Casual
РЦБ.RU

Регулирование: взгляд со стороны регулируемого

Ноябрь 2005


    Лечиться по справочнику - умереть от опечатки.
    Народная мудрость

    Данная публикация задумана как продолжение статьи <Регулирование? Регулирование! Регулирование?>, которая была напечатана в журнале <Рынок ценных бумаг>1.

    В отличие от первой публикации, настоящая статья имеет технический характер, в ней предпринят анализ некоторых требований Положения о ведении реестра, утвержденного Постановлением ФКЦБ РФ от 2 октября 1997 г. № 27 (далее - Положение). Общая идея данного анализа заключалась в том, чтобы показать, что излишне подробное изложение в нормативных актах того, как регистратор должен работать, нередко приводит к тому, что регистратор, не имеет возможности полноценно выполнять возложенные на него функции. Авторы ставили своей целью показать преимущества такого подхода к регулированию деятельности регистраторов, когда нормативными актами регламентируется лишь то, что делает регистратор и за что он несет ответственность.

ЭССЕ ПЕРВОЕ: РЕГИСТРАЦИОННЫЙ ЖУРНАЛ

    Рассмотрим, например, как определен в Положении регистрационный журнал:
    <3.4.6. Регистрационный журнал
    Регистрационный журнал должен содержать следующие данные:

  • порядковый номер записи;
  • дата получения документов и их входящие номера;
  • дата исполнения операции;
  • тип операции, предусмотренный в разделе 7 настоящего Положения (за исключением операций, предусмотренных подпунктами 7.4.4 - 7.4.6 пункта 7.4 и пунктами 7.8, 7.9 настоящего Положения);
  • номера лицевых счетов зарегистрированных лиц, являющихся сторонами в сделке;
  • вид, количество, категория (тип), государственный регистрационный номер выпуска ценных бумаг>.
        Какова необходимость регулирования того, какие поля должны быть в регистрационном журнале, какие операции туда записывать, а какие нет? Может быть, это важно при ведении реестра (в том числе регистрационного журнала) <на бумаге>, но при компьютерном ведении реестра регистрационный журнал является побочным результатом протоколирования всех действий, производимых в системе. При этом форма журнала, жестко определенная Положением, далеко не самая удачная.
        Если проанализировать структуру информации в регистрационном журнале, легко заметить, что журнал рассчитан только на внесение операций, связанных со сделками с ценными бумагами. Однако согласно Положению внесению в регистрационный журнал подлежат и другие операции, которые невозможно адекватно отразить, так как в журнале не предусмотрены для этого соответствующие поля. Так, при изменении реквизитов счета в регистрационном журнале нельзя отразить суть этих изменений, может быть отражен только сам факт внесения изменений. Более того, операция изменения реквизитов счета вообще не связана с осуществлением зарегистрированным лицом какой-либо сделки. Соответственно, формальный подход к интерпретации Положения требует, чтобы при отражении в регистрационном журнале операции изменения реквизитов поля регистрационного журнала <номера лицевых счетов зарегистрированных лиц, являющихся сторонами в сделке>, должны оставаться пустыми. Поэтому при таком подходе (формально не нарушающем требования Положения) определить по регистрационному журналу, реквизиты какого именно счета были изменены, становится невозможным.
        Однако с внесением в регистрационный журнал записей о сделках с ценными бумагами (на отражение которых данный журнал и был в основном ориентирован) дело обстоит не совсем гладко. В регистрационном журнале подлежат отражению только номера лицевых счетов зарегистрированных лиц, являющихся сторонами в сделке. Но по одним только номерам лицевых счетов сторон невозможно определить, какая из сторон отчуждает ценные бумаги, а какая их приобретает. Регистраторы проявляют в данном случае собственную инициативу, дополнительно выделяя счета, с которых ценные бумаги списываются и на которые они зачисляются.
        Более того, требование указывать в регистрационном журнале лишь номера лицевых счетов делает регистрационный журнал неинформативным для всех, кроме, собственно, регистратора, ведущего реестр и знающего, кто скрывается за теми или иными номерами. При ведении реестра одним регистратором это не составляет большой проблемы, так как необходимую информацию всегда можно истребовать непосредственно от регистратора. Но в случае передачи реестра новом регистратору недостатки требований к содержанию регистрационного журнала проявляются более отчетливо. Действующим законодательством не установлен строгий перечень реквизитов лицевого счета, поэтому при исполнении требований п. 3. Положения о порядке передачи информации и документов, составляющих систему ведения реестра владельцев именных ценных бумаг, не все регистраторы и эмитенты указывают в передаваемом новому регистратору списке зарегистрированных лиц номера их лицевых счетов. В такой ситуации никто, кроме прежнего регистратора, не может восстановить историю лицевого счета по регистрационному журналу. Спрашивается, зачем тогда передавать такой журнал? Более того, зачем регистратору вести такой журнал?
        Для того чтобы стимулировать регистраторов систематизировать внутренний учет операций, достаточно обязать регистратора вести учет всех проводимых им операций и выдавать зарегистрированным лицам отчеты об операциях, проведенных по их лицевым счетам, а также установить требования к информации, содержащейся в отчетах, дополнительно обязав регистраторов при передаче реестра передавать новому регистратору всю информацию, необходимую для подготовки таких отчетов. Подобные требования, диктуемые прежде всего потребностями фондового рынка, привели бы к тому, что регистратор просто обязан был бы вести учет проводимых им операций в объеме никак не меньшем, чем установлено в настоящее время требованиями к содержанию регистрационного журнала. Вместе с тем такой подход лишил бы данные требования присущей им ограниченности и противоречивости.

