Casual
РЦБ.RU

Один день c Никитой Белых

Ноябрь 2005

    В мае этого года вице-губернатор Пермской области Никита Белых стал председателем Федерального политсовета СПС. В политику приходят различными путями. В прошлом вице-президент крупного регионального финасово-промышленного холдинга Никита Белых решил действовать в соответствии со словами Бисмарка: <Если вы не интересуетесь политикой, то политика будет интересоваться вами>. Работа на финансовых рынках с 1993 г. предопределила отношение лидера СПС к деятельности политика, как к управленческому заданию доказывать свою квалификацию, постоянно обеспечивая максимально эффективное развитие региона, страны и общества. <Создание механизмов контроля>, <раскрытие информации>, <независимые руководители> - понятия, актуальные не только для корпоративного управления и повышения капитализации российского бизнеса, но и для общества в целом. Формируемая сегодня система власти не имеет механизмов контроля - это открытое по форме, но закрытое по сути акционерное общество. На данный момент очевидно, что без демократического устройства государства все дискуссии и споры об эффективности либеральных экономических реформ становятся вопросом чистой теории.

    10.30-13.00 - совместная пресс-конференция с лидером <Яблока> Григорием Явлинским в пресс-центре <Интерфакса>.

    РЦБ: Никита Юрьевич, какие направления в работе Союза правых сил являются приоритетными? На съезде СПС 24 сентября было объявлено о тактическом союзе с партией <Яблоко> на выборах в Мосгордуму. На каких условиях была проведена такая консолидация? Что будет представлять собой совместная программа СПС и <Яблока> в политическом и экономическом аспектах?

    Н. Б. Первоочередное значение в нашей деятельности мы придаем работе в период между федеральными выборами. Одними из ее направлений мы определили участие и победу в выборах в региональные парламенты. Во-первых, это необходимо для того, чтобы вернуть веру в собственные силы и возможности; во-вторых, нам действительно нужны люди, которые будут представлять партию на региональном уровне, и площадки, которые можно использовать для выборов в Государственную думу в 2007 г.; в-третьих, фактически мы создаем базу для того, чтобы реализовывать правые идеи в регионах с тем, чтобы у СПС были реальные результаты работы в региональных парламентах, городских советах, земских собраниях для дальнейшей реализации программы уже в рамках Государственной думы, т. е. в целом по России. Проблемой российского общества в целом остается даже не негативное, а безразличное отношение к политическим партиям. Сегодня мы сталкиваемся с очень интересной особенностью, о которой я могу судить не только как политик, но и как экономист и менеджер: стремление существенной части электората к демократии, защите и развитию института собственности, безусловно, есть, и, условно говоря, продукты политических партий не соответствуют данному требованию. Таким образом, наша задача заключается в том, чтобы переформатировать политический продукт так, чтобы он был доступен и понятен для избирателей.
    Как я уже сказал, основной задачей, бесспорно, является подготовка к выборам в 2007 г. В связи с этим возникают различные технологические и организационные проблемы, такие как приведение партии в соответствие с нормами и требованиями Министерства юстиции, Федерального закона <О политических партиях>, формирование структуры региональных отделений и т. д.
    Объединению СПС с <Яблоком> придается большое значение, и происходящему процессу объективно способствовало несколько условий. Если раньше камнем преткновения были вопросы экономического характера (разные оценки необходимости и форм проведения приватизации, оценка последствий и причин дефолта и т. д.), то с появлением за последние 2 года проблемы сохранения демократии в стране возникло взаимопонимание наших партий.
    Можно по-разному воспринимать экономические реформы, иначе воспринимать некие корпоративные общественные процессы, но теперь появилось четкое понимание того, что без демократического устройства государства все дискуссии и споры превратятся в вопрос сугубо теоретический. Говорить об эффективности либеральных экономических реформ при отсутствии демократии не приходится, поэтому приоритетная задача СПС как демократической партии - отстаивание демократических прав и свобод. У <Яблока> то же понимание, те же представления. Именно поэтому на сегодняшний день существует договоренность о том, что, несмотря на разногласия, разные партии и идеологии, та коалиция, которую мы создали, жизненно необходима не только для выборов в Москве, но и для того, чтобы защищать единые интересы, цели и задачи.

    13.00-14.00 - выступление на конференции <Беларусь и Россия после Лукашенко. Перспективы развития отношений>.

    РЦБ: Вы по собственному опыту знаете, как важны низкие уровни политических рисков для финансовых рынков. Как Вы оцениваете нынешний политический климат в России и его влияние на динамику российского фондового рынка?

