Casual
РЦБ.RU

Вклад государства в формирование величины кредитной ставки

Ноябрь 2005

    Повышение конкурентоспособности российской экономики за счет структурного маневра по увеличению удельного веса ее высокотехнологичного сектора невозможно осуществить без массового потока инвестиций, реализующих технологические инновации. Одним из условий возникновения такого потока, очевидно, выступает существенное улучшение инвестиционного климата в стране. Состояние последнего определяется значительным числом факторов1, одним из которых является доступность финансовых ресурсов. Индикатором и одновременно реальным выражением такой доступности служит в первую очередь ставка предоставления кредитов отечественными банками.

ВВЕДЕНИЕ

    Несмотря на то что в Российской Федерации уже давно достигнута макроэкономическая стабилизация, кредитная ставка продолжает оставаться весьма высокой. Распространенным объяснением этого явления служат высокие риски невозврата выданных кредитов2. Однако такие риски могут быть лишь следствием более глубоких причин, которые при таком объяснении остаются неназванными. В свою очередь отсутствие определенности не позволяет предложить меры, позволяющие улучшить сложившуюся ситуацию.
    С нашей точки зрения, для принятия действенных мер по нормализации ситуации в данной сфере необходимо установить причины явно завышенных кредитных ставок, сохраняющихся в современных, макроэкономически стабильных условиях, устойчивом профиците бюджета при росте остатков средств на счетах предприятий и т. п.
    Рабочая гипотеза, положенная в основу данного эмпирического исследования, заключается в том, что причиной завышенных кредитных ставок является низкое качество институциональной среды как отечественной экономики в целом, так и банковского сектора в частности. Ненадежная спецификация и защита прав собственности и контрактных прав, обилие административных барьеров, чрезмерная зарегулированность хозяйственной деятельности, агрессивность контрольно-надзорной деятельности государства и т. п. - все это повышает упомянутые риски невозврата кредитов, а также обусловливает общий высокий уровень непроизводительных трансакционных издержек, часто имеющих неявный или теневой характер. Необходимость возмещения таких издержек приводит к тому, что банки вынуждены <завышать> кредитные ставки.

ВЛИЯНИЕ ИНСТИТУТОВ НА ЭКОНОМИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ

    Многочисленные эмпирические исследования влияния институтов на экономику убедительно показали значимость их воздействия на показатели, отражающие благосостояние3, неравенство4, экономический рост5, объем инвестиций в экономику6 и многие другие параметры7.
    Механизм этого влияния на уровне качественной модели описан в работах Д. Норта8. Институты, т. е. правила поведения индивидов в различных сферах общества, рассматриваемые вместе с механизмами принуждения их к исполнению, сопряжены с различного рода издержками и выгодами как для непосредственных адресатов правил, так и для других групп индивидов. Эти издержки и выгоды в свою очередь определяют стимулы экономических агентов к использованию ресурсов, производительному или непроизводительному. Если институты не эффективны, т. е. порождаемые ими совокупные издержки превышают совокупные выгоды, либо имеют чисто перераспределительный характер, т. е. перемещают ресурсы от одних индивидов к другим, не способствуя созданию стимулов к повышению эффективности использования ресурсов, то экономический рост будет подавляться, общество, живущее в такой институциональной среде, будет расходовать ресурсы не на повышение благосостояния, а на преодоление негативных последствий <работы> таких институтов. Напротив, институциональная среда, состоящая преимущественно из правил, следование которым приносит совокупные выгоды, превышающие издержки, будет создавать адекватные стимулы у экономических агентов, что и обусловит в конечном счете устойчивый рост благосостояния общества.
    Исходя из очерченной логики влияния институтов на экономический рост, легко представить их качество (институциональная среда национальной экономики): оно тем выше, чем в большей степени институты снижают непроизводительную часть трансакционных издержек. В содержательном плане институциональная среда высокого качества включает:

  • четко определенные (специфицированные) и надежно защищенные права собственности;
  • действенные механизмы защиты контрактных прав;
  • правила и механизмы, обеспечивающие подотчетность исполнительной власти обществу, препятствующие проявлениям рентоориентированного поведения чиновников.
        В отличие от обычных экономических переменных, качество институциональной среды не имеет прямых измерителей. Оно лишь косвенно отражается рядом индикаторов, в числе которых можно назвать следующие:
  • индекс экономической свободы и его отдельные компоненты (Scully G. W., Slottje D. J. Ranking economic liberty across countries // Public Choice. 1991. Vol. 69. P. 121-152; Fraser Institute; Heritage Foundation; Vanssay X. de, Spindler Z. A. Freedom and growth: Do constitutions matter? // Public Choice. 1994. Vol. 78. P. 359-372; Easton S., Walker M. Income, Growth and Economic Freedom // American Economic Review. 1997. May. Р. 328-332; Haan J., Sturm J. E. On the relationship between economic freedom and economic growth // European Journal of Political Economy. 2000. Vol. 16. Р. 215-241);
  • качество государственного управления и политическая коррупция (Todaro M. Р. Economic Development / 6th ed., Reading, MA: Addison Wesley, Transparency International. 1997.);
  • прикладные исследования уровня страновых рисков для потенциальных инвесторов (International Country Risk Guide);
  • деловые риски (Keefer P., Knack S. Why Don't Poor Countries Catch Up? A Cross-National Test of an Institutional Explanation // Economic Inquiry. 1997. Vol. XXXV (July). S. 590-602);
  • этнические или культурные особенности (Fearon, J. D. Ethnic and Cultural Diversity by Country // Journal of Economic Growth. 2003. Vol. 8. P. 195-222);
  • этнокультурное разнообразие (Norton S. W. The Cost of Diversity: Endogenous Property Rights and Growth // Constitutional Political Economy. 2000. Vol. 11. P. 318-337).
        Качество институциональной среды любой национальной экономики трактуется в современной экономической теории не как <объективный>, неизменяемый, фактор, а как следствие действий государства.
        Вмешательство государства в экономику может быть двояким:
        1) оно может снижать трансакционные издержки, повышая качество институтов, т. е. осуществлять так называемые <фундаментальные реформы>9;
        2) оно может также ухудшать качество институциональной среды, размывая права собственности, вводя излишние (по отношению к упомянутому минимально необходимому <ядру> правил) регуляции и административные барьеры.
        Действия государства в соответствии со второй стратегией снижают эффективность использования ресурсов: чем больше ограничений вводится в задаче оптимального выбора, тем, как правило, ниже достигаемый уровень оптимизации. Учитывая взаимосвязь между ограничениями и полезностью, можно сделать вывод о том, что освобождение экономики от излишних ограничений, достижение максимальной экономической свободы10 должно быть высшей целью экономической политики, нацеленной на повышение эффективности экономики.
        В связи с этим среди всех перечисленных выше индикаторов качества институциональной среды в последние годы наиболее часто стал использоваться индекс экономической свободы (Economic Freedom of the World Index, EFW) - индикатор, отражающий степень развития институтов и обратно связанный c уровнем ограничений, вводимых государством11. В качестве косвенного индикатора качества экономической политики следует упомянуть разработки Е. Осборна (Osborne E.     С началом измерений EFW появилось много прикладных работ (Дж. Барта, Ж. Каприо и Р. Левина12; Хоанг Лан Ха13; Л. Левена и Дж. Майнони14), основанных на межстрановых сопоставлениях и использующих этот индекс для характеристики качества институциональной среды соответствующей страны15.
        В нашем исследовании связи кредитной ставки как цены заемного капитала с монетарными и институциональными факторами мы основываемся на методе межстрановых сопоставлений, используя в качестве индикатора качества институциональной среды индекс EFW и отдельные его компоненты.

    ПРИНЦИПЫ ФОРМИРОВАНИЯ ПРОЦЕНТНЫХ СТАВОК

        В соответствии со стандартным подходом на формирование процентной политики оказывает влияние целый ряд факторов, которые принято делить на макроэкономические и микроэкономические.
        К макроэкономическим факторам относятся:
        1. Денежно-кредитная политика в стране, и прежде всего политика центральных банков. При помощи учетной ставки и операций на открытом рынке центральные банки воздействуют на величину денежной массы в стране, способствуя повышению или сокращению спроса коммерческих банков на кредит, что служит ориентиром для других процентных ставок денежного рынка.
        2. Взаимодействие спроса и предложения на кредитном рынке. На спрос и предложение кредита влияет инвестиционный климат - достаточный уровень развития законодательства, степень экономической свободы субъектов рынка, величина налогов, а также механизмы государственного регулирования, минимизирующие инвестиционные риски кредитора и заемщика. Институциональные факторы, влияние которых мы будем анализировать, относятся именно к этой группе рисков.
        3. Инфляция. Инфляционные ожидания. Существует прямая зависимость между уровнем инфляции и уровнем процентных ставок.
        4. Конкуренция на рынке кредитных услуг, ведущая к снижению процентных ставок.
        5. Фаза промышленного цикла. Как правило, цикл изменений краткосрочных процентных ставок совпадает с циклом деловой активности в экономике16. Когда наблюдается экономический спад, процентные ставки имеют тенденцию к снижению.
        6. Обменный курс, отражающий зависимость между мировыми и внутренними процентными ставками. Когда процентные ставки за рубежом и ставки по инвестициям в иностранной валюте высоки, процентные ставки по инвестициям в национальной валюте должны быть тоже высокими во избежание перетока капитала за рубеж и значительного падения курса национальной валюты.
        7. Открытость национальной экономики для мировых потоков иностранных заемных средств. Либерализация внутренних и международных финансов привела к сближению в движении процентных ставок, хотя в развивающихся странах в настоящее время отмечается наличие премии за структурный риск. Согласно теории <необеспеченного процентного паритета между валютами>17, в долгосрочном и среднесрочном периоде внутренние процентные ставки равны: зарубежные ставки + ожидаемый коэффициент обесценения валюты + премия за риск.
        К микроэкономическим факторам, влияющим на размер процентных ставок, относятся:
        1. Регулирование банковских процентных ставок по депозитным и кредитным операциям для обеспечения рентабельности банковских операций в долгосрочном периоде - согласование депозитных операций и операций по выдаче ссуд по срокам и суммам.
        2. Управление процентными ставками в целях минимизации банковского риска.
        3. Специфика операций (вид обеспечения, срок, сумма кредита и т. д.).
        4. Степень надежности клиента.
        5. Тип и размер банка.
        Как видно из приведенного перечня факторов, часть из них, безусловно, тесно связана с уровнем развития институциональной среды экономики, однако непосредственно компоненты (и индикаторы качества) последней в их состав не входят. Мы будем использовать индикаторы некоторых из этих факторов в составе специфицируемых эконометрических уравнений наряду с индикаторами состояния институциональной среды.