    ЭССЕ ВТОРОЕ: ВНЕШНЕ БЕЗОБИДНЫЕ ОГРАНИЧЕНИЯ С НЕОЖИДАННЫМИ ПОСЛЕДСТВИЯМИ

        1. Пункт 7.1. Положения гласит:
        .
        Понятно, что исполнение передаточного распоряжение будет возможно только в том случае, если у лица, на счет которого требуется зачислить ценные бумаги, открыт счет в реестре. Но зачем требовать от регистратора проведения проверки подаваемых ему документов до их приема, а не после? Что означает <не принимать документы>, если они уже приняты трансфер-агентом? Как выполнить это требование, если документы подаются в одно обособленное подразделение регистратора, а система ведения реестра находится в другом подразделении? Регистратор не должен выдавать клиенту, который находится в операционном зале, акт приема документов до тех пор, пока не получит из другого обособленного подразделения подтверждения открытия счета покупателя в реестре? Как реализовать это требование, если филиал регистратора, принимающий документы, находится во Владивостоке и во время приема документов в центральном офисе в Москве наступила ночь? Всегда требовать вместе с передаточным распоряжением обязательного предоставления документов, необходимых для открытия в реестре счета покупателя, независимо от того, открыт у него счет в реестре или еще нет? Понятно, что последнее не являлось целью создателей Положения, включивших в него рассматриваемое требование. Скорее всего, они просто не просчитали всех последствий. Вместе с тем необходимо подчеркнуть, что, если бы Положение изначально не основывалось на запретительных требованиях в отношении действий регистратора, а лишь устанавливало порядок действий зарегистрированных лиц, необходимых для внесения записей в реестр, данная казусная ситуация не могла бы возникнуть.
        2. Во многих пунктах Положения среди перечня документов, предоставляемых регистратору для проведения тех или иных операций в реестре, содержится требование предъявления документа, удостоверяющего личность. С одной стороны, это разумное требование: регистратор обязан идентифицировать лицо, к нему обратившееся, и лучше всего это сделать, проверив документ, удостоверяющий личность. Но, с другой стороны, данное требование фактически блокирует возможность предоставления документов регистратору каким-либо иным способом (например, по почте), помимо личного прихода зарегистрированного лица либо его уполномоченного представителя к регистратору. А ведь в соответствии с Правилами ведения реестра п. 5 Положения предусматривает возможность приема распоряжений <иным способом>. Или можно подойти формально и требовать паспорт почтальона? Чей документ, удостоверяющий личность, должен быть предъявлен, в Положении не уточняется. Требование предъявления паспорта при проведении операции в реестре формально мешает установлению электронного документооборота между регистратором и зарегистрированными лицами, пересылке регистратору по каналам электронной связи электронных распоряжений, подписанных электронной подписью.
        Интересно, что согласно требованиям Положения при открытии счета в реестре документ, удостоверяющий личность, должен быть даже не <предъявлен>, а <предоставлен> регистратору. Термин <предоставлен> употребляется в этом пункте Положения и в отношении анкеты зарегистрированного лица, что, видимо, означает, что при открытии счета в реестре документ, удостоверяющий личность, должен поступить в архив регистратора вместе с анкетой как документ, подаваемый для открытия счета, тем более что, в отличие от операции открытия счета, при проведении иных операций в реестре Положение требует лишь <предъявления> документа, удостоверяющего личность. Понятно, что в одном случае требование предъявления документа, удостоверяющего личность, а в другом - его предоставления, скорее всего, случайное