Casual
РЦБ.RU

Медленный старт медленной реформы

Июль 2005


    У пенсионной реформы в России было несколько целей: во-первых, начать решать фундаментальную проблему старения населения; во-вторых, сформировать пул долгосрочных финансовых ресурсов для инвестирования в российскую экономику. По некоторым причинам реформа произошла лишь формально, не принеся никаких реальных изменений. В настоящей статье анализируются причины происшедшего и даются рекомендации по улучшению ситуации.

    Амбициозная программа пенсионной реформы в России, начатая 3 года назад, похоже, потеряла свою движущую силу. На счетах, подконтрольных правительству, впечатляющими темпами накапливаются средства. Но основная задача реформы - увеличить шансы сегодняшних рабочих получить достойную пенсию - находится в опасности из-за апатии и непонимания, а также решительного противодействия укоренившейся бюрократии.
    Большинство постиндустриальных обществ не в состоянии более нести финансовое бремя, основанное на популярном мнении, что достойная пенсия должна обеспечиваться государством или корпорацией. Демографическая ситуация усугубляет эту проблему: если в ХХ в. налоги, выплачиваемые работающим населением, могли обеспечивать пенсию относительно небольшому количеству престарелых граждан, то сегодня быстрорастущее число долгожителей требует больше средств от уменьшающего количества молодежи. И хотя, к сожалению, в целом российские пенсионеры живут меньше, чем американские или европейские, демографическая ситуация остается не менее острой из-за плохого здоровья нации, а также падения рождаемости и отрицательного прироста населения.
    Первый срок В. Путина на посту Президента РФ был ознаменован попыткой дать либеральный ответ на проблему пенсий: была запущена прогрессивная реформа частичной приватизации государственной пенсионной системы. Новый подход сохранял гарантированные федеральные выплаты (что сегодня в среднем составляет 69 долл. в месяц), позволив участникам отчислять обязательные 26% пенсии в управление частными компаниями. Если применить эту идею к системе США, получится, что правительство поощряет работающее население отчислять часть налога по социальному обеспечению на объединенные счета под управлением таких компаний, как Fidelity или Vanguard. И несмотря на то что будущий пенсионер берет на себя больший риск, инвестируя в более волатильный рынок облигаций и акций, история доказывает, что долгосрочные вложения приносят больший доход. Таким образом, участники пенсионной реформы имеют возможность скопить больше сбережений к пенсионному возрасту, а также быть менее зависимыми от изменений финансовой и социальной политики государства.
    С точки зрения правительства реформа в этих рамках значительно уменьшает зависимость будущего пенсионера от государства. В условиях российской действительности, где развита так называемая <культура зависимости>, а основным источником дохода для 70% населения является государство, семья или друзья, можно предположить существование некоторой выгоды, если убедить россиян брать на себя больше ответственности за свое финансовое благосостояние. Напрямую поддерживая формирование долгосрочного внутреннего капитала, пенсионная реформа должна вызывать рост финансовых рынков. <Большие, "длинные" деньги> - крупные местные институциональные инвесторы, возможно, лучший оплот страны для улучшения стандартов во всем: от успешного управления рисками до корпоративного управления. Высокие стандарты помогают привлечь инвестиции, снизить стоимость капитала и в конечном счете улучшить общую эффективность экономики и конкурентную среду.
    В сравнении с потенциальными выгодами и удачными примерами таких разных стран, как Чили и Казахстан, результаты России на сегодняшний день не назовешь иначе как разочаровывающими.
    Говоря языком цифр, основное достижение - это аккумулирование приблизительно 5,5 млрд долл. в <накопительной> части НПФ. С 1 января 2002 г. на личных счетах 45 млн российских граждан накапливались пенсионные отчисления от их заработной платы. В 2005 г. этот механизм должен прибавить еще 2,5 млрд долл. к счетам работающих россиян. То, что эти средства сегодня считаются собственностью частных лиц, а не объявлены обобщенными федеральными средствами, действительно, большой шаг вперед.
    С другой стороны, возможность этих средств работать и приносить прибыль была практически подорвана провалом той части реформы, которая передавала средства под управление в частные компании. Не более чем 2% работающих граждан сделали выбор в пользу частных управляющих компаний или НПФ. Если же гражданин не заявил о своем выборе, его накопления по умолчанию передаются Внешэкономбанку - государственной организации, которая спорным образом <выиграла> эксклюзивную привилегию управлять неразмещенными средствами. Инвестируя эти деньги в государственные долговые облигации, Внешэкономбанк не только не способствует росту российского рынка, но и снижает покупательную способность будущих пенсионеров, так как доходность государственных бумаг ниже уровня инфляции.
