Casual
РЦБ.RU

По страницам старых депозитариумов

Август 2005


    В связи с возобновлением выпуска <Депозитиариума> автор анализирует содержание самого первого журнала, вышедшего в октябре 1997 г. Это был год активного противостояния Центробанку и ФКЦБ России, при этом множество событий произошло именно в депозитарной области. Многое из происшедшего в 1997 г. до сих пор определяет состояние российского рынка ценных бумаг. Бурные события 1997 г. нашли свое отражение на страницах журнала.

    Наш фондовый рынок очень молод. Он моложе любого работающего на нем. Официальной даты начала существования российского фондового рынка нет. В 1996 г. при выпуске памятной медали за исходную точку было принято Постановление № 601 <Положение об акционерных обществах>1. Если согласиться с этой посылкой, то можно сказать, что российский фондовый рынок начался 25 декабря 1990 г. То есть в этом году мы <отпразднуем> его 15-летие. Конечно, эта дата весьма условна и годится не более чем для организации юбилейных торжеств, но все-таки 15 лет - это уже немало. Времена были бурные, многие события наложились друг на друга, что-то начинает забываться. Ветеранам пора начинать вспоминать прошедшие дни, а то скоро мы все забудем, и молодежь начнет спрашивать: <Что не поделили ФКЦБ и Банк России и зачем нужны были депозитарии-попечители?> А если серьезно, то вспоминать старое не только интересно, но и полезно. Надо отчетливо осознавать, насколько далеко мы ушли от исходной точки и не ходим ли подчас по кругу, время от времени наступая на грабли, лежащие в том же самом месте.
    Рынок ценных бумаг многолик, но в этой статье в основном коснемся депозитарной тематики, поскольку автор, будучи ветераном фондового рынка, занимается депозитариями с 1991 г.
    Лучше вспоминать давние события всего, листая страницы старых газет и журналов, и жизнь дает нам хороший повод для этого. В 2005 г. после долгого перерыва наконец-то возобновился выпуск журнала <Депозитариум>. Давайте почитаем старые журналы. Многое из попавшего на их страницы до сих пор актуально и интересно, особенно в сопоставлении с происходящим в настоящее время. Попробуем вспомнить прежние события и попытаемся понять, как наши сегодня проблемы вырастали из того, еще не прошедшего до конца, времени.

ПЕРВЫЙ НОМЕР, ПЕРВАЯ СТРАНИЦА

    Первый номер <Депозитариума> появился в октябре 1997 г. Кто не работал на фондовом рынке в 1996-1997 гг., тот многое потерял. Героическое, хотя и несколько бестолковое, было время. Итак, год 1997-й. Октябрь. Посмотрим <Депозитариум> № 1 (далее - Д1).
    Сразу обращает на себя внимание не совсем обычный цвет бумаги. В № 1 <Депозитариума> номере она немного белесая с желтизной. Начиная со № 2, желтая бумага станет визитной карточкой <Депозитариума>. Традиция эта продержится до мая 1999 г., и только № 6 (15) за 1999 г. вместо желтой бумаги в первый раз выйдет на белой. Не берусь судить, почему это произошло. То ли желтая бумага закончилась, то ли посчитали, что белая обойдется дешевле, то ли решили, избежать упреков в желтизне, но больше журнал на желтой бумаге не выходил. На пользу <Депозитариуму> это не пошло. Последний бумажный выпуск был напечатан в феврале 2000 г. (№ 1 (20)), затем последовали еще два электронных номера, после чего журнал был закрыт и не выходил до 2005 г. Мы сейчас говорим о 1997 г., поэтому не время обсуждать причины этого печального события. Одно могу сказать: мне кажется, что прекращение выпуска журнала стало ошибкой руководства НДЦ, и этой ошибкой был нанесен немалый урон репутации депозитария. Журнал читали и в России, и в соседних странах. В нем печатались интересные, хотя и не всегда бесспорные материалы. Его выпуск придавал НДЦ черты <методического центра> депозитарной деятельности в России.
    Первая страница Д1, как и весь журнал, скромна по дизайну. Издание не претендует на профессиональное оформление и скорее напоминает любительский бюллетень. Однако содержание самой первой страницы привлекает внимание: на ней напечатано оглавление номера, обращение главного редактора2 и небольшой блок новостей. В последующих номерах на месте обращения главного редактора обычно был какой-то ударный редакционный материал. Сделана страница хорошо - обложка информативна. Журнал вызывает интерес. Еще не открыв его, видишь содержание, любопытные новости и какую-то изюминку. Минимальными средствами достигается неплохой эффект. Все четыре новости весьма любопытны, но обсуждение их потребовало бы от нас слишком много времени и места, так что с сожалением пропустим их. Но вот на что нельзя не обратить внимания, так это на самый верх обложки Д1. Оказывается, <Депозитариум> - совместный проект НДЦ и ДКК, обе эти организации обозначены на первой странице. Да и в обращении главного редактора упоминается, что <Депозитариум> будут совместно выпускать НДЦ и ДКК. Этот альянс просуществовал в течение четырех номеров. Д5 в марте 1998 г. уже был выпущен НДЦ с ММВБ и без ДКК. Факт совместного, пусть кратковременного, выпуска журнала двумя расчетными депозитариями интересен и поучителен. Мы обсудим его позже, а сейчас отметим, что бюллетень был заявлен как ежемесячный, и до Д4, это обещание соблюдалось. Однако уже Д5 вышел в марте, а всего в 1998 г. появилось 6 номеров, что, конечно, совсем немало с учетом дефолта и других катаклизмов 1998 г., но далеко не <ежемесячно>. В более спокойном 1999 г. формально вышло 10 номеров3, а в 2000 г. выпуск журнала прекратился. Так что реально <ежемесячности> не получилось. Возобновленному <Депозитариуму> хочется пожелать не повторить эту ошибку. Нет сомнений, что ежемесячный режим - это тяжелый труд, однако в выпуске журнала, как и в некоторых других делах, важна регулярность.

