Casual
РЦБ.RU

Правовое регулирование инсайдерской деятельности в Европейском союзе

Март 2005

    В последнее время в России значительно вырос интерес к правовым вопросам инсайдерской деятельности. В юридической периодике появляются публикации на эту тему, в Государственной думе был вынесен на рассмотрение (с последующей отправкой на доработку) законопроект <Об инсайдерской информации>. В связи с этим представляется необходимым исследовать законодательный опыт юрисдикций, в которых данные проблемы уже нашли свое разрешение, в частности в законодательстве Европейского союза.

ПРЕДВАРИТЕЛЬНЫЕ ЗАМЕЧАНИЯ

    В ноябре 2002 г. венгерская нефтегазовая компания MOL приняла решение о приобретении 31% акций словацкой компании Slovnaft, чьи акции торгуются на Братиславской фондовой бирже. Данная сделка требовала одобрения со стороны антимонопольных органов Чехии и Словакии, последнее было получено и опубликовано 25 марта 2003 г.
    По законодательству Словакии такая сделка обязывает компанию MOL направить публичную оферту акционерам Slovnaft приобрести оставшиеся акции на Словацкой фондовой бирже. Цена оферты устанавливается исходя из средневзвешенной цены за последние 6 мес., предшествующие официальному опубликованию сведений об одобрении сделки компетентным органом1. За несколько дней до публикации цены на акции Slovnaft резко стали расти. Значительное число сомнительных сделок с акциями было совершено между 17 и 20 марта 2003 г., что дает основание утверждать, что они были основаны на информации о грядущем одобрении сделки MOL антимонопольными органами. Целью таких сделок являлось значительное повышение цены, по которой должны будут приобретены оставшиеся акции Slovnaft. В результате всего за 4 дня средневзвешенная цена акций возросла на 41%.
    Такие сделки рассматриваются как инсайдерская деятельность и манипуляции на рынке, нарушающие законодательство, как национальное, так и Евросоюза2.
    Инсайдерская деятельность, рассматриваемая как правонарушение в США и Евросоюзе, увеличивает рыночную волатильность и широко распространена в Индии, Китае, России, Венесуэле и Мексике. Такие данные приведены в исследовании, подготовленном Международным валютным фондом (МВФ). Джулан Ду, профессор Китайского университета Гонг-Конга, и Шанг-Дзин Вэй, советник Департамента исследований МВФ, получили эти данные в результате анализа инсайдерской деятельности в 50 странах мира3.
    В указанном исследовании отмечается, что законодательство, регулирующее инсайдерскую деятельность, в США и Евросоюзе является самым жестким. Понятие <инсайдер> в юрисдикциях этих стран весьма расширено и распространяется на большой круг лиц, в то время как в иных странах это понятие более узкое.

ЭКОНОМИКО-ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ ИНСАЙДЕРСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

