Casual
РЦБ.RU

Великая депрессия: возможно ли повторение?

Ноябрь 2005

    <Три взаимосвязанных явления - промышленный рост, увеличение доходов населения и активизация спекулянтов ценными бумагами - неизменные спутники экономического подъема. Для простых граждан открылись новые горизонты: теперь они получили возможность покупать товары длительного пользования (квартиры, автомобили) и, самое главное, делать накопления. Однако процент, который выплачивался в банках, уже не устраивал граждан, желание найти наиболее выгодные условия для накоплений толкали их на самые рисковые мероприятия - фондовый рынок. Тем более что курсы ценных бумаг росли уже который год подряд. Рекордные дивиденды толкали курс акций еще выше, что в свою очередь привлекало новых покупателей. Таким образом, покупатели акций уже не стремились выгодно и надолго инвестировать денежные средства - их целью была покупка акций и оперативная перепродажа по более высокому курсу. Вскоре о делах эмитента уже никому не было дела - на рынке воцарился фиктивный капитал. Спекулятивная горячка основательно оторвала реальное положение дел в экономике от блистательных биржевых показателей. Масла в огонь подливал и приток иностранного капитала>.
    Похоже на описание сегодняшней ситуации в России? Это характеристика состояния экономики США в конце 1920-х гг., известного как 10-летие бума, предшествовавшего Великой депрессии. На наш взгляд, текущая ситуация в России и период Великой депрессии в США имеют поразительное сходство, которое характеризуется:
    1) улучшением основных макроэкономических показателей: ростом ВВП и доходов граждан, снижением инфляции, оздоровлением государственных финансов;
    2) снижением процентных ставок (в США - до 2%, в современной России - от 4 до 10%) и, как следствие, поиском альтернативными банками источников дохода со стороны населения;
    3) обращением граждан к фондовому рынку, либо напрямую (брокерское обслуживание), либо косвенно (через систему коллективного и индивидуального доверительного управления). В США на фондом рынке играло почти 30% населения. В России данные показатели много скромнее, однако темпы роста позволяют провести аналогию. Еще в начале XXI в. только 7% российских граждан разместили свои сбережения в фондовые ценности. С тех пор эти показатели ежегодно увеличивается в 1,5 раза;
    4) притоком <горячих> денег из-за рубежа. В 1920-х гг. основным источником капитала в США была Англия, чье население также хотело поучаствовать в биржевых играх. В России в начале текущего столетия наблюдается возврат капитала резидентов (через оффшорные счета), рост портфельных иностранных инвестиций и поток <нефтедолларов>, которые не находят себе другого применения, кроме как быть запрятанными в золотовалютные резервы ЦБ РФ и стабилизационный фонд;
    5) настроем биржевых игроков на быструю и выгодную перепродажу купленных ранее акций. В США фондовый индекс за 2 года (1927-1929 гг.) удвоился и за первые три квартала 1929 г. вырос еще на 20%. В России индекс РТС взял лишь короткую передышку в 2004 г. (+8%), зато в 2003 г. вырос на 58%, а за первые 9 мес. 2005 г. - на 63%;
    6) многочисленными новыми выпусками ценных бумаг, которые моментально становились объектом охоты со стороны инвесторов. Для США были характерны дополнительные выпуски акций, чья курсовая стоимость за короткий период времени превышала номинал в 1,5-2 раза. В России с начала XXI в. отмечается бум облигационных займов. Многие компании выпускали небольшие объемы долговых бумаг, сначала только для создания положительной кредитной истории, а впоследствии - для долгосрочного займа денежных ресурсов по низкой ставке.
    Однако самое главное сходство заключается в изменении мировоззрения граждан России и США: в их умах воцарилось убеждение в том, что они на пороге эры бесконечного процветания, эпохи капитализма без кризисов, эпохи перманентно растущих доходов. Другими словами, субъекты хозяйственной деятельности в очередной раз стали заложниками эффекта богатства. Фиктивные ценности они воспринимали как реальные, а ситуацию с <раздутым> фондовым рынком - как нормальное состояние дел.
    Несмотря на поразительное сходство США периода Великой депрессии и современной России, можно обнаружить и некоторые различия в экономической ситуации обеих стран, которые, вероятно, могут сыграть ключевую роль в развитии или, наоборот, предотвращении кризиса.
    1. Современный российский фондовый рынок не испытывает бума финансовых пирамид, столь характерного для США 1920-х гг.
    2. Показатель маржи в операциях с ценными бумагами, который в США достигал 10%, в России держится на безопасном уровне. ФСФР на законодательной основе следит за начальным и минимальным уровнем маржи, не позволяя клиентам инвестиционных компаний покупать ценные бумаги на суммы, многократно превышающие остаток на их торговых счетах. То же самое относится и к списку маржинальных ценных бумаг, которые брокеры могут принимать в обеспечение выданных своим клиентам ссуд.
