Casual
РЦБ.RU

О недействительности подписи вексельного должника

Сентябрь 2005


    В данной статье рассматриваются уголовно-правовые и гражданские риски у векселедержателя, возникающие в ситуациях, когда вексельный должник отказывается оплачивать вексель, мотивируя это тем, что автограф, проставленный в векселе, не создает обязательств для лица, поименованного в качестве вексельного должника.

РАЗГРАНИЧЕНИЕ СИТУАЦИЙ

    Возможны две ситуации, когда вексельный должник отказывается оплачивать вексель. В первой ситуации вексельный должник ссылается на подлог подписи, т. е. утверждает, что подпись на векселе выполнена иным лицом, нежели уполномоченный представитель. Обычно это неустановленное лицо.
    В качестве примеров подобного рода можно привести, скажем, такие, когда вексельный должник заявляет о подлоге подписи на векселях, которые, вроде бы, значатся в списках ранее выданных. Или когда вексельный должник заявляет, что он вообще не выдавал таких векселей и что вексель полностью поддельный.
    Во второй ситуации вексельный должник ссылается на то, что представитель, поставивший свою подпись на векселе, не имел соответствующих полномочий на подписание векселя. Следовательно, его автограф не может создавать обязательств для того лица, от имени которого этот автограф проставлен. В этих случаях лицо, поставившее свою подпись на векселе, как правило, известно вексельному должнику.
    В ситуациях второго рода вексельный должник (обычно это организация) приводит векселедержателю устное или письменное объяснение того, почему подпись представителя не создает вексельных обязательств у этой организации. При этом называются самые разные причины. Например, в силу положений устава организации данное лицо не имело права обязываться по векселям от имени организации. Или другое: векселедержателю предъявляется протокол решения коллегиального органа управления, которым данный представитель был освобожден от должности еще задолго до подписания им векселя. Кроме того, представители вексельного должника могут сослаться на то, что лицо (руководитель организации), чья подпись стоит на векселе, на момент подписания векселя находилось в длительной командировке (в лечебном стационаре, отпуске, прогуле и т. д. - это не меняет дела) и возложило все свои обязанности на своего заместителя, а потому не имело полномочий само подписывать вексель, или обосновывает свои возражения против оплаты векселя тем, что подпись руководителя, не заверенная печатью организации, не образует вексельных обязательств. В настоящей статье мы не будем давать оценку правомерности подобных ссылок.
    Общим в этих ситуациях является то, что со стороны вексельного должника фактически заявляется возражение против оплаты векселя, мотивированное тем, что автограф, проставленный на векселе, не создает обязательств для лица, поименованного в качестве вексельного должника, в первом случае ввиду подделки этого автографа, а во втором ввиду пороков правосубъектности лица, проставившего автограф. Различаются ситуации тем, что в первом случае лицо, проставившее автограф, не установлено, а во втором это лицо известно. В первом случае неизвестны также обстоятельства проставления на векселе указанной подписи, во втором эти обстоятельства, как правило, известны.
    Указанные общие признаки и различия предопределяют и процессуальную технологию заявления соответствующих возражений, и технологию доказывания и квалификацию деяния.

ЕСТЬ ПОДДЕЛКА, НО ЕСТЬ ЛИ ПРЕСТУПЛЕНИЕ?