    Перед тем как обратиться к наиболее важным положениям законодательства Евросоюза, рассмотрим природу и сопутствующие экономико-правовые теории инсайдерской деятельности. В большинстве случаев инсайдерскую деятельность нелегко выявить вообще. Покупатели и продавцы, торгующие на официальном рынке ценных бумаг зарегистрированных эмитентов, заключают сделки анонимно и случайно. Следовательно, если одна из сторон получает преимущества в виде обладания инсайдерской информацией, то вовсе не очевидно, какой именно контрагент станет ее жертвой. Более того, пользователи инсайдерской информации могут попытаться скрыть свои операции. Они могут обмениваться инсайдерской информацией с другими инсайдерами для того, чтобы использовать только ту информацию, которая не может быть связана непосредственно с их должностным положением либо профессией4.
    Кроме того, они могут использовать иностранных посредников5. Законодательному запрету на инсайдерскую деятельность во многих странах Евросоюза предшествовали дискуссии о достоинствах такого запрета. Нередко превалировали аргументы из экономической теории, отмечающей, что инсайдерская деятельность влияет на действительную стоимость рыночных инструментов, поскольку цены будут формироваться при такой ситуации, когда каждому известна ценообразующая (price-sensitive) информация. Иначе говоря, благотворный эффект будет ощущаться до тех пор, пока инсайдерская информация не будет раскрыта, так как в этот период она снижает цены, если несет в себе негативные новости об эмитенте, и увеличивает их, если новости положительны. Поэтому аутсайдеры - лица, не владеющие инсайдерской информацией, платят меньше при покупке и получают больше при продаже, если только инсайдеры воздерживаются от совершения сделок6. Очевидно и то, что контрагенты аутсайдеров будут менее удовлетворены от совершения сделок, в которых не использовалась инсайдерская информация.
    В том случае если инвесторы заинтересованы в решении вопроса о применении или неприменении инсайдерской информации, станет ясно, что последующие сделки будут менее прибыльными. Как следствие, им придется меньше платить за ценные бумаги7. Оценивая влияние инсайдерской деятельности на бизнес, Комиссия Европейских Сообществ отмечает, что брокеры воздерживаются от совершения сделок и отказываются выполнять приказы клиентов, если первые обоснованно полагают, что сделка будет основана на инсайдерской информации или образовывает состав рыночного манипулирования. Подобное воздержание может привести к негативным последствиям в отношении доходов брокеров на краткосрочный период, однако в среднесрочной перспективе доверие, появившееся у инвесторов в результате такого поведения брокеров, благотворно повлияет на рынок в целом8.
    С правовой точки зрения рассмотрение инсайдерской деятельности в качестве незаконной обусловлена защитой эмитента. Использование информации, принадлежащей компании, в личных целях рассматривается как противоречащее закону нарушение фидуциарных обязанностей инсайдеров9 перед компанией10. Впрочем, современное законодательство главной целью определяет защиту рынка, на котором котируются ценные бумаги. Однако как бы ни были строги запреты, злоупотребления останутся, пока инсайдерская информация не будет раскрыта. Поэтому очень важно, чтобы эмитент своевременно информировал обо всех существенных фактах своей деятельности третьих лиц, способных оказать значительное влияние на котировки финансовых инструментов11.

ИСТОРИЯ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ ИНСАЙДЕРСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ В ЕВРОСОЮЗЕ

