Casual
РЦБ.RU

Налоговые новации Правительства РФ и судьба Стабилизационного фонда

Май 2005

    Тон дискуссии задало выступление члена правления ГИФА, директора Департамента финансовой политики Минфина Алексея Саватюгина, в котором он заявил, что Минфин предлагает зафиксировать налоговые <правила игры> как минимум на среднесрочную перспективу - 3-5 лет, отразив это в Налоговом кодексе РФ.
    По его словам, в последних налоговых дискуссиях между аппаратом правительства и министрами экономического блока Алексеем Кудриным и Германом Грефом речь идет не о цифрах, а об идеологии и фундаментальных подходах.
    А. Саватюгин отметил, что, на его взгляд, сложилась парадоксальная ситуация, когда аппарат правительства, который должен быть настроен консервативно, предлагает резкую либерализацию налогового режима путем радикального снижения ставки НДС с 2006 г., а либеральные министры Г. Греф и А. Кудрин выступают против этого. <Вроде бы должно быть все наоборот, либералы должны предлагать либеральную политику, консерваторы - консервативную политику, но вопрос заключается не столько в счете, сколько в идеологии>, - подчеркнул А.Саватюгин.
    В случае снижения ставки НДС с 18 до 13% бюджет лишится доходов в размере 360-370 млрд руб. в год, или 1,1 трлн руб. за 3 года, а это равно расходам бюджета на образование, здравоохранение и культуру вместе взятым. К тому же государство взяло на себя обязательства по повышению социальных расходов, монетизации льгот, номинальному удвоению зарплат бюджетникам и пенсий. А. Саватюгин напомнил также, что никто не отменял задачи удержания инфляции в этом году в рамках 8,5%, досрочного погашения внешнего долга, удвоения ВВП.
    Аппарат правительства предлагает покрывать недополученные доходы за счет средств Стабилизационного фонда, хотя высвобождение 300-400 млрд руб. создаст инфляцию в размере 1,5 п. п., в то время как дополнительный экономический рост оценивается на уровне 0,3-0,4 п. п.
    Подверглось критике и предложение <идеологов снижения НДС> о возможности сокращения налогов в условиях сверхвысоких цен на нефть, которые стабильно держатся на уровне выше 40 долл./баррель. В связи с этим он упомянул и предложение увеличить цену отсечения нефти для пополнения Стабилизационного фонда, иначе якобы <у Минфина будет мешок денег, который он спрятал от народа, так как цены на нефть оказались выше, чем предполагалось>. В случае же падения цен на нефть допускается возможность повышения налогов.
    <Налоговую политику нельзя превращать в инструмент краткосрочной экономической политики, нельзя менять налоги каждый год. Налоговая политика, которая меняется ежегодно и позволяет самый крупный по собираемости налог менять на 20-40%, вредная>, - подчеркнул А. Саватюгин. К тому же для предпринимателей это может послужить сигналом о том, что в случае необходимости налоги могут быть увеличены с такой же легкостью. <Главное, чтобы правила игры были стабильные и предсказуемые. И именно о стабильных и предсказуемых правилах игры мы говорим с нашими оппонентами>, - подчеркнул он.
    А. Саватюгин отметил также, что налоговая дискуссия еще не завершена, она будет продолжаться на заседаниях правительства и его бюджетной комиссии, на традиционных встречах президента с членами правительства.
    Ниже мы приводим мнения некоторых участников дискуссии.