    СТАТИСТИЧЕСКИЕ ДАННЫЕ

        В качестве объекта изучения была использована пространственная выборка стран, характеризующихся как различными состояниями институциональной среды их экономик, так и несовпадающими значениями кредитных ставок.
        Как показал анализ, для всей совокупности стран зависимости между ставкой процента и компонентами EFW выражены не так четко, как внутри отдельных групп стран, поскольку связь между различными компонентами индекса, значимость отдельных факторов, отражающих качество развития институтов и уровень экономической свободы, для развитых и развивающихся стран ощутимо различаются. Такие различия, по нашему мнению, обусловлены тем, что государства в развитых странах воздействуют на институциональную среду в основном положительно, в то время как в развивающихся странах и части переходных стран скорее отрицательно. Поэтому для дальнейших расчетов всю выборку, представленную 168 странами, мы поделили на 3 группы в соответствии с классификацией стран, принятой в World Economic Outlook18:

  • развитые страны - 29;
  • развивающиеся страны Европы и Китай - 16;
  • остальные развивающиеся страны более низкого уровня развития (включая страны бывшего СССР) - 123.
        Такая классификация, с одной стороны, не противоречит разделению на страны - члены ОЭСР19 и не члены ОЭСР, с другой стороны, отражает различия в уровне ВВП на душу населения.

        Данные о процентных ставках
        Источником для нашего исследования послужили данные International Financial Statistics (IFS)20. Также использовались:

  • ставки процента по краткосрочным промышленным кредитам;
  • ставки процента по краткосрочным депозитам;
  • рассчитанная по вышеупомянутым ставкам маржа;
  • ставка процента по кредитам <овернайт>;
  • в качестве показателя инфляции был взят индекс потребительских цен (CPI) (changes in consumer prices).     Все переменные - в годовом исчислении (за 2002 год).

        Измерение степени экономической свободы
        В качестве измерителя, описывающего межстрановые различия в уровне экономической свободы, мы использовали индекс Economic Freedom of the World (EFW) за 2002 г., ежегодно публикуемый Fraser Institute21.
        EFW индекс состоит из 5 компонентов:
        1. Размер государственного сектора:

  • доля государственных расходов в ВВП;
  • государственное потребление и трансферты;
  • доля государственной собственности и государственных инвестиций в ВВП;
  • предельная ставка налогообложения (и границы дохода, к которому она применяется).
        2. Правовая система и защита прав собственности:
  • правовая система и политическая стабильность;
  • правовая система и защита прав собственности.
        3. Устойчивость денежного рынка:
  • среднегодовой рост предложения денег за последние 5 лет минус среднегодовой рост реального ВВП за последние 10 лет.;
  • колебания инфляции за последние 5 лет (дисперсия);
  • текущие темпы инфляции;
  • возможность иметь валютные счета в национальных и иностранных банках.
        4. Свобода внешнеторговых отношений:
  • экспортные импортные пошлины;
  • барьеры, связанные регулирование внешней торговли;
  • действительный размер торгового сектора в процентах от ожидаемого размера;
  • разница между официальным обменным курсом и курсом черного рынка;
  • контроль над международным рынком капитала.
        5. Регулирование кредита, труда и деловых рынков:
  • регулирование кредитного рынка;
  • регулирование рынка труда;
  • регулирование бизнеса.
        Таким образом, первый компонент индекса показывает, в какой степени государство полагается на индивидуальный выбор и рыночные силы, а не на политический процесс распределения ресурсов, товаров и услуг: чем больше доля государственного сектора, тем меньше экономическая свобода.
        Второй компонент связан с уровнем защиты прав частной собственности - характеристикой наличия экономической свободы и гражданского общества.
        Третий компонент, отвечающий за стабильность денежного рынка, обратно коррелирует с темпами инфляции.
        Четвертый компонент отражает степень открытости национальной экономики, вовлеченности в мировую торговлю, и связан с отсутствием значительных внешнеторговых барьеров.
        Пятый компонент связан с отсутствием значительных внутренних ограничений доступа на рынок труда, капитала, а также низкой степенью регулирования предпринимательской деятельности со стороны государства.

    ЭМПИРИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ ЗАВИСИМОСТЕЙ

        Модель
        Поскольку большая часть дисперсии кредитной ставки определяется ставкой по депозитам (как зависимость цены предоставления кредитных ресурсов от издержек по привлечению средств), то дополнительно оценивалась зависимость процентной маржи (разница между кредитной и депозитной ставкой) от упомянутых выше факторов.
        В исследовании использовались следующие спецификации модели:
        Модель 1. Кредитная ставка = f (депозитная ставка; темпы инфляции; составляющие EFW индекса).
        Модель 2. Процентная маржа = f (кредитная ставка22; темпы инфляции; составляющие индекс EFW).
        Модель 3. Ставка по кредитам <овернайт> = f (депозитная ставка; темпы инфляции; составляющие индекс EFW).
        Таким образом, ставка по депозитам в нашей модели отвечает за <классические> факторы, связанные с денежно-кредитной политикой властей, конкуренцией на внутреннем рынке банковских услуг и т. д., в то время как индекс EFW будет определять влияние страновых различий в уровне развития институциональной среды.
        После анализа компонент составляющих индекс EFW мы были вынуждены отказаться от рассмотрения композитного индекса, представляющего собой свертку частных индексов с положительными весами, поскольку для развивающихся и развитых стран составляющие этого индекса двигаются в разных направлениях. В основном это касалось роли государственного сектора и степени вмешательства государства в экономику страны - компоненты <Размер государственного сектора> и <Регулирование кредита, труда и деловых рынков>.
        Результаты корреляционного и регрессионного анализа
        Анализ корреляционных матриц показал следующее:
  • в развивающихся странах устойчивость денежного рынка значимо и положительно коррелирует с индексом размера государства, в то время как для остального мира наблюдается противоположная картина;
  • аналогичным образом связаны между собой индекс свободы внешнеторговых отношений и размер государства - положительно и значимо для развивающихся стран и статистически незначимо для остальных;
  • отсутствует значимая связь между индексом регулирования рынков и стабильностью денежного рынка для развитых стран, в то время как для развивающихся стран (включая развивающиеся страны Европы) более низкая степень регулирования национальной экономики значимо и положительно связана со стабильностью денежного рынка;
  • для всех стран не обнаружено значимой положительной связи между низкой долей государственного сектора и индексом эффективности правовой системы и защиты прав собственности;
  • для развивающихся стран низкая доля государственного сектора не ассоциируется с низкой степенью регулирования внутренних рынков и предпринимательства, хотя эта очевидная связь имеет место для всех остальных стран;
  • не обнаружено значимой связи между стабильностью денежного рынка и низкой степенью государственного регулирования национальных рынков для развитых стран, в то время как для развивающихся стран (включая развивающиеся страны Европы) эта связь значимая и положительная.
  • наконец, в развивающихся странах Европы отсутствует связь между низкой степенью регулирования внутренних рынков и открытостью национальной экономики мировому рынку (в остальных странах эта связь значимая и положительная).
        Результаты регрессионного анализа, суммированные в табл. 1, подтверждают гипотезу о страновых различиях в той роли, которую институциональные факторы играют при формировании кредитной ставки.

    Таблица 1. РЕЗУЛЬТАТЫ РЕГРЕССИОННОГО АНАЛИЗА ПО СТРАНАМ


    Группа стран Объясняемая переменная Факторы
    Кредитная ставка Ставка по депозитам Индекс потреби-тельских цен Компонента EFW
    1 2 3 4 5
    Развитые страны Кредитная ставка + 0 0 + 0 0 0
    Процентная маржа + 0 0 0 + 0 0
    Ставка по МБК + + 0 0 0 0 +
    Развивающиеся страны Европы и Китай Кредитная ставка + 0 0 - 0 0 0
    Процентная маржа + 0 0 - 0 0 0
    Ставка по МБК + 0 + + - 0 -
    Остальные развивающиеся страны, в том числе Россия и другие страны бывшего СССР Кредитная ставка + 0 - - 0 0 0
    Процентная маржа + - 0 0 0 0
    Ставка по МБК + + 0 0 - 0 0
    Примечания: "+" - значимое на 10%-ном уровне положительное влияние, "-" - значимое отрицательное влияние, 0 - незначимое влияние.
    1-я компонента EFW -"Низкая доля государственного сектора";
    2-я компонента EFW -"Высокий уровень защиты прав частной собственности";
    3-я компонента EFW -"Стабильность денежного рынка";
    4-я компонента EFW -"Отсутствие внешнеторговых барьеров";
    5-я компонента EFW -"Низкий уровень регулирования бизнеса, отсутствие барьеров для доступа на внутренние рынки".
    Источник: Собственные расчеты.

        Так, существуют различия в факторах, определяющих величину кредитной ставки в странах с развитой экономикой, развивающихся европейских странах и остальных развивающихся странах (более низкого уровня развития).
        В развитых странах кредитная ставка обусловливается главным образом величиной ставки по депозитам). При этом влияние политических, институциональных и других факторов оказалось статистически незначимым.
        В развивающихся странах Европы различия в величине кредитной ставки определяются как различиями в ставке по депозитам, так и компонентами EFW, в частности компонентами, отражающими уровень защиты прав собственности и наличие экономической свободы и гражданского общества. Чем выше этот индекс, тем меньше риск и неопределенность и, соответственно, ниже цена заемного капитала.
        В прочих развивающихся странах наблюдается аналогичная картина: большая часть дисперсии кредитной ставки объясняется ставкой по депозитам, но существует определенное влияние23 индексов, связанных с долей государственного сектора и уровнем защиты прав собственности: чем <лучше> значение индексов, тем ниже кредитная ставка.
        Уровень инфляции (ИПЦ) оказался незначимым во всех моделях, что вполне естественно, поскольку его влияние уже учтено в ставках по депозитам.
        Моделирование величины процентной маржи дало следующие результаты.
        В развитых странах она достаточно хорошо описывается различиями в кредитной ставке и компонентом, отвечающим за стабильность денежного рынка (отрицательно коррелирующим с темпами инфляции): чем выше инфляция, тем ниже индекс и ниже процентная маржа. Этот результат согласуется с классическим представлением о движении процентных ставок на высоко конкурентном рынке при росте издержек.
        В развивающихся странах Европы значимо влияние кредитной ставки и компоненты, связанной с защитой прав собственности: чем выше этот индекс, тем ниже процентная маржа.
        В прочих развивающихся странах, как и в развитых, высокое значение процентной маржи связано с высокой кредитной ставкой и низким уровнем инфляции. Становится значимым влияние индекса, зависящего от размера государственного сектора: чем меньше участие государства в распределении ресурсов и больше экономическая свобода, тем меньше процентная маржа.
        Ставка по кредитам <овернайт>, как мы и ожидали, моделируется с помощью выделенных факторов (включая уровень инфляции) гораздо лучше с точки зрения как параметров регрессии (F-статистики и коэффициента детерминации), так и большего числа значимых переменных. Объяснить это можно тем, что краткосрочный характер ставки <овернайт> позволяет снизить влияние не включенных в модель факторов.
        Для развитых стран чем больше темпы инфляции, выше ставка по депозитам и ниже степень регулирования рынков со стороны государства, тем выше ставка по кредитам <овернайт>.
        В развивающихся странах Европы значимо влияние ставки по депозитам и 4 индексов экономической свободы. При этом стабильность денежного рынка и низкая степень регулирования рынков государством способствуют снижению ставки <овернайт>, а низкая доля государственного сектора и высокий уровень защиты прав собственности - росту ставки. (Отчасти это подтверждают результаты корреляционного анализа о связи различных компонент индекса EFW для стран Восточной Европы.)
        В прочих развивающихся странах наблюдается схожая ситуация: значимыми являются ставка по депозитам и темпы инфляции, а также доля государственного сектора (чем меньше государства, тем выше ставка) и стабильность денежного рынка (чем стабильнее, тем ниже ставка по кредитам <овернайт>).