СУДЬБОНОСНЫЙ ПРОТОКОЛ

    Открыв журнал, сразу попадаешь в кипящие страсти того времени. Как сказано выше, времена были героические, не то, что сегодня, и нешуточные конфликты на фондовом рынке мало кого оставляли равнодушными. Автор тоже в меру сил и возможностей участвовал в активных <боевых> действиях, и кое-какие воспоминания4 свежи до сих пор. Время сглаживает страсти, и теперь уже можно глядеть на прошедшие баталии отстраненно и с некоторой долей иронии, но принадлежность к лагерю Банка России не может не накладывать отпечаток на восприятие ситуации. Так что заранее прошу прощения у тогдашних сторонников ФКЦБ, если мои комментарии покажутся им предвзятыми. Как известно, объективной истины не существует.
    На самой первой странице журнала находится <Протокол согласования разногласий по вопросам регулирования рынка ценных бумаг от 29 мая 1997 г.>, подписанный председателем ФКЦБ Д. В. Васильевым, заместителем министра финансов О. В. Вьюгиным и первым заместителем председателя Банка России С. В. Алексашенко. Более того, протокол утвержден первым заместителем председателя Правительства РФ А. Б. Чубайсом! Для того чтобы осознать значение этого документа, нужно вспомнить ситуацию, сложившуюся к весне 1997 г.
    Противостояние между Банком России и ФКЦБ в тот момент, кажется, достигло своего апогея. В депозитарной области осенью 1996 г. ФКЦБ приняла знаменитое Постановление № 205, с депозитариями-хранителями, депозитариями-попечителями и прочими неслыханными <ужасами>. У абсолютного большинства участников рынка оно вызвало резкое отторжение и породило волну упреков в адрес ФКЦБ. Разумеется, Банк России не мог остаться в стороне и возглавил движение <диссидентов>, тем более что в июле 1996 г. в Банке был принят свой документ по депозитарному учету - Инструкция № 446, а в апреле 1997 г. она вступила в силу. Эти документы в области регулирования напрямую не пересекались, но, по существу, они были антагонистичны.
    Здесь не место для подробного анализа Постановления № 20. Как свидетельство времени оно, безусловно, представляет интерес и должно быть внимательно рассмотрено. Но этот вопрос требует места и внимания. А пока выскажу кратко свою точку зрения на это постановление. Документ был написан крайне небрежно и непоследовательно, содержал целый ряд нестыковок с действующими нормативными актами и <букет> внутренних противоречий. Описываемая в нем депозитарная система была далека от классических западных образцов, при том что к 1997 г. уровень образования участников рынка в этой области был достаточным для понимания этого. Внедрение описанной модели принесло бы немало вреда фондовому рынку. Все это так, тем не менее не объясняет до конца того неприятия, которое вызвало это постановление. Мало ли за прошедшие годы было издано вредных документов, мешавших развитию рынка. Почему же именно Постановление № 20 подверглось столь жесткой критике? Да, у оппозиции был сильный лидер - Банк России. Но дело, мне кажется заключается, не только в этом. Постановление № 20 существенно влияло на сложившийся к тому времени депозитарный бизнес. Созданное ранее должно было быть разрушено в угоду интересам группы людей, посчитавшим возможным полностью проигнорировать все, что было сделано до них. И это не понравилось никому, кроме бенефициаров. Так что к весне 1997 г. после полугода конфликтов, даже в ФКЦБ поняли, что <перегнули палку> и что так нельзя. Так действительно нельзя. Даже если закон или любой другой нормативный документ пишут с самыми лучшими намерениями, авторы его обязаны учитывать сложившиеся реалии и следовать принципу <не навреди>. Хотелось бы, чтобы этот урок был хорошо усвоен. Сегодня это не менее актуально, чем в 1997 г.
    Вред от Постановления № 20 не исчерпывался тем, что в течение почти что года участники рынка вместо нормальной работы вынуждены были как-то к нему приспосабливаться, а также много времени уделять организации сопротивления. Это постановление не только предъявляло требования к одному депозитарию, но и описывало конструкцию учетной системы фондового рынка в целом. Предложенная модель оказалась неприемлемой и была отвергнута. Но, к сожалению, с водой был выплеснут и ребенок. Новое Постановление (№ 36) регламентировало только работу отдельного депозитария. Связи между депозитариями затрагивались вскользь. То есть отторжение неправильной конструкции оказалось настолько сильным, что участники процесса решили оставить все как есть и подождать с описанием архитектуры учетной системы, пока не улягутся страсти и не будет достигнуто общее понимание необходимости структурной регламентации. К сожалению, этого не случилось до сих пор, и немалая вина за то, что у нас до сих пор нет Центрального депозитария, лежит на Постановлении № 20, которое породило столь сильную <аллергию> на <наведение порядка>.