    Н. Б. Я нахожу много общего между законами, которые действуют в политике и на финансовых рынках, начиная с того, что политические и экономические взгляды развиваются параллельно, возможно, с некоторым опозданием. Помню, что, когда я начинал работать на фондовом рынке, директора предприятий верили в свою безусловную правоту и обладали безраздельной властью. Затем пришли акционеры и очень быстро подобных директоров поставили на место. Позже начался следующий период, когда директора перекупали контрольные пакеты предприятий. Затем появились рейдеры с дипломами юристов и за достаточно короткий промежуток времени объяснили директорам что почем.
    Хотелось бы отметить, что при всем негативе, связанном с недружественными поглощениями, последние нередко оказывают профилактическое, оздоровляющее воздействие, т. е. заставляют людей правильно мыслить с экономической точки зрения. Аналогичные процессы происходят и в политике. Был период, когда губернаторы являлись полноправными хозяевами в регионах. В 1990-х годах с развитием роли представительных органов власти, парламентской России стало усиливаться понимание необходимости формирования полноценного государственного законодательного собрания. Сегодня мы находимся на очень важном перепутье. Неправильный путь, который отражается в корпоративном сознании, - не допустить наличия других акционеров, в том числе миноритарных, т. е. скупить все, чтобы на эту власть никто не покушался. Примитивность такого подхода в политике и экономике заключается в том, что полный контроль в политике, также как и в бизнесе, не означает эффективность. Если ты эффективный управленец, то акционеры, заинтересованные в максимальной капитализации своих долей, доверят тебе эту функцию. В крупных корпорациях, таких как <Дженерал электрик>, <Дженерал моторс>, менеджеры занимают свои должности не потому, что они представляют интересы крупного акционера, а потому, что они доказали свою максимальную эффективность. Это и есть другой путь развития: если вы классные управленцы, докажите свою управленческую квалификацию, покажите, что общество, страна и регион под вашим управлением развиваются максимально эффективно. А для того чтобы экономическая и творческая мысль не дремала, вы должны быть заинтересованы в привлечении и создании нормальных корпоративных институтов, таких как институт независимых директоров.
    Когда мы говорим об оппозиции, следует понимать, что она тоже бывает разная. Цель некоторых оппозиционных партий - прийти к власти и расправиться со своей оппозицией. Оппозиция - это не только нормальный, но и необходимый элемент любого политического процесса, в демократическом обществе должна быть оппозиция, должны быть представлены разные мнения. Если вернуться к разговору о корпорации, то мы считаем, что структура акционеров обязана быть разнородной, должны присутствовать представители миноритариев, и чем больше их будет, тем эффективнее окажется менеджмент. Любой руководитель или политик должен выполнять свою работу как профессионал. В конечном счете работа заключается в том, чтобы удовлетворить стремление граждан жить лучше. Попытка монополизации власти - это признак не силы, а слабости. Если ты не можешь доказать свою эффективность как управленец при наличии оппозиции и разных мнений, значит, ты неэффективен, иначе, зачем тогда необходимо 100%-ное поглощение корпорации или 100%-ное обеспечение мест в Московской городской думе? Возможно, кто-то просто боится ответить на те вопросы, которые могут задать независимые депутаты или акционеры? Когда речь идет о необходимости контроля гражданского общества над властью, то, по сути дела, это является требованием к обеспечению прозрачности деятельности акционерного общества. Каждый руководитель или политик должен быть готов в любой момент рассказать, чем он занимается, как выполняет свою работу, проинформировать, какие у него были доходы, расходы и др. Та система власти, которая сегодня формируется, не имеет механизмов контроля - это открытое по форме, но закрытое по сути акционерное общество, которое не предоставляет никакой информации. На финансовых рынках созданы регулирующие органы - ФСФР, Центральный банк России, Минфин РФ, ФАС, а в гражданском обществе нет никаких регуляторов и контролеров. То есть общество - единственный возможный контрольный орган, который, по сути, сегодня отстранен властью от этих механизмов контроля. В этом состоит единственное отличие политики от корпоративных отношений: контролирующий орган - это само общество, но оно у нас плохо структурировано, малоактивно, не пользуется своими правами и не проявляет своей воли.
    Еще одна тема, во взглядах на которую мы с <Яблоком>, безусловно, сходимся, - это необходимость повышения роли гражданского общества. Монополизм, доминирующее положение объективно вредны, даже если люди, возглавляющие эту монополию, имеют нравственные взгляды, интеллигентны и стремятся только к хорошему. Природа экономической монополии такова, что она неэффективна для окружающих, т. е. направлена на удовлетворение потребностей узкой прослойки монополистов. Также обстоит дело и в политической монополии: люди вынуждены действовать в интересах монополии, всегда идущих вразрез с обществом.

