Casual
РЦБ.RU

Несовершенство акционерного законодательства России: в чью пользу?

Ноябрь 2005

    Формирование современного российского акционерного законодательства началось сравнительно недавно, поэтому нормативные правовые акты, составляющие его, немногочисленны, не охватывают всех проблем и вопросов, возникающих в процессе деятельности акционерных обществ, постоянно претерпевают изменения, и их часто принимают в новой редакции. Такая ситуация неизбежно влечет за собой возникновение правоприменительных проблем на практике, и в первую очередь при корпоративном конфликте в акционерном обществе.

    В корпоративном споре обычно противостоят две стороны, соотношение возможностей и сил которых различно. Наиболее распространен вариант, когда в конфликт с обществом в целом вступают один или несколько акционеров, злоупотребляющих правами, предоставленными им законом.
    Как известно, на объем прав акционера - владельца голосующих акций общества влияет размер его <пакета акций>, иначе говоря, процентное соотношение количества принадлежащих ему акций и общего числа акций данного общества.
    Независимо от размера пакета акций все акционеры пользуются правом, предусмотренным ст. 91 Федерального закона <Об акционерных обществах>, - правом доступа в течение 7 дней со дня предъявления требования к документам, которые общество обязано хранить в соответствии с п. 1 ст. 89 того же закона (за исключением документов бухгалтерского учета и протоколов заседаний коллегиального исполнительного органа общества, доступ к которым имеют лишь акционеры, владеющие в совокупности более 25% голосующих акций общества), а также правом требовать предоставления копий этих документов, причем плата, взимаемая обществом за это не может превышать затраты на их изготовление.
    Недобросовестный акционер, реализуя указанные права, может сколь угодно часто обращаться в общество с требованиями о предоставлении ему для ознакомления огромного объема как оригиналов, так и копий документов общества. В результате общество несет убытки по реализации требования акционера, изготавливая копии документов, выделяя сотрудников и технические средства. Наличие штата сотрудников, в обязанности которых входила бы исключительно работа с акционерами, в большинстве акционерных обществ не предусмотрено. Особые сложности возникают, когда акционерное общество является крупным и имеет разветвленный внутренний бюрократический аппарат с присущими ему согласованиями и резолюциями, препятствующими предоставлению документов в установленный срок. А в случае неисполнения требования вовремя акционер вправе незамедлительно направить жалобу в Федеральную службу по финансовым рынкам России (далее - ФСФР) и в суд, что нередко служит поводом для привлечения общества к административной ответственности в виде штрафов.
    В итоге норма, призванная защитить права акционеров, работает против акционерного общества. Несовершенство этой нормы состоит в отсутствии разумных рамок при предоставлении подобных прав акционеру. Целесообразно установить, как часто акционер имеет право обращаться с требованием о предоставлении документов, порядок оплаты копий документов, их количество, которое может потребовать акционер однократно, срок исполнения требования в зависимости от количества и качества запрошенных документов. Подобные ограничения не нарушат права акционера, но позволят предотвратить случаи злоупотребления с его стороны.
    В то же время указанная норма об обеспечении акционеров информацией об обществе ущемляет права некоторых акционеров на доступ к документам бухгалтерского учета. Предоставление такого права только владельцам не менее чем 25% голосующих акций общества не является оправданным, поскольку не ограждает общество от вмешательства в его деятельность посторонних лиц, но препятствует надлежащему осуществлению акционерами прав на участие в управлении, так как все акционеры являются инвесторами общества и несут риск утраты вложений в его акции. Доступ к бухгалтерским документам позволяет акционеру правильно оценить риски владения акциями данного общества, выбрать наиболее приемлемый вариант голосования на собрании акционеров, решить вопрос, требовать или нет выкупа обществом акций, проконтролировать деятельность органов управления общества.
    Еще сложнее складывается ситуация, когда акционер, являющийся владельцем 10% и более голосующих акций общества на дату предъявления требования, настаивает на проведении внеочередного общего собрания акционеров, руководствуясь п. 1 ст. 55 ФЗ <Об акционерных обществах>. При этом законом не регламентированы предельное количество предъявляемых требований в определенный период времени, обязательность указания обоснования необходимости внеочередного собрания. Все расходы по проведению внеочередного собрания по требованию акционера возложены на общество. В результате акционер вправе, к примеру, ежедневно направлять требования о проведении собраний, а акционерное общество не может отказать в этом, если требование имеет все необходимые формальные признаки.
    В любом случае при отказе акционеру в проведении внеочередного собрания общество несет риск того, что акционер реализует предоставленное ему п. 8 ст. 55 ФЗ <Об акционерных обществах> право самостоятельного проведения внеочередного собрания, на котором могут быть приняты решения, влекущие неблагоприятные последствия для общества и его акционеров.
    Вследствие этого общество вынуждено проводить требуемые собрания и нести существенные убытки по их организации и проведению, не имея никаких способов защититься от подобных действий акционера.
    Высказываются мнения о необходимости взыскания расходов на проведение собраний с недобросовестных акционеров, однако на сегодняшний день это не представляется возможным из-за отсутствия путей формирования доказательной базы для подтверждения злоупотребления правом со стороны акционера.
