Casual
РЦБ.RU

Передача права на приобретение дополнительных акций общества: возможно ли это?

Февраль 2005


    В последние годы законодателем была проделана большая работа по развитию и совершенствованию российского акционерного права. Особо следует отметить федеральный закон № 208-ФЗ от 26 декабря 1995 г. <Об акционерных обществах> (далее - Закон об АО), в который неоднократно вносились вызванные практикой изменения и дополнения. Однако, несмотря на такую активность законодателя, в акционерных правоотношениях все еще существуют проблемы, ожидающие своего разрешения.

    Рассмотрим в качестве примера ситуацию, сложившуюся некоторое время тому назад в одном акционерном обществе (назовем его ЗАО <Торговый дом Иванова>) и обусловленную наличием некоторых противоречий между общей нормой права (ст. 142 ГК РФ) и специальными нормами Закона об АО.

КТО ИМЕЕТ ПРАВО НА АКЦИИ ДОПОЛНИТЕЛЬНОГО ВЫПУСКА?

    В ЗАО <Торговый дом Иванова> произошел корпоративный конфликт, в котором друг другу противостояли, с одной стороны, акционер - физическое лицо, владеющее 50% обыкновенных акций общества, и, с другой стороны, группа из 3 акционеров - юридических лиц, владеющих в совокупности также 50% обыкновенных акций. Внеочередным общим собранием акционеров общества было принято решение, позволяющее разместить дополнительные 4 млн акций по цене размещения, определенной в 2 долл./акцию (общее количество размещенных обыкновенных акций должно было возрасти почти в 40 тыс. раз). В список лиц, имеющих право приобретения дополнительных акций, были включены все указанные выше акционеры. Данные решения были приняты повторным общим собранием, которое состоялось без участия акционера - физического лица.
    Вскоре после <исторических> решений этого общего собрания акционер -физическое лицо, рассудив, что в одиночку <сражаться> со сплоченной группой акционеров - юридических лиц ему не под силу, передал по договору дарения половину своих акций двум дружественным юридическим лицам. Таким образом, уже на момент регистрации выпуска дополнительных акций ЗАО <Торговый дом Иванова> в обществе насчитывалось 6 акционеров. Новые акционеры потребовали включить себя в список лиц, имеющих право приобретения дополнительных акций общества (путем внесения соответствующих изменений). При этом они ссылались на ч. 1 ст. 142 ГК РФ, в соответствии с которой с передачей ценной бумаги к приобретателю переходят все удостоверяемые ею права. Однако общество ответило отказом, обжаловать который не удалось. Акционер - физическое лицо не смог изыскать денежные средства, позволяющие выкупить причитающуюся ему часть акций дополнительного выпуска, и не принял участия в закрытой подписке. В результате доли в общем количестве обыкновенных акций ЗАО <Торговый дом Иванова>, принадлежащие этому акционеру и новым акционерам, были <размыты> до величины, составляющей менее 1%, а само общество и его акционеры были ввергнуты в судебные разбирательства, на долгое время парализовавшие деятельность ЗАО <Торговый дом Иванова>.
    Описанная ситуация связана с проблемами обеспечения прав акционеров при размещении дополнительных акций и эмиссионных ценных бумаг общества, конвертируемых в акции. Порядок размещения таких ценных бумаг установлен ст. 36-41 Закона об АО. Рассмотрим его подробнее.
    Согласно п. 2 ст. 39 Закона об АО общество вправе проводить размещение своих акций и эмиссионных ценных бумаг, конвертируемых в акции, посредством подписки, как открытой, так и закрытой, если возможность проведения закрытой подписки открытыми обществами не ограничена уставом общества и правовыми актами РФ. Закрытое общество не вправе проводить размещение акций и эмиссионных ценных бумаг общества, конвертируемых в акции, посредством открытой подписки или предлагать их иным образом для приобретения неограниченному кругу лиц.