    Ситуации первого рода позволяют поставить вопрос о наличии признаков объективной стороны преступления, квалифицируемого по ст. 186 УК РФ (сбыт поддельных ценных бумаг). Однако ссылка на то, что подпись на векселе поставлена иным лицом, нежели уполномоченный представитель вексельного должника, будет восприниматься как ссылка на подделку ценной бумаги лишь в тех случаях, когда чужая подпись выполнена с подражанием подписи известного лица, которое обычно обязывается по векселям. В случаях когда не было подражания известной подписи, говорить о подделке вряд ли возможно. Дело в том, что понятие <подделка ценных бумаг> применительно к уголовному судопроизводству в свое время было раскрыто Верховным судом РФ. Суд указал, что при решении вопроса о наличии либо отсутствии в действиях лица состава преступления, предусмотренного ст. 186 УК РФ, необходимо установить: имеют ли поддельные ценные бумаги существенное сходство по форме, размеру, цвету и другим основным реквизитам с находящимися в обращении подлинными ценными бумагами1.
    Квалификация факта предъявления векселя с подложной подписью к оплате в качестве признаков объективной стороны названного преступления открывает перспективы для инициирования механизма уголовно-правового преследования векселедержателя (или его представителя). Одним словом, лицо, предъявляющее вексель с поддельной подписью, в случае если поддельная подпись имеет внешнее объективное сходство с известной подписью представителя вексельного должника, рискует оказаться в водовороте уголовного судопроизводства, причем совершенно неожиданно для себя.
    Если смоделировать ситуацию предъявления векселя к оплате, то станет понятно, что ничто не препятствует вексельному должнику, располагающему сведениями о том, кто и когда предъявит к оплате тот или иной вексель, обратиться в правоохранительные органы с заявлением о возбуждении уголовного дела по ст. 186 УК РФ. При этом заявителю достаточно упомянуть о том, что ему стало известно, что такого-то числа, такое-то лицо предъявит ему к оплате такой-то подложный вексель с подложной подписью.
    Правоохранительные органы для подтверждения обстоятельств объективной стороны якобы готовящегося преступления, скорее всего, проведут проверку в момент предъявления векселя к оплате. К этому нет никаких ограничений. Не исключено, что в момент, когда ничего не подозревающий векселедержатель придет к вексельному должнику с целью предъявить вексель к оплате, в процесс вмешаются правоохранительные органы, выполняющие свою <работу>. Будет составлен протокол осмотра места происшествия. Вексель, вероятно, изымут в качестве вещественного доказательства, а незадачливого векселедержателя могут задержать.
    Далее возможно и возбуждение уголовного дела, в ходе следствия по которому будет назначена почерковедческая экспертиза подписи на векселе. Если результат экспертизы подтвердит факт подлога подписи, то задержанному векселедержателю не позавидуешь. Скорее всего, незамедлительно последует постановление о привлечении его в качестве обвиняемого, а также избрание меры пресечения в виде содержания под стражей (т. е. в следственном изоляторе), поскольку названный состав преступления при наличии квалифицирующих признаков обычно относится к категории тяжких.
    За отсутствием состава преступления подобные дела в большинстве случаев прекращаются лишь на стадии судебного разбирательства. А это означает, что обвиняемый может находиться под стражей довольно долго. Если же почерковедческая экспертиза выдаст заключение о том, что подпись не подделана, то производство по делу будет прекращено ввиду отсутствия состава преступления. Но до этого момента векселедержатель незаслуженно будет претерпевать весьма серьезные лишения в виде несвоевременного получения денег по векселю, а также в плане личных свобод.
    К сожалению, нельзя исключить, что указанный механизм в руках недобросовестного вексельного должника, пытающегося уклониться от исполнения вексельного долга, может стать орудием экономического, психологического и физического воздействия на <неугодного> векселедержателя. Ведь в отношении преступлений, указанных в ст. 186 УК РФ, механизм возбуждения уголовного судопроизводства не имеет специального регулирования и осуществляется по общим правилам. Мало того, что сам предъявитель векселя на некоторое время может быть ограничен в свободе, за время его нахождения в изоляторе в качестве обвиняемого или задержанного могут истечь сроки протеста векселя в неплатеже и векселедержатель утратит права на заявление регрессного иска.