недоразумение. Однако такого казуса вполне можно было бы избежать, если изначально не дать в Положении исчерпывающего перечня документов, необходимых для каждой операции в реестре. Достаточно было всего лишь установить требование, что регистратор обязан проверять полномочия обратившихся к нему лиц. В некоторых случаях регистратор выполнял бы это требование, проверяя документы, удостоверяющие личность, в других случаях - сверяя подписи на сопроводительном письме с анкетой и полагаясь либо на удостоверительную надпись нотариуса, либо на наличие электронной подписи на документе.
        3. Положение настаивает, что эмитент не вправе выполнять функции трансфер-агента по ценным бумагам, выпущенным другими эмитентами, - данное ограничение не поддается никаким логическим объяснениям. Толкование данного ограничения необходимо начать с определения понятия эмитента. Эмитент - любое лицо, эмитировавшее ценные бумаги, либо лицо, заключившее с регистратором договор на ведение реестра? Если верно последнее, то не вполне ясно, почему любой колхоз может быть трансфер-агентом регистратора, если с этим колхозом у регистратора нет договора на ведение реестра. Даже профучастник не может быть трансфер-агентом по ценным бумагам другого эмитента, если он заключил с регистратором договор на ведение своего реестра. Например, регистратор заключает трансфер-агентские договоры по бумагам некоторых эмитентов с банком. Если регистратор впоследствии заключит с данным банком договор на ведение реестра, то почему он должен расторгнуть с ним трансфер-агентские договоры? Почему юридическое лицо имеет право быть трансфер-агентом любого регистратора, кроме того, с которым у него заключен договор на ведение реестра? Думаем, ответов на эти вопросы просто не существует.
        Если исходить из того, что эмитент - юридическое лицо, эмитировавшее ценные бумаги, то такое лицо, созданное в форме акционерного общества либо выпустившее облигации, не может являться трансфер-агентом ни по каким бумагам, кроме тех, которые он эмитировал. Должен ли регистратор в случае пожелания организовать пункт приема документов в каком-либо регионе заключать трансфер-агентские договоры только с обществами с ограниченной ответственностью, производственными кооперативами, товариществом на вере и прочими и при этом проверять последних, не эмитировали они облигации?
        Еще одно не вполне ясное ограничение, накладываемое на деятельность трансфер-агентов, заключено в требовании к трансфер-агенту принимать документы не менее 4 часов в неделю каждый рабочий день. Регистратор имеет право вообще не заключать трансфер-агентских договоров и не организовывать никаких точек приема, помимо центрального офиса. Почему, в случае если он заключает договор с кем-либо, это лицо не имеет права устанавливать удобный для себя график приема документов? Можно совсем не принимать документы, но ни в коем случае нельзя принимать их 3 часа в день или 4 дня в неделю!
        4. Положение устанавливает, что все поручения и запросы, которые выполняет регистратор, должны поступать ему в виде подлинников документов. Если при общении с зарегистрированными лицами это нормально, то при общении с эмитентом вызывает массу проблем. Эмитент на основании договора о ведении реестра является особым клиентом регистратора, у которого довольно часто возникает необходимость получать информацию из своего реестра и который имеет несколько иной статус, чем зарегистрированное лицо. При этом взаимодействие с эмитентом на основе хотя бы факсовых копий признается регулятором нарушением Положения. Приходится постоянно работать с курьерской службой, что повышает стоимость ведения реестра и не несет никакой дополнительной защиты прав акционеров. Какими целями обусловлены данные ограничения, не очень понятно.