    Использовав в п. 2 ст. 39 Закона об АО понятия закрытой и открытой подписки на акции и эмиссионные ценные бумаги, конвертируемые в акции, как способов их размещения, законодатель не дал определения этих понятий. К сожалению, ФЗ <О рынке ценных бумаг> также не содержит определений того, что такое открытая и закрытая подписка. Данные понятия были определены в п. 1.2 Стандартов эмиссии акций при учреждении акционерных обществ, дополнительных акций, облигаций и их проспектов эмиссии (утверждено Постановлением ФКЦБ России № 19 от 17 сентября 1996 г. в редакции Постановления № 47 от 11 ноября 1998 г.). Размещение ценных бумаг путем открытой подписки (публичные размещение и эмиссия) определялось как размещение среди заранее не ограниченного круга лиц, а размещение ценных бумаг путем закрытой подписки (частное размещение) - как размещение ценных бумаг среди заранее известного круга лиц. Но Постановлением ФКЦБ России № 03-35/пс от 13 августа 2003 г. указанные Стандарты признаны утратившими силу с момента вступления в силу Постановления ФКЦБ № 03-32/пс от 2 июля 2003 г. (вступило в силу 13 октября 2003 г.). Поскольку действующие в настоящее время Стандарты эмиссии ценных бумаг и регистрации проспектов эмиссии ценных бумаг (утвержденные Постановлением ФКЦБ № 03-30/пс от 18 июня 2003 г.) не содержат определения открытой и закрытой подписки, то в законодательстве по-прежнему существует отмеченный пробел, и, по-видимому, для его восполнения потребуется вмешательство законодателя.
    В соответствии с п. 1 ст. 40 Закона об АО акционеры общества имеют преимущественное право приобретения размещаемых посредством открытой подписки дополнительных акций и эмиссионных ценных бумаг, конвертируемых в акции, в количестве, пропорциональном количеству принадлежащих им акций этой категории (типа). Для реализации этого права п. 2 ст. 40 Закона об АО предусматривает составление списка лиц, имеющих преимущественное право приобретения дополнительных акций и эмиссионных ценных бумаг, конвертируемых в акции. Список составляется на основании данных реестра акционеров на дату принятия решения, являющегося основанием для размещения дополнительных акций и эмиссионных ценных бумаг, конвертируемых в акции.
    Согласно ст. 39, 40 Закона об АО при проведении закрытой подписки составляется список лиц, среди которых предполагается разместить ценные бумаги с указанием количества ценных бумаг, размещаемых каждому из указанных в списке лиц. Этот список также составляется на основании данных реестра акционеров на дату принятия решения, являющегося основанием для размещения дополнительных акций и эмиссионных ценных бумаг, конвертируемых в акции.
    Лицо, являющееся владельцем акций общества на дату составления списка и внесенное в связи с этим в какой-либо из указанных выше списков, в случае открытой подписки получает преимущественное право приобретения размещаемых посредством открытой подписки дополнительных акций и эмиссионных ценных бумаг, конвертируемых в акции, в количестве, пропорциональном количеству принадлежащих им акций этой категории (типа), а в случае закрытой подписки - право приобретения установленного списком количества ценных бумаг. Если лицо, внесенное в указанные списки, остается акционером до момента размещения ценных бумаг общества, оно может реализовать свое право на их приобретение. При этом объем прав, подлежащих реализации, определяется количеством акций общества, принадлежащих акционеру на момент составления соответствующего списка.
    Однако от даты составления списка лиц, имеющих право приобретения размещаемых акций, до даты, когда это право может быть реализовано, по самым оптимистическим оценкам, проходит не менее 2 мес. За такое время может измениться как состав акционеров общества, так и структура акционерного капитала, т. е. распределение акций среди акционеров. Подобные изменения и произошли в описанной выше реальной ситуации, когда акционер, внесенный в список лиц, имеющих право приобретения размещаемых ценных бумаг общества, передал третьим лицам часть принадлежащих ему акций в порядке, предусмотренном гражданским законодательством, до момента фактической реализации указанного права. Как мы помним, новые акционеры не смогли реализовать данное право. Действительно ли это невозможно?

ЕСТЬ ЛИ ОДНОЗНАЧНЫЙ ОТВЕТ?