    Для того чтобы названный печальный сценарий не стал инструментом воздействия на невиновного векселедержателя, ему необходимо помнить о некоторых моментах. Во-первых, факт подделки (или наличие поддельной) ценной бумаги является неотъемлемой частью объективной стороны преступления по ст. 186 УК РФ. В отсутствие этого факта (поддельной ценной бумаги) нет оснований к возбуждению уголовного дела по данному составу. Поэтому факт подлога (подделки) подписи должен проверяться не в ходе следствия по уголовному делу, а на этапе проверки признаков объективной стороны преступления, о котором будет заявлено. Без проверки этого факта возбуждение уголовного дела по ст. 186 УК РФ будет основано на допущениях и на предположениях о том, что бумага поддельная, а не на фактах, что категорически недопустимо.
    Во-вторых, как сказано выше, понятие <поддельная ценная бумага> предполагает обязательное сходство этой ценной бумаги с имеющимися в обороте настоящими ценными бумагами. Иными словами, работники правоохранительных органов для возбуждения уголовного дела по ст. 186 УК РФ при подозрении на подделку подписи должны иметь сведения о том, что подпись на предъявляемом векселе, якобы выступающем орудием посягательства, выполнена с подражанием подписи на имеющихся в обороте подлинных ценных бумагах. То есть сам поддельный вексель похож на конкретную, находящуюся в обращении ценную бумагу, а подпись на нем похожа на настоящие подписи уполномоченных лиц. Если факт сходства не установлен, то основания к возбуждению уголовного дела также отсутствуют. При этом нужно учитывать, что, в отличие от случаев денежного оборота или оборота государственных ценных бумаг, образцы векселей не утверждаются от имени государства. Ввиду этого сведения о <правильном> (или должном) содержании, наличии или отсутствии аваля, внешнем виде, размере, признаках технической защиты, а также сведения о том, как должна выглядеть подпись обязанного лица, не могут быть получены неопределенным кругом лиц от публичного лица (из содержания нормативных правовых актов государственных органов). Эти сведения могут быть получены лишь от самого векселедателя (или от иного обязанного по векселю лица) в частном порядке, поскольку закон не обязывает векселедателя раскрывать их публично.
    Как мы писали ранее2, для оценки подложности подписи требуется заключение независимого эксперта, а то лицо, чья подпись подделана, должно быть доступно для экспертизы, для того чтобы у него взять образцы почерка и получить личный отказ от подписи на подложном векселе. Конечно, для оценки сходства поддельного векселя с имеющимися в обороте документами независимый эксперт не нужен, это оставлено на усмотрение работников правоохранительных органов, что также создает определенный риск для векселедержателя.
    Только в том случае, если эти факты подтвердятся (лицо, чья подпись подделана, откажется от своей подписи на векселе, выдаст образцы своего почерка, эксперт даст однозначно утвердительное заключение о том, что подпись на векселе выполнена иным лицом, нежели уполномоченный представитель, а следователи убедятся в том, что вексель с подложной подписью похож на конкретный документ), можно говорить о том, что мы имеем дело с подложной ценной бумагой. При попытке предъявить ее к оплате образуются признаки объективной сторо ны преступления, предусмотренного ст. 186 УК РФ. Пока нет сведений, подтверждающих факт подлога, нет оснований к возбуждению уголовных дел по ст. 186 УК РФ.
    Следует отметить, что сегодня правоохранительные органы возбуждают дела по ст. 186 УК РФ вопреки названным правилам, так как эти правила прямо нигде не зафиксированы в выводах судебной практики на уровне ВС РФ. Проверка того, является ли документ подделкой (вместе с проверкой подлинности подписи), происходит в ходе следствия по возбужденному делу, а не до него. Наличие (или отсутствие) на рынке сходных по внешнему виду документов нередко следствием вообще не проверяется, адвокаты и обвинение на это обстоятельство не ссылаются, а суды попросту игнорируют. Разумеется, что следователю гораздо проще проверять названные обстоятельства в рамках следствия, а не до этого. Но в данном случае неудобство, испытываемое правоохранительными органами при получении доказательственной базы, не может оправдывать ни безосновательное возбуждение уголовного дела, ни задержание предъявителя векселя.