    Неполными представляются положения п. 7 ст. 49 ФЗ <Об акционерных обществах>, в котором закреплено право на обжалование акционерами решений общих собраний акционеров и предусмотрено, что суд вправе с учетом всех обстоятельств дела оставить в силе обжалуемое решение, если голосование данного акционера не могло повлиять на результаты голосования, допущенные нарушения не являются существенными и решение не повлекло причинения убытков данному акционеру. Для применения этой нормы на практике потребовалось разъяснение, данное в Постановлении пленума ВАС РФ от 18 ноября 2003 г. № 19 <О некоторых вопросах применения Федерального закона "Об акционерных обществах">. Пунктом 26 этого Постановления разъяснено, что решения общего собрания акционеров, принятые с нарушением компетенции общего собрания, в отсутствие кворума для проведения общего собрания или решения по вопросам, не включенным в повестку дня собрания, суд должен, независимо от того, были они оспорены кем-либо из акционеров или нет, оценить как не имеющие юридической силы. Пункт 24 того же Постановления указывает, какие нарушения закона должны признаваться существенными: несвоевременное извещение (неизвещение) акционера о дате проведения общего собрания; непредоставление акционеру возможности ознакомиться с необходимой информацией (материалами) по вопросам, включенным в повестку дня собрания; несвоевременное предоставление бюллетеней для голосования и др.
    Очевидно, что указанные пленумом ВАС РФ случаи безусловной отмены решения общего собрания акционеров и критерии определения существенного характера нарушений необходимо включить в текст нормы закона в целях ее уточнения и расширения.
    Хотелось бы обратить внимание и на проблему ведения реестра акционеров. Пунктом 3 ст. 44 ФЗ <Об акционерных обществах> установлено, что в обществе с числом акционеров более 50 держателем реестра акционеров общества должен быть профессиональный участник рынка ценных бумаг - регистратор. Соответственно, если число акционеров менее 50, то общество вправе само вести реестр акционеров. Такое общество наравне с профессиональным регистратором обязано соблюдать нормы Положения о ведении реестра владельцев именных ценных бумаг (утверждено Постановлением ФКЦБ РФ от 2 октября 1997 г. № 27), устанавливающего порядок ведения и требования, предъявляемые к системе ведения реестра владельцев именных ценных бумаг. Следует отметить, что акционерное общество, которое ведет реестр акционеров самостоятельно, часто не способно соблюдать эти требования ввиду отсутствия подготовленных сотрудников и технического обеспечения.
    Практика показывает, что реестр акционеров, который ведется обществом, почти не защищен от возможности подделки, утраты документов, доступа к документам реестра посторонних лиц, кроме того, нередки нарушения норм указанного Положения о ведении реестра. В связи с этим ничто не препятствует злоупотреблениям в отношении ведения реестра акционеров, в том числе со стороны общества, что ставит под угрозу соблюдение прав и интересов акционеров. Во избежание этого на законодательном уровне должны быть закреплены нормы техники безопасности хранения документов реестра в обществе, доступа к ним, а также профессиональные требования к лицу, в обязанности которого входит ведение реестра акционеров в обществе, либо предусмотрена обязанность акционерных обществ с минимальным числом акционеров (2 и более) передавать ведение реестра профессиональному регистратору.
    В ФЗ <Об акционерных обществах> закреплены положения, которые можно изменять уставом акционерного общества. Наличие в законе подобных диспозитивных норм является в целом положительной тенденцией, предоставляющей обществам право организовывать структуру управления и деятельности по своему усмотрению, учитывая свои особенности.
    Однако реализация обществами такого права на практике приводит к возникновению некоторых проблем, что является доказательством недостатков диспозитивных норм закона.
    К примеру, уставом общества можно отнести образование и досрочное прекращение полномочий единоличного исполнительного органа к компетенции совета директоров общества. Это означает, что в случае возникновения конфликта между членами совета директоров избрание такого органа становится затруднительным, особенно когда истекает срок полномочий ранее избранного единоличного исполнительного органа, а в соответствии с уставом общества необходимо единогласие членов совета директоров в вопросе образования единоличного исполнительного органа. Фактически деятельность общества может оказаться парализованной до тех пор, пока члены совета директоров не придут к взаимопониманию.
    Для предотвращения правоприменительных проблем диспозитивную норму следует расширить, установив альтернативные варианты поведения при невозможности реализации закрепленных уставом положений. В указанном выше примере логично внести в норму закона дополнение о том, что при невозможности принятия решения советом директоров по каким-либо причинам вопрос об образовании единоличного исполнительного органа выносится на решение общего собрания акционеров.
    Нельзя не остановиться на нормах Положения о раскрытии эмитентами информации об эмиссионных ценных бумагах (утверждено Приказом ФСФР от 16 марта 2005 г. № 05-5/пз-н), которое является составной частью акционерного законодательства. Данное Положение возлагает на эмитентов обязанность по опубликованию сведений о деятельности общества, документов общества, тем самым облегчая задачу получения информации об обществе любыми лицами. Однако не было учтено, что подобная <прозрачность> деятельности общества не всегда положительно сказывается на степени защищенности общества от лиц, имеющих намерения втянуть общество в корпоративный конфликт. В настоящее время любое заинтересованное в этом лицо, не являясь акционером общества, может ознакомиться с размещенными в Интернете бухгалтерскими отчетами общества, решениями его органов управления, изменениями в составе акционеров, существенными условиями совершаемых крупных сделок и др. С одной стороны, при соблюдении обществом требований по раскрытию информации его акционеры получают возможность отслеживать важнейшие события в деятельности общества, с другой - раскрытие информации влечет за собой высокую вероятность злоупотреблений в отношении общества. Поскольку порядок раскрытия информации был установлен сравнительно недавно, многие общества невольно допускают незначительные нарушения требований указанного порядка, чем спешат воспользоваться недобросовестные акционеры, жалуясь в ФСФР и требуя привлечь общество к ответственности. Установление требований о раскрытии информации обществом осуществлено, безусловно, в пользу акционеров, но при этом причиняет определенный вред самому обществу, заставляя его открывать доступ к самому ценному ресурсу - информационному.
    На сегодняшний день российское акционерное законодательство построено таким образом, что обе стороны корпоративного конфликта обладают набором инструментов для защиты, применять которые на практике не всегда удобно и выгодно. Поэтому защищающейся стороне необходимо строго соблюдать требования законодательства, чтобы не дать противной стороне повода для злоупотреблений и тем самым воспрепятствовать вовлечению себя в затяжной и затратный корпоративный конфликт.