    Фронт противостояния между Центробанком и ФКЦБ был весьма широк и отнюдь не исчерпывался депозитарной деятельностью. Многое теперь не столь актуально, поэтому вспомним еще всего одну <горячую точку>. Но зато какую! Лицензирование! Дело в том, что до принятия закона <О рынке ценных бумаг> единого регулятора у рынка не было. До появления Комиссии по ценным бумагам эти функции выполняли Минфин, Банк России (для кредитных организаций7) и Госкомимущество в приватизационном сегменте. В конце 1994 г. Указом Президента РФ от 4 ноября 1994 г. № 2063 была создана Федеральная комиссия по ценным бумагам и фондовому рынку> при Правительстве РФ8, фактически унаследовавшая кадры и традиции Госкомимущества9. Затем функции главного регулятора были закреплены законом от 22 апреля 1996 г. № 39-ФЗ <О рынке ценных бумаг> за Федеральной комиссией по рынку ценных бумаг (ФКЦБ России), ставшей наследницей прежней комиссии. Однако был сегмент рынка, на который власть ФКЦБ фактически не распространялась, - это рынок ГКО/ОФЗ, созданный и управляемый Банком России в интересах Минфина. В 1997 г. объемы этого рынка достигли фантастических для России размеров, и государство в полной мере оценило его значимость, особенно в период выборов 1996 г. Конечно, именно тогда под рынок была заложена серьезная бомба в виде чрезмерного долга, но до дефолта оставалось еще больше года, а эффективность и технологичность организации рынка ГКО/ОФЗ делали этот сегмент уникальным, совсем не похожим на другие сектора, которые только начинали развиваться и находились еще во вполне первобытном состоянии. Поэтому даже ФКЦБ всерьез не предъявляла свои права на этот рынок10.
    Закон <О рынке ценных бумаг> (далее - Закон) обусловливал осуществление профессиональной деятельности получением соответствующей лицензии. Лицензирующим органом по Закону являлась ФКЦБ. Правда, она могла выдать генеральную лицензию другому лицензирующему органу, но могла этого и не делать. При подготовке закона, видимо, были достигнуты договоренности, что генеральная лицензия на лицензирование кредитных организаций будет выдана Банку России. Но обещать - не значит жениться, и к весне 1997 г. Банк России так и не получил генеральной лицензии. К тому же ФКЦБ постоянно пыталась вытеснить нелюбимые и неподконтрольные ей банки с фондового рынка, мотивируя это <американской моделью>, цитируемой в избранных фрагментах. Обстановка была крайне нервозной. По Закону кредитные организации имели право продолжать свою деятельность на фондовом рынке по старым правилам (то есть на основании банковской лицензии) в течение года с выхода Закона, т. е. до 22 апреля 1997 г. Время заканчивалось, и деятельность банков на фондовом рынке вот-вот могла стать нелегитимной. Правда, ФКЦБ в соответствии с Законом имела право продлить срок работы банков без лицензии еще на год, и под давлением рынка она продлила его до 1 октября 1997 г. Но острота ситуации этим не была снята. Другой стороной тактики ФКЦБ были попытки разделить российский рынок на два фрагмента: рынок госбумаг и рынок корпоративных бумаг. ФКЦБ была готова пока пожертвовать11 рынком госбумаг для того, чтобы взамен получить полный контроль над остальным рынком, в том числе и над деятельностью банков на нем. В полной мере разделение секторов не произошло, однако в какой-то степени границы сохранились до сих пор, что, на мой взгляд, не идет на пользу рынку.
    Урегулирование сложившейся ситуации происходило на самом высоком уровне, и подписанный протокол в значительной степени снял напряжение тех дней. ФКЦБ пришлось в значительной мере признать свои ошибки.
    Так в п. 1 Протокола утверждалось, что лицензия профучастника одна для всех сегментов рынка. Это блокировало дальнейшие попытки фрагментации
    В п. 4 было указано, что лицензирование и контроль профессиональной деятельности кредитных организаций на рынке ценных бумаг будет осуществлять Банк России, а ФКЦБ предписывалось в двухнедельный срок выдать Банку России генеральную лицензию на право лицензирования кредитных организаций. В п. 6 ФКЦБ было указано продлить до 1 января 1998 г. право работы банков на рынке ценных бумаг на основании банковских лицензий. Все это было выполнено, хотя и с некоторым опозданием, и, проведя осенью 1997 г. кампанию по лицензированию, Банк России обеспечил банкам право продолжить работу на фондовом рынке. Искусственно созданная проблема была успешно решена
    Что касается Постановления № 20, то в Протоколе ему был подписан <смертный приговор>. В п. 10 стороны соглашались создать рабочую группу для выработки <концептуальных принципов депозитарной деятельности>, согласовать и утвердить эту концепцию до 1 июля 1997 г., а затем до 1 октября 1997 г. подготовить и принять новое положение о депозитарной деятельности. Судьба депозитариев-хранителей и депозитариев-попечителей была решена. Самое удивительное, что этот пункт был полностью выполнен и почти в срок. К 1 июля был подготовлен, а 9 июля утвержден вполне разумный <Доклад о концептуальных подходах к месту и роли депозитарной деятельности на современном рынке ценных бумаг>.
    16 октября 1997 г. Постановлением ФКЦБ № 36 утверждено <Положение о депозитарной деятельности в Российской Федерации>, написанное в основном в соответствии с принципами этого доклада. Постановление № 36 заменило Постановление № 20, и депозитарии вздохнули спокойно. Постановление № 36 оказалось в основном нормальным и весьма <живучим> - оно действует до сих пор. Текст доклада опубликован в Д1, а Постановление № 36 - в следующем номере. Каждый из этих документов заслуживает отдельного внимания. Автору довелось принять участие в подготовке доклада и в написании Постановления № 36. Интересное было время!
    Итак, следует признать, что Протокол пусть временно, но <успокоил> фондовый рынок. Его содержание можно трактовать как поражение ФКЦБ. А если вспомнить последовавший незадолго до Протокола запрет на обращение лоббируемых ФКЦБ <бездокументарных векселей>, то масштаб неудач следует признать серьезным. Однако ФКЦБ не смирилась со своим <поражением> и впоследствии многое сумела отыграть назад. Но это уже совсем другая история.
    Конфликт ФКЦБ и Банка России, то затихая, то опять обостряясь, продолжался много лет. Видимо, дело было в названии организации, потому что, когда в 2004 г. ФКЦБ стала называться ФСФР, острота противостояния резко пошла на убыль. Нет нужды говорить, что рынку это идет на пользу.

