - 20%, иены - 14%. Обороты показывают, что в любом случае американская валюта пока остается основной с точки зрения торговли. По оборотам национальной валюты против других валют доля доллара в России составляет 98%, а евро - всего 2%; в Польше доля доллара 93%, а евро - 7%.
    В России 20% оборота приходится на свопы, меньше - на форварды, хотя основной деривативный инструмент на российском рынке евро - это свопы евро-доллар. Соответственно, у участников рынка избыток евро, который конвертируется, свопуется в доллары и используется для кредитования (так как кредитный спрос до сих пор выражается в долларах либо в рублях). В деривативном обороте доля евро должна расти, причем должна расти доля евро против национальной валюты. Последние действия, предпринимаемые ЦБ РФ, ведут к увеличению оборота спотового рынка, повышению эффективности работы с базовым активом в евро, что дает возможность совершать больше сделок напрямую из национальной валюты в евро.
    Такое развитие рынка будет в целом соответствовать и структуре нашего торгового баланса, и многим другим факторам. Это поможет значительно сократить операционные расходы. В любом случае, с нашей точки зрения, существует серьезный потенциал роста для российского рынка деривативных инструментов.
    Итак, что же делает Внешторгбанк на рынке деривативов и как, с нашей точки зрения, будет рынок развиваться?
    Еще раз хотелось бы отметить, что за последний год оборот рынка очень вырос. Связано это с тем, что достаточно большие спрос и предложения, как правило, выражены в разных валютах. Соответственно, существует большое количество желающих предоставить доллары, евро, и заимствования в евро и в долларах на сегодняшний день дешевле, чем заимствования в рублях. Такая ситуация вынуждает участников рынка к совершению операций своп, т. е. операций по обмену задолженностью. На большие сроки сейчас такого межбанковского рынка фактически не существует. В основном совершаются так называемые развернутые свопы: продается или покупается форвард и одновременно продается или покупается в противоположную сторону базовый актив. Спрос в банковском секторе на такие виды операций достаточно большой. Нам представляется, что этот рынок будет и дальше оставаться очень популярным, сопровождаясь ростом объемов операций.
    Если рассмотреть спрос на кредитные ресурсы со стороны компаний, то становится очевидным, что ставки могут различаться в долларах и рублях (на 2-3%) или в евро и рублях (примерно на 5%). На финансовом рынке разница будет составлять на текущий момент приблизительно 0,5%, что порождает достаточно большую заинтересованность и возможность кредитования на большие сроки, используя такие инструменты, как своп. Появилось то, чего не было у нашей системы финансовой раньше.
    Однако предложение исходит в основном от нерезидентов, которые подходят к вопросу чисто с экономической точки зрения. Они действуют в рамках ожиданий ревальвации рубля - большое количество спекулянтов предлагают на продажу доллары, в том числе и в России. Также спекулянты совершают фактически деривативные арбитражные операции на межбанковском рынке. Через свопы участники рынка совершают длинные транзакции, например размещают рубли на длинный срок, а затем на ежедневной основе закрывают открытые позиции за счет <коротких> денег. То есть существует два вида предложений, которые закрывают хеджеры.
    В последние годы обороты операций Внешторгбанка стремительно росли. Нашим банком использовались инструменты практически всех сегментов рынка, применяемые для закрытия рисков или обеспечения потребностей клиентов. Это в первую очередь фьючерсы. Второе - это поставочные форварды, применение которых обусловлено большими оборотами, связанными с российскими контрагентами. И третий инструмент - это те самые пресловутые безпоставочные форварды (НДФ), которые западные банки делают до сих пор, но стараются сделать их оффшорными либо ограничить доступ к ним.
    Вот три основных сегмента развивающегося рынка. По нашему мнению, они и дальше будут расти достаточно быстрыми темпами. Связано это с тем, что в зависимости от изменения курсовой политики меняется спрос на предложения в финансовой системе - широкие возможности использования форвардных операций проникают в сознание компаний, клиентов банков. Перспективы, как представляется, у этого сегмента достаточно обширные. В западных странах срочные операции - это несколько балансов банков, т. е. суммы, учитываемые по срочным операциям, превышают баланс самих банков. Это говорит об огромном интересе к подобным операциям. Участники рынка хеджируют свои риски, управляют своей ликвидностью, управляют процентным риском.
    Мне кажется, что все участники рынка скоро будут совершать такие операции, использовать совершенно разные валютные и процентные инструменты. Рынок достаточно быстро научится управлять своими возросшими за последние годы балансами и растущими потребностями.
    Безусловно, будут развиваться и товарные и кредитные деривативы, но нам видится, что наибольший интерес в ближайшее время будут представлять процентные деривативы. Вопрос о том, в какой форме и на какой базовый актив должен появиться новый инструмент, обсуждается давно, однако сейчас стоит поговорить о том, какие преграды существуют на пути внедрения новых видов операций на российском рынке.
    Существует 2 вида препятствий: экономические и регуляторные. К экономическим можно отнести недостаточную ликвидность рынка, обеспечиваемую в основном крупными банками; достаточно низкий уровень знаний корпоративных клиентов о срочном рынке вкупе с отсутствием полного и ясного понимания всех возможностей и рисков, связанных с проведением операций, а также с отсутствием IT-систем, способных сводить все риски воедино и принимать решения по стратегии хеджирования.
    К регуляторным барьерам можно отнести отсутствие адекватного законодательства, регламентирующего проведение срочных сделок, неопределенность отдельных аспектов налогового учета деривативных операций.
    В России до сих пор отсутствует специальное законодательство, посвященное производным финансовым инструментам; не прописаны ни формы, ни методы проведения операций на срочных рынках. Элементы нормативной базы раскиданы по разным документам: что-то зафиксировано в Законе о биржах и биржевой торговле, что-то - в Законе о рынке ценных бумаг, что-то - в Налоговом кодексе. Применяются унифицированные термины, а нормы зачастую противоречат друг другу.
    Отсутствие решения указанных проблем приводит к ограниченности ряда инструментов, которые могут быть предложены российским компаниям банками-резидентами. Это приводит в свою очередь к перетоку клиентских срочных операций на международные рынки.