    ДИНАМИКА КРЕДИТНОЙ СТАВКИ

        Помимо данных за 2002 г., мы проанализировали статистику за 1990, 1995 и 2000 гг. Нам не удалось обнаружить значительных расхождений с выводами, сделанными на основе анализа данных 2002 г. В каждом случае большая часть дисперсии кредитной ставки объясняется ставкой по депозитам, хотя частично различия в кредитной ставке между странами зависят и от влияния институциональных факторов: какая-либо из компонент EFW оказывалась значимой (табл. 2). Наметилась следующая тенденция: с течением времени доля дисперсии кредитной ставки, объясняемой институциональными рисками, по крайней мере для развивающихся стран, возросла.

    Таблица 2. СОПОСТАВЛЕНИЕ РЕЗУЛЬТАТОВ РЕГРЕССИОННОГО АНАЛИЗА ДЛЯ КРЕДИТНОЙ СТАВКИ ЗА РАЗНЫЕ ГОДЫ. ЗНАЧИМОСТЬ НА 10% УРОВНЕ КОМПОНЕНТОВ EFW ИНДЕКСА
    Группа стран
    1990 г.
    1995 г. 2000 г. 2002 г.
    Компоненты Другие Компоненты Другие Компоненты Другие Компоненты Другие
    EFW факторы EFW факторы EFW факторы EFW факторы
    Развитые страны + + + + 0 + + +
    Развивающиеся страны Европы и Китай Мало данных Мало данных - + 0 + - +
    Остальные развивающиеся страны, в т.ч. Россия и другие страны бывшего СССР + + 0 + - + - +

        В заключение назовем результаты анализа прироста кредитной ставки с 2000 по 2002 г. Для всех стран прослеживается следующая зависимость: положительная динамика кредитной ставки значимо и положительно связана с приростом ставки по депозитам и ИПЦ (около 90% суммарного вклада в объяснение прироста), значимо и отрицательно - с соответствующим приростом индекса EFW (около 10% вклада в динамику кредитной ставки)24.
        Таким образом, можно сказать, что вклад государства в величину ставки по кредитам, осуществляемый через механизмы формирования высокого или низкого качества институциональной среды, составляет около 10%.