    ЭССЕ ТРЕТЬЕ: ИЗЛИШНИЕ ПОДРОБНОСТИ

        Очень часто излишняя глубина описания того, КАК регистратор должен работать, являющаяся, по-видимому, следствием желания сделать работу регистратора более эффективной, приводит к обратному результату.
        1. В Положении приводится исчерпывающий перечень случаев, когда регистратор вправе и обязан отказать во внесении записи в реестр, при этом специально оговаривается, что ни в каких иных случаях регистратор отказать во внесении записи в реестр не имеет права. Во что выливаются на практике такие жесткие ограничения?
        Так, Положением устанавливается, что не допускаются исправления и помарки в документах, подаваемых регистратору, однако отказать во внесении записи в реестр регистратор не имеет права, так как такое основание не указано в перечне возможных причин отказа. В данном случае регистратор всегда оказывается перед дилеммой, какую из <заповедей> нарушить.
        Бывают случаи, когда нотариально заверенная или заверенная эмитентом подпись на распоряжении не совпадает с подписью в анкете, поэтому у регистратора появляются веские основания считать, что подпись на распоряжении поддельная. При этом отказать во внесении записи в реестр на основании такого распоряжения он не имеет права, так как Положение настаивает, что отказ во внесении записи в реестр может быть выдан, только если у регистратора есть обоснованные сомнения в подлинности незаверенной подписи на документах. Однако ответственности перед эмитентом и владельцами ценных бумаг с регистратора никто не снимал, и он встает перед выбором: либо защитить права владельца, предотвратив, возможно, незаконное списание с его счета и тем самым нарушить Положение, либо соблюсти требования нормативного акта, но нарушить права акционера.
        Вместе с тем Положение обязывает регистратора отказывать во внесении записи в реестр в ряде случаев, когда в этом нет никакого смысла. Например, регистратор вынужден отказать во внесении в реестр записи об изменении реквизитов лицевого счета при смене зарегистрированным физическим лицом документа, удостоверяющего личность, и, как следствие, отказать сделать запись в реестр о сделке с ценными бумагами, если лицо, продающее ценные бумаги и сменившее документ, удостоверяющий личность, не указало в анкете зарегистрированного лица какой-нибудь второстепенный и бессмысленный реквизит (например, способ доставки выписки из реестра или способ выплаты доходов по ценным бумагам).
        Предусмотреть в нормативном акте все возможные случаи, когда регистратору необходимо отказать во внесении записи в реестр, практически невозможно, да этого и не стоит делать. Достаточно лишь установить требования, которые зарегистрированные лица должны соблюдать при внесении записи в реестр, и дать регистратору право (не обязанность) отказать во внесении записи в реестр, если зарегистрированные лица не соблюдают эти требования.
        2. Фраза <документ с отметкой регистратора об исполнении должен быть помещен в архив> вводит ограничения на документооборот регистратора - документ не может быть помещен в архив без соответствующей отметки, т. е. до его фактического исполнения. Срок исполнения ряда документов может достигать 20 дней. Почему все это время документ должен находиться у исполнителя и не может быть помещен в архив, а если и может, то какая необходимость после исполнения документа возвращать его из архива и проставлять на документ отметку об исполнении? А ведь формально именно этого требует Положение. Данное ограничение является серьезным препятствием на пути совершенствования внутреннего документооборота регистратора. На наш взгляд, в целях обеспечения сохранности подлинников документов регистратор должен стремиться к минимизации хождения документов внутри компании. После приема документ должен быть помещен в архив, а исполнение распоряжений может осуществляться и на основании электронной копии данного документа, необходимая маршрутизация которой внутри регистратора может быть обеспечена соответствующим программным обеспечением. Необходимость после