НДЦ + ДКК = ЛЮБОВЬ?

    Дальше не менее интересно. На третьей странице, мы видим <Соглашение о намерениях> между НДЦ и ДКК, подписанное 9 июня 1997 г. Как отмечено в преамбуле, целью этого Соглашения является <реализация программы неотложных действий, направленных на создание единой системы депозитарного обслуживания рынка ценных бумаг>. Золотые слова! Да и в самом Соглашении сформулировано много здравых намерений и предложений. Но, видимо, что-то <не срослось>, и все эти чрезвычайно полезные мысли так и остались на бумаге. А жаль! Если бы все это было реализовано в 1997 г., не мучились бы мы сегодня проблемами сотрудничества и слияния НДЦ и ДКК, а давно имели бы нормальный Центральный депозитарий.
    Внизу на той же странице приведены выдержки из статьи в <Коммерсанте>, в которой Соглашение трактуется как очередной ход Центробанка в борьбе с ФКЦБ. Санкционируя дружбу подконтрольного Центральному банку НДЦ и принадлежащего участникам рынка ДКК, Банк России <дает понять, что намерен впредь прислушиваться к мнению участников фондового рынка>. Ну очень тонкая интерпретация.
    Соглашение было подписано директором НДЦ Г. Стародубцевой и президентом ДКК М. Лелявским. Стороны объявили это соглашение <открытым для присоединения к нему всех сторон, заинтересованных в создании единой инфраструктурной системы депозитарного обслуживания>, т. е. практически для всего прогрессивного человечества. И желающие присоединиться нашлись достаточно быстро. В июле к соглашению присоединилась РТС (протокол присоединения подписал президент РТС Д. Пономарев), а в августе с интервалом в 10 дней - СПВБ (протокол подписал управляющий М. Осеевский и, наконец, ММВБ (генеральный директор А. Захарова). То есть можно сказать, что практически все прогрессивное человечество, кроме явных сторонников ФКЦБ, оказалось в сборе. Остается только гадать, почему все это так и не сработало, и даже <Объединенный экспертный совет по торговле и расчетам на фондовом рынке>, проект положения о котором приведен в журнале, ни разу не собрался.
    НДЦ и ДКК планировали разработать, согласовать и использовать единые стандарты депозитарного обслуживания, создать программу поддержки региональных депозитарных организаций, перейти к использованию единой технической базы для дублирования информации, принять совместные меры к снижению рисков, проводить согласованную политику по отношению к международным расчетно-клиринговым организациям, совместно разработать и подготовить для регуляторов концепцию по созданию единой системы депозитарного обслуживания, расчетов и клиринга по ценным бумагам. И все это до конца 1997 г.! В общем, еще шаг, другой, и вот вам Центральный депозитарий. Читаешь и плачешь от умиления! Абсолютно верные слова. Так бы и расписался под каждым абзацем. Может, не надо придумывать ничего нового? А просто заново подписать этот протокол НДЦ и ДКК. И чтобы все те же участники к нему опять присоединились.
    В 1997 г. не удалось выполнить задуманное. Почему не получилось, как следует, договориться - это тема для отдельного разговора с участием активных игроков тех дней. Было бы интересно в этом разобраться, чтобы не повторять прошлые ошибки. А пока мы имеем то, что имеем. Любовь между НДЦ и ДКК, как это бывает в жизни, не сложилась.
    Отметим еще один интересный момент Соглашения (п. 8): НДЦ и ДКК решили совместно издавать специализированный бюллетень <Депозитариум>, т. е. первоначально НДЦ и ДКК собирались сотрудничать в издании журнала. Весьма похвальные и разумные намерения. Остается только пожалеть, что они должным образом не осуществились, и, начиная с № 5 <Депозитариума> ДКК перестала участвовать в выпуске журнала.
    В настоящий момент возобновленный <Депозитариум> выпускает НДЦ, а ДКК и ПАРТАД издают свои <инфраструктурные блоки> тоже с помощью журнала <Рынок ценных бумаг>, но каждая организация по отдельности. Странно это и, по-моему, смешно. Не так уж нас много, чтобы выпускать 3 <независимых депозитарных журнала>. Не лучше ли объединить усилия на общей платформе? Если о совместном издании журнала мы не можем договориться, то как же договариваться об объединении НДЦ и ДКК и создании на их базе Центрального депозитария?! Наверное, я что-то не понимаю? А может быть, лучше ничего не делать и подождать, пока сюда придет <Клирстрим>? Хорошая организация и депозитарную деятельность ведет исправно.