    По сути, речь идет о том, возможен ли переход к третьему лицу права, проистекающего из факта владения акциями общества на определенную дату и внесения в связи с этим такого лица в один из указанных выше списков, при отчуждении этих акций предыдущим владельцем до момента реализации данных прав. Можно ли однозначно ответить на этот вопрос?
    Согласно ч. 1 ст. 142 ГК РФ с передачей ценной бумаги приобретателю переходят все удостоверяемые ею права. Следовательно, между самой ценной бумагой (правом на бумагу) и содержащимся в ней правом (правом из бумаги) существует неразрывная зависимость: права из бумаги неотступно следуют за правами на бумагу. Имущественное право, выраженное в ценной бумаге, не может быть осуществлено лицом, не обладающим этой ценной бумагой. При этом частичная передача прав, удостоверяемых ценной бумагой, невозможна.
    Данная норма устанавливает общее правило отчуждения ценных бумаг. Она послужила, например, основой для порядка распределения дополнительных акций, выпущенных открытыми акционерными обществами в связи с переоценкой основных фондов, разъясненного Письмом ФКЦБ России № А 4-731 от 17 августа 1995 г. Согласно этим разъяснениям с передачей акции в порядке, предусмотренном гражданским законодательством, новому приобретателю передаются права, удостоверенные акцией в полном объеме, включая право на получение дополнительных акций при переоценке основных фондов. В случае нарушения права на получение дополнительных акций при передаче акции новому приобретателю последний вправе требовать от лица, передавшего акцию, возмещения причиненных ему убытков в соответствии с требованиями гражданского законодательства Российской Федерации.
    Поскольку с передачей акции к новому приобретателю переходят все удостоверяемые ею права в совокупности, то на основании п. 1 ст. 142 ГК РФ можно сделать вывод о том, что к приобретателю переходят также и права, проистекающие из факта владения акцией на определенную дату и включения в связи с этим в соответствующий список, но не реализованные предыдущим владельцем до момента передачи акции. Этой позиции и придерживались в нашем примере новые акционеры ЗАО <Торговый дом Иванова> и, как мы помним, не сумели ее отстоять. Будем считать ее первой точкой зрения на рассматриваемую проблему.
    Вторая (противоположная) точка зрения заключается в том, что осуществление указанных выше прав связано не с предъявлением акции, а с фактом включения в список управомоченных лиц. Сторонники этой точки зрения ссылаются на то, что согласно п. 2 ст. 40 Закона об АО правом приобретения размещаемых ценных бумаг общества обладают лишь те лица, которые являлись акционерами (были включены в реестр акционеров) на дату составления соответствующего списка и были в него внесены. Соответственно, данные права, не реализованные предыдущим владельцем до момента передачи акции, не передаются приобретателю, а по-прежнему принадлежат предыдущему владельцу и не могут быть им отчуждены. В связи с особым статусом дат составления указанных выше списков в литературе их нередко называют <датами закрытия реестра акционеров>. Данная точка зрения разделяется большинством российских специалистов-практиков, а в нашем примере на ней базировался ответ общества новым акционерам.
    Таким образом, однозначного ответа на поставленный выше вопрос действующее законодательство не дает. Принимая во внимание позицию специалистов-практиков, можно, наверное, сделать вывод о том, что новые акционеры не смогли бы реализовать указанные выше права ни при каких обстоятельствах.
    Более того, для окончательного разрешения подобных проблем рядом специалистов рассматривается возможность внесения изменений в действующее законодательство. Например, Ю. Н. Метелева предлагает изменить норму ст. 142 ГК РФ, предусмотрев в ней следующее: <С передачей ценной бумаги переходят все удостоверяемые ею права в совокупности за исключением случаев, предусмотренных законом>. И, хотя данное предложение было сформулировано автором в связи с исследованием права акционера на дивиденд, оно распространяется на все аналогичные случаи, в том числе и на рассматриваемый в настоящей статье. Внесение предлагаемых изменений в ст. 142 ГК РФ, конечно, устраняет первую точку зрения на рассматриваемую проблему, но все же не исключает для акционера возможности передать третьему лицу право приобретения дополнительных акций общества.
    Что же это за возможность? Какой выход мог быть у наших новых акционеров?