исполнения документа поднимать его оригинал из архива и проставлять на него требуемые отметки делает технологию регистратора более ресурсоемкой и не оправдана никакими разумными причинами. Непонятно, почему в отношении документа, на основании которого отказано во внесении записи в реестр, необходимо ставить отметку об исполнении? Получается, что отметка об исполнении должна стоять и на исполненном документе, и на документе, в исполнении которого отказано. Не проще ли штамп <принято> с входящим номером регистратора считать отметкой об его исполнении (и прописать это в правилах внутреннего документооборота)? Это решило бы многие проблемы и стало бы примером формального чтения регистратором буквы Положения.
        3. Помимо рассматриваемого Положения о ведении реестра, внутреннюю деятельность регистратора регулирует еще ряд нормативных актов, в том числе постановление от 26 марта 2001 г. № 7 <Об особенностях работы регистратора, имеющего филиалы>. Суть данного постановления - регулирование внутреннего устройства регистратора, т. е. взаимодействия головного офиса и удаленных подразделений.
        Постановление содержит два основных содержательных пункта. Первый: регистратор должен принимать поручения по всем реестрам во всех филиалах. Второй: <7. Оригиналы или копии всех документов, содержащих данные системы ведения реестра, подготовленные или полученные филиалом регистратора при осуществлении им операций, ?, должны не реже одного раза в месяц передаваться регистратору по месту его нахождения ?>
        Во-первых: филиалы и головная организация не являются разными юридическими лицами, поэтому если регистратор ведет какой-нибудь реестр, то очевидно, что поручение можно подать в любой филиал, так как они являются офисами регистратора.
        Во-вторых: часть регистраторов работают по централизованной схеме, часть - по децентрализованной. При централизованной схеме все реестры находятся в центральном офисе, а филиал служит просто точкой приема документов. При этом все документы рано или поздно попадают в центр. При децентрализованной схеме реестр ведется в филиале, и пересылка документов в центр ничего не дает, поскольку там не осуществляется система учета документов - ни журналов, ни анкет. Более того, в связи с данным требованием возникает вопрос, что такое местонахождение регистратора? В ст. 54 Гражданского кодекса РФ указано, что: <место нахождения юридического лица определяется местом его государственной регистрации, Государственная регистрация юридического лица осуществляется по месту нахождения его постоянно действующего исполнительного органа, а в случае отсутствия постоянно действующего исполнительного органа - иного органа или лица, имеющих право действовать от имени юридического лица без доверенности>.
        Почему документы системы ведения реестра должны передаваться по месту расположения органов управления обществом? На наш взгляд, архив регистратора целесообразно хранить в специально оборудованном помещении, но не в приемной руководителя. А если специально оборудованное помещение для хранения документов, арендуемое регистратором либо находящееся в его собственности, расположено по адресу, отличному от адреса органов управления общества, будет ли это являться нарушением рассматриваемого постановления?
        4. Существует требование, согласно которому регистратор должен проводить ежедневную сверку количества бумаг на счетах зарегистрированных лиц. Вопрос: зачем? Если это делается при приеме реестра на обслуживание, то понятно. В принципе нарушить баланс невозможно, ведь регистратор не производит отдельных операций по зачислению и списанию бумаг; у него одна операция - перевод бумаг со счета на счет, которая не может нарушить баланс выпущенных и размещенных бумаг.
        Если следовать рассматриваемому требованию, то сверку необходимо проводить, даже если в течение дня не вносились записи в реестр, т. е. если регистратор обслуживает сотни реестров, то все рабочее время он должен заниматься ничем иным, как проведением сверок реестра и составлением актов их сверки.