    Петр Карпов вице-президент ГИФА
    С позиций финансовой и инвестиционной аналитики налоговое бремя и его стабильность относятся к параметрам экономической среды функционирования бизнеса.
    Очевидно, что всякое снижение налогового бремени благоприятно для инвестирования. Оно предпочтительнее стабильности. Бизнес может возражать против снижения налоговой нагрузки лишь в том случае, когда видит в этом временную ловушку, за которой последует увеличение изъятия его доходов.
    Поэтому мотивирование отказа от ранее предполагавшегося снижения ставки налога на добавленную стоимость во имя стабильности налоговой политики и во благо инвестирования не убедительно. Скорее всего, здесь просматривается позиция экспортеров, которые не увидели для себя выигрыша в предполагавшемся снижении налоговой ставки.
    Тот факт, что Правительство РФ обсуждает вопросы снижения налоговой ставки по одному из налогов, свидетельствует о признании ресурсов для снижения налогового бремени. Очевидно, что такие ресурсы есть. В связи с этим было бы целесообразно обсуждать саму конструкцию налоговой политики, для того чтобы избрать то направление снижения налогового бремени, которое даст наибольший инвестиционный эффект при наименьших потерях собираемости доходов бюджета.
    С позиций собираемости НДС - наиболее технически отработанный налог, в наименьшей степени поддающийся сокрытию. Соответственно, снижение его ставки реально уменьшит налоговый сбор.
    С позиций улучшения параметров экономической среды и создания более благоприятного инвестиционного климата снижение ставки НДС, безусловно, внесет некоторый положительный момент, но не будет являться инструментом исправления системных дефектов российского бизнеса.
    Известно, что к <родовым дефектам> российского бизнеса относится сокрытие прибыли в целях <оптимизации> налога на прибыль и реального объема затрат на оплату труда в целях минимизации единого социального налога. Основными последствиями таковых <дефектов> с позиций финансовой и инвестиционной аналитики является недостоверность финансовой отчетности, непрозрачность бизнеса и его непубличная зависимость от административных ресурсов и криминальной составляющей.
    В результате Правительство РФ, пользующееся статистикой на основе российской системы финансовой отчетности, не видит реальной картины доходности бизнеса в собственной стране и не в состоянии контролировать накопления капиталов резидентов.
    Соответственно, свободный капитал, ищущий объекты инвестирования, не располагая объективной картиной прибыльности различных видов бизнеса, вынужден прибегать к детективным поискам объектов инвестиционного интереса. Правда, в отдельных случаях бизнес, отображающий себя в российской финансовой отчетности как малорентабельное предприятие, обремененное обязательствами, рискует раскрыть иной финансовый облик по стандартам международной финансовой отчетности.
    В отношении финансовой и инвестиционной аналитики, которая профессионально отождествляет себя со свободным капиталом, ищущим привлекательные объекты инвестиций, наиболее чувствительной и значимой составляющей налоговой нагрузки является не НДС, а налог на прибыль.
    Очевидно и то, что налог на прибыль хуже всего поддается налоговому контролю, поскольку для выявления сокрытия прибыли необходимо исследовать множество затрат бизнеса, с чем не справляется налоговое администрирование. Соответственно, объем налога на прибыль, который собирает бюджет, - не заслуга налоговых органов, а результат того, что заплатил бизнес, испытывая нужду <показать> прибыль по иным своим соображениям.
    Отсюда следует, что основной компонентой налоговой нагрузки, которая в первую очередь должна снижаться при наличии ресурсов облегчения налогового бремени, является налог на прибыль.

    Виталий Коваленко начальник аналитического отдела АКБ <ЦентроКредит>
    Участники <круглого стола> обсудили практически все основные идеи по использованию средств Стабилизационного фонда. Прозвучали предложения Министерства финансов РФ по досрочной выплате внешнего долга и финансированию ожидаемого дефицита пенсионных поступлений, аппарата правительства о значительном снижении ставки НДС и предложение по использованию средств на инфраструктурные проекты.
    Не имея возможности перечислить все прозвучавшие <за> и <против>, хотелось бы отметить ключевую, на мой взгляд, идею, предложенную А. Захаровым, ранее занимавшим пост генерального директора ММВБ. Отвлекаясь от определенной доли условности и известных ограничений, эта идея формулируется следующим образом: при отсутствии долгосрочных (на 15-20 лет) ориентиров развития страны решения о направлении использования таких крупных для государства средств будут малоэффективными.
    Реализация этой идеи - достаточно непростая задача для того, чтобы поручать ее решение только чиновникам пусть даже самых <либеральных> министерств и ведомств. Хотелось бы выразить надежду, что и ГИФА внесет свой посильный вклад в решение этой проблемы, а возникающие вопросы станут темой последующих <круглых столов>.

    Игорь Козырев член Правления НСФО
    1. Российская налоговая система - скорее набор налогов, а не система в полном смысле этого слова. Система предполагает выполнение системных функций. Для налогов это осуществление как минимум фискальной и стимулирующей функций. При этом вторая функция в стратегическом плане важнее первой, так как было бы разумно не только не зарезать курицу (что легко сделать в рамках осуществления фискальной функции), но и направить ее мутацию в таком направлении, чтобы она несла яйца крупнее и высокой пробы. И дело заключается даже не столько в ставках налогов, сколько в том, как различные налоги взаимодействуют друг с другом, какие ответные действия (мутации) они стимулируют в бизнесе. А этого как раз и не хватает.
    Другая не менее сложная проблема: увязка налогового законодательства с законодательным регулированием экономики в целом. Нельзя, чтобы одни законы (указ, постановление, официальная позиция госорганов и т. п.) мотивировали бизнес в одном направлении, а другие - в противоположном. Примеров немало, и один из них - налог на добычу полезных ископаемых (НДПИ), который устанавливается на основе мировых цен на нефть, а взимается как с экспорта, так и с внутренних продаж, что практически лишает смысла эти внутренние продажи. При этом одновременно декларируется необходимость обеспечить топливом в первую очередь внутренний рынок по приемлемым для потребителя ценам. Бизнес редко разделяет идеи государственных структур (иногда довольно <романтические>), если к этому его не толкают установленные правила игры. Хорошо бы определиться, что же нужно стране в каждый определенный <исторический момент>: <мировой революции или осетрины с хреном>, и в соответствии с этим осуществлять тюнинг всей системы регулирования, включая налогообложение. Поэтому стабильность правил (в том числе и налоговых), несомненно, вещь очень важная, но хорошо было бы, чтобы ей сопутствовала разумность этих правил.
    2. Ситуация осложняется тем, что государство пользуется информацией о результатах деятельности бизнеса, которая в малой степени отражает реальную картину. Речь идет о российских стандартах бухгалтерской отчетности. На основе этой отчетности нередко делаются выводы о налоговой нагрузке тех или иных компаний и соответственно принимаются решения об изменении налоговых правил. При этом всем известно, что в России можно уплачивать налоги с реальных убытков (которые в отчетности таковыми не выглядят) и наоборот: не платить налоги при наличии реальной прибыли (по той же причине). Налоговая система будет справедливой и обоснованной, если она будет полагаться на справедливое (достоверное) отражение результатов деятельности. Это можно обеспечить только при использовании адекватных стандартов учета и отчетности. Поэтому внедрение основных принципов международных стандартов в учет должно повлечь не только повышение прозрачности бизнеса, но и формирование более разумной налоговой системы.