    ОБСУЖДЕНИЕ, ВЫВОДЫ И РЕКОМЕНДАЦИИ

        Представленные результаты расчетов вполне подтверждают сформулированную в начале работы гипотезу. Опираясь на них, мы можем утверждать, что в странах с переходными экономиками <завышенная> кредитная ставка объясняется не только стандартными факторами, но и невысоким качеством институциональной среды. Это означает, что для России, где в последние годы макроэкономическая ситуация достаточно благоприятна, резервы улучшения доступа к кредитным ресурсам находятся не только внутри, но и вне банковского сектора. При этом и те и другие связаны с улучшением качества институциональной среды.
        Внутри банковского сектора в этом направлении необходимо решить вопросы повышения качества администрирования контрольно-надзорной деятельности. В настоящее время она не только требует значительных издержек со стороны самих банков25, но и осуществляется во многом формально, поэтому предоставляемые данные не отражают реального положения дел в банках. Наличие среди банковских учреждений организаций, ориентированных преимущественно на оказание услуг по оптимизации налогообложения, снижает уровень доверия к банковской системе, обусловливает недостаточное вовлечение средств населения в ресурсы банковской системы. Это негативно сказывается на развитии потенциала банковской системы в целом.
        Разумеется, упомянутое повышение качества администрирования должно происходить так, чтобы трансакционные издержки банков снижались, а не повышались.
        В связи с этим заметим, что ориентация Стратегии развития банковского сектора России на период до 2008 г. на укрупнение банков может интерпретироваться как результат согласования позиций регулятора и регулируемой отрасли, в котором каждая из сторон преследовала собственные интересы. Укрупнение банков и соответственно сокращение их числа облегчает процесс контроля и снижает его издержки непосредственно для регулятора, хотя не гарантирует повышения качества контроля (из-за возрастающей вероятности захвата регулятора). Готовность самих банков к укрупнению легко объясняется их стремлением стать <слишком большими, чтобы подвергнуться риску банкротства> (too big to fail), т. е. фактически перейти в режим мягких бюджетных ограничений, который, как известно, способствует <выживанию> организации (и ее руководства), но снижает эффективность использования ресурсов организации26. Тем самым упомянутая ориентация, способствуя достижению частных выгод регулятора и регулируемой отрасли, не гарантирует повышения эффективности выполнения банковским сектором его функций по отношению к реальному сектору российской экономики.
        Важным направлением институциональных преобразований выступает также повышение уровня конкуренции внутри банковского сектора. Явное доминирование двух государственных банков: Сбербанка и Внешторгбанка - до сих пор, к сожалению, не привлекло адекватного внимания антимонопольных органов27. Затрудненность входа в сектор новых отечественных банков не позволяет оценить состояние соответствующего рынка как состязательное.
        В экономической теории, как известно, доказано, что даже в условиях присутствия на рынке небольшого числа фирм, легкость входа на него новых фирм заставляет уже действующие на рынке вести себя так, как если бы рынок был высоко конкурентен28. Такие рынки и принято называть состязательными. Очевидно, чрезмерная зарегулированность входа на рынок банковских услуг препятствует трансформации его в состязательный рынок. Напомним, что согласно исследованию Дж. Барта, Ж. Каприо и Р. Левина (Bart J.R., Caprio G., Levine R. // Financial regulation and performance: cross-country evidence. 2002. / In: / Ed. Hernandez L., Santiago. Chile: Central Bank of Chile, 2002), жесткость регулирования банковской системы не уменьшает вероятности возникновения банковского кризиса, т. е. не увеличивает уровень стабильности банковской системы.
        В этой связи нужно отметить, что уже предпринятые шаги по снятию ряда ограничений на деятельность в России иностранных банков, безусловно, позволят поднять уровень конкуренции в секторе. Одновременно, учитывая важность для России регионального аспекта, необходимы меры по преодолению слабого развития филиальной сети крупных ведущих банков, например, такие как льготное налогообложение части прибыли, используемой на создание региональных филиалов и отделений банка.
        Меры по улучшению институциональной среды реального сектора экономики, в которой действуют потребители банковских услуг, логически следуют из механизма влияния некачественной институциональной среды на высокие риски кредитования реального сектора, очерченного во введении.
        Речь идет о необходимости осуществления комплекса мер, нацеленных на существенное улучшение уровня спецификации и защиты прав собственности и контрактных прав29, продолжение судебной реформы, в части как повышения уровня независимости арбитражных судов, так и улучшения системы исполнения судебных решений. Именно от данного направления институциональных преобразований зависит, уменьшится ли в существенной степени рискованность кредитования банками организаций реального сектора.
        Особую важность для развития банковского сектора и снижения рисков кредитования реального сектора экономики имеют меры, направляемые на улучшение защиты контрактных прав. Их значимость следует из результатов исследования Д. Ачемоглу и С. Джонсона30. Авторы ввели разграничение между <институтами прав собственности>, защищающими граждан от экспроприации со стороны правительства и представителей властвующих элит, и <институтами контрактации>, поддерживающими частные контракты между гражданами. Детальный эконометрический анализ межстрановых данных показал, институты прав собственности имеют первоочередное воздействие на долгосрочный экономический рост, инвестиционный процесс и развитие финансовых рынков. Что же касается институтов, поддерживающих контрактацию, то они значимо влияют преимущественно на развитие различных форм финансового посредничества.
        В целом, характеризуя меры по улучшению качества институциональной среды, можно утверждать, что их влияние на улучшение инвестиционного климата страны будет иметь комплексный характер. Во-первых, в соответствии с результатами проведенного анализа они улучшат доступность банковских кредитов, а во-вторых - усилят стимулы к инвестиционной активности бизнеса, которые смогут реализоваться через расширение привлечения кредитных ресурсов для финансирования инвестиций.