    14.00-15.00 - интервью журналу <Рынок ценных бумаг>.

    РЦБ: Расскажите, как Вы пришли работать на фондовый рынок? Каким образом происходил профессиональный, карьерный рост?

    Н. Б. Я учился в университете на экономическом факультете Пермского государственного университета по специальности <бухгалтерский учет и аудит, анализ хозяйственной деятельности>, затем перешел на кафедру финансового кредита и биржевого дела. Закончив университет, я 6 лет преподавал в нем. Помимо преподавательской работы, заведующий кафедрой имел собственный бизнес - Пермскую инвестиционную компанию, которая стала одной из первых компаний, работавших на рынке ценных бумаг, причем в качестве не брокера или дилера, а именно финансового консультанта. Компания осуществляла первые публичные выпуски ценных бумаг в России. Затем была компания <Сигма-2>, ориентированная на работу по подготовке предприятий к приватизации, т. е. разработку плана приватизации, проспектов эмиссии, внутрикорпоративной документации. Помимо подготовки проспектов эмиссий, я участвовал в аукционах, приобретал для менеджмента пакеты приватизационных чеков. Позднее с моим коллегой мы создали компанию, которая в 1994-1995 гг. специализировалась на полномасштабном консалтинге: организовывали и размещали облигации Пермской области, осуществили выпуск и обращение облигаций муниципального жилищного займа Перми. Мне всегда была интересна такая работа. Потом я занимался коллективными инвестициями и паевыми инвестиционными и негосударственными пенсионными фондами. В 1998 г. мне предложили стать вице-президентом Пермской финансовой производственной группы, которая имела различные виды бизнеса, в том числе на фондовом рынке. Передо мной была поставлена задача по систематизации этой деятельности, для чего было выделено отдельное направление. В результате в рамках холдинга был сформирован один профучастник - Пермская фондовая компания, которая и по сей день является одним из крупнейших операторов рынка. Несколько позже наша компания приобрела еще один банк в Пермской области и создала 3 страховые компании, одну из которых продала Росгосстраху. Также в состав холдинга были включены НПФы и управляющая компания. Я непосредственно занимался сделками по слияниям и поглощениям, как для собственных структурных преобразований, так и <под заказ>.
    В 2001 г. я был избран депутатом законодательного собрания: сначала заместителем председателя комитета по экономической политике, затем председателем комитета. Работа депутата позволяла совмещать депутатскую деятельность и бизнес, при этом я глубоко погружался в вопросы государственных финансов и региональной экономической политики. В 2002 г. возглавил региональное отделение Союза правых сил. В 2003 г. СПС участвовал в выборах в Государственную думу, при этом Пермская область получила 3-й результат по стране. Как субъект Федерации область набрала 8,67%, при том что по стране, как вы помните, было около 4%. 25 января 2004 г. я был избран членом Федерального политического совета партии. В марте того же года ушел в отставку губернатор Пермской области, и была образована новая администрация. При формировании своей команды исполняющий обязанности губернатора пригласил меня, и с марта 2004 г. я стал вице-губернатором Пермской области, на посту которого курировал экономику, потребительские рынки, международные, внешнеэкономические отношения, развитие малого бизнеса, взаимодействие с финансовыми структурами, с Центробанком, ФСФР. В мае 2005 г. на съезде СПС я был избран председателем Федерального политического совета партии.

    15.00-16.00 - совещание по выборам в Мосгордуму (с лидером списка Иваном Новицким).

    РЦБ: С какого года вы являетесь членом партии?

    Н. Б. В том виде, в котором партия существует в настоящее время, она была образована в 2000 г.; в нее вошло несколько партий и общественных движений. В 1998 г. партия <Новая сила> (членом которой я являлся) участвовала в избирательном блоке, который в 1999 г. победил и вошел в состав Госдумы. В 2000 г. состоялся съезд, на котором объединение было преобразовано в СПС.

    16.00-17.00 - встреча с представителями региональных отделений СПС (с исполнительным директором Амурского отделения партии Андреем Глотовым).

    РЦБ: Расскажите подробнее, как проходил процесс перехода из инвестиционной компании, холдинговой группы на работу в исполнительную власть?