    ЭССЕ ЧЕТВЕРТОЕ: ЛЕГКО ЛИ ОТКРЫТЬ СЧЕТ В РЕЕСТРЕ ИЛИ ИЗМЕНИТЬ ЕГО РЕКВИЗИТЫ?

        1. Требование наличия в анкете подписи обязательно первого лица доставляет огромные проблемы при открытии счетов в реестре таким крупным юридическим лицам, как Сберегательный банк России, иностранным компаниям, в особенности таким, как ЕБРР. Так, например, директора филиалов Сбербанка, имеющие все необходимые полномочия на покупку/продажу ценных бумаг, не могут полноценно воспользоваться данными полномочиями и вынуждены для открытия счета даже в каком-нибудь реестре регионального значения истребовать из Москвы анкеты с подписью президента Сбербанка. Ситуация с иностранными компаниями еще более нелепая: имея на территории России представителя, действующего на основании так называемой <генеральной> доверенности для открытия счета в реестре, и следуя требованиям Положения, такие компании все равно должны предоставлять регистратору анкету, подписанную руководителем, находящимся в другом государстве. Можно только догадываться, легко ли получить подпись президента ЕБРР на анкете зарегистрированного лица, да еще и заполненной на русском языке. Более того, открыть счет иностранным компаниям без формального нарушения регистраторами Положения практически нельзя, так как поставить подпись руководителя на анкете в присутствии уполномоченного лица регистратора иностранные компании, как правило, не имеют возможности, а банковских карточек у них в принципе нет, нотариальное же заверение подписи руководителя на анкете формально противоречит Положению. В стремлении выполнить требования Положения регистратор может фактически заблокировать открытие счетов иностранных юридических лиц в реестрах российских эмитентов. Требование наличия в анкете подписи первого лица, по-видимому, обусловленно стремлением сделать систему проверки полномочий лиц, действующих от имени юридических лиц, максимально жесткой и надежной. Но надежность такой проверки полномочий оказывается лишь иллюзией. Регистратор определяет полномочия лица, имеющего право действовать от имени юридического лица без доверенности на основании протокола органа управления юридического лица. Данный документ представляет собой бумагу, подписанную неизвестными регистратору людьми и заверенную печатью юридического лица. Кроме того, если учредителем общества является единственное физическое лицо, то регистратору может быть предоставлена бумага, написанная от руки, в которой <Решением учредителя Петрова П. П. Иванов И. И. назначается на должность генерального директора>. Петрова в глаза никто никогда не видел (его подпись также не известна и не должна быть известна регистратору), Ивановых у нас достаточно много, и любой из них может прийти к регистратору, чтобы осуществить права акционера. Жесткое требование наличия в анкете подписи лица, имеющего право действовать от имени юридического лица без доверенности, никак не решает проблему с надежностью определения полномочий данного лица, но создает лишние проблемы для владельцев ценных бумаг.
        2. Согласно требованиям Положения изменить реквизиты счета зарегистрированного лица возможно только на основании анкеты. Если владелец ценных бумаг умирает, не успев изменить реквизиты счета в реестре на актуальные (например, изменить сведения о месте жительства и, что особенно важно, фамилию - для женщин, вышедших замуж или расторгнувших брак со сменой фамилии), его наследники не смогут оформить наследство, так как регистратор откажет нотариусу в выдаче информации из реестра по причине несовпадения данных умершего с данными в реестре и не согласится изменить эти данные, так как предоставить анкету с образцом подписи умершего уже невозможно. Значит, в таких случаях необходимо устанавливать права наследников только через суд?
        3. Для изменения реквизитов лицевого счета согласно Положению требуется только анкета зарегистрированного лица. При этом в анкете нет никаких данных о том, какой счет в реестре необходимо изменить. В случае одновременной смены реквизитов документа, удостоверяющего личность, и места жительства остается возможность идентификации лица только по фамилии, имени и отчеству. Но идентификация лица только по данным реквизитам невозможна - в реестрах встречаются 3-4 однофамильца (отсутствие однофамильцев не дает гарантий, что реквизиты на основании представленной анкеты можно изменять, примеры ошибочной идентификации лица только по фамилии, имени, отчеству, причем достаточно редким, авторам статьи известны). Регистратор должен либо по своему усмотрению изменить реквизиты в реестре любому лицу с совпадающей фамилией, именем, отчеством, либо отказать во внесении записи в реестр из-за несовпадения данных с реестром, но тогда изменение реквизитов становится в принципе невозможным, так как новые реквизиты, указанные в анкете, с реестром не совпадут никогда по определению. Попытки разрешить непростую ситуацию путем включения в Правила ведения реестра процедур идентификации лиц, по каким-либо дополнительным документам, заканчиваются отказом в регистрации таких правил, так как это воспринимается регулятором как требование документов, не предусмотренных Положением.
        4. При присоединении одного эмитента к другому в реестр владельцев именных ценных бумаг эмитента, к которому присоединяется другой, должна быть внесена запись о размещении ценных бумаг всем владельцам ценных бумаг присоединяемого общества. Для того чтобы произвести размещение ценных бумаг на счета владельцев, необходимо, чтобы счета владельцев были открыты в реестре общества, к которому происходит присоединение. Согласно Положению для открытия счета в реестре владельцу следует предоставить регистратору анкету. Открытие счетов в реестре каким-либо иным способом не предусмотрено. Следовательно, регистратор обязан отказать эмитенту во внесении записи в реестр о размещении ценных бумаг, если хотя бы один из владельцев не открыл счет в реестре. Если владелец ценных бумаг умер или отсутствует, то открытие ему счета в новом реестре принципиально невозможно, соответственно, запись о состоявшемся факте (присоединения одного общества к другому) не может быть внесена в реестр по формальным причинам - из-за отсутствия счетов владельцев в реестре. Если регистратор откроет счета в реестре без наличия анкет зарегистрированных лиц, то его всегда можно обвинить в нарушении порядка открытия счета.