        Примечание
        1 См., например, детальный анализ этого понятия в докладе Всемирного банка <Как сделать инвестиционный климат благоприятным для всех>. М.: Весь Мир, 2005.
        2 См., например: Honohan P. How Interest Rates Change Under Financial Liberalization (A Cross-Country Review). World Bank. Development Research Group. Working Papers 2313; Карпинская В. В родные пенаты // Прямые инвестиции. 2005. № 6. С. 92-93.
        3 Dawson J. Institutions, Investment and Growth: New Cross Country and Panel Data Evidence// Economic Inquiry. 1998. October. Р. 603-619; Easton S., Walker M. Income, Growth and Economic Freedom". American Economic Review. 1997. May. Р. 328-332.; Norton S. W. Poverty, property rights and human well-being: A cross-national study // Cato Journal, Fall. 1998; Norton S. W. Economic institutions and human well-being: A cross-national analysis // Eastern Economic Journal. 2003. Winter; www.fundarticles.com/p/articles/mi_qa3620/is_200301/ai_n9197044/print; Scully G. W. Rule and policy spaces and economic progress: lessons for third world countries// Public Choice. 1997. March. Р. 311-324; Grubel H. G. Economic Freedom and Human Welfare: Some Empirical Findings // Cato Journal, Fall. 1998. Р. 287-304.
        4 Chong A., Calderon C. Institutional Efficiency and Income Inequality: Cross Country Empirical Evidence. Washington DC: Mimeograph. World Bank, 1998.
        5 Barro, R. J., Sala-i-Martin X. Economic Growth. New York: McGraw-Hill, 1995; Porter P., Scully G. Institutional technology and economic growth // Public Choice. 1995. January. Р. 17-36; Knack S., Keefer P. Institutions and Economic Performance: Cross-country tests using Alternative Institutional Measures // Economics and Politics 1995. Vol. 7(3). Р. 207-228; Knack S. Institutions and the convergence hypothesis: the cross-national evidence // Public Choice. 1996. June. Р. 207-228; Ayal E. B., Karras G. Components of Economic Freedom and Growth: An Empirical Study // The Journal of Developing Areas. 1998. Vol. 32 (Spring). Р. 327-338; Abdiweli M. Ali, Crain M. W. Institutional Distortions, Economic Freedom and Growth // Cato Journal. 2002. Winter.
        6 Clague C., Keefer C., Knack S., Olson M. Contract-Intensive Money // Journal of Economic Growth. 1999. Vol. 4 (2). Р. 185-212; Keefer P., Knack S. Social Polarization, Political Institutions, and Country Creditworthiness (October) // World Bank Policy Research Working Paper No. 2920. 2002; http://ssrn.com/abstract=636282.
        7 Bart J. R., Caprio G., Levine R. Financial regulation and performance: cross-country evidence / In: Banking, financial integration, and International crises / Еd. Hernandez L. Santiago, Chile: Central Bank of Chile, 2002.
        8 Nort D. C. Institutions and Change in Economic History. NY: W.W.Norton, 1981; Ibid. Institutions, Transaction Costs and Economic Growth // Economic Inquiry. 1987. July. Р. 419-428; Ibid. Institutions, Institutional Change and Economic Performance. Cambridge: Cambridge University Press. 1990.
        9 Jefferson G. H., Rawski T. G. How industrial reform worked in China: the role of innovation, competition, and property rights. Proceedings of the World Bank Annual Conference on Development Economics. 1994. Р. 129-156.
        10 Естественно, с учетом сказанного о необходимости обеспечения защиты прав собственности и контрактных прав, а также подотчетности власти обществу.
        11 Подробнее об EFW см. ниже.
        12 Bart J. R., Caprio G., Levine R. Financial regulation and performance: cross-country evidence / In: Banking, financial integration, and International crises / Еd. Hernandez L. Santiago, Chile: Central Bank of Chile, 2002.
        13 Hoang Lan Ha. The Effect of Judicial Efficiency on Credit Market Development. Ruhr University Bochum, IEE Working Papers. 2003. Vol. 174.
        14 Laeven L.,Majnoni G. Does Judicial Efficiency Lower the Cost of Credit? World Bank Policy Research Working Paper 3159. 2003. October.
        15 См., например, Vanssay, X., Spindler Z. A. Freedom and growth: Do constitutions matter? // Public Choice 1994. Vol. 78. Р. 359-372; Easton S., Walker M. Income, Growth and Economic Freedom// American Economic Review. 1997. May. Р. 328-332; Davidson, Sinclair. Economic and Political Freedom as Determinants of the 1997-98 Financial Crisis. Working paper. 2002. http://papers.ssrn.com/sol3/papers.cfm?abstract_id=290228; Mixon J. W., Roseman G. H. Male-Female Life Expectancy and Economic Freedom // The Journal of Private Enterprise. 2003. Vol. 19,1 (Fall), Р. 1-20; Vega-Gordillo M., _lvarez-Arce J. L. Economic Growth and Freedom: A Causality Study// Cato Journal, Fall. 2003. Vol. 23 (2). Р.199-215.
        16 Baxter M., Stockman A. C. Business cycles and the exchange-rate regime: Some international evidence // Journal of Monetary Economics. 1989. Vol. 23. Р. 377-400; Backus D. K., Kehoe P. J., Kydland, F. E. International real business cycles // Journal of Political Economy. 1992. Vol. 100 (4). Р. 745-775.
        17 Fama E. F. Forward and Spot Exchange Rates // Journal of Monetary Economics. 1984. Vol. 14. Р. 319-338; Froot K. A., Thaler R. H. Anomalies: Foreign Exchange // Journal of Economic Perspectives. 1990. Vol. 4. Р. 179-192.
        18 World Economic Outlook. The Global Demographic Transition. IMF. 2004. September. http://www.imf.org/external/pubs/ft/weo/2004/02/
        19 Страны первой группы минус Тайвань и Гонконг плюс Мексика, Чехия и Словакия.
        20 International Financial Statistics Yearbook. 2004 (IMF, 22.09.04). www.imf.org.
        21 Gwartney J., Lawson R. The Concept and Measurement of Economic Freedom. 2001 (Presented to "The Analysis and Measurement of Freedom: Theoretical, Empirical, and Institutional Perspectives", a Conference held in Palermo Italy, Sept. 27-29; см. также Gwartney J., Lawson R., Block W. Economic Freedom of the World Reports (Vancouver: Fraser Institute). www.freetheworld.com
        22 Предполагается, что кредитная ставка зависит от ставки по депозитам.
        24 Вклад оценивался с помощью регрессионных бета-коэ.
        25 МГУ им. М. В. Ломоносова, 2004.
        26 Для банковского сектора данные вопросы см.: Hetzel R. L. Too Big to Fail: Origins, Consequences, and Outlook. Federal Reserve Bank of Richmond // Economic Review. 1991. November/December. Р. 3-15; Roth M. and the Stability of the Banking System: Some Insights from Foreign Countries // Business Economics. 1994. October. Р. 43-49; Stern G. H. Too-Big-to-Fail Problem. Federal Reserve Bank of Minneapolis// The Region. 1997. September; Gup B. Too-big-to-Fail: An International Perspective. Chapter 5 in Bank failures in the major trading countries of the world: Causes and remedies. Westport, CT: Quorum Books. 1998. Р. 69-88. Проблематика мягких бюджетных ограничений в целом анализируется в кн.: Тамбовцев В. Л., Шаститко А. Е. Мягкие бюджетные ограничения в российской экономике: влияние на условия конкуренции, реструктуризацию и конкурентоспособность отечественных товаропроизводителей / В кн.: Шаститко А. Е. Три исследования по конкурентной политике. М.: БЭА-ТЕИС, 2002 .
        27 Антимонопольный контроль не входит в функции Центробанка России. См.: Кокорев Р. А., Данилова А. В. Антимонопольная политика и развитие конкуренции на финансовом рынке. М.: БЭА - ТЕИС, 2003.
        28 Panzar J., Willig R. Free Entry and the Sustainability of Natural Monopoly // Bell Journal of Economics. 1977. Vol. 8, No. 1. Р. 1-22; Baumol W. Contestable Markets: An Uprising in the Theory of Industry Structure // American Economic Review. 1982. Vol. 72, No. 1. Р. 1-15; Schwartz M., Reynolds R. Contestable Markets: An Uprising in the Theory of Industry Structure: Comment // American Economic Review. 1983. Р. 488-490.
        29 Концепция программы повышения уровня защиты прав собственности и контрактных прав для Российской Федерации предложена в материале: Тамбовцев В., Шаститко А. Упорядочение отношений собственности: структура проблемы, индикаторы, направления действий. Доклады РЕЦЭП, № 2 (6). М.: 2005.
        30 Acemoglu D., Johnson S. Unbundling Institutions. MIT, Massachusetts, Department of Economics. 2003. July.