ВЫХОД ЕСТЬ - УСТУПКА ТРЕБОВАНИЯ

    В соответствии с п. 2 ст. 146 ГК РФ права, удостоверенные именной ценной бумагой, передаются в порядке, установленном для уступки права требований (цессии). При этом обычно считают, что если право приобретения дополнительных акций удостоверяют не фактом владения акцией, а фактом внесения лица в соответствующий список, то указанное право не может перейти к новому владельцу акций. Но это справедливо только на первый взгляд, поскольку уступка данного права все же может быть произведена.
    Право приобретения дополнительных акций общества относится к имущественным правам акционеров. Оно возникает у лиц, внесенных в соответствующие списки, на основании обязательства акционерного общества продать акции при их размещении. Такие лица являются кредиторами по отношению к акционерному обществу, которое выступает в качестве должника (п. 1 ст. 307 ГК РФ). В соответствии с ч. 1 ст. 382 ГК РФ право (требование), принадлежащее кредитору на основании обязательства, может быть передано им другому лицу по сделке (уступка требования). Уступка требования кредитором другому лицу допускается в том случае, если она не противоречит закону, иным правовым актам или договору (п. 1 ст. 388 ГК РФ). Следовательно, рассматриваемое имущественное право может быть передано (уступлено) акционером в порядке цессии третьему лицу до момента реализации этого права.
    Соглашением об уступке права может быть предусмотрена передача части требования, если предмет обязательства является делимым и <разделение> требования не повлияет на существо обязательства. В той части, которая не была предметом уступки, права сохраняются у первоначального кредитора. Возможность цессии части требования подтверждается существующей судебной практикой.
    Нам могут возразить, что в порядке цессии передается право требования, возникшее из договорного обязательства, а рассматриваемое право возникло вследствие внесения акционера в соответствующий список. С подобным мнением нельзя согласиться, так как п. 2 ст. 307 ГК РФ не ограничивает основания возникновения обязательств только договорами. Кроме того, возможность уступки права требования, возникшего из внедоговорного обязательства, подтверждается практикой Президиума Высшего арбитражного суда РФ (см. Постановление № 8352/98 от 11 мая 1999 г.). Интересно, что известный советский специалист в области зарубежного гражданского права М. И. Кулагин еще в 1987 г. писал о возможности для акционера продать принадлежащее ему право преимущественной подписки на акции при увеличении капитала. Справедливость подобной позиции (правда, применительно к уступке права требования суммы дивидендов, которое, как и рассматриваемое здесь право, возникает в связи с внесением акционера в соответствующий список) подтверждается также и современной судебной практикой.
    Рассмотрим, как может быть осуществлена уступка разбираемого права. Во-первых, вопрос об уступке права приобретения дополнительных акций может быть урегулирован непосредственно в договоре об отчуждении ценных бумаг. Такой способ перехода права к новому владельцу акций, но применительно к праву на дивиденд, был предложен И. Ш. Файзутдиновым и приведен Ю. А. Метелевой в работе, на которую мы ссылались выше. Во-вторых, данный вопрос может быть разрешен сторонами отдельным соглашением о переходе права требования - договором цессии. Как представляется, второй способ перехода рассматриваемых прав более корректен, поскольку согласно ст. 382 ГК РФ переход права (требования) кредитора к другому лицу осуществляется специальной сделкой (уступкой требования). Кроме того, отдельный договор уступки права требования приобретения дополнительных акций позволяет представить его в порядке п. 3 ст. 382 ГК РФ обществу (кредитору) и при этом не информировать общество об условиях сделки по отчуждению ценных бумаг.
    Необходимо отметить, что при наличии двух договоров (отчуждения ценных бумаг и уступки права требования) может сложиться ситуация, когда акции будут отчуждены одному лицу, а право приобретения дополнительных акций - другому. Для открытых акционерных обществ подобная ситуация представляется вполне допустимой, но для закрытого акционерного общества она требует особого рассмотрения, так как при передаче прав третьему лицу, не являющемуся акционером общества, участие этого лица в размещении дополнительных акций, по-видимому, невозможно.
    Как же можно было разрешить ситуацию в рассмотренном выше примере? Ответ ясен: новые акционеры ЗАО <Торговый дом Иванова> получили бы возможность участвовать в закрытой подписке на дополнительные акции общества, если бы одновременно с отчуждением половины своих акций по договорам дарения акционер - физическое лицо заключил бы с одариваемыми юридическими лицами договоры уступки права приобретения дополнительных акций общества при их размещении. Какими могли быть договоры? Могли ли они быть безвозмездными, учитывая, что акции отчуждались по договорам дарения?
    В данном случае речь идет, конечно, о возмездности или безвозмездности сделок, лежащих в основе совершаемой (в нашем случае гипотетически) уступки, а не о самой уступке. Поскольку ст. 382, 384, 388, 389 ГК РФ не предусматривают обязательной возмездности договора об уступке права требования и, как отмечалось выше, сторонами каждой из сделок были физическое лицо и организация, то договоры цессии в нашем примере могли быть безвозмездными. При наличии указанных договоров в случае отказа общества удовлетворить законные требования новых акционеров нарушенное право могло быть эффективно защищено в судебном порядке.