    Дмитрий Сачин
    В настоящий момент НДС является наиболее администрируемым налогом. Нередки заявления, что снижение НДС сегодня невозможно или затруднительно. При этом в рамках <круглого стола> прозвучало утверждения о том, что для бизнеса снижение ставки НДС не имеет принципиального значения. Если для сырьевых компаний это и так, то для других это вовсе не очевидно. Предлагаю взглянуть на вопрос снижения ставки НДС и влияния его на развитие компаний с другой стороны.
    Суть налога - взимание в пользу государства части дохода для обеспечения работы государства. Если мы обратимся к истории, то ставка такого налога, к примеру, составляла десятую часть урожая - аналог объекта добавленной стоимости в России в Х-ХIII вв. В наше время для юридических лиц это взимание происходит в рамках налога на прибыль и НДС, т. е. одновременно двух налогов. При этом если налог на прибыль со ставкой 24% (вовсе не малая величина) взимается с прибыли, то НДС имеет совсем другой порядок расчета, другую базу.
    На практике взимание НДС возможно даже тогда, когда прибыли нет, компания несет убытки. Взимание происходит и с научных коллективов, и с компаний, оказывающих профессиональные услуги, и при неправильном администрировании налога (при нынешнем порядке учета НДС по авансовым платежам). К примеру, если компания несет большие расходы, связанные с выплатами персоналу, это противоречит принципам взимания налога - взимания части именно дохода. К тому же мы взимаем налог дважды: сначала НДС, затем после ряда итераций налог на прибыль. Все же хотелось бы свести эти налоги к одному знаменателю - одному налогу. Хотя это уже предмет другой дискуссии.

  • Рейтинг
  • 0
Оставить комментарий
Добавить комментарий анонимно, введите имя:

Введите код с картинки:
Добавить комментарий как авторизованный посетитель: Войти в систему

Содержание (развернуть содержание)
Факты и комментарии
Рынок корпоративных облигаций в России: выбор оптимальной модели развития
Долговой рынок России: высокие показатели 2005 г.
Долговые рынки 2005 г.: итоги I кв. превзошли ожидания
Дисконт на аукционах по продаже государственных ценных бумаг
События
Разработка концепции развития корпоративного законодательства
Налоговые новации Правительства РФ и судьба Стабилизационного фонда
Кредитоспособность российских металлургических предприятий повышается
Эффективен ли российский рынок акций?
Долгосрочная рыночная информация для инвестиционных аналитиков (Совместный проект ГИФА и ВШФМ АНХ)
Международная сертификация инвестиционных аналитиков
Инвестиционные фонды в России
Private equity - бизнес терпеливых
Потенциал российских инновационных технологий: нефтяная отрасль
Перспективы российского рынка для портфельных инвесторов
Портфельные фонды: лидеры и аутсайдеры
ПИФ недвижимости - перспективный инвестиционный инструмент
Будущее через призму консолидации
Центральные депозитарии Республики Беларусь
"Клирстрим": широкие возможности расчетов по ценным бумагам
Euroclear и Clearstream: 35 лет конкуренции и сотрудничества
Инфраструктура европейского рынка: конкуренция или централизация?
"Безопасные связи": практика междепозитарных отношений
Опыт Clearstream по кредитованию

  • Статьи в открытом доступе
  • Статьи доступны на платной основе
Актуальные темы    
 Сергей Хестанов
Девальвация — горькое лекарство
Оптимальный курс национальной валюты четко связан со структурой экономики и приоритетами денежно-кредитной политики. Для нынешней российской экономики наиболее логичным (и реалистичным) решением бюджетных проблем является девальвация рубля.
Александр Баранов
Управление рисками НПФов с учетом новых требований Банка России
В III кв. 2016 г. вступили в силу новые требования Банка России по организации системы управления рисками негосударственных пенсионных фондов.
Варвара Артюшенко
Вместе мы — сила
Закон синергии гласит: «Целое больше, нежели сумма отдельных частей».
Сергей Майоров
Применение blockchain для развития биржевых технологий и сервисов
Распространение технологий blockchain и распределенного реестра за первоначальные пределы рынка криптовалют — одна из наиболее дискутируемых тем в современной финансовой индустрии.
Все публикации →
  • Rambler's Top100