ПОСЛЕСЛОВИЕ

    Возвращаясь к вопросу процентных деривативов, хотелось бы отметить, что на сегодняшний момент российский рынок испытывает сильную нехватку такого общепризнанного индикатора, который бы использовался и как базовый актив для процентных деривативов, и как индикатор для банковской системы. В последнее время в этом вопросе произошла существенная подвижка: было очень удачно проведено размещение облигационного займа ЕБРР с плавающей процентной ставкой, привязанной к новому индексу - Моспрайму (MosPrimeRate).
    Дальнейшая судьба этого индекса зависит от степени его востребованности клиентами. По мере роста его популярности будет расти потребность в выпуске дериватива именно на этот индекс. Чем больше будет сделок, подобных ЕБРР, тем более репрезентативным станет индекс MosPrime.
    Если сравнить динамику развития индекса и реального рынка, то корреляция очень сильная, что говорит о том, что индекс действительно отражает реальный рынок. В основе формирования этого индекса заложены те же принципы, что и при формировании LIBOR. Мы считаем, что у этого индекса хорошее будущее и что может, наконец, появиться реальный, адекватный индекс, на базе которого можно будет строить управление процентными рисками банков, компаний и который даст возможность и дальше развивать деривативные инструменты.

  • Рейтинг
  • 1
Оставить комментарий
Добавить комментарий анонимно, введите имя:

Введите код с картинки:
Добавить комментарий как авторизованный посетитель: Войти в систему

Содержание (развернуть содержание)
Факты и комментарии
Один день c Никитой Белых
Стихийные бедствия и мировой рынок
Великая депрессия: возможно ли повторение?
Прогноз рынка до 2012 г.
Российский рейтинг IPO (исследование процессов первичного публичного размещения акций за 9 мес. 2005 г.)
Публичные отношения для публичного размещения
IPO: куда качнется маятник?
Aiming aim
Рейд или брокеридж?
Регулирование: взгляд со стороны регулируемого
Накопленный опыт
Мощный старт
Пора саморегулирования
Новая модель регулирования
Новости законодательства, Группы ММВБ, МАБ СНГ, World News
Срочный рынок - приоритетное направление развития группы ММВБ
Текущее состояние, перспективы развития и особенности работы на срочном рынке ММВБ
Перспективы российского рынка деривативов
Особенности налогообложения срочных сделок
Металлургические IPO
Роль корпоративного управления и независимых директоров при подготовке IPO
Публичное размещение ценных бумаг: рынок в ожидании законодательных перемен
Кыргызская Фондовая биржа и фондовый рынок Кыргызстана
Торговые биржевые площадки стран Северной Америки

  • Статьи в открытом доступе
  • Статьи доступны на платной основе
Актуальные темы    
 Сергей Хестанов
Девальвация — горькое лекарство
Оптимальный курс национальной валюты четко связан со структурой экономики и приоритетами денежно-кредитной политики. Для нынешней российской экономики наиболее логичным (и реалистичным) решением бюджетных проблем является девальвация рубля.
Александр Баранов
Управление рисками НПФов с учетом новых требований Банка России
В III кв. 2016 г. вступили в силу новые требования Банка России по организации системы управления рисками негосударственных пенсионных фондов.
Варвара Артюшенко
Вместе мы — сила
Закон синергии гласит: «Целое больше, нежели сумма отдельных частей».
Сергей Майоров
Применение blockchain для развития биржевых технологий и сервисов
Распространение технологий blockchain и распределенного реестра за первоначальные пределы рынка криптовалют — одна из наиболее дискутируемых тем в современной финансовой индустрии.
Все публикации →
  • Rambler's Top100