    Правовое регулирование инсайдерской деятельности в Евросоюзе началось в 1980-х гг. До этого данный феномен не требовал регулирования в силу своей крайней нераспространенности. Поэтому государства - участники ЕС включились в законодательный процесс по данному вопросу гораздо позже США, где законодательство об инсайдерской деятельности возникло в начале ХХ в.12 За исключением Франции, регулирование в государствах-участниках осуществлялось самими участниками фондового рынка (self-regulation). Однако этого было недостаточно, поскольку данные правила распространялись только на лица, их признающие, - директоров, работников и иных лиц, вступающих в договорные отношения с компанией (так называемые первичные инсайдеры). Вторичные инсайдеры (так называемые <получившие совет> - tippees), получившие инсайдерскую информацию от первичных инсайдеров, не считались связанными правилами, установленными саморегулируемыми организациями фондового рынка. Вместе с тем полномочия последних были существенно ограничены, поскольку они не являлись органами государственной власти13.
    Комиссия традиционно уделяла внимание вопросам образования единого рынка капитала, и в частности фондового рынка. В 1977 г. была опубликована рекомендация государствам-участникам, посвященная сделкам с ликвидными (transferable) ценными бумагами. Одним из существенных принципов был провозглашен запрет злоупотребления ценообразующей информацией. Первичные инсайдеры обязывались воздерживаться как от сделок с такой информацией, так и от ее передачи (tipping) третьим лицам14. Однако сколь-нибудь ощутимого эффекта данные рекомендации не принесли15.
    Поэтому в 1989 г. была принята Директива 89/592/ЕЕС об инсайдерской деятельности16, в которой указывалась важность совершения законных операций на рынке ликвидных (transferable) ценных бумаг. В связи с высокой степенью конфиденциальности на рынке необходимо, чтобы инвесторы имели равные возможности (equal footing) и надежную защиту от злоупотреблений инсайдерской информацией. Директива запретила как инсайдерскую деятельность, так и ее передачу широкому кругу лиц; установила образование соответствующего государственного органа по надзору, сотрудничество этих органов государств-участников, а также определила наказания за невыполнение норм Директивы.
    Директива 89/529/ЕЕС определила инсайдерскую информацию как ценообразующую информацию, ценную саму по себе (с тем чтобы отличать ее от слухов, какой-либо ценностью не обладающих), относящуюся как к эмитенту, так и к самим ценным бумагам17.
    Директива потребовала от государств-участников запретить получать выгоду от приобретения либо владения ценными бумагами для широкого круга лиц (первичных инсайдеров), которым такая информация известна18. К первичным инсайдерам относились директора; материнские компании, чьи дочерние общества включены в котировальный список фондовых бирж; дочерние общества, имеющие долю участия в материнских компаниях; банкиры и аудиторы. Более того, данный запрет распространялся на вторичных и даже третичных инсайдеров, т. е. лиц, осознающих, что полученная прямо или косвенно информация от первичных инсайдеров является инсайдерской (ст. 4). Для всех указанных выше лиц запрет распространялся на любые сделки, осуществляемые профессиональным посредником. Первичным инсайдерам запрещалось распространять такую информацию (tipping) третьим лицам, до тех пор пока она не будет раскрыта в установленном нормативными актами порядке. Также запрещалось предоставлять рекомендации и прогнозы (procuring) третьим лицам в виде инсайдерской информации для совершения последними операций с ценными бумагами (ст. 3). Важно отметить, что запрет на tipping и рекомендации не распространялся директивой на вторичных и третичных инсайдеров. Поэтому в законодательстве некоторых государствах-участниках были приняты более жесткие правила, с тем чтобы устранить указанный пробел в правовом регулировании.
    В директиве было также указано, какие лица и операции не являются субъектами и объектами указанных запретов. К ним относятся, например, обладающие инсайдерской информацией посредники в сделках, выполняющие поручения клиентов на приобретение или размещение ценных бумаг. Операции с ценными бумагами, направленными на стабилизацию курса акций нового выпуска либо дополнительной эмиссии, также не рассматривались как злоупотребление инсайдерской информацией. Более того, устанавливалось, что приобретение акций с целью обеспечения существенного интереса в делах эмитента не являлось инсайдерской деятельностью, даже если при этом использовалась инсайдерская информация. В случае поглощения гарантией инвесторам выступала обязанность эмитента по соответствующему раскрытию информации.
    Государство-участник могло устанавливать в национальном законодательстве положения более жесткие по сравнению с принятыми в Директиве (ст. 6). Европейский Суд Справедливости (далее - Суд) по конкретному делу указал, что в случае коллизии норм национального законодательства норме ст. 6 Директивы при замене отдельных лиц из правового регулирования более жесткими нормами национального законодательства национальный суд обязан не применять нормы последнего в отношении указанных лиц, на которых при отсутствии национального регулирования распространялись бы общие нормы Директивы. В соответствии со ст. 181 закона Бельгии от 4 декабря 1990 г. <О финансовых сделках и финансовых рынках> к инсайдерской информации не относится информация, используемая холдингами в связи с деятельностью по управлению дочерними и зависимыми обществами, кроме той, которая подлежит в соответствии с законодательством обязательному раскрытию. Суд указал, что холдинги обоснованно исключены из числа субъектов указанных запретов, поскольку при фактическом осуществлении контроля над своими обществами невозможно не обладать конфиденциальной информацией, без которой управление не представляется возможным19.

СОВРЕМЕННОЕ ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ИНСАЙДЕРСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ В ЕВРОСОЮЗЕ

    Необходимые причины изменения действующего законодательства
    Рынки ликвидных (transferable) ценных бумаг играют все более важную роль в Евросоюзе как для отдельных финансовых компаний, так и для экономики в целом. Стоимость ценных бумаг служит фактором, определяющим развитие рынка кредитов. Высокий рост капиталов обусловлен эффективностью и прозрачностью финансовых рынков. Разумеется, устойчивый рост финансовых рынков и рост доверия инвесторов на этих рынках обуславливают экономическое благосостояние в ЕС. Злоупотребления на рынке (market abuse) не только не могут способствовать росту стоимости самих компаний, но также причиняют вред единству финансовых рынков и влекут за собой утрату доверия инвесторов в операциях с ценными бумагами и их деривативами.
    Злоупотребления на рынке возникают в условиях, когда инвесторы прямо или косвенно лишаются преимуществ из-за лиц:

  • которые используют публично не раскрытую информацию для себя или третьих лиц;
  • которые нарушают механизм ценообразования финансовых инструментов;
  • которые распространяют заведомо ложную информацию.
        Такое поведение подрывает принцип обеспечения равных возможностей для всех инвесторов, в частности:
  • по условиям доступа к информации. Инсайдеры обладают конфиденциальной информацией. Сделки, совершенные с использованием такой информации, причиняют экономический вред аутсайдерам;
  • по условиям ценообразования. Честные цены - это результат анализа инвесторами публично раскрытой информации. Цены же в условиях манипуляций создают преимущества исключительно для самих манипуляторов, но приносят ущерб всем остальным инвесторам;
  • по условиям происхождения опубликованной информации. Распространенная заведомо ложная информация может ввести инвесторов в заблуждение.
        Существуют два вида злоупотребления на рынке: инсайдерская деятельность и рыночное манипулирование (market manipulation). Прежняя Директива об инсайдерской деятельности 89/592/ЕЕС была принята более 10 лет назад. Со времени ее принятия в Европейском законодательстве о финансовых рынках произошли значительные изменения, поэтому Директива объективно должна быть приведена в соответствие или отменена с принятием нового правового акта. К 2001 г. стало очевидно, что существующее Европейское законодательство о едином рынке недостаточно полно, так как:
  • на общеевропейском уровне отсутствовали общие положения о запрете рыночного манипулирования. Директива 89/592/ЕЕС ограничивалась запретом на злоупотребления инсайдерской информации;
  • на уровне государств - членов ЕС существовало огромное число норм о злоупотреблениях на рынке. Законодательные требования различались в разных странах. В законодательстве некоторых стран отсутствовали нормы о запрете рыночного манипулирования. Более того, не всегда было ясно, на кого возложены обязанности по надзору за такой деятельностью.
        Следует также отметить, что в это время стали появляться новые продукты и технологии, возросло количество деривативов, все большее число участников появилось на рынках, развивалась трансграничная торговля ценными бумагами. Эти инновации расширили круг способов и возможностей для рыночного манипулирования. К примеру, появление сети Интернет в качестве массового средства обмена информацией увеличило риск распространения заведомо ложной информации20.
        С целью обеспечения безопасности единого Европейского финансового рынка 28 января 2003 г. была принята новая Директива 2003/6/ЕС <Об инсайдерской деятельности и рыночном манипулировании (злоупотреблениях на рынке)>21. Главной целью новой директивы явились унификация национальных законодательств, уточнение понятия инсайдерской деятельности, появление понятия рыночного манипулирования, уточнение требований по раскрытию информации22. Во исполнение Директивы 2003/6/ЕС в Евросоюзе были приняты также иные нормативные акты, в частности Директива 2003/124/ЕС23 и Директива 2003/ 125/ЕС24 от 22 декабря 2003 г., постановление Комиссии № 2273/200325 от 22 декабря 2003 г. и Директива 2004/72/ЕС26 от 29 апреля 2004 г.

        Нововведения в регулировании инсайдерской деятельности после 28 января 2003 г.
        Определения. Директива 2003/6/ЕС определяет инсайдерскую информацию как информацию публично не раскрытую, обладающую известной ценностью, относящуюся к одному или нескольким эмитентам финансовых инструментов либо к одному или нескольким таким инструментам, которая в случае раскрытия непременно окажет значительное влияние на котировки таких финансовых инструментов или соответствующих деривативов (п. 1 ст. 1). Также в этой директиве дано определение рыночного манипулирования, означающего:

  • сделки либо поручения на их совершение, содержащие заведомо ложную информацию о стоимости финансовых инструментов или обеспечивающие искусственное манипулирование ценами на финансовые инструменты лицом либо группой лиц, презюмируемые таковыми до тех пор, пока данные лица, участвующие в сделке или отдающие поручения, не докажут, что они действовали на законных основаниях в соответствии с обычаями делового оборота (market practices);
  • сделки либо поручения на их совершение, содержащие фиктивные средства либо обман or contrivance;
  • распространение лицом заведомо ложной информации, в том числе слухов и вымышленных новостей, через СМИ, Интернет, если лицо знало или должно было знать о том, что публикуемая им информация является заведомо ложной.
        Сфера применения Директивы 2003/6/ЕС была расширена за счет замены на более широкий объект правового регулирования: ликвидные (transferable) ценные бумаги заменялись на финансовые инструменты. Таким образом, инсайдерская информация не ограничивается отныне информацией о ценных бумагах эмитента, но включает в себя соответствующие деривативы.
        Ограничения и запреты. Использование инсайдерской информации состоит в приобретении или распоряжении (disposal) финансовыми инструментами лицом, знавшим или обязанным знать, что такая информация относится к инсайдерской. Статья 2 Директивы 2003/6/ЕС определяет круг лиц, ответственных за злоупотребление инсайдерской информацией:
  • членство в органе управления или надзора эмитента;
  • участие в уставном капитале эмитента;
  • доступ к инсайдерской информации с связи с должностным положением или профессией;
  • осуществление уголовно-наказуемой деятельности.
        В случае если таким лицом становится юридические лицо, то к ответственности также привлекаются физические лица, в силу своего должностного положения принимающие решения в данном юридическом лице (п. 2 ст. 2).
        Во исполнение Директивы 2003/6/ЕС Директива 2004/72/ЕС определяет категорию лиц, осуществляющих управленческие функции эмитента. К ним относятся:
  • члены органа управления или надзора эмитента;
  • высшие должностные лиц, не указанные в п. 1, имеющие прямой или опосредованный доступ на постоянной основе к инсайдерской информации эмитента и наделенные властными полномочиями по принятию стратегических решений эмитента.     Директива 2004/72/ЕС также обязывает, чтобы сведения о лицах, имеющих доступ к инсайдерской информации, раскрывались в специальных инсайдерских списках. К последним предъявляются требования по их регулярному обновлению и публичной доступности в течении 5 лет с даты составления либо обновления (ст. 5). Все сделки лиц, осуществляющих управленческие функции эмитента, подлежат обязательному надзору со стороны компетентного органа государства - члена ЕС, за исключением сделок, стоимость которых, не превышает 5000 евро на конец года (ст. 6).
        Исключения из правил. К инсайдерской деятельности не относится использование инсайдерской информации о компании27 при определении цены предложения для целей поглощения последней, слияния с ней либо установления иной формы контроля (п. 29 преамбулы Директивы 2003/6/ЕС). Данная Директива также не распространяет свое действие на операции, совершаемые с целью осуществления денежной, валютной политики и политики по управлению государственным долгом государством - членом ЕС, Европейской системой Центральных банков, национальным Центральным банком либо иным уполномоченным на то органом или лицом. Государства - члены ЕС вправе распространить данное положение на свои субъекты федерации и подобные местные образования в части управления местным долгом (ст. 7).
        Уполномоченный орган. С целью осуществления надзора за исполнением положений Директивы 2003/6/ЕС, а также для осуществления международного сотрудничества в каждом государстве должен быть образован единый компетентный орган (п. 36 Преамбулы). Статья 12 наделяет последнего широкими надзорными и следственными полномочиями, в частности:
  • иметь доступ и получать копии любого документа эмитента в любой форме28;
  • требовать информацию и в случае необходимости допрашивать любого лица, включая лиц, осуществляющих передачу требований клиента на совершение операций на рынке или сами эти операции, а также их клиентов;
  • осуществлять выездные проверки;
  • требовать сведения о совершенных телефонных разговорах и иных случаев передачи информации29;
  • налагать мораторий на определенный вид деятельности, запрещенный Директивой.
        Указанные полномочия могут осуществляться как единолично, так и в сотрудничестве с иными органами или участниками рынка, могут быть делегированы последним, а также судом.
        Раскрытие информации (ст. 6 Директивы 2003/6/ЕС). Государства - члены ЕС обязаны обеспечить соблюдение требования по немедленному раскрытию инсайдерской информации эмитентами. В частности, необходимо, чтобы эмитент в определенный срок раскрывал такую информацию на своей странице в сети Интернет. Эмитент или уполномоченное им лицо, сообщившее инсайдерскую информацию третьему лицу в порядке своей трудовой или служебной деятельности, обязано раскрыть такую информацию публично немедленно, если оно действовало намеренно и - в разумный срок, если оно действовало без умысла. Данные правила не распространяются на лиц, получивших такую информацию в связи с исполнением должностных и иных фидуциарных обязанностей, возникших из закона, подзаконных актов, локальных актов или договора.
        Директива 2003/125/ЕС требует от государств-членов обеспечить гарантию раскрытия лицами, предлагающими рекомендации и прогнозы относительно стоимости финансовых инструментов, всех связей и отношений, свидетельствующих о конфликте интересов и могущих ослабить объективность данных рекомендаций (ст. 5). В случае распространения рекомендаций и прогнозов, полученных от третьих лиц, лицо обязано указать источник своей осведомленности (ст. 7). Если информация, полученная от третьих лиц, претерпела изменения, данное обстоятельство должно быть сообщено. При нескольких изменениях направления рекомендации (например, <покупать> на <держать> или <продавать>, или наоборот) положения данной Директивы распространяются на лиц, как явившихся источником такой рекомендации (producer), так и ее распространивших (disseminator) (ст. 8).
        Положения законодательства государств - участников ЕС об инсайдерской деятельности должны быть приведены в соответствие с положениями всех рассмотренных в настоящей статье директив Европейского союза. Полагаем, что только практика их применения в каждой отдельной стране покажет их юридическую состоятельность.