ИМПЕРИЯ НАНОСИТ ОТВЕТНЫЙ УДАР

    Было бы наивным считать, что ФКЦБ смирится со своим поражением. Такое мог вообразить только неисправимый идеалист. Сильные ответные удары были нанесены. Их последствия мы ощущаем на себе до сих пор.
    Самыми серьезными достижениями ФКЦБ в ответ на подписание Протокола следует признать принятие Указа об организации рынка акций Газпрома12 и Указа о Центральном депозитарии13.
    Газпромовская тематика не нашла отражения на страницах Д1, поэтому затронем ее коротко, хотя тема заслуживает гораздо более подробного рассмотрения. В Указе и Постановлении были приведены многочисленные особенности обращения акций Газпрома, что делало их абсолютно непохожими на остальные российские ценные бумаги. В частности, были определены 4 биржи, на которых могли совершаться сделки с акциями Газпрома, причем ни одну из этих бирж при самом благожелательном отношении нельзя было отнести к лидерам российского рынка. Естественно, одной их этих бирж стала Московская фондовая биржа, руководимая людьми, <идейно> близкими к руководству ФКЦБ. Помимо этого, хранить и учитывать акции Газпрома участникам рынка следовало в <депозитарно-расчетном союзе и депозитариях - членах этого союза>14. Разумеется, <Депозитарно-расчетный союз> контролировался той же группой участников рынка, что и МФБ. Данные Указ и Постановление действуют до сих пор и являются, хотя и не главным, но одним из препятствий в либерализации рынка Газпрома.
    Вообще с торговлей акциями Газпрома за прошедшие годы связано много любопытных сюжетов. Эта эпопея еще ждет своего летописца. За прошедшие годы рынок нашел способы смягчения принятых решений по газпромовским акциям, но все равно до стандартной схемы обращения пока еще далеко. Не так сложно (если есть административные возможности) создать оригинальную схему обращения какой-то ценной бумаги. Гораздо труднее потом от этого избавиться.
    Победа ФКЦБ была очевидна. Пролоббировав Указ, Комиссия в очередной раз продемонстрировала свои возможности взаимодействовать с тогдашним руководством Главного правового управления (ГПУ) Администрации Президента РФ, оформила свои особые отношения с Газпромом, вывела одну из наиболее интересных российских ценных бумаг из стандартных систем обращения и сделала попытку <раскрутить> близкие к себе инфраструктурные организации - МФБ и ДРС. К сожалению, дальнейшую судьбу этих организаций трудно считать успешной. После нескольких лет относительного благополучия, связанного с обслуживанием акций Газпрома, сегодня их положение вызывает большие опасения. Поэтому нельзя сказать, что победа ФКЦБ стала победой всего рынка. Скорее, наоборот.
    В газпромовском Указе была сделана <интересная заготовка>. В тексте упоминался не существовавший в тот момент <Центральный фонд хранения и обработки информации фондового рынка> и ФКЦБ предписывалось в месячный срок создать его в форме некоммерческой организации. Вокруг этого <фонда> и разгорелась нешуточная борьба.
    ГПУ15 подготовило проект Указа <Об обеспечении прав инвесторов и акционеров на ценные бумаги в Российской Федерации>, а Банк России <с участниками рынка> подготовили альтернативный вариант - указа под названием <Об обеспечении прав на ценные бумаги и мерах по развитию депозитарной системы>. Оба проекта опубликованы в Д1. Не будем тратить время на их сравнение, каждый, кто захочет, сможет посмотреть на них сам и сделать соответствующие выводы. Ограничусь лишь кратким замечанием, что уровни понимания того, что такое депозитарная система и ее основные функции, в этих документах несопоставимы.