  • Рейтинг
  • 0
Оставить комментарий
Добавить комментарий анонимно, введите имя:

Введите код с картинки:
Добавить комментарий как авторизованный посетитель: Войти в систему

Содержание (развернуть содержание)
Факты и комментарии
Механизмы рефинансирования банков
Эволюция системы рефинансирования в России: история, проблемы и пути развития
Стратегическое планирование в банках россии
Стратегии развития российских банков
Швейцарский банк пришел в Россию
Инвестиционный анализ и оценка стоимости кредитной организации
Юридические аспекты приобретения банка
Вклад государства в формирование величины кредитной ставки
Ничего лишнего, ничего нового
Исследование российского рынка слияний и поглощений
Стратегии слияний и поглощений в России
Несовершенство акционерного законодательства России: в чью пользу?
Новости
Страховые компании как институциональные инвесторы на рынке ценных бумаг
Управление активами страховых компаний
Розничный продукт для розничного инвестора
Преодоление монополизма институтов инфраструктуры финансового рынка и развитие их тарифной политики
Статусная ответственность профессиональных участников рынка ценных бумаг: понятие и признаки
Электронный документооборот - наше общее будущее
Цели и задачи учетной системы на ближайшую перспективу
Переход с бумажного на электронный документ. К чему готовиться
Договырные отношения между регистраторами и номинальными держателями: плюсы и минусы
Программное обеспечение и потребности пользователей разработка и опыт эксплуатации системы электронного документооборота
Актуальные вопросы взаиможействия фондовых рынков казахстана и россии
Роль рынка ценных бумаг в экономике азербайджана
Особенности создания и функционирования расчетно-учетной системы рынка ценных бумаг Грузии
Особенности инфраструктуры российского рынка. Совместная работа над ее улучшением

  • Статьи в открытом доступе
  • Статьи доступны на платной основе
Актуальные темы    
 Сергей Хестанов
Девальвация — горькое лекарство
Оптимальный курс национальной валюты четко связан со структурой экономики и приоритетами денежно-кредитной политики. Для нынешней российской экономики наиболее логичным (и реалистичным) решением бюджетных проблем является девальвация рубля.
Александр Баранов
Управление рисками НПФов с учетом новых требований Банка России
В III кв. 2016 г. вступили в силу новые требования Банка России по организации системы управления рисками негосударственных пенсионных фондов.
Варвара Артюшенко
Вместе мы — сила
Закон синергии гласит: «Целое больше, нежели сумма отдельных частей».
Сергей Майоров
Применение blockchain для развития биржевых технологий и сервисов
Распространение технологий blockchain и распределенного реестра за первоначальные пределы рынка криптовалют — одна из наиболее дискутируемых тем в современной финансовой индустрии.
Все публикации →
  • Rambler's Top100