    ЭССЕ ПЯТОЕ: НЕДОСТАТОЧНОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ

        Если нормативными актами регулируются все операции, проводимые регистратором, и детально определяется то, как регистратор должен действовать в том или ином случае, возникает необходимость описать действительно все операции, потребность в проведении которых может возникнуть у регистратора, и предусмотреть все ситуации, в которых может оказаться регистратор при исполнении возложенных на него функций, что является принципиально недостижимой целью. Здесь и проявляется оборотная сторона излишнего регулирования - недостаточное регулирование.
        1. Передача ценных бумаг со счета одного номинального держателя на счет другого номинального держателя предусмотрена Положением только при передаче ценных бумаг по распоряжению клиента. В случае реорганизации номинального держателя путем слияния или присоединения передать ценные бумаги правопреемнику без нарушения Положения невозможно, так как подписать распоряжение от имени прежнего номинального держателя некому - он уже ликвидирован.
        Таких проблем не возникает в случае с собственником акций, так как операция <переход прав собственности в связи с реорганизацией> предусмотрена Положением, а вот ситуация с реорганизацией номинального держателя оказалась <неучтенной>.
        2. Некоторые операции, необходимость в проведении которых может возникнуть у регистратора при выполнении возложенных на него функций, не предусмотрены Положением (например, отмена судом решения об аннулировании выпуска). При аннулировании выпуска ценные бумаги списываются со счетов зарегистрированных лиц, при отмене решения об аннулировании бумаги должны вернуться на счета зарегистрированных лиц. Но как? Согласно судебному решению ситуация восстанавливается в момент внесения в реестр записи об аннулировании государственной регистрации выпуска ценных бумаг. Повторное зачисление ценных бумаг на счета зарегистрированных лиц текущим числом приведет к нарушению прав владельцев бумаг, так как возникнет промежуток времени между списанием ценных бумаг с их лицевого счета и возвращением их обратно, когда на лицевом счете зарегистрированного лица ценные бумаги не числились. Внесение записей в реестр <задним числом> принципиально невозможно, так как регистрационный журнал - это <совокупность записей, осуществляемых в хронологическом порядке>, и среди записей журнала есть лишь поле <дата исполнения операции>. Таким образом, исполнить операцию отмены решения об аннулировании государственной регистрации выпуска до принятия судом соответствующего решения регистратор не может. По-видимому, для того чтобы доказать третьим лицам свои права на ценные бумаги с даты их фактического приобретения, зарегистрированным лицам, помимо справки об операциях, проведенных в реестре, придется предъявлять и судебное решение.
        3. Согласно закону <Об акционерных обществах> запрос списка лиц, участвующих в собрании, не эмитентом, а лицом, имеющим на то право, проблематичен, так как Положением не регламентируется, какие именно документы регистратор может и должен требовать в подтверждение того, что данное лицо действительно имеет право на созыв собрания. Поэтому нередко регистратор предпочитает отказывать в выдаче такого списка лицу, не имеющему на это право, кроме самого эмитента (как правило, до соответствующего решения суда).
        4. Блокирование счетов умерших акционеров на основании запроса нотариуса формально противоречит Положению, так как в случае смерти акционера данная процедура предусмотрена лишь при предъявлении свидетельства о смерти. Блокирование регистратором операций на основании запросов нотариусов неоднократно признавалось регулятором нарушением регистратором Положения. Стремление к соблюдению буквы Положения в итоге приводит к тому, что информация о наличии бумаг на счете умершего поступает нотариусу, но счет в реестре остается незаблокированным. С этого счета возможно списание ценных бумаг, что впоследствии может привести к несоответствию данных реестра и свидетельства о праве на наследство, выписанного на основе сведений, предоставленных регистратором.
        5. Положением не предусмотрена операция закрытия лицевых счетов. Между тем эта операция необходима для нормальной работы всех участников рынка ценных бумаг. Например, депозитарий прекращает деятельность с бумагами данного эмитента и не желает, чтобы в дальнейшем на его счет могли быть зачислены бумаги этого эмитента. После смерти физического лица либо ликвидации юридического лица и списания ценных бумаг со счета наследников (либо правопреемников) зачисление ценных бумаг на счета уже не существующих лиц должно быть блокировано. В настоящее время ничто не мешает зачислять бумаги на счета несуществующих лиц (по ошибке, неведению, исполнению договоров, заключенных до ликвидации юридических лиц и т. д.). Регистратор не может препятствовать внесению таких записей в реестр, поскольку любые действия регистратора по блокированию операций со счетом будут являться нарушением требований Положения: однажды открытый в реестре счет считается бессрочным.

    ЭССЕ ШЕСТОЕ: ЧТО ДЕЛАТЬ?

        Приведенный перечень недостатков Положения о ведении реестра не является исчерпывающим, но отыскание всех <багов> данного Положения не служило целью настоящей статьи. Мы хотели аргументированно поставить вопрос о необходимости отказа от самого принципа регулирования, заложенного в нормативный акт. Опечатки можно исправить, ненужные ограничения снять, необходимые требования добавить, но такие действия никогда не решат проблему принципиально. Регулирование по принципу <КАК делать> потенциально не свободно от внутренних противоречий и требует доработки и совершенствования нормативных актов. Жизнь не стоит на месте: совершенствуется законодательство, развиваются новые виды услуг, появляются современные технологии обработки информации. Поэтому нормативные акты, основанные на упомянутом выше принципе, всегда будут отставать от жизни и служить тормозящим развитие фактором, а регистратор всегда будет стоять перед выбором либо следовать букве нормативного акта, становясь лежачим полицейским на пути развития фондового рынка, либо сознательно идти на нарушение устаревших или изначально не оправданных требований.