    Если бы был принят проект Центробанка, то сегодня мы имели бы нормальную депозитарную систему. К сожалению, нередко главным является не качество документа, а близость написавшего к властным структурам. Тесный контакт ФКЦБ и тогдашнего руководства ГПУ Администрации Президента РФ в то время отмечали многие участники рынка, и результат не замедлил сказаться. В Д1 публикуется текст Указа Президента РФ <Об обеспечении прав инвесторов и акционеров на ценные бумаги в Российской Федерации> от 16 сентября 1997 г. № 1034, который очень похож на проект ГПУ и не имеет ничего общего с проектом Центробанка. В Указе декларировалось создание ГУП <Центральный депозитарий -Центральный фонд хранения и обработки информации фондового рынка> (далее - ЦД). Нет нужды говорить, что функции этой организации не имели ничего общего с функциями нормального Центрального депозитария. Указ стал еще одной большой победой ФКЦБ. Ее плоды мы пожинаем до сих пор.
    Через год было принято Постановление Правительства РФ от 10 июля 1998 г. № 741 <О мерах по созданию национальной депозитарной системы> образован ЦД и назначен его руководитель. Правда, фактически работать ЦД так и не начал. Причин, видимо, было много, но, наверное, одна из них заключалась в том, что в описанном варианте эта организация не имела никакого смысла и была вредна рынку. Тем не менее формально ЦД, кажется, существует до сих пор. Указ № 1034 и Постановление № 741 не отменены, и каждый раз, когда речь заходит о Центральном депозитарии, сразу начинаются вопросы, особенно у тех, кто не имеет прямого отношения к этой тематике: <Это то, что уже есть или что-то другое? А что делать с этим? Отменить указ?! Нет, это очень сложно!!>
    Так и живем без нормальной депозитарной системы. Остается надеяться, что недавно <лед тронулся> и подготовленный грамотный проект концепции закона <О Центральном депозитарии> поможет разорвать этот замкнутый круг.

НДЦ И ДКК - КАК МОЛОДЫ МЫ БЫЛИ!

    Любовь и дружба между НДЦ и ДКК, видимо, в тот момент находились в апогее, поэтому номер содержал много материалов о данных организацях: это Устав некоммерческого партнерства <Национальный Депозитарный Центр> (учредители Банк России и ММВБ), Устав (новая редакция) Закрытого акционерного общества <Депозитарно-клиринговая компания> и перечень его 29 акционеров. Материалы скучноватые и не очень подходят для журнальной публикации, но, видимо, должны были свидетельствовать о неотвратимом процессе дальнейшего сотрудничества этих организаций. Впрочем, сейчас, даже уставы читать интересно. Возьмем, например, список подписей акционеров ДКК. Большинство из них существуют до сих пор, но некоторые имена заставляют вспомнить о прошлом. Например, АОЗТ <Грант>, АОЗТ <Кассовый союз>, ТОО <Чейз Манхеттен Банк Интернешнл>, АООТ <ОНЭКСИМбанк>, АООТ <ИК "Ринако плюс">, ООО <Межбанковский кредитный союз>, ПАУФОР.
    В журнале достаточно подробно описана деятельность ДКК и приведена краткая история ее создания начиная с октября 1993 г. Напечатан список депонентов ДКК, состоящий на тот момент из 117 организаций.
    Дальше мы напечатан краткий очерк истории создания НДЦ, которому на тот момент не было и года. НДЦ был учрежден Центробанком и ММВБ 21 января 1997 г. и в октябре 1997 г. еще не приступил к ведению операционной работы. Отчитываться НДЦ было не в чем, поэтому в журнале приведен отчет об итогах деятельности Управления депозитарных операций ММВБ, на базе которого создавался НДЦ.
    Как молоды были обе эти организации: и ДКК, и НДЦ! Последний вообще еще <сам не умел ходить>, а ДКК, хоть и должна была вскоре отметить свое 4-летие, но депозитарием, в сущности, начала становится не так давно, будучи до этого по большому счету агентом по перерегистрации в реестрах. Все еще было таким мягким, не закостеневшим. Объединять эти организации тогда было бы намного легче, чем сегодня.