    Таким образом, реформа произошла в России лишь формально, не принеся никаких реальных изменений. И этому виной ряд причин:
    1. Граждане в целом не имеют достаточного опыта и знаний, чтобы сделать сложный выбор, требуемый от них реформой. Не более 55 тыс. граждан в России хранят свои сбережения в паевых фондах, а 68% россиян даже не имеют банковского счета.
    Признавая этот факт, профессионалы индустрии настойчиво призывают государство инвестировать в образовательные программы для населения, которые изначально должны были стать неотъемлемой частью пенсионной реформы.
    2. У россиян нет ни одной причины доверять какому-либо участнику финансовой индустрии. Они испытали инфляцию, катастрофическое обесценивание и кризис 1998 г. Россияне теряли деньги, иногда все свои деньги, в ваучерных фондах, финансовых <пирамидах>, обанкротившихся банках. Когда цена вопроса - долгосрочные сбережения и благополучие семьи, что может вызвать доверие у такой аудитории?
    3. В своей коллективной роли блюстителей интересов народа правительственные чиновники имеют все причины беспокоиться о целостности и жизнеспособности частных механизмов управления деньгами, которым реформа отдает контроль над пенсионными накоплениями граждан. В целом ни частные управляющие компании, ни негосударственные пенсионные фонды не являются примером профессиональной компетенции, финансовой стабильности и корпоративного управления. Более того, можно предположить, что индустрия, основанная по большей части на непрозрачных инвестиционных декларациях и слабо регулируемом инвестиционном процессе, окажется такой же коррумпированной, как и частный бизнес в России, с той лишь разницей (с точки зрения чиновника), что скандалы в ней публично и напрямую окажут влияние на благосостояние избирателей.
    Первым шагом к улучшению ситуации стало бы повышение невысоких на сегодняшний день требований, что позволило в 2003 г. 55 компаниям принять участие в конкурсе на управление государственными пенсионными деньгами. Даже по самым оптимистичным прогнозам вряд ли найдется хотя бы 20 компаний, которые могут претендовать на статус профессионалов.
    4. Предполагается, что объект реформы будет реформировать сам себя. Хотя пенсионная система является одним из важнейших столпов государственной власти, ее редко воспринимают именно в таком качестве. Ежегодно в Пенсионный фонд России перечисляется 42 млрд долл., что составляет 7% от ВВП, и распределяется между 40 млн пенсионеров во всей стране. Государственный пенсионный фонд обладает огромным влиянием и является одним из сильнейших оплотов вертикали с более чем 100 тыс. сотрудников, сетью из 85 офисов, расположенными в каждом регионе. Конечно, неудивительно, что эта разветвленная организация выказала так мало инициативы, когда ее попросили контролировать и внедрять программу, умаляющая ее собственные полномочия.
    Для успешного проведения пенсионной реформы необходимо требовать гораздо большей прозрачности от ПФР, в частности независимого аудита, а также полного отчета о доходности пенсионных портфелей. Еще одним значимым шагом навстречу реформе стало бы разрешение частным компаниям бороться за монополизированное Внешэкономбанком право управлять деньгами тех граждан, кто не определился с выбором управляющей компании.
    Нередко остается недопонятым в пенсионной реформе тот факт, что она не может ничего предложить сегодняшним престарелым гражданам, большинство из которых находятся в крайней нужде. Вместо этого все усилия реформы концентрируются исключительно на будущем. Государство признает, что оно не может оплачивать обещания, которые люди в течение долгого времени воспринимали как должное. Если выразить это простым языком, суть пенсионной реформы в следующем: <Извините, но вам придется самим о себе позаботиться>.
    Этот факт напрямую затрагивает финансовое благосостояние каждого избирателя, и, признав его, российские лидеры проявили редкостную для политиков смелость.
    Но, как и в случае с другими важнейшими реформами в России, хороший закон при его исполнении стал заложником чьих-то интересов. Только такое же лидерство, которое начало эту реформу, может привести ее к системе, в которой у работающих сегодня появится шанс на достойную пенсию. Как и многое другое, сегодня эта задача легла на плечи Президента РФ В. Путина.