        E-mail автора: agshapovalov@orneft.tnk.ru

        Примечание
        1 Подобная обязанность лица, имеющего намерение приобрести более 30% акции общества, установлена также и российским законодательством (п. 2 ст. 80 ФЗ от 26 декабря 1995 г. № 208-ФЗ <Об акционерных обществах> с изменение и дополнение). - Примеч. авт.
        2 Written question P-1723/03 by Roy Perry (PPE-DE) to the Commission. Market manipulation in Slovakia. Official Journal 051 E, 26.02.2004. P. 0132-0133. Примечание: Комиссия ответила, что в случае непосредственного рассмотрения данных сделок должна быть применена директива 89/592/ЕЕС от 13 ноября 1989 г. об инсайдерской деятельности. Впрочем, данная директива не может быть применена в Словакии до вступления в силу договоров о вступлении страны в ЕС.
        3 Julan Du, Shang-Jin Wei. Does Insider Trading Raise Market Volatility?' International Monetary Fund, 2003. The survey can be accessed at http://www.imf.org/external/pubs/ft/wp/2003/wp0351.pdf.
        4 European Corporate Law/Adrian Dorresteijn? [et al.], Kluwer Law and Taxation Publishers, Deventer - Boston, USA, 1994. Р. 219-220.
        5 Barry A. K. Rider, Policing Insider Dealing in Britain, In: Klaus Hopt and Eddy Wyrneersch, European Insider Dealing, London 1991. Р. 325.
        6 Bernhard Bergmans. Inside Information and Securities Trading. A legal and economic analysis of the foundations of liability in the USA and European Community, London/ Dordrecht/Boston, 1991. Ch. II.
        7 Hartmut Schmidt. Insider Regulation and Economic Theory, In: Hopt and Wymeersch, o.c. Р. 21-38.
        8 Proposal for a directive on insider dealing and market manipulation (market abuse) presented by the Commission on 30 May 2001. Official Journal of the European Communities (OJ) C 240 E, 28.08.2001. Р. 265.
        9 К инсайдерам в данном контексте относятся члены совета директоров, управляющие и крупные акционеры. - см.: Блэк Б., Крэкман Р., Тарасова А. Комментарий Федерального закона <Об акционерных обществах>. Под ред. А. С. Тарасовой. М.: Лабиринт, 1999.
        10 Alain Viandier. The legal Theory of Insider Regulation in Europe, In: Hopt and Wy-meersch, o.c. Р. 58.
        11 Art. 1 of the Directive 2003/6/EC of 28.01.2003 on insider dealing and market manipulation (market abuse), OJ L 096, 12.04.2003. P. 0016-0025.
        12 Joseph T. McLaughlin and Margaret A. Helen MacFarlane. In: Emmanual Gaillard (ed.), Insider Trading, The Laws of Europe, the United States and Japan, Deventer/Boston, 1992. Р. 285.
        13 European Corporate Law/ Adrian Dorresteijn? [et al.], Kluwer Law and Taxation Publishers, Deventer - Boston, USA, 1994. Р. 217-218.
        14 Commission Recommendation of 15 July 1977, 77/534 EEC, OJ 1977, L 212/37 and L 294/28, Supplementary principle 9.
        15 Klaus J. Hopt. The European Insider Dealing Directive, In: Hopt and Wymeersch, o.c. Р. 131-132.
        16 Council Directive 89/592/EEC of 13 November 1989 coordinating regulations on insider dealing, OJ L 334, 18.11.1989. P. 0030-0032.
        17 Статья 1(1) устанавливала: <Инсайдерская информация означает информацию, публично не раскрытую, обладающую известной ценностью, относящуюся к одному или нескольким эмитентам ликвидных (transferable) ценных бумаг либо к одной или нескольким таким ценным бумагам, которая в случае раскрытия непременно окажет значительное влияние на котировки ценных бумаг>.
        18 Статья 2(1): <Каждое государство-член обязано запретить любому лицу: 1) являющемуся членом органа управления или надзора эмитента; 2) имеющего долю участия в уставном капитале эмитента; 3) имеющему доступ к такой информации в связи со своим должностным положением; 4) обладающего инсайдерской информацией, от извлечения преимуществ прямо или косвенно для себя либо для третьих лиц в связи с приобретением ликвидных (transferable) ценных бумаг эмитента либо эмитентов, к которым такая информация относится>.