    Н. Б. Во-первых, в холдинге я работал как наемный менеджер, и для меня практически не составлял проблемы переход на госслужбу. Это было связано с тем, что еще в 2003 г. я готовился к выборам в депутаты Госдумы и серьезно занимался передачей своих активов в управление. То есть были подготовлены активы к передаче <под ключ>, заключены соответствующие соглашения с несколькими партнерами по бизнесу. Речь идет о неких долях в предприятиях, в том числе и в открытых акционерных обществах. Во-вторых, я имею портфель <голубых фишек> и некоторый объем недвижимости - всем этим управляют мои партнеры. Собственно, при переходе из исполнительной власти в партию никаких изменений не произошло.

    17.00-18.30 - участие в заседании рабочей группы по подготовке к празднованию 100-летия Либерального манифеста.

    РЦБ: Что послужило основным стимулом для перехода в политическую сферу деятельности?

    Н. Б. В отличие от многих, я достаточно рано понял необходимость заниматься политикой. Всегда позитивно относился и отношусь к людям, стоящих у истоков партии, к которым причисляю Анатолия Чубайса, Егора Гайдара, Сергея Кириенко, Бориса Немцова. Политическая активность была присуща мне всегда, а начиная с работы в законодательном собрании она стала приобретать определенные формы. Опыт парламентской работы, формирование коалиций, принятие решений, выборы в Госудуму - серьезная школа, так же как и работа в исполнительной власти. Единственное спасение России - ее возврат в публичную политику, совершенствование парламентских партийных форм работы. Ситуация, когда ты не должен искать максимально эффективные модели управления, поскольку у тебя и так все хорошо, рано или поздно закончится. Если бы объективная экономическая ситуация сегодня была иной, то необходимость возврата к демократическим платформам стала бы более очевидной, другими словами, некорректно сравнивать демократию времен Гайдара, когда цена нефти была 11 долл./ баррель, и сегодняшнюю демократическую ситуацию в стране, когда при этом цена нефти достигла 70 долл./баррель.
    У меня до сих пор сохраняется ощущение того, что в России в общем-то очень либеральный правый президент. Многое из того, что сегодня делается и говорится, абсолютно правильно с экономической точки зрения, однако пора переходить от слов к действиям. Самые замечательные либерально-экономические реформы полностью дискредитированы их исполнением. Наглядный пример - монетизация льгот: в 2005 г. было потрачено на 450 млрд руб. больше, чем в 2004 г., при этом люди вышли на улицы. Правильная идея была дискредитирована ее исполнением, в результате чего слово <монетизация> стало ругательным. То же самое происходит с пенсионной реформой: если мы не перейдем на накопительную систему в ближайшие 10-15 лет, может произойти полный коллапс пенсионной системы. Замечательная идея пенсионной реформы начинает дискредитироваться, поскольку в итоге людям так ничего и не разъяснили, в отношении информационного обеспечения деятельности частных управляющих компаний был организован полный саботаж. Можно и дальше перечислять. В каждой либеральной реформе мало правильно выбрать вектор. Доверие населения к реформам оказалось подорвано их исполнением, поэтому свою историческую миссию мы видим как раз в том, чтобы вернуться именно как партия реформ и гарант обеспечения правильных реформ от их разработки до реализации.

    РЦБ: Как Вы оцениваете нынешнее состояние взаимодействия бизнеса и власти в России? В чем заключается стратегия взаимодействия на ближайшую перспективу?