    ЭССЕ СЕДЬМОЕ И ПОСЛЕДНЕЕ: ВО ИМЯ СПРАВЕДЛИВОСТИ

        Справедливости ради стоит отметить, что регулятором в последнее время предпринимаются весьма обнадеживающие шаги в направлении совершенствования методов воздействия на жизнь сообщества профессиональных участников рынка ценных бумаг. 22 мая 2003 г. было обубликовано Постановление № 03-28/пс <О порядке отражения в учетной системе объединения дополнительных выпусков эмиссионных ценных бумаг и аннулирования индивидуальных номеров (кодов) дополнительных выпусков эмиссионных ценных бумаг>. С точки зрения предлагаемого подхода к регулированию (регламентировать лишь что, но не как делать) это постановление является почти идеальным.
        Регламентируя порядок отражения в системе ведения реестра факта объединения выпусков ценных бумаг или факта аннулирования кода дополнительного выпуска Постановление устанавливает лишь срок, в течение которого регистратор обязан внести записи в реестр после получения соответствующего уведомления, и определяет обязанность регистратора уведомить номинальных держателей о факте внесения изменений в систему ведения реестра. Постановление жестко регламентирует не содержание вносимых записей в реестр, а ту информацию, которую регистратор обязан сообщить направляемым уведомлением. Чтобы данная операция была отражена в реестре, согласно Постановлению регистратор обязан обеспечить проведение операции объединения выпусков таким образом, чтобы сохранить в системе ведения реестра и на лицевых счетах зарегистрированных лиц информацию об учете ценных бумаг и операциях с ними до объединения выпусков. Это единственное требование такого рода является вполне разумным и определяет те рамки, в пределах которых регистратор может и должен проявить собственную инициативу, ведь кому еще, как не самому регистратору лучше знать, как оптимальным образом отразить необходимые изменения в его системе.
        Регистраторы были удивлены такому нормативному акту и, вместо того чтобы радоваться прогрессивному подходу, засыпали регулятора письмами с вопросами, КАК же все-таки осуществлять объединение выпусков. В данном случае на самостоятельное принятие решения, видимо, влияет страх, причина которого - боязнь сделать что-либо не так, как того требуют нормативные акты, - кроется в предыдущем опыте взаимодействия регистраторов и регуляторов рынка. Не привыкли, пока? Авторы полагают, что Постановление № 03-28/пс было первой ласточкой предстоящих изменений в подходе регулятора к принципам регулирования, и надеются на дальнейшее развитие методов регулирования в этом направлении.

    • Рейтинг
    • 0
    Оставить комментарий
    Добавить комментарий анонимно, введите имя:

    Введите код с картинки:
    Добавить комментарий как авторизованный посетитель: Войти в систему

    Содержание (развернуть содержание)
    Факты и комментарии
    Один день c Никитой Белых
    Стихийные бедствия и мировой рынок
    Великая депрессия: возможно ли повторение?
    Прогноз рынка до 2012 г.
    Российский рейтинг IPO (исследование процессов первичного публичного размещения акций за 9 мес. 2005 г.)
    Публичные отношения для публичного размещения
    IPO: куда качнется маятник?
    Aiming aim
    Рейд или брокеридж?
    Регулирование: взгляд со стороны регулируемого
    Накопленный опыт
    Мощный старт
    Пора саморегулирования
    Новая модель регулирования
    Новости законодательства, Группы ММВБ, МАБ СНГ, World News
    Срочный рынок - приоритетное направление развития группы ММВБ
    Текущее состояние, перспективы развития и особенности работы на срочном рынке ММВБ
    Перспективы российского рынка деривативов
    Особенности налогообложения срочных сделок
    Металлургические IPO
    Роль корпоративного управления и независимых директоров при подготовке IPO
    Публичное размещение ценных бумаг: рынок в ожидании законодательных перемен
    Кыргызская Фондовая биржа и фондовый рынок Кыргызстана
    Торговые биржевые площадки стран Северной Америки

    • Статьи в открытом доступе
    • Статьи доступны на платной основе
    Актуальные темы    
     Сергей Хестанов
    Девальвация — горькое лекарство
    Оптимальный курс национальной валюты четко связан со структурой экономики и приоритетами денежно-кредитной политики. Для нынешней российской экономики наиболее логичным (и реалистичным) решением бюджетных проблем является девальвация рубля.
    Александр Баранов
    Управление рисками НПФов с учетом новых требований Банка России
    В III кв. 2016 г. вступили в силу новые требования Банка России по организации системы управления рисками негосударственных пенсионных фондов.
    Варвара Артюшенко
    Вместе мы — сила
    Закон синергии гласит: «Целое больше, нежели сумма отдельных частей».
    Сергей Майоров
    Применение blockchain для развития биржевых технологий и сервисов
    Распространение технологий blockchain и распределенного реестра за первоначальные пределы рынка криптовалют — одна из наиболее дискутируемых тем в современной финансовой индустрии.
    Все публикации →
    • Rambler's Top100