КОГДА ПОДДЕЛКА ЕСТЬ, А ПРЕСТУПЛЕНИЯ НЕТ

    При установлении (и доказанности) факта подделки подписи на векселе наш незадачливый векселедержатель может выйти <сухим> из водоворота уголовного преследования лишь за отсутствием в его действиях вины. Однако подлог подписи, скорее всего, не позволит ему получить платеж по векселю от вексельного должника даже через прямой гражданский иск. Регрессный гражданский иск к индоссантам может быть осложнен пропуском сроков на протест (которые текут независимо) ввиду того, что держатель векселя подвергался уголовному преследованию. Могут ли эти сроки быть продлены по решению суда, если векселедержатель по объективным причинам не обратился к нотариусу за протестом, т. е. когда предъявление к оплате состоялось, а протест нет, по обстоятельствам, не зависящим от векселедержателя? Вопрос о возможности опротестовать вексель в сроки, превышающие 2 дня, в случаях, когда протест не был совершен по обстоятельствам, не зависящим от векселедержателя, является сегодня проблемным.
    Чужая подпись не может обязывать в гражданском обязательстве то лицо, от имени которого она противоправно была поставлена. Правда, вексельный должник в этом случае обязан будет вновь доказывать факт подлога подписи теперь уже в рамках гражданского судопроизводства. Вексельному должнику нужно помнить, что он не сможет обосновать свои возражения против требования об оплате векселя результатами экспертизы, проведенной в рамках расследования по уголовному делу, если по нему не вступил в законную силу приговор суда и дело было прекращено за отсутствием состава преступления. Необходимо еще раз подчеркнуть, что обязанность доказать факт подделки подписи в гражданском иске лежит на вексельном должнике, который на это ссылается. На это неоднократно указывали суды.
    Если формальному вексельному должнику все же удается доказать факт подлога подписи его представителя, то он освобождается от платежа. Как разъяснено Высшими судами, подложная подпись векселедателя не может обязывать лицо, от имени которого вексель подписан, однако подписи других лиц (индоссантов, авалиста) не теряют силы3. В этом случае должна применяться норма ст. 7 Положения о переводном и простом векселе. Согласно нормам ст. 7 Положения, если на векселе имеются подложные подписи, то подписи других лиц не теряют силы. Это означает, что вексельные требования (в том числе и регрессные) могут быть предъявлены как к самому физическому лицу, которое фактически поставило на векселе поддельную подпись, так и к индоссантам и авалистам векселя. Сложность положения векселедержателя заключается в том, что в случае подделки подписи это лицо ему не известно. Предъявление иска к лицу, непосредственно подписавшему вексель с превышением полномочий, возможно лишь в ситуациях второго рода, когда должник ссылается не на подделку, а на пороки правосубъектности подписанта.
    Следует обратить внимание на то, что в гражданских делах суды порою дают неоднозначную оценку факту подлога (подделки) подписи. Нам встретилась точка зрения, согласно которой, по мнению суда, подлог подписи образует дефект формы векселя. Суд, исследовав доказательства, полученные от независимого эксперта, пришел к следующему выводу: <Поскольку, как установлено назначенным арбитражным судом г. Москвы экспертным учреждением, подписи уполномоченных от имени векселедателя лиц на спорном векселе выполнены не этими лицами, а с подражанием подписям этих лиц, то данное обстоятельство влечет именно дефект формы векселя, и одного этого основания было достаточно для отказа в удовлетворении иска о взыскании вексельного долга>4. Представляется, что данный вывод не соответствует нормам вексельного законодательства. Ведь доказанный подлог подписи означает лишь отсутствие обязательств лица, от имени которого эта подпись поставлена, но не отсутствие подписи (отсутствие реквизита).
    В случаях когда отказ в платеже происходит со ссылкой на поддельную подпись, но инициирования уголовного преследования не происходит, многие крупные плательщики прибегают к практике изъятия у векселедержателя поддельных, по их мнению, векселей. Как следует относиться к этому явлению?
    Мы считаем такое изъятие в корне неправомерным. Такие действия нарушают права векселедержателя на предъявление регрессных исков, а также право, установленное ст. 147 ГК РФ, на предъявление требования об исполнении по ценной бумаге к лицу, передавшему поддельный или подложный вексель. Если векселедатель предпринимает действия с тем, чтобы обезопасить себя от неосторожной оплаты векселя с поддельной подписью, то этими действиями не должны быть нарушены права векселедержателя на своевременное получение платежа, совершение протеста и регресс, установленные ст. 34, 44, 53 и 70 Положения. Векселедержатель, у которого вексельным должником при предъявлении векселя к оплате он был изъят в связи с обнаружением подделки, может предпринять следующие шаги. Во-первых, у него есть право подать иск об истребовании от вексельного должника неправомерно изъятого векселя и возмещении убытков, причиненных этим. Во-вторых, отсутствие на руках у векселедержателя векселя в данном случае не препятствует заявлению вексельного иска к вексельному должнику (в том числе и к регрессному). При этом в исковом заявлении нужно указать, что спорный вексель находится у вексельного должника (изъят им) и привести этому доказательства5. Правда, специалисты указывают, что сложившаяся арбитражная практика, в соответствии с которой суд требует обязательного представления истцом подлинника векселя, препятствует одновременному заявлению исков в различных арбитражных судах6.
    Если же вексельный должник попросту отказал в платеже со ссылкой на подлог подписи и вексель остался у векселедержателя, то у него открываются следующие возможности. Первая: обратиться с вексельным иском к прямому вексельному должнику (в этом случае тот принужден будет доказывать подлог подписи). Вторая: обратиться с вексельным иском к регрессному должнику (в этом случае этот должник не сможет сослаться на подлог подписи прямого вексельного должника). Третья: заявить требование об исполнении по ценной бумаге к лицу, передавшему ему вексель на основании норм ст. 147 ГК РФ.