<А ПОТОМ УЖ ПРО МЕНЯ В ЧАСТИ "РАЗНОЕ">, ИЛИ СВОБОДНАЯ ПРЕССА КАК ЗЕРКАЛО ИСТОРИИ

    Последние несколько страниц Д1 занимает рубрика <Пресса о депозитариях>. Времена были бурные, и заметки несут на себе следы этих бурь. Представлено интервью зампреда Центробанка А. Козлова про разногласия между Центробанком и ФКЦБ, в котором, помимо прочего, речь идет об еще одном поражении ФКЦБ - запрет на обращение <бездокументарных векселей>. В данном случае описывается начало торгов акциями на ММВБ, при этом ММВБ характеризуется как <РТС для банков>. Далее размещено пространное интервью заместителя председателя бюджетного комитета Думы А. Головкова. Опять про войну Центробанка и ФКЦБ. Большое интервью зампредов Центробанка С. Алексашенко и А. Козлова - все про то же - подробно излагается и обосновывается позиция Центробанка. В нескольких местах упоминается депозитарий ОНЭКСИМбанка, который на тот момент был расчетным депозитарием ММВБ по операциям с акциями и справедливо считался одним из лучших банковских депозитариев. Затем размещены несколько острых материалов, относящихся к президентскому Указу о Центральном депозитарии - Центральный фонд хранения информации и ситуации вокруг этого Указа. Чуть дальше бросается в глаза фотография В. Сахарова, активно поддерживавшего ФКЦБ и являвшегося одним из основных ее интеллектуальных ресурсов в депозитарной и биржевой области.
    Там же опубликовано его интервью о Московской фондовой бирже (МФБ), главным конкурентами которой по его словам является ММВБ, а <с РТС можно договориться>. Затем следует статья, в которой рассказывается об альянсе МФБ, ДРС (Депозитарно-расчетный союз) и Газпромбанка с целью организации рынка акций Газпрома и сопоставляются силы этой, поддерживаемой ФКЦБ, группировки с центробанковским союзом НДЦ-ДКК-РТС-СПВБ-ММВБ. По подбору материалов видно, что <Депозитариум> находится на стороне Центробанка, хотя делаются попытки соблюсти <объективность>. В общем страсти кипят нешуточные. Прочитав эту подборку, можно, учитывая журналистскую поверхностность и далеко не всегда полную объективность, составить более или менее адекватное представление о происходивших событиях. Что и говорить: свободная пресса - зеркало истории!
    И даже единственное рекламное объявление вызывает ностальгию. Это приглашение <Института коммерческой инженирии>16 принять участие в 10-й рабочей встрече по вопросам развития инфраструктуры рынка ценных бумаг, проводимой А. Левенчуком. У кого из ветеранов фондового рынка не дрогнет сердце при воспоминаниях о встречах в <Юности> и о царившей на них обстановке? Кто может забыть многочасовые либертарианские речи А. Левенчука, остановить которого было невозможно? Романтическое было время!
    Так что не знаю, кому как, а автору было интересно заново пролистать Д1. Журнал был сделан хорошо и давал неплохое представление о происходящем в депозитарной области. Если читателям нового <Депозитариума> тема покажется интересной, то можно будет полистать последующие номера журнала.
    А участникам событий лет на рынке ценных бумаг, по-моему, стоит поделиться своими воспоминаниями и оценками. Кто забывает прошлое, обречен на повторение ошибок в будущем.