    Конечно, нельзя не признать, что и расцвет финансовых пирамид, и вовлечение в биржевую игру большого объема заемных ресурсов сыграли свою роль в формировании и развитии Депрессии. Однако это не означает, что данные факторы будут сдерживать нарастание негативных тенденций в России. Во-первых, вряд ли можно ожидать идентичного повторения американского кризиса в России, да и в США. Во-вторых, указанные факторы вполне могут быть заменены российскими национальными бедами: низкий уровень законодательной базы, распространение коррупции и пр. В любом случае пирамиды и отсутствие регулирования уровня маржи - факторы, вызвавшие небывалый рост ликвидности в США. А современная Россия, мягко говоря, не испытывает дефицита ликвидности. Достаточно провести поверхностный анализ динамики золотовалютных резервов ЦБ РФ, объема стабилизационного фонда, банковских остатков на корсчетах.
    Рассмотрим ситуацию, непосредственно предшествующую биржевому кризису в США в 1929 г. Первое, что стало импульсом к краху, - дефицит денег. В США (впрочем, как и в современной России) наблюдался парадокс: с одной стороны, денег в экономике не хватало, с другой стороны, их было много. Разгадка проста: для реальной экономики деньги были дороги. Зачем обеспечивать ссуду предприятию на долгий срок, если можно дать заем спекулянту на несколько дней. Да и риски во втором случае намного ниже - акции только дорожают. А ликвидность выше - в крайнем случае залог (ценные бумаги) можно оперативно реализовать на рынке.
    По этим причинам для спекулянтов денег было очень много и они были дешевыми. Вторая причина, приведшая к краху, - затоваривание. Непосредственно перед кризисом на складах компаний скопилось огромное множество товаров. Отсутствие возможности продать товары привело к снижению цен на них - дефляции.
    Третья причина кризиса - резкий рост процентных ставок. ФРС, выявив негативные тенденции (затоваривание, дефляция, уход денег в спекулятивную сферу), пошла на повышение учетной ставки с целью охладить экономику и приостановить отток капитала на фондовый рынок. В августе 1929 г. ставка была повышена до 6%, однако этого оказалось недостаточно, и уже в октябре она составила 10%. Удорожание денег только усугубило их дефицит, что привело к массовому сбросу акций со стороны нуждавшихся в наличности. Так началась биржевая паника.
    Вернемся к российской реальности. Дальнейшее раздувание <мыльного пузыря> на фондовом рынке может повлечь за собой массовый приток денег в данную сферу за счет реальной экономики. Если ставки в реальном секторе вырастут, то начнется активный сброс активов для пополнения ликвидности, в том числе и ценных бумаг. Наиболее вероятными кандидатами по инициации продаж являются банки. Именно в их активах долговые бумаги в последнее время занимают первостепенное значение.
    В пользу этого говорит и тот факт, что история не повторяется дважды. У нас уже были валютный кризис, дефолт, гиперинфляция, но пока еще не было полноценного банковского кризиса. События весны 2004 г. не в счет: микрокризис был вызван действиями самого ЦБ РФ и не связан с удорожанием ресурсов. Однако уже тогда был отмечен сброс российских облигаций со стороны банковского сектора. Тезис о том, что банковский кризис наиболее вероятен, подтверждается и многими экспертами российского банковского сектора - отечественные банки нуждаются в реорганизации. Но добровольно реформироваться они не хотят. Значит, необходим импульс, шок, в результате которого в банковском секторе произойдет <естественный отбор>. Выживут те, кто занимается кредитованием реальной экономики, а не спекуляциями на финансовых рынках.
    Итак, подведем итоги. Укоренившееся в головах россиян мнение о том, что временное удачное стечение обстоятельств (высокие цены на предметы российского экспорта, политическая стабильность) - нормальный ход вещей, приводит к ошибочным ожиданиям и неверным действиям. Любое событие, не вписывающееся в план хозяйствующих субъектов (не важно, будет это кризис ликвидности, резкое падение курсов акций, <схлопывание> пузыря на рынке недвижимости или вывод нерезидентами своих капиталов), приведет к росту процентных ставок, которого российские банки могут просто не выдержать и начать сбрасывать самые ликвидные активы - акции и облигации, что и приведет к биржевому краху.
    Аналогию между событиями в США в конце 1920-х - начале 1930-х гг. и современной ситуацией в России видят многие. В частности, аналогичное сравнение проводит А. Аникин в книге <История финансовых потрясений>. Автор делает вывод о том, что России есть чему поучиться у США, однако слепое наложение американских методов на отечественную действительность не приведет ни к чему хорошему. Главный урок, который можно извлечь из американского кризиса конца 1920-х - начала 1930-х гг., - это высокая значимость превентивных мер. Умелые действия финансовых властей, направленные на грамотное <охлаждение> перегретой экономики, могут оказать неоценимую помощь в нейтрализации кризисной ситуации.