  • Рейтинг
  • 0
Оставить комментарий
Добавить комментарий анонимно, введите имя:

Введите код с картинки:
Добавить комментарий как авторизованный посетитель: Войти в систему

Содержание (развернуть содержание)
Факты и комментарии
Долговой рынок россии в 2005 г.: насыщение или продолжение роста?
Рынок облигаций: итоги 2004 г.
Год 2005-й - время локальных рынков
В начале 2005 г. возможен падающий тренд
Ликвидность - ключевой параметр
Итоги 2004 г. для мирового рынка IPO
Распакованные акции АО-энерго
Управление ликвидностью на зарубежных срочных биржах
Ипотека и ценные бумаги: изменения в налоговом законодательстве
Передача права на приобретение дополнительных акций общества: возможно ли это?
Правильные критерии для специализированных депозитариев
Применение технологии работы с сертификатами открытых ключей в ЭДО участников учетной системы
Жизнь после конкурса
Международный аспект проблем консолидации расчетных систем фондового рынка
Применение механических торговых систем как фактор ограничения влияния эмоций в торговле
Циклический анализ: выявление закономерностей
Нейронные сети как инструмент распознавания фигур
Високосный год - удачный год
Цыплят по осени считают: итоги года в цифрах
Группа центральных депозитариев Азиатско-Тихоокеанского региона, далекая и близкая
Первые результаты работы Фондовой биржи ММВБ
Укрепит ли рубль очередной инвестиционный рейтинг?
Место акций российских электроэнергетических компаний в инвестиционных портфелях
Рентабельность и оптимизация как слагаемые успеха
Плюсы и минусы Интернет-трейдинга
Еще раз о стратегии развития банковского сектора России
Этот многоликий инсайд
Благотворительная деятельность ММВБ
Подведение итогов конкурса годовых отчетов журналом "Эксперт"

  • Статьи в открытом доступе
  • Статьи доступны на платной основе
Актуальные темы    
 Сергей Хестанов
Девальвация — горькое лекарство
Оптимальный курс национальной валюты четко связан со структурой экономики и приоритетами денежно-кредитной политики. Для нынешней российской экономики наиболее логичным (и реалистичным) решением бюджетных проблем является девальвация рубля.
Александр Баранов
Управление рисками НПФов с учетом новых требований Банка России
В III кв. 2016 г. вступили в силу новые требования Банка России по организации системы управления рисками негосударственных пенсионных фондов.
Варвара Артюшенко
Вместе мы — сила
Закон синергии гласит: «Целое больше, нежели сумма отдельных частей».
Сергей Майоров
Применение blockchain для развития биржевых технологий и сервисов
Распространение технологий blockchain и распределенного реестра за первоначальные пределы рынка криптовалют — одна из наиболее дискутируемых тем в современной финансовой индустрии.
Все публикации →
  • Rambler's Top100