  • Рейтинг
  • 0
Оставить комментарий
Добавить комментарий анонимно, введите имя:

Введите код с картинки:
Добавить комментарий как авторизованный посетитель: Войти в систему

Содержание (развернуть содержание)
Факты и комментарии
Боковой тренд российского рынка акций
Перегрев российского рынка акций в январе-мае 2005 г.
Бизнес-процесс управления портфелем ценных бумаг
Новости
Рынок акций: дальнейший рост на конкретной информации
Медленный старт медленной реформы
Макроэкономический контекст развития паевых фондов на современном этапе в России
Оптимальный "летний" портфель
Оценка толерантности инвестора к риску: дешевый маркетинговый ход или реальное конкурентное преимущество?
Особенности инвестирования в ценные бумаги стран с переходной экономикой
Индексы пенсионного рынка
"Остров сокровищ"
Газпром: подводя итоги, планируя будущее
Расчет поправки за контроль при оценке пакетов акций российских компаний
Государственное регулирование деятельности паевых фондов недвижимости
Доходное дело
Ключ к фондовому рынку
Индексы и индикаторы доходности рынка государственных облигаций России
Прогноз - дело серьезное
Value-at-risk как мера риска торговых стратегий
Технологическая платформа Центрального депозитария
Новые возможности взаимодействия регистраторов и депонентов НДЦ Обзор совместного проекта и новых услуг Некоммерческого партнерства <Национальный депозитарный центр> и ОАО <Регистратор НИКойл>
Проблемы электронного документооборота депозитария
ЭДО регистратора: реалии и потребности
Правовое регулирование при переходе к централизованному клирингу
Раз-два-три - елочка, гори! Краткий комментарий к концепции Закона "О Центральном депозитарии"
Национальное нумерующее агентство: политика и практика
Учет прав собственности на ценные бумаги в Украине

  • Статьи в открытом доступе
  • Статьи доступны на платной основе
Актуальные темы    
 Сергей Хестанов
Девальвация — горькое лекарство
Оптимальный курс национальной валюты четко связан со структурой экономики и приоритетами денежно-кредитной политики. Для нынешней российской экономики наиболее логичным (и реалистичным) решением бюджетных проблем является девальвация рубля.
Александр Баранов
Управление рисками НПФов с учетом новых требований Банка России
В III кв. 2016 г. вступили в силу новые требования Банка России по организации системы управления рисками негосударственных пенсионных фондов.
Варвара Артюшенко
Вместе мы — сила
Закон синергии гласит: «Целое больше, нежели сумма отдельных частей».
Сергей Майоров
Применение blockchain для развития биржевых технологий и сервисов
Распространение технологий blockchain и распределенного реестра за первоначальные пределы рынка криптовалют — одна из наиболее дискутируемых тем в современной финансовой индустрии.
Все публикации →
  • Rambler's Top100