    Н. Б. Я считаю, что необходимо обеспечить возврат бизнеса в публичную политику. В России в публичной политике бизнес практически не присутствовал, а формы взаимодействия бизнеса и власти скорее носили характер коррумпированных связей. Нам нужно, чтобы бизнес реально пришел во власть. На сегодняшний день в классическом треугольнике <бизнес-власть-общество> нарушены все связи в каждой из этих точек. Конечно, очевидно, что власть не любит бизнес, и дело здесь не только в Ходорковском. Власть сознательно дискредитирует бизнес в глазах общества, в результате на сегодняшний день наблюдается негативное отношение общества к бизнесу.
    Сегодня России нужна не амнистия капиталов и даже не амнистия отдельных капиталистов, а амнистия капитализма вообще как системы ценностей. В обществе должно быть уважительное отношение к предпринимателям, и мы призваны делать все для того, чтобы люди хотели быть предпринимателями. А для этого последним надо быть публичными, участвовать в выборах в местное самоуправление и пр. Только тогда возможно получить некий общественный статус, поэтому я голосую двумя руками за то, что депутатами городской думы, например, Челябинска становятся предприниматели. Не имеет значения, какие задачи ставят перед собой предприниматели, важен сам факт легализации их политических амбиций и участия в публичной политике. Свою задачу я вижу именно в том, чтобы привлечь в партию представителей малого и среднего бизнеса, поскольку у Союза правых сил и бизнеса общие интересы. Хотя, к сожалению, бизнес далеко не всегда осознает свои политические интересы. Не секрет, что малый бизнес часто голосует за националистов: так, например, во Франции значительная часть представителей этого класса отдали свои голоса за лидера Национального фронта Жана-Мари Ле Пена. В России националисты тоже стремятся опираться на малый бизнес, но больше всего в развитии малого бизнеса объективно заинтересованы именно либералы, поскольку нет другого механизма формирования среднего класса, тех, кто начинает мыслить по-другому в силу наличия собственности и необходимости защиты и т. д. А средний класс - это стратегическая социальная опора либералов и гарантия устойчивого развития страны. Именно поэтому и российский малый бизнес объективно заинтересован в возвращении либералов во власть.

    РЦБ: Судя по всему, Вы человек с активной жизненной позицией. Чем Вы предпочитаете заниматься в свободное от работы время? Есть ли у Вас какие-то увлечения, например спортом, туризмом, или Вы предпочитаете общение с друзьями?

    Н. Б. Как правило, на такие вопросы отвечают, что времени практически нет. Если говорить про активный отдых, то в принципе я люблю многие виды спорта: катаюсь на горных лыжах, играю в боулинг, теннис, в этом плане нет у меня никаких особых пристрастий, которыми можно было бы похвастаться. Как либерал я толерантно отношусь к любым формам отдыха других людей. Проблема заключается в том, что у меня нет времени, возможности и желания этим заниматься. Пока хватает физических сил, я буду делать те вещи, которые считаю необходимыми для себя, для партии, для страны. Я сделаю все, что смогу, а потом уже займусь горными лыжами и всем остальным.

  • Рейтинг
  • 0
Оставить комментарий
Добавить комментарий анонимно, введите имя:

Введите код с картинки:
Добавить комментарий как авторизованный посетитель: Войти в систему

Содержание (развернуть содержание)
Факты и комментарии
Один день c Никитой Белых
Стихийные бедствия и мировой рынок
Великая депрессия: возможно ли повторение?
Прогноз рынка до 2012 г.
Российский рейтинг IPO (исследование процессов первичного публичного размещения акций за 9 мес. 2005 г.)
Публичные отношения для публичного размещения
IPO: куда качнется маятник?
Aiming aim
Рейд или брокеридж?
Регулирование: взгляд со стороны регулируемого
Накопленный опыт
Мощный старт
Пора саморегулирования
Новая модель регулирования
Новости законодательства, Группы ММВБ, МАБ СНГ, World News
Срочный рынок - приоритетное направление развития группы ММВБ
Текущее состояние, перспективы развития и особенности работы на срочном рынке ММВБ
Перспективы российского рынка деривативов
Особенности налогообложения срочных сделок
Металлургические IPO
Роль корпоративного управления и независимых директоров при подготовке IPO
Публичное размещение ценных бумаг: рынок в ожидании законодательных перемен
Кыргызская Фондовая биржа и фондовый рынок Кыргызстана
Торговые биржевые площадки стран Северной Америки

  • Статьи в открытом доступе
  • Статьи доступны на платной основе
Актуальные темы    
 Сергей Хестанов
Девальвация — горькое лекарство
Оптимальный курс национальной валюты четко связан со структурой экономики и приоритетами денежно-кредитной политики. Для нынешней российской экономики наиболее логичным (и реалистичным) решением бюджетных проблем является девальвация рубля.
Александр Баранов
Управление рисками НПФов с учетом новых требований Банка России
В III кв. 2016 г. вступили в силу новые требования Банка России по организации системы управления рисками негосударственных пенсионных фондов.
Варвара Артюшенко
Вместе мы — сила
Закон синергии гласит: «Целое больше, нежели сумма отдельных частей».
Сергей Майоров
Применение blockchain для развития биржевых технологий и сервисов
Распространение технологий blockchain и распределенного реестра за первоначальные пределы рынка криптовалют — одна из наиболее дискутируемых тем в современной финансовой индустрии.
Все публикации →
  • Rambler's Top100