    * По материала прошлых номеров журнала <Депозитариум>.
    1 <Положение об акционерных обществах>, утвержденное Постановлением Совета Министров РСФСР от 25 декабря 1990 г.
    2 Главным редактором <Депозитариума> вплоть до приостановки его выпуска неизменно был Ю. Щегольков.
    3 Фактически 9, поскольку один выпуск имел сдвоенный номер.
    4 Например, о визите в составе <ударной группы ЦБ> к руководству ФКЦБ России для обсуждения первой редакции Постановления № 36.
    5 Постановление ФКЦБ России от 2 октября 1996 г. № 20 <Об утверждении Временного положения о депозитарной деятельности на рынке ценных бумаг Российской Федерации и порядке ее лицензирования>.
    6 Инструкция Банка России от 25 июля 1996 г. № 44 <Правила ведения учета депозитарных операций кредитных организаций в Российской Федерации>.
    7 На рынке ценных бумаг банки работали на основании банковской лицензии.
    8 Взамен работавшей <на общественных началах> Комиссии по ценным бумагам и фондовым биржам при Президенте РФ, созданной Распоряжением Президента РФ 9 марта 1993 г. № 163-РП.
    9 Достаточно напомнить, что первым председателем этой комиссии в декабре 1994 г. стал А. Б. Чубайс, которого сменил Д. В. Васильев.
    10 Даже закон, регулирующий эмиссию и обращения государственных бумаг, был другим: от 27 июля 1998 г. № 136-ФЗ <Об особенностях эмиссии и обращения государственных и муниципальных ценных бумаг>.
    11 Шансов <подмять> его на тот момент все равно не было.
    12 Указ Президента РФ от 28 мая 1997 г. № 529 <О порядке обращения акций Российского акционерного общества "Газпром" на период закрепления в федеральной собственности акций Российского акционерного общества "Газпром"> и связанное с ним Постановление Правительства РФ <О мерах по выполнению Указа Президента Российской Федерации от 28 мая 1997 г. № 529 ?>.
    13 Указ Президента РФ от 16 сентября 1997 г. № 1034 <Об обеспечении прав инвесторов и акционеров на ценные бумаги в Российской Федерации>.
    14 По-видимому, из-за технической небрежности в тексте Постановления было написано <депозитарно-расчетный союз> со строчной буквы, что породило надежды участников обойти это препятствие, создав свои депозитарно-расчетные союзы. Но не тут-то было. В интерпретации регулятора необходимо было вступить именно в ДРС - <Депозитарно-расчетный союз> с прописной буквы.
    15 По мнению участников рынка, совместно с ФКЦБ.
    16 В орфографии оригинала.

  • Рейтинг
  • 0
Оставить комментарий
Добавить комментарий анонимно, введите имя:

Введите код с картинки:
Добавить комментарий как авторизованный посетитель: Войти в систему

Содержание (развернуть содержание)
Факты и комментарии
Стабильные позиции рынка долгов
Субфедеральные займы: история рынка и анализ текущих тенденций
Роль банковской системы и фондового рынка в финансировании реального сектора
Фондовые качели последних лет - экономический анализ динамики индекса РТС
Между добром и злом Конкуренция на рынке спецдепозитарного обслуживания пенсионных накоплений Пенсионного фонда России
Особенности моделирования бизнеса генерирующих компаний
Анализ инвестиционной деятельности эмитентов субъектов РФ в СЗФО при выпуске акций в 2001-2004 гг.
Сколько стоит российский банк
Опыт методологии оценки пакетов акций компаний в России
Индексы и индикаторы рынка государственных облигаций России: методика расчета и интерпретация
Квалификационные требования к специалистам рынка ценных бумаг
Первые шаги регулирования деривативов
Структурированный коллар: построение сложных опционных продуктов
По следам форума
Как насчет "российского риска"?
Мы за сотрудничество!
Российские ценные бумаги - реалии и перспективы
Актуальные вопросы развития инфраструктуры российского фондового рынка
Проблемы консолидации расчетно-депозитарной инфраструктуры Российского фондового рынка
О технологической платформе Центрального депозитария
Практические шаги Национального депозитарного центра на пути создания Национального центрального депозитария
Финансовый рынок на распутьи: куда, зачем, как?
Операционная инфраструктура в России: взгляд западно-европейских и американских участников рынка
По страницам старых депозитариумов

  • Статьи в открытом доступе
  • Статьи доступны на платной основе
Актуальные темы    
 Сергей Хестанов
Девальвация — горькое лекарство
Оптимальный курс национальной валюты четко связан со структурой экономики и приоритетами денежно-кредитной политики. Для нынешней российской экономики наиболее логичным (и реалистичным) решением бюджетных проблем является девальвация рубля.
Александр Баранов
Управление рисками НПФов с учетом новых требований Банка России
В III кв. 2016 г. вступили в силу новые требования Банка России по организации системы управления рисками негосударственных пенсионных фондов.
Варвара Артюшенко
Вместе мы — сила
Закон синергии гласит: «Целое больше, нежели сумма отдельных частей».
Сергей Майоров
Применение blockchain для развития биржевых технологий и сервисов
Распространение технологий blockchain и распределенного реестра за первоначальные пределы рынка криптовалют — одна из наиболее дискутируемых тем в современной финансовой индустрии.
Все публикации →
  • Rambler's Top100