        19 Judgment of the Court (Sixth Chamber) of 3 May 2001. Criminal proceedings against Jean Verdonck, Ronald Everaert and Edith de Baedts. Reference for a preliminary ruling: Rechtbank van eerste aanleg te Gent - Belgium. Case C-28/99. European Court reports 2001. P. I-03399.
        20 Proposal for a directive on insider dealing and market manipulation (market abuse) presented by the Commission on 30 May 2001. OJ C 240 E, 28.08.2001. Р. 265.
        21 Directive 2003/6/EC of the European Parliament and of the Council of 28 January 2003 on insider dealing and market manipulation (market abuse) OJ L 096, 12.04.2003. P. 0016-0025.
        22 Opinion of the Economic and Social Committee on 'Insider dealing and market manipulation (market abuse)' on 17.01.2002. OJ C 80, 03.04.2002. Р. 61.
        23 Commission Directive 2003/124/EC of 22 December 2003 implementing Directive 2003/6/EC of the European Parliament and of the Council as regards the definition and public disclosure of inside information and the definition of market manipulation. OJ L 339 , 24/12/2003 P. 0070 - 0072.
        24 Commission Directive 2003/125/EC of 22 December 2003 implementing Directive 2003/6/EC of the European Parliament and of the Council as regards the fair presentation of investment recommendations and the disclosure of conflicts of interest. OJ L 339 , 24/12/2003 P. 0073 - 0077.
        25 Commission Regulation (EC) No 2273/2003 of 22 December 2003 implementing Directive 2003/6/EC of the European Parliament and of the Council as regards exemptions for buy-back programmes and stabilisation of financial instruments. OJ L 336 , 23/12/2003 P. 0033 - 0038.
        26 Commission Directive 2004/72/EC of 29 April 2004 implementing Directive 2003/6/EC of the European Parliament and of the Council as regards accepted market practices, the definition of inside information in relation to derivatives on commodities, the drawing up of lists of insiders, the notification of managers' transactions and the notification of suspicious transactions. OJ L 162 , 30/04/2004 P. 0070 - 0075.
        23 Commission Directive 2003/124/EC of 22 December 2003 implementing Directive 2003/6/EC of the European Parliament and of the Council as regards the definition and public disclosure of inside information and the definition of market manipulation. OJ L 339, 24.12.2003. P. 0070-0072.
        24 Commission Directive 2003/125/EC of 22 December 2003 implementing Directive 2003/6/EC of the European Parliament and of the Council as regards the fair presentation of investment recommendations and the disclosure of conflicts of interest. OJ L 339, 24.12.2003. P. 0073-0077.
        25 Commission Regulation (EC) No 2273/2003 of 22 December 2003 implementing Directive 2003/6/EC of the European Parliament and of the Council as regards exemptions for buy-back programmes and stabilisation of financial instruments. OJ L 336, 23.12.2003. P. 0033-0038.
        26 Commission Directive 2004/72/EC of 29 April 2004 implementing Directive 2003/6/EC of the European Parliament and of the Council as regards accepted market practices, the definition of inside information in relation to derivatives on commodities, the drawing up of lists of insiders, the notification of managers' transactions and the notification of suspicious transactions. OJ L 162, 30.04.2004. P. 0070-0075.
        27 Такие компании именуются в зарубежной литературе, особенно в американской, <компаниями-жертвами> (target companies). - Примеч. авт.
        28 С повсеместным распространением в настоящее время электронно-цифровых средств связи информация, передаваемая при их помощи, находится в электронной форме и часто не имеет оригиналов на бумажных носителях. В связи с этим данное указание дает основание полагать, что к документам следует относить любую информацию эмитента, в какой форме она бы ни распространялась. - Примеч. авт.
        29 К таким документам можно отнести списки (journals) совершенных разговоров с абонентами по телефону, отправленных факсовых и телексовых сообщений, сообщений по электронной почте. - Примеч. авт.