  • Рейтинг
  • 3
Оставить комментарий
Добавить комментарий анонимно, введите имя:

Введите код с картинки:
Добавить комментарий как авторизованный посетитель: Войти в систему

Содержание (развернуть содержание)
Факты и комментарии
Один день c Никитой Белых
Стихийные бедствия и мировой рынок
Великая депрессия: возможно ли повторение?
Прогноз рынка до 2012 г.
Российский рейтинг IPO (исследование процессов первичного публичного размещения акций за 9 мес. 2005 г.)
Публичные отношения для публичного размещения
IPO: куда качнется маятник?
Aiming aim
Рейд или брокеридж?
Регулирование: взгляд со стороны регулируемого
Накопленный опыт
Мощный старт
Пора саморегулирования
Новая модель регулирования
Новости законодательства, Группы ММВБ, МАБ СНГ, World News
Срочный рынок - приоритетное направление развития группы ММВБ
Текущее состояние, перспективы развития и особенности работы на срочном рынке ММВБ
Перспективы российского рынка деривативов
Особенности налогообложения срочных сделок
Металлургические IPO
Роль корпоративного управления и независимых директоров при подготовке IPO
Публичное размещение ценных бумаг: рынок в ожидании законодательных перемен
Кыргызская Фондовая биржа и фондовый рынок Кыргызстана
Торговые биржевые площадки стран Северной Америки

  • Статьи в открытом доступе
  • Статьи доступны на платной основе
Актуальные темы    
 Сергей Хестанов
Девальвация — горькое лекарство
Оптимальный курс национальной валюты четко связан со структурой экономики и приоритетами денежно-кредитной политики. Для нынешней российской экономики наиболее логичным (и реалистичным) решением бюджетных проблем является девальвация рубля.
Александр Баранов
Управление рисками НПФов с учетом новых требований Банка России
В III кв. 2016 г. вступили в силу новые требования Банка России по организации системы управления рисками негосударственных пенсионных фондов.
Варвара Артюшенко
Вместе мы — сила
Закон синергии гласит: «Целое больше, нежели сумма отдельных частей».
Сергей Майоров
Применение blockchain для развития биржевых технологий и сервисов
Распространение технологий blockchain и распределенного реестра за первоначальные пределы рынка криптовалют — одна из наиболее дискутируемых тем в современной финансовой индустрии.
Все публикации →
  • Rambler's Top100