    Примечание
    1 Постановление Пленума ВС РФ от 28 апреля 1994 г. № 2 (в редакции от 17 апреля 2001 г.).
    2 Гудков Ф. Об экспертизе векселей // РЦБ. 2004. № 18. С. 68-70.
    3 См.: Пункт 12 Постановления Пленума Верховного суда РФ и Пленума Высшего арбитражного суда РФ от 4 декабря 2000 г. № 33/14.
    4 Постановление ФАС Московского округа от 1 июля 2003 г. по делу № КГ-А40/4131-03.
    5 См.: Пункт 6 Постановления Пленума Верховного суда РФ и Пленума Высшего арбитражного суда РФ от 4 декабря 2000 г. № 33/14.
    6 Новоселова Л. А. Вексель в хозяйственном обороте. М.: Статут, 2003. С. 74.

  • Рейтинг
  • 0
Оставить комментарий
Добавить комментарий анонимно, введите имя:

Введите код с картинки:
Добавить комментарий как авторизованный посетитель: Войти в систему

Содержание (развернуть содержание)
Факты и комментарии
Исторический максимум
Есть рекорд!
Во что инвестируют ПИФы недвижимости?
Роль специализированного депозитария
Фондовая война в Украине
О новой концепции Закона "О производных финансовых инструментах"
Потребительский рынок и пищевая промышленность
Акции "второго эшелона" на ФБ ММВБ: тенденции и перспективы
Почувствуйте розницу!
ОАО "Аптечная сеть 36,6": температура в норме
История ценообразования на рынке брокерских услуг
Рынок IR в России только начинает формироваться
Голосование по доверенности
Профучастник как агент холдинга на рынке корпоративного контроля
Новости
Вексельный рынок: итоги января-июля 2005 г.
О недействительности подписи вексельного должника
АО "Банк "Каспийский"" на казахстанском вексельном рынке
Новости законодательства, Группы ММВБ, МАБ СНГ, World News
Деятельность УЗРТСБ на товарном рынке Узбекистана
Роль финансового рынка в развитии банковской системы России и стран СНГ
Деятельность международной ассоциации бирж стран СНГ и перспективы консолидации финансовой инфраструктуры
Республиканской фондовой бирже "Тошкент" - 11 лет
Прогноз развития рынка IPO
О кандидатах на IPO на российском рынке
Основные тенденции экономического развития стран-участниц ЕЭП в первом полугодии 2005 г.

  • Статьи в открытом доступе
  • Статьи доступны на платной основе
Актуальные темы    
 Сергей Хестанов
Девальвация — горькое лекарство
Оптимальный курс национальной валюты четко связан со структурой экономики и приоритетами денежно-кредитной политики. Для нынешней российской экономики наиболее логичным (и реалистичным) решением бюджетных проблем является девальвация рубля.
Александр Баранов
Управление рисками НПФов с учетом новых требований Банка России
В III кв. 2016 г. вступили в силу новые требования Банка России по организации системы управления рисками негосударственных пенсионных фондов.
Варвара Артюшенко
Вместе мы — сила
Закон синергии гласит: «Целое больше, нежели сумма отдельных частей».
Сергей Майоров
Применение blockchain для развития биржевых технологий и сервисов
Распространение технологий blockchain и распределенного реестра за первоначальные пределы рынка криптовалют — одна из наиболее дискутируемых тем в современной финансовой индустрии.
Все публикации →
  • Rambler's Top100