    • Рейтинг
    • 0
    Оставить комментарий
    Добавить комментарий анонимно, введите имя:

    Введите код с картинки:
    Добавить комментарий как авторизованный посетитель: Войти в систему

    Содержание (развернуть содержание)
    Факты и комментарии
    Механизмы рефинансирования банков
    Эволюция системы рефинансирования в России: история, проблемы и пути развития
    Стратегическое планирование в банках россии
    Стратегии развития российских банков
    Швейцарский банк пришел в Россию
    Инвестиционный анализ и оценка стоимости кредитной организации
    Юридические аспекты приобретения банка
    Вклад государства в формирование величины кредитной ставки
    Ничего лишнего, ничего нового
    Исследование российского рынка слияний и поглощений
    Стратегии слияний и поглощений в России
    Несовершенство акционерного законодательства России: в чью пользу?
    Новости
    Страховые компании как институциональные инвесторы на рынке ценных бумаг
    Управление активами страховых компаний
    Розничный продукт для розничного инвестора
    Преодоление монополизма институтов инфраструктуры финансового рынка и развитие их тарифной политики
    Статусная ответственность профессиональных участников рынка ценных бумаг: понятие и признаки
    Электронный документооборот - наше общее будущее
    Цели и задачи учетной системы на ближайшую перспективу
    Переход с бумажного на электронный документ. К чему готовиться
    Договырные отношения между регистраторами и номинальными держателями: плюсы и минусы
    Программное обеспечение и потребности пользователей разработка и опыт эксплуатации системы электронного документооборота
    Актуальные вопросы взаиможействия фондовых рынков казахстана и россии
    Роль рынка ценных бумаг в экономике азербайджана
    Особенности создания и функционирования расчетно-учетной системы рынка ценных бумаг Грузии
    Особенности инфраструктуры российского рынка. Совместная работа над ее улучшением

    • Статьи в открытом доступе
    • Статьи доступны на платной основе
    Актуальные темы    
     Сергей Хестанов
    Девальвация — горькое лекарство
    Оптимальный курс национальной валюты четко связан со структурой экономики и приоритетами денежно-кредитной политики. Для нынешней российской экономики наиболее логичным (и реалистичным) решением бюджетных проблем является девальвация рубля.
    Александр Баранов
    Управление рисками НПФов с учетом новых требований Банка России
    В III кв. 2016 г. вступили в силу новые требования Банка России по организации системы управления рисками негосударственных пенсионных фондов.
    Варвара Артюшенко
    Вместе мы — сила
    Закон синергии гласит: «Целое больше, нежели сумма отдельных частей».
    Сергей Майоров
    Применение blockchain для развития биржевых технологий и сервисов
    Распространение технологий blockchain и распределенного реестра за первоначальные пределы рынка криптовалют — одна из наиболее дискутируемых тем в современной финансовой индустрии.
    Все публикации →
    • Rambler's Top100