    • Рейтинг
    • 0
    Добавить комментарий
    Комментарии (1):
    Сергей
    18.07.2012 15:15:38
    Хм, не очень статейка. Во всем мире нет четкой и внятной критики инсайдерской торговли, кроме того, что это плохо и неэтично. Дело в том, что эмпирические исследования как раз доказывают, что инсайдерский трейдинг это есть благо для рынка.
    Содержание (развернуть содержание)
    Факты и комментарии
    Укрепление рубля неизбежно?
    Значение присвоения инвестиционного рейтинга для РФ
    Куда доллару податься?
    Не боги горшки обжигают
    Паевые инвестиционные фонды: итоги 2004 г. и перспективы на 2005 г.
    Работа над "фиксированными" инструментами
    Новые стандарты S.W.I.F.T. для российского фондового рынка
    Новые рублевые облигации газпрома
    Правовое регулирование инсайдерской деятельности в Европейском союзе
    Классификация процессов слияния и поглощения на основе уровня приобретаемых прав корпоративного контроля
    Срочные сделки или производные инструменты? К вопросу о терминологии рынка деривативов
    Новости
    Вексельный рынок: итоги 2004 г.
    Практика предотвращения ошибок при осуществлении операций с векселями
    Операции с залогом векселей
    Эволюция казахстанского рынка вексельного обращения
    Как сделать реформы эффективными?
    Время технологий - время перемен
    Новости биржевых площадок России, стран СНГ, за рубежом
    Конъюнктура рынков ММВБ в феврале 2005 г.
    Рэнкинги ведущих операторов рынков ММВБ в 2004 г.
    Расчетная палата ММВБ: особенности и итоги
    Биржевики ищут экологическую нишу
    Человек полагает. А кто располагает? Политические флуктуации фондового рынка
    "Золотая пора" российской металлургии
    ...Мы с уважением относимся к тому, что от нас ждут клиенты
    Страховое ралли
    Торговые площадки в России и странах СНГ
    Кадровые перемещения в биржевом сообществе

    • Статьи в открытом доступе
    • Статьи доступны на платной основе
    Актуальные темы    
     Сергей Хестанов
    Девальвация — горькое лекарство
    Оптимальный курс национальной валюты четко связан со структурой экономики и приоритетами денежно-кредитной политики. Для нынешней российской экономики наиболее логичным (и реалистичным) решением бюджетных проблем является девальвация рубля.
    Александр Баранов
    Управление рисками НПФов с учетом новых требований Банка России
    В III кв. 2016 г. вступили в силу новые требования Банка России по организации системы управления рисками негосударственных пенсионных фондов.
    Варвара Артюшенко
    Вместе мы — сила
    Закон синергии гласит: «Целое больше, нежели сумма отдельных частей».
    Сергей Майоров
    Применение blockchain для развития биржевых технологий и сервисов
    Распространение технологий blockchain и распределенного реестра за первоначальные пределы рынка криптовалют — одна из наиболее дискутируемых тем в современной финансовой индустрии.
    Все публикации